Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Венды-венеды: прямое свидетельство миграции полабских славян по северному балтийскому пути

Наиважнейшим вопросом для всех исследователей Полабских Славян и ранней Литвы является поиск доказательной базы по возможным причинам и путям миграции Лютичей-Вильцев в районы современной Северной Беларуси и Южной Летувы. Ввиду отсутствия письменных документов у самих Полабских Славян и у ранней Литвы прояснить данную тему можно только с помощью дополнительных исторических свидетельств.

Казалось бы, этих косвенных дополнительных свидетельств также не должно было сохраниться. Но они есть, и данная статья посвящена именно им.

1. КОРОТКО О ВЕНДСКОЙ ДЕРЖАВЕ – СЛАВИИ

Вендская держава (основной синоним – Славия) была раннефеодальным государством Полабских Славян – Бодричей-Ободритов, Вильцев-Лютичей и Поморян. Существовавало с 1040-ых по 1129 годы на побережье Балтийского моря между устьями рек Лаба-Эльба и Одра-Одер. Сплочение «Вендских» («Венедских») Славянских племен под единой Княжеской властью было обусловлено, во-первых, процессом феодализации с укрупнением феодальных государств, во-вторых, необходимостью отражения Германской Христианской агрессии.

Создателем Вендской державы считают Князя Бодричей-Ободритов Готшалка (правил в 1044-1066 годы), его преемником стал Князь Крутой (1066-1093 годы). При Князе Генрихе, сыне Готшалка (правил в 1093-1129 годы), именуемый в документах также Королем, подпал под влияние знати, искавшей содействия Саксов и Датчан, фактически призвал Германских Епископов и насильно Христианизировал Славию. Происшедший Христиано-языческий раскол ослабил Вендскую державу, которая не выдержала натиска Германской феодальной агрессии и распалась около 1129 года. Осколки Славии или Вендской державы окончательно были покорены Германскими завоевателями к 1170 году, от Полабских Славян осталась только история, все они были либо перебиты, либо ассимилированы, либо изгнаны.

Под Вендами-Венедами следует понимать не отдельный Славянский этнос, а союз Славянских Полабских племен, в том числе Бодричей-Ободритов (Русь) и Вильцев-Лютичей (Литва). Также же как для Вендской державы основной синоним Славия, так для Вендов-Венедов основной синоним – Славяне.

Для более глубокого понимания темы смотри здесь «Гельмольд. Славянская хроника. Куда бежали Славяне» разделы 2 и 3.

2. ГЕНРИХ ЛАТВИЙСКИЙ «ХРОНИКА ЛИВОНИИ»

2.1. ЦИТАТЫ

В 1206 году «… священник Александр … прошел к Вендам. Венды в то время были бедны и жалки: прогнанные с Винды, реки в Куронии [Куршский залив в Жемайтии и Лэттии], они жили сначала на Древней Горе, у которой ныне построен город Рига, но оттуда были опять изгнаны Курами; многие были убиты, а остальные бежали к Лэттам, жили там вместе с ними и очень обрадовались приходу священника. Обратив и окрестив их …».

В 1209 году Магистр Ордена Меченосцев «… призвав Руссина с его Лэттами, а также и других Лэттов из Аутине, вместе со своими Вендами, пошел в Унгавнию …».

В 1210 году явились язычники «… Эсты с большим войском и осаждают Венден … Эсты бились с Бертольдом, его братьями и Вендами три дня …».

В 1225 году Посол Папы «… и Вендов не лишил он своих поучительных наставлений …».

2.2. КОМПЕТЕНТНОСТЬ ГЕНРИХА ЛАТВИЙСКОГО

Генрих Латвийский был очевидцем этих событий, это самый компетентный исторический источник по Ливонии начала 13 века. Никто не сомневается, что Генрих Латвийский лично видел все описанные события того времени, происходившие в Ливонии. Его приход как Христианского священника был в непосредственной близости от Вендена [Wendam], бывшей в его время одновременно столицей как Вендов-Венедов, так и Ордена Меченосцев – основной военной силы Христиан в языческой Ливонии.

2.3. ВЕНДЫ-ВЕНЕДЫ ПРИШЛЫЙ ЧУЖДЫЙ НАРОД

Из приведенных цитат прямо вытекает: Венды-Венеды были пришлым многочисленным моноэтническим народом, который был чужд местным Восточным Балтам Курам и Лэттам, которые изгоняли их.

