Інстытут беларускай гісторыі і культуры

За мову – в морду!

Интервью Анатоля Тараса опубликовано в «Белгазете» № 8 от 2 марта 2015 года.

— На прошлой неделе в Осиповичах произошло невероятное: на свадьбе едва не побили гостей, решивших поздравить молодоженов по-белорусски. Почему представители титульной нации, носители национального языка становятся чуть ли не изгоями в собственной стране?


Za movu - v mordu— Во-первых, каждая нация занимает то место, которое заслуживает. Среди белорусов есть много людей, называющих себя сторонниками национальной независимости, суверенитета, культуры и языка. Но лично я ни разу не видел и не читал, чтобы за 23 года независимости страны хоть где-то прошла акция в защиту «роднай мовы».

Все эти вопросы крутятся вокруг политики, и до недавнего времени наше руководство не придавало им абсолютно никакого значения. Но события в Украине показали, что такие вещи, как национальная культура и язык, играют огромную роль. Ведь что говорит Путин про белорусов? Что, мол, мы не говорим на своем языке, а значит мы часть русского народа, хоть у нас и есть какая-то специфика. А в том, что такая точка зрения сформировалась, виновато прежде всего наше государство.

Во-вторых, такое положение – заслуга российской пропаганды. Основная масса наших граждан смотрит это телевидение, где идет оголтелая, разнузданная, предельно лживая кампания против украинцев. Там фактически ставится знак равенства между людьми, находящимися на национальных позициях, и бандеровцами. А потом бандеровцы приравниваются к фашистам или нацистам.

Это абсолютно не соответствует действительности, но средний человек в любой стране глуп, туп, ничего не знает и знать не хочет, ему можно впарить что угодно.

Еще Геббельс сказал, что секрет пропаганды заключается в повторении. Когда люди слышат изо дня в день: «Фашисты, бандеровцы», они тоже начинают так думать. Более того, они верят, что это их мысли. Поэтому та женщина со свадьбы в Осиповичах, которая попыталась ударить белорусскоязычную девушку сумочкой по голове, ничего ни о чем не знает и верит во все эти легенды. Она законченная идиотка, конечно. А чего вы хотите? Еще хорошо, что не убила. Могла бы в сумку кирпич положить.

— Не лежит ли доля вины за то, что белорусский язык стал жупелом для части русскоязычного населения, и на представителях беларускамоўнай супольнасцi, нередко пропагандирующей национальные ценности с позиций некоторой агрессии и нетерпимости?

— Я не сказал бы, что русскоязычное население относится к «мове» плохо. Все же случай в Осиповичах, который мы обсудили, скорее исключение. А в основном люди относятся к таким вопросам очень сдержанно, наш народ не любит резких телодвижений ни в какую сторону. Ну, говорят по-белорусски или по-немецки – хай сабе… Приедут китайцы, все на них косятся – но никто не пристает, кроме пьяных. А к белорусскому языку негативно относятся отдельные люди, глупые и невежественные.

Кроме того, беларускамоўная супольнасць сама себя во многом ограничила. Недавно один писатель из Белостока сказал, что белорусскоязычная литературная интеллигенция нашей страны сама себя загнала в языковое гетто. На него накинулись, вломили неслабо. Но думаю, что все же стоит говорить не об агрессии со стороны этой беларускамоўнай супольнасці, а о попытке изобразить себя солью земли и смотреть на других свысока, по принципу «мы вам ничего объяснять не будем, вы сами должны до всего дорасти».

Но у людей должен быть стимул начать говорить по-белорусски. Мне вот во времена советской власти и запрета всего попалась порнографическая книжка на английском языке. И я в свои 15 лет с огромным энтузиазмом сидел по вечерам, читал со словарем и в итоге начал немного понимать по-английски – но у меня была мотивация! А сейчас читателю дают книгу какого-нибудь белорусского писателя, который называет себя страшным словом «постмодернист» и пишет Бог знает что. Ну как обычный человек, не знающий белорусского и читающий Пушкина по слогам, может таким проникнуться?

В издательстве мы неоднократно проводили маркетинговые исследования. И что бы там ни говорили всякие пропагандисты, по факту книги на белорусском покупают в лучшем случае 2 % населения. А 98 % – нет. А значит, высокомерное поведение белорусскоязычной культурной элиты по отношению к незнающим – глупо и политически неверно.

Ленин бы сказал: «Надо идти в массы, завлекать людей, объяснять, как хорошо быть белорусом». Но никто этого не делает. А на всякую критику «беларускамоўная супольнасць» начинает кричать, что ты «агент крывавай гэбні», «прадаўся маскалям, а ясі беларускае сала». На этом ее аргументация кончаются.

— Почему идеи «русского мира», идеи «имперскости» нашли благодатную почву в умах определенной части белорусского общества? Насколько плотно интегрирован так называемый «русский мир» в общественное сознание белорусов?

