Інстытут беларускай гісторыі і культуры

ВКЛ — империя, которую мы потеряли

Великое Княжество Литовское, Русское и Жемайтское. Империя, которую мы потеряли. Мы — потеряли, а литовцы — нашли. Нашли примерно 100 лет назад и использовали в качестве исторического фундамента первого литовского национального государства. И, надо сказать прямо, им это удалось.

С поляками мы делим свои исторические фамилии. Чей Костюшка, чей Мицкевич, чей Калиновский?

Россия любезно «поделилась» с нами Александром Невским, Суворовым и Столыпиным. Правда, далеко не все у нас в восторге от таких подарков. На победу над Наполеоном мы особо не претендуем, но делим с Россией и Первую, и Вторую мировые войны. Хотя с отношением к последней уже обозначились проблемы. Согласно официальной версии нашего восточного соседа, теперь уже не СССР, а Россия победила фашизм, а мы, как всегда — «приняли первый удар» и «заслонили».

На «южном фронте» — без ощутимых перемен. Исторические и государственные границы нерушимы. Мы возим украинцев на место Лоевских битв, а они в ответ любезно не предъявляют нам счет за тысячи казачьих голов, оставленных тут в жестокой рубке с нашими земляками.

С литовцами мы делим основы своей государственности. Однако, как на государственном, так и на частном уровне, Великое Княжество Литовское приватизировано литовцами, и белорусские попытки найти свое место под солнцем ВКЛ пока не слишком успешны.

Для современной Литовской Республики нас практически нет. Никого не должны обманывать толпы белорусов в «Акрополисе» и наличие посольств. Географические соседи, в евросоюзовской «коммуналке» мы абсолютно чужие друг другу, а с памятью о совместном проживании в советском гнезде и лагере социализма литовская сторона давно и успешно рассталась. Так что и здесь, понятное дело, мы, с нашей официальной ностальгией по СССР, общего языка с ними не найдем.

Приведу маленький, но весьма характерный пример. В информационное обеспечение посольств обычно входят изданные массовым тиражом книги-справочники «о себе любимых». Природа, государственный строй и политика, история, экономика, культура. Конечно, красивые иллюстрации. Мини-гид, книга — визитная карточка страны. Прихватил такую и я в литовском посольстве в Минске.

В первую очередь хотелось узнать, кем же мы являемся в глазах соседей? Да, среди национальных меньшинств белорусы там упомянуты. Но только парой абзацев. Эти абзацы смотрятся особенно демонстративно на фоне рассказов о русских. Им посвящены специальные очерки — «Литва в жизни выдающихся деятелей России» «Особенности русского языка в Литве», «Русский культурный центр». Есть «Литовские евреи», «Литовские татары», «Караимы в Литве». Отдельно — «Поляки и Литва».

Про первую печатную литовскую книгу 1547 года — есть, даже с иллюстрацией. Но вот ни Франциск Скорина, ни его виленские издания — не упоминаются.

И, конечно, полностью монополизирован раздел «История». «Литовское государство» в 1240 году основал Миндаугас (известный нам как Миндовг), при этом нет упоминания ни о Новогрудке, ни о том, где же, на каких землях, это государство было основано. Впрочем, про аборигенов этих земель говорить все равно пришлось. В ВКЛ «с течением времени развилась обособленная и независимая от Московской Руси народность — рутенцы (предки современных белорусов и украинцев) … Литовцы принесли на земли рутенцев государственную структуру, военную архитектуру, прогрессивные способы ведения хозяйства и обусловленный всем этим определенный уровень благосостояния».

Так что спасибо литовским товарищам и за наше рождение, и за государственность, и за счастливое историческое детство с прогрессом и благосостоянием.

Кстати, нигде не упомянуто полное название ВКЛ. Оно проходит только как Литва, литовское государство. Авторы пожертвовали даже Жемайтией, лишь бы не напоминать, что оно было еще и «Руским» (с одним «с»).

Я заведомо взял в качестве примера не солидные академические ученые труды, а самое массовое, самое популярное издание. Исторический букварь. Можно сказать, начальный, самый краткий курс той истории, в которой себя видят литовцы. И не суть важно, что было первым, курица или яйцо — концептуальное обоснование ВКЛ как исключительно литовского государства или же литовская национальная историография, основанная на этой концепции.

ххх

Наша историческая память о ВКЛ как о родовом гнезде — это отчаянная попытка вспомнить то время, когда мы были с Европой на равных. Разделяли ее цивилизационные ценности, свободно учились в ее университетах, переживали те же этапы культурного, религиозного и исторического развития.