2.4. ВЕНДЫ-ВЕНЕДЫ ПРИШЛИ С ЗАПАДА И ДВИГАЛИСЬ НА ВОСТОК ЕВРОПЫ

Из приведенных цитат прямо вытекает: Куры и Лэтты изгоняли Вендов-Венедов по направлению с Запада на Восток Европы вдоль берега Балтийского моря. Совершенно очевидно, что Венды-Венеды изначально пришли с Востока Европы по берегу Балтийского моря.

2.5. ВЕНДЫ-ВЕНЕДЫ БЫЛИ ОТНОСИТЕЛЬНО РАЗВИТЫ

Об этом свидетельствует их способность к градостроительству. Их столица Венден стала со временем столицей Ордена Меченосцев, то есть сильнейшая военная машина того времени избранием Вендена в качестве своего основного укрепленного города в Ливонии тем самым как бы подтвердила – да, столица Вендов-Венедов являлась самой укрепленной и приспособленной и могла служить наилучшей опорной резиденцией.

О всех Вендских топонимах смотри раздел 3.

2.6. ЗАОЧНОЕ ЗНАКОМСТВО КРЕСТОНОСЦЕВ И ВЕНДОВ-ВЕНЕДОВ

Фразу Генриха Латвийского «… остальные [Венды-Венеды] бежали к Лэттам, жили там вместе с ними и очень обрадовались приходу священника. Обратив и окрестив их …» следует читать так: Венды-Венеды, окруженные чужеродными Лэттами, видели в Христианском священнике спасителя от чужеродных местных племен. Будучи сами язычниками, они легко избрали чуждую религию как меньшее из двух зол: либо Христианство и защита, либо постоянная угроза со стороны Лэттов.

Откуда такая «радость» приходу чуждого проповедника? Да все очень просто – Венды-Венеды этих Христианских проповедников видели раньше на своей исторической родине – на берегах Эльбы. Именно от этих Христианских проповедников и бежали Венды-Венеды в Ливонию, да слишком соленый оказался хлеб на чужбине. Вот и пришлось в качестве спасения выбрать Христианство и защиту в лице Ордена Меченосцев.

И тут же для них закончилась война, и осели Венды-Венеды окончательно вокруг Вендена (ныне Латышский Цесис). Орден Меченосцев стал для них куда более близким, нежели все местные племена. Только Венды-Венеды из Вендена напрямую подчинялись самому магистру: Магистр Ордена Меченосцев «… вместе со своими Вендами, пошел в Унгавнию …».

3. КОНВОЛЮТИВНЫЙ ОБЗОР ПРОБЛЕМЫ МИГРАЦИИ ВЕНДОВ-ВЕНЕДОВ В ЛАТВИЮ

Здесь нам следует воздать должное Латышским коллегам-историкам, разработавшим тему миграции Полабских Славян на территорию современной Латвии удивительно подробно и глубоко. На эту тему еще в Советские времена было высказано немало смелых идей, которые к настоящему времени превратились в устоявшуюся систему мировоззрения.

Системная разработка проблемы привела к тому, что факт миграции Полабских Славян на территорию современной Латвии уже никем не оспаривается – это общепризнанный научный факт.

Вместе с похвалами Латышским коллегам не можем не высказать слова сожаления о том, что, имея схожую проблему миграции Полабских Славян на территорию современной Беларуси и Летувы, ни в Беларуси, ни в Летуве до сих пор нет единой стройной системы научных представлений об этом миграционном процессе.

Созданием и наполнением настоящего сайта имеем желание восполнить существующий пробел и привести очевидную доказательную базу под теорию миграции Полабских Славян на территорию современных Беларуси и Летувы – то, что было сделано в отношении современной Латвии более четверти века тому назад.

Для отражения современной позиции Латышской историографии на проблему миграции Вендов-Венедов мы избрали конволютивную обзорную статью Павла и Михаила Тюриных «Красно-бело-красный», 1989-2005 годы, рабочая ссылка на июль 2012 года:

http://www.antropolog.ru/doc/persons/turin/red_white

3.1. ЦИТАТЫ

«… Расселяясь в новые пределы, венды несомненно несли туда и свои обычаи. С приходом вендов на территорию нынешней Латвии распространяются славянские гидронимы и топонимы, которые ведут свое начало от этнического имени вендов. Имеются историко-этнографические исследования, указывающие на распространенность в XIII веке местностей в Курляндии, где жили венды и где сохранялись их названия[11]; лишь когда многие из них ушли дальше на восток, оставшиеся были изгнаны со своих мест и подчинились немцам. Языковеды, говоря о реке Венте (Винде) — Windau, Winda, Wenda, Wenta, Vende — усматривают в этом гидрониме его несомненное славянское происхождение (51, 32)[12]. В Латвии много географических названий с основой vent, vind, vint — топонимы: Вентспилс (Виндава), поселок Вентава. На реке Венте, где жили венды, селение Пилтене (Wensau) в 1230 году носило имя Venetis, недалеко от Сигулды и Цесиса деревня Wende culla. В XIII веке весь район по реке Венте и по морскому побережью носил название Winda (terra Winda). Я.Эндзелинь отмечал в цесисском уезде названия местностей: Vindele, Vindeces, Vintieši, Vindeddzes; в Рижском уезде: Venezis, Vinda; в Валмиерском уезде: Vente, Vindens, ventere (50). Много вендов жило около Дорпата (Тарту); в 26 км к юго-востоку от Тарту есть селение Веннокиррик (Вендау), имя которого в буквальном переводе означает храм вендов или храм русских.

В тексте Ливонской хроники говорится о многочисленности вендов и рассказывается, что «венды в то время были бедны и жалки: прогнанные с Винды, река в Куронии, они жили сначала на Древней Горе, у которой был построен город Рига, но откуда были опять изгнаны курами; многие были убиты, а остальные бежали к лэттам, жили там вместе с ними и очень обрадовались приходу священника». Это особое отношение к немцам (и наоборот) наводит на мысль, что венды, столкнувшись с враждебностью к себе местного населения, возможно, воспринимали немцев в какой-то мере как «своих» — выходцев из «их» германизированной Славии. Далее говорится, что «братья-рыцари со своими вендами» воевали с язычниками, что венды жили в одном замке с немцами (8; ХП1,5), многие из вендов составляли что-то вроде наемного войска у меченосцев [Иванов В.В., Топоров В.Н. О древних славянских этнонимах. В кн.: Славянские древ -ности. Киев, 1980, с.20-21]; в 1225 году папский легат в Ливонии внушал братьям-рыцарям налагать на вендов «лишь легкое бремя» (8; XXIX.3).

… Главным богом, общим для всех славян, в том числе и балтийских славян, был Перун (латышск. Perkons), являвшийся персонификацией грозного неба с громом и молнией. У вендов особо почитался священный конь, и по тому, какой ногой он перешагивает через разложенные на земле копья, пытались предсказать будущее (29); в 1895 г. в Курземе были найдены в могильнике предметы конского убранства, богатство этих украшений, по замечанию В.И.Сизова, заставляет вспоминать о священном значении коня у язычников Рюгена (Руяна), а также указывает на живую культурную связь между данными местностями (28). О том, что у населения Ливонии того времени существовало гадание посредством коня, говорит и Генрих Латвийский. Как и у древних предшественников латышей [14], во многих славянских местностях почитался предок в образе змеи, живший под порогом жилища или под очагом (20). Души умерших латышей — «вели» — перекликаются с фольклорными славянскими существами — «вилы» (12). Древние славяне и латыши сжигали умерших с последующим их погребением (30); у тех и других было широко распространено гадание на золе (9; 201); те и другие селились не вместе, а рассеянными на расстоянии друг от друга домами (хуторами) (24); в конце мая на религиозные праздники и в период солнцестояния венды украшали храмы и дома зелеными березовыми ветками, сопровождаемые пением, плясками, разжиганием костра и прыганием через него — у латышей все это происходит на праздник «Лиго»; венды специально сажали дубы и почитали их как священные деревья — в точности то же самое у латышей. Общим для славян и латышей является магический знак — свастика (латышек. ugunskrusts «огненный крест»), который зафиксирован у славян, в частности, на клеймах их сосудов Х — XI вв.(21)

… В настоящее время эти взгляды (об отсутствии славян в Латвии) совершенно утратили свою научную состоятельность [16]. Ю.Трусман называл курьезным мнение А.Биленштейна о латышском происхождении живших в XIII в. около устья Виндавы венетов или виндов — «история не знает другого народа с именем венетов или вендов, кроме славян» (32).

… Е. Дишлер считает, что флаг, описанный в Рифмованной хронике (современный Латышский флаг), скорее всего, не был Латышским флагом, а флагом живущих в Цесисе Вендов (Dišlers E. Kāds būs izskatijies senlatviešu karogs? — «Latv. Balss» — 17V, 1931, No. 12). Возможно, что после расформирования Ордена меченосцев и лишения их красных символов на белом фоне, этот красно-бело-красный флаг [национальный флаг Латвии] и стал флагом замка Венден …».

3.2. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Для Латышской историографии факт миграции Полабских Славян на территорию современной Латвии – доказанный факт. Почему мы, соседи Латышей, сами являясь Славянами, должны доказывать этот факт только сейчас, в 21 веке?

4. КАКИЕ СЛАВЯНЕ, КОГДА И В КАКОМ ЧИСЛЕ ПРИШЛИ В ЛАТВИЮ

Удивительно, но, полностью соглашаясь с фактом миграции Полабских Славян на территорию современной Латвии, Латышские историографы совершенно не отвечают на более конкретные вопросы: какие именно Полабские Славяне пришли в Латвию, когда и в каком числе?

Эти очевидные пробелы должны быть заполнены в любом случае, только тогда картина бегства Полабов на восток Европы будет полной. Для этих целей мы можем воспользоваться только одним инструментом – «Славянской хроникой» Гельмольда, иных исторических документов у историков попросту нет.

4.1. КОГДА ПРИШЛИ ВЕНДЫ-ВЕНЕДЫ В ЛАТВИЮ

Напомним, что согласно Генриху Латвийскому в 1206 году «… священник Александр … прошел к Вендам … обратив и окрестив их …». Это было в Вендене (современный Цесис). До этого Венды-Венеды жили на месте будущей Риги, а еще ранее в Куронии. Хотя дат Генрих Латвийский не проставляет, совершенно очевидно, что это было не так давно, потому что память об этих фактах миграции сильна и достоверна. Одновременно заметим, что память о более ранних путях миграции Вендов-Венедов, до Куронии, утрачена и до Генриха Латвийского не дошла ни в каком варианте.

Итак, мы имеем память о миграции Вендов-Венедов по маршруту Курония – Рига – Венден, но не имеем более раннего маршрута. Учитывая, что письменности у Вендов-Венедов в те времена не было, и только «… старцы Славянские, которые хранят в памяти все деяния язычников …» [Гельмольд «Славянкая хроника»] помнили народную историю, при расчете дат нам следует полагаться только на сроки смены поколений.

Воспользовавшись принятыми по умолчанию наиболее вероятными константами для тех лет средней продолжительности жизни в 50 лет и смены поколений в 25 лет, можно придти к следующим предположениям. В 1206 году Венды-Венеды на протяжении одного поколения покинули окрестности Риги (позднее 1180 года) и на протяжении двух поколений покинули Куронию (позднее 1155 года). Это следует из того, что сведения Германа Латвийского о Вендах-Венедах были явно писаны, когда еще были живые свидетели этой миграции. О более раннем пути Вендов-Венедов свидетелей не осталось, и Генрих Латвийский не стал использовать в своей «Хронике Ливонии» неподтвержденные слухи.

Если после 1155 года путь Вендов-Венедов достаточно ясен, то до этого года достоверность предположений резко снижается, потому что ответов на вопрос «Где Венды-Венеды были раньше?» может быть несколько. Первый ответ – где-то еще западнее Куронии, в той же Жемайтии или даже в Пруссии, но память об этом не сохранилась. Второй ответ – в самой Славии, на осколках Вендской державы, у себя на исторической родине.

Мы придерживаемся второго варианта, логистика указывает именно на такое течение событий – в Куронию Венды-Венеды прибыли прямо из Славии.

Во-первых, это полностью совпадает со второй основной массовой волной миграции Полабских Славян после второго крестового похода 1149-1152 годов (смотри здесь «Гельмольд. Славянкая хроника. Куда бежали Славяне» разделы 3.12, 10.2 и 10.3). К тому времени маршрут из Славии на восток Европы вдоль Балтийского моря был уже проложен первой основной массовой волной миграции Полабских Славян, случившейся после 929 года, когда началось широкомасштабное завоевание Славии Немецкими оккупантами (смотри там же разделы 3.3 и 10.3).

Во-вторых, мы искренне верим в силу народной памяти, которая наверняка сохранила бы воспоминания о более ранних местах пребывания, чем Курония. Но этих мест нет, и наиболее вероятное тому объяснение, что их не было вовсе – в Куронию Венды-Венеды пришли непосредственно из Славии.

В-третьих, слишком уж живо и резко бросились в объятья своих вчерашних врагов по Славии крестоносцев Венды-Венеды. Такая моментальная избирательность по принципу «из двух зол выбирают меньшее» и есть подтверждение наличия сильной народной памяти. Именно сильная народная память Вендов-Венедов подсказала им, что их враги по Славии крестоносцы здесь, в Ливонии, будут являться им друзьями, так как местные Ливы, Куры и Лэтты представляют куда более серьезную опасность. Из этого следует, что контакты Вендов-Венедов с крестоносцами были в ближайшем обозримом прошлом.