— Я не думаю, что он интегрирован. Беларусь – вообще полуязыческая страна, которая живет какими-то своими представлениями о жизни. В одном из недавних социологических исследований зафиксировано, как женщину из сельской местности спросили: «Кто такие баптисты?» Она подумала и сказала: «Это люди, у которых вера жидовская». Вот ее кругозор. Это говорит о том, что наша деревня живет в XVIII веке, на уровне архаики. И местное население там отождествляет себя только с малой родиной, «з родным кутам».
Да, в стране есть категория людей, которая может считать себя частью русского мира. Я думаю, что прежде всего это этнические русские – ведь в нашей стране во времена СССР поселилось около 400 тыс. отставных офицеров армии, флота, госбезопасности… И теперь у многих из них возник определенный ущербный комплекс. Это понятно: одно дело – быть гражданином великого государства, которое все боятся. А кто боится Беларуси?..

Кроме того, некоторые думают, дескать, Россия встает с колен, проводит независимую политику. А чем может похвастаться Беларусь – в науке, технике, военном деле, да в чем угодно? Ответить на этот вопрос практически нечего. Для части белорусского населения по многим причинам гораздо комфортнее ассоциировать себя с бывшей империей, да и сопоставление двух культурных трендов, увы, не в нашу пользу.

— На январской пресс-конференции президент подчеркнул: «Есть отдельные умники, которые заявляют, что Беларусь это, как они говорят, часть русского мира и чуть ли не России. Забудьте!» Вы считаете, это искреннее заявление? Ведь до этого он постоянно твердил, что «мы – русские люди, мы один народ», а Россия – «это святое».

— Я бы не придавал большого значения этим словам, потому как Александр Григорьевич говорит много и разного, в том числе диаметрально противоположного. Все определяется сиюминутными выгодами. Но в данном случае он сказал совершенно правильную вещь – мы не часть русского мира, никогда ею не будем, и всем не мешало бы запомнить это навсегда. Мы этакие хоббиты европейского леса.

А насчет того, насколько искренне это было сказано… Думаю, это был крик души. Президент сейчас смертельно напуган – он боится, что повторит судьбу Януковича, не знает, чего ожидать от Путина, от США и так далее.

— Каким образом можно укрепить в белорусах национальное самосознание?

— Никакая плановая мера не может этого сделать. До тех пор, пока национальные приоритеты и ценности на деле не станут основой нашей внешней и внутренней политики, ни о каком укреплении национального самосознания речи быть не может.

Интересный момент: в какой-то степени у нас пропагандируются ценности белорусского крестьянства и категорически отрицается наследие шляхты, магнатов. Нашу культуру создавали именно представители образованных слоев общества, но это еще не признано. Шляхетская культура и кодекс чести белорусского шляхтича нигде не изучаются, зато выплясывают народные танцы…

Но если говорить в целом, укрепление национального самосознания – очень долгий путь. Мы находимся в самом его начале.

6 идей о “За мову – в морду!

  1. Сергей

    Не нагнетайте обстановку! Каждый человек говорит на том языке, на котором хочет. Война на Украине во многом началась из-за запрета русского языка. Если война начнётся и в Беларуси, я уже знаю кто виноват — эти самые оголтелые оппозиционеры, которые везде лезут со своим беларусским языком.

    1. Gudvin

      Везде лезут как раз-таки с русским языком. На беларуском разговаривает менее 5% населения и про какое-либо «навязывание» вообще смешно слышать. Для «особо одарённых» поясню, что двуязычие подразумевает одинаково хорошее владение (т.е. знание, понимание и использование) ОБОИМИ языками. А у нас по факту одноязычие, ведь повсюду звучит исключительно «великий и могучий». Так что уж чья бы корова мычала… А пообвинять оппозицию и «загнивающий» Запад во всех смертных грехах — это уж конечно, хлебом не корми. Только вот в том, что вы живёте, как запуганный скот и холопы безродные, отнюдь не они виноваты…

  2. сп.Лявон

    Штож вы за людзі такія?Сабакі,парсюкі ды іншае быдла ад сваёй МОВЫ не адмовяцца ніколі,бо гэта богам дадзена. А вы? Хто вы,як вас усіх назваць?Чым вы лепш за тую саўхозную дуру?Як жа вы жывецё з такім цяжарам?Што ў вас у галаве?Аднаму ўсё роўна на якой мове гаварыць,другі ня бачыць сэнсу друкаваць на мове.Ці не толькі з за таго,што грошай меней будзе?Можа маюць рацыю тыя хто абражае Тараса?Толькі такія таленавітыя людзі як вы дапамогуць зрушыць гэты валун з места.Трэба ж дзе ля Бацькаўшчыны і ахвяраваць,а не толькі зарабляць.Радзівілы,Сапегі ды іншыя,як вы ведаеце,сваі капіталы ахвяравалі на РАДЗІМУ.