В начале ХХ столетия историческое наследие ВКЛ оказалось фактически беспризорным. На него не претендовали поляки, считая, что оно без остатка растворилось в Речи Посполитой, «второе издание» которой не оставляет сомнения в принадлежности к новому польскому государству не только Вильни, но и всей территории в границах 1772 года.

Белорусы оказались в привычном для себя положении «памiж». Имея шесть уездов былой Минской губернии, крайне трудно было позиционировать себя историческими наследниками державы «от моря и до моря». Тем более что советским белорусам предложили поверить в нечто значительно более масштабное — в сказку о мировой революции.

А литовцы легко присвоили весь исторический багаж ВКЛ. Тем более что вместе с Российской империей ушла в небытие и официальная доктрина о ВКЛ как о Западной Руси.

Сознаю, что термин «империя» по отношению к Великому Княжеству Литовскому выглядит как-то непривычно. Но по большому счету наши споры о праве на его историческое наследие кратко можно определить как поиск ответа на вопрос: «ВКЛ — что это было?». Так вот, признание имперских черт в его истории, на мой взгляд, вполне может стать тем нейтральным полем, на котором возможно конструктивное плодотворное сотрудничество не только белорусских и литовских историков, но и украинских, польских, российских.

Ибо империи — вненациональны, хотя и находятся в поисках своего национального лица. Империи разнолики. Прямого аналога для ВКЛ в истории мы, конечно, не найдем. Но, думаю, стоит приглядеться к истории такой «недоимперии», как Швеция. Той Швеции, которая сама была датской полуколонией, а затем на протяжении нескольких веков практически безраздельно господствовала на Балтике и в Северной Европе. Играла при этом немалую роль в истории ВКЛ и Речи Посполитой, и рухнула, как и они, под напором новой, Российской, империи.

Даже если мы признаем ВКЛ как литовский проект империи, а Речь Посполитую — как польский, останется отдельный вопрос — обязательства империи. И литовцы, и поляки к ним не были готовы. Более того, они, похоже, никогда даже не подозревали об их существовании.

Поясню свою мысль. ВКЛ и Речь Посполитая оказались государствами с имперскими амбициями, но без имперского потенциала. Их ресурсы, в первую очередь — демографические, были ограничены. Изначальный военный потенциал ВКЛ оказался исчерпанным к началу Ливонской войны (1558 г.), а Речи Посполитой — к концу XVIII века. Шляхетская демократия проиграла в схватке с монархическим абсолютизмом и жесткой централизацией.

И еще один исторический аспект: как пережить постимперский синдром? Удалось же это Бельгии, Португалии, во многом — Испании. И Швеции, которая рассталась с имперскими амбициями только в 1905 году, когда из унии с ней вышла Норвегия.

Исторический парадокс: литовцы имперским народом не стали. Зато от вируса имперского сознания не излечились.

Ну а мы свою битву за ВКЛ пока проигрываем. На государственном уровне — отказавшись от герба «Погоня». Дело даже не в символе, а в том, насколько тривиально и буднично это произошло. Так с историей не поступают. Она — мстит. Восстановление модернизированного герба БССР предшествовало модернизации белорусской экономики. Обе затеи видимых успехов не принесли.

С переменным успехом подмоченное государственное реноме пытаются поддержать отечественные историки. Появление энциклопедического трехтомника «Вялікае Княства Литоўскае» вызвало настоящий шок у наших соседей. Лично, по заказам тамошних коллег, возил через границу пять комплектов этого издания, и хорошо помню их реакцию: «Как так? Княжество — наше. А вы сделали то, что до сих пор не смогли сделать мы».

И в прямом, и в переносном смысле не менее весомым нашим вкладом в изучение ВКЛ стали первые два тома «Вялікага гістарычнага атласа Беларусі».

А в остальном все напоминает затяжную позиционную войну. Каждая сторона сидит в своих окопах, уверенная в собственной неуязвимости и непогрешимости. Индивидуальные исследования свидетельствуют о высоком профессиональном мастерстве отдельных историков, но на объемные работы типа — «Белорусские земли в составе Великого Княжества Литовского» — выйти пока никто не рискнул.

Напомню, что новым белорусам историю ВКЛ открыл Микола Ермалович, не историк, а филолог, лауреат государственной премии Республики Беларусь по журналистике (1992 г.). Открыл партизанскими методами, подрывая советскую историческую школу.