Таким образом, весь маршрут Вендов-Венедов мы представляем следующим образом: 1149-1152 год Славия – 1155 год Курония – 1180 год в районе будущей Риги – 1200 Венден-Цисис.

4.2. СКОЛЬКО ПРИШЛО ВЕНДОВ-ВЕНЕДОВ В ЛАТВИЮ

Совершенно очевидно, что эта была массовая миграция. Генрих Латвийский под словами «… Венды в то время были бедны и жалки …» подразумевает целый народ, аналогичным образом он описывает коренных Лэттов, Ливов, Куршей и Семигалов. Это подтверждает факт, что «… в XIII веке весь район по реке Венте и по морскому побережью носил название Winda (terra Winda) …». Венды-Венеды имели два крупнейших города в Ливонии – Венден-Цесис и Виндаву-Вентспилс, крупнее этих городов намного позже стала только Рига.

Итак, без сомнения, переселение Полабских Славян Вендов-Венедов в районы современной Латвии носило массовый народный характер – переселялся остаток целого народа. Но сколько конкретно народа «переезжало»? Далее мы можем апеллировать только предположениями, так как таких демографических данных не существует в природе.

Мы приложили все зоны с историческим распространением топонимов с основой vent, vind, vint на карту современной Латвии и получили, что эта зона составляет от 3 (минимальная оценка) до 10 (максимальная оценка) процентов. Предположив, что плотность населения в тогдашней Ливонии была примерно одинакова, мы приходим к окончательному предположению, что в общей массе населения тогдашней Латвии Венды-Венеды составляли также от 3 до 10 процентов. Наиболее вероятна, по нашему мнению, оценка в 5-6 процентов за счет усреднения и за счет наличия у Вендов-Венедов крупных городов.

Оговоримся, что эта оценка весьма приблизительна и может уточняться при наличии более точных сведений.

4.3. КАКИЕ ИМЕННО СЛАВЯНЕ ПРИШЛИ В ЛАТВИЮ

Несмотря на то, что Венды-Венеды Латвии это очевидное самоназвание этого народа, сейчас принято дробить этот сборный термин на племенные группы и отдельные племенна (смотри рисунок 1 и «Гельмольд. Славянская хроника. Куда бежали Славяне» раздел 2.1).

Разобраться в этом вопросе нам поможет историческая топонимика.

Во-первых, в Латвии нет топонимов с определяющим корнем «Лит-Лет» (Летаука, Литвиновка). Одновременно в современной Беларуси таких топонимов масса (смотри рисунок 2). Этот факт сразу отвергает саму мысль о переселении в Латвийские районы Вильцев-Лютичей.

Во-вторых, в Латвии довольно много исторических топонимов с определяющим корнем «Венд(т)-Винд(т)», а в современной Беларуси нет ни одного с корнями «Винд-Винт-Вент-Вене-Вине» и только два с «Венд», которые ничего общего с Вендами-Венедами не имеют (Вендеж, Вендорок).

В-третьих, синонимические параллели Вендов-Венедов никак не делаются с Вильцами-Лютичами, но они в первую очередь делаются с Бодричами-Ободритами. Именно этот племенной союз в большей степени мог претендовать на общее название Вендов-Венедов хотя бы потому, что Вендской державой правили только представители Бодричей-Ободритов. Именно Князья Бодричей-Ободритов так назвали Славию по праву своей власти. Это компромиссное название всех Полабских Славян ассоциируется только с Бодричами-Ободритами и никем другим.

В-четвертых, именно Бодричи-Ободриты считаются первыми Славянскими колонизаторами севера современной России – Новгорода и Пскова, именно Бодричам-Ободритам приписывается весомая роль в Славянизации Полоцка. То есть логическое заключение о том, что Венды-Венеды пришли в Латвию по уже проторенному ранее пути выглядит наиболее убедительным. Одновременно этот путь не был предназначен для Вильцев-Лютичей.

Таким образом, в Латвию могли придти только Бодричи-Ободриты, которые двигались по уже ранее проложенному «Рюрикскому» пути, по которому были славянизированы Новгород, Псков и Полоцк.

5. О СХОЖЕСТИ ПОЛАБСКИХ И ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН

В дополнение к обозначенному в разделе 3.1 сходству Полабских и Восточных Славян Латвии дополним выявленные нами сходства из «Славянской хроники» Гельмольда.

5.1. СЛАВЯНСКИЙ ЯЗЫК

Славянский язык был единым языком для всех Полабских