  3. Анатоль Тарас

    Спадару Лявону

    Можа быць, сапраўдны патрыёт спадар Лявон ахвяруе хоць бы 1000 даляраў на выданне хоць адной кнігі на беларускай мове, сярэдняга аб’ёму (старонак 250—300, з накладам 250—300 асобнікаў)?

    “Паліваць брудам” іншых усе добра ўмеюць, а як працягнеш руку: “дай грошы на выданне”, дык пачынаюць крычаць: спадар Анатоль, трэба ахвяраваць дзеля Радзімы!

    Калі б я ўмеў не есці, не плаціць за кватэру, за тэлефон, за транспарт, за лекі, калі б мне рабілі вёрстку бясплатна, і вокладкі бясплатна, і карэктар чытаў тэксты бясплатна, я б усю сваю пенсію, усё 2 млн 600 тысяч блр кожны месяц ахвяраваў бы на выданні.

    Калі вы, спадар Лявон, не разумееце гэтых элементарных рэчаў, то пра што з вамі размаўляць?!

    Між тым я выдаў ужо 30 брашур на беларускай мове ў серыі “100 выдатных дзеячаў беларускай культуры”. Мабыць, спадар Лявон іх ніколі не бачыў. У яго няма часу, бо трэба пільна стаяць на варце роднай мовы!

    Анатоль Тарас

  4. Licvin

    »… Юля магла быць Музай, спадарожніцай, планетай, шляхавызначальнай зоркай. Сваім ‘’Я’’, сваім інтэлектам, густам, прыгажосцю, гармоніяй, дасканаласцю, яна магла, павінна была натхніць рамантыка і значна раней накіраваць яго па шляху стварэння. Але для гэтага павінна была існаваць вера. Бо без Веры немагчыма знайсьці свой шлях да Боскага.
    —Чаму так?
    —Таму што шараговасьць вынішчае шляхетнае, высокае, узнёслае, боскае. Шараговасьць заўсёды падносіць сябе, як рэальнасьць. Шараговасьць карыстаецца сваім сафізмам—крэда:‘’Ты не ведаеш рэальнага жыцця.’’ Звычайнае, грубае, нават свінская штодзёнасьць абазначаецца як рэальнае.
    —Ты пішаш, што разбурэнне Савецкага Саюза – гэта пасіўны пратэст мас супраць шараговасьці і звычайнасьці?
    — Дзеяння закона энтропіі – суб’ект, які страчвае сваю палярнасьць, губляе магнетызм, аўтаматычна пачынае расыпацца і размывацца. Вось я і хачу выдаць кніжку, зборнік апавяданняў пра падзеі апошніх імклівых гадоў.
    —Цікава, цікава.
    —Кніжка напісана, але трэба грошы. Невялікія. Каб выдаць 100 асобнікаў – трэба дзесьці каля 955 даляраў.
    —Цікава, цікава. –Стрыманна паўтарыў уладальнік ‘’заводаў, газет, параходаў’’.
    —Наша грамадства затрымалася на нейкім прыпынку і пачало адкатывацца назад. Страчваць набытую за тысячы гадоў нашымі продкамі жыццёвую мудрасьць, самапавагу, працавітасьць… Вось я імкнуся крыху ўставіць маладзёнам глузды назад. Абазначыць арыентыры, паставіць маркеры, паказаць накірункі.
    Уладальнік ‘’заводаў, газет, параходаў’’ маўчаў, пазіраў некуды далёка ў вакно.
    —Спадзяюся на цябе, Віцень.
    —Тодар, у бізнэсе зараз цяжкае фінансавае становішча. Чаканне дэфолту ў Расеі пасля падзей на Данбасе і Крыму. Вялікія расходы. Рамонт новай крамы. Няма прыстойных і чэсных людзей. Нядаўна прыдбаў новую краму, а дырэктара не знайсьці. Не паспееш паставіць на пасаду, як тут жа новаспечаны дырэктар пачынае цягнуць у сваю кішэнь.
    —Не трэба мне казаць аб цяжкасьцях. Нябось у пятніцу ўвечары ты, Віцень, едзеш на прыроду з якой небуць прадавачкай—прыгажуняй, а потым калі яна пачынае ў прыцемку нервавацца: ‘’Ах, ах, Віця. Где мае трусікі?’’ Ты ж ей говорыш: ‘’Ліля не панікуй, зараз посвячу тебе.’’ І запальваеш стодоларавую паперку амерыканскай вытворчасьці. Ці не так?
    —Ха-ха-ха. Ну ты жартаўнік, Тодар. Ха-ха—ха… Дальбог расмяшыў. Але грошай усё роўна няма. Патэлефануй як-небудзь заўтра ці лепш праз поўгода… »
    »Вечны шах» Кастусь Травень