Сегодня его исторические путешествия дилетанта по-прежнему составляют важную часть «исторического тумана» вокруг ВКЛ. Порожденные им поиски собственного литвинства хотя и потеряли былой задор, но не прекратились. Правда, таинственные литвины на смену белорусам не пришли, зато интернет заселили довольно густо.

Безнадежно проигрываем мы и на бытовом уровне. Современные Миндаугасы и Гедиминасы ходят в Литве по улицам и площадям своего имени, рядом с памятниками своим тезкам. А у нас единичные Витовты зафиксированы только в воображении литераторов, пишущих на исторические темы, — не в паспортах.

Зато мы в области балета впереди всей Литвы. В 2013 году удивили, в первую очередь — самих себя, премьерой балета «Витовт» в Национальном академическом Большом театре оперы и балета Республики Беларусь. В России его показали. А вот в Литве — не рискнули.

Когда я наблюдаю, как идет борьба с россиянами за утверждение «Беларуси» вместо «Белоруссии», то испытываю определенное чувство недоумения в связи с нашей непоследовательностью. Слишком хорошо помню литовские указатели — «Baltarusija» (Беларусь), «Gardinas» (Гродно). На своей территории, в своей стране, на своем языке — почему бы и нет? У них и Германия — «Vokietija», а Польша — «Lenkija». И — ничего, никто ни на кого не в обиде. Может, и нашим «литвинам», прежде чем литовцев переименовывать, начать борьбу за «свою» Литву на своей территории? Чтобы все видели, хотя бы на дорожных указателях, что эта дорога — в нашу Вильню и в наши Друскеники.

Кто выйдет победителем в борьбе за историческое наследие ВКЛ? Вопрос остается открытым. Лично меня устроила бы и боевая ничья.

Автор: Андрей Киштымов, кандидат исторических наук, сборник «Великий миф маленькой Летувы»

5 идей о “ВКЛ — империя, которую мы потеряли

  1. Вера

    Меня очень раздражает как наши шустро ложаться под кого угодно -пишут Друскенинкай и Гардинас. Но не Вильно и Кауно, как говорила моя бабушка. И на бытовом уровне интеллигенция быстро употребляет то, что хотят русские, литовцы и другие. Но свое никак не приживается в этом совковом болоте. Гадко. А еще всякие филологи рассуждают и критикуют как обычно учили в совке, да еще с апломбом, как судьи последней инстанции. Словом го-вна еще много.

  2. Валерий

    На приведенной карте, Вы отдали Жмуди часть Балтийского побережья, что не соответствует документам. Окрашенная в зелёный цвет Жмудь, т.е. якобы относящееся к ВКЛ к концу 60-х годов 13 века, показывает, что Вы не знаете историю ВКЛ. Ковно ( Каунас) на карте, показывает , что Вы пользуетесь фальшивкой Летувы. Ваша «ничья» в пользу Вашей Летувы.

  3. Valery

    А почему уважаемый кандидат исторических наук не пишет о «Русском мире» , о Кремле- о кремлевских историках? Как Жамойтау сделали Литовцами- Летувай? Но сегодня в РБ пока нельзя поднимать вопрос о замене Беларуси на ВКЛ — есть причины: экономические, политические и др. Беларусы гордятся своими предками ВКЛ! Вот поэтому » уважаемые» историки будте благоразумны и не служите Масковии — Кремлевским политикам.

  4. Daugvardas

    Druskininkai ot slova «druska» — Sol. Tak shto Druskeniki Ili Druskininkai slovo litovskoe no iskrevlionnoe. Tozhe I s Vytavtom. Po litovski Vytautas Eto vyt — išvydęs, matantis (vydeshchij) i tauta — nacija. Vydeshchij naciju, a shto znachit po beloruski Vytavt? To zhe i s Gediminasom i s Mindaugasom. Eto litovskie imena imejushchie svoi znachenija, o ne prosto sozvuchije. Kak V ruskom Vladimir. Vladejushchij Mirom. Esli ego nazyvat Vladimiras kak bi po litovski, on ot etogo litovskim NE stanet.

  5. Александр Жуковский

    «Как корабль назовёшь, так он и поплывёт»
    Пора присовокупить и старые названия государств, примерно так:
    «Старажытная Литва — Беларусь»
    «Новая Литва — Самогития»
    Для таких наименований есть все обоснования в истории ВКЛРиЖ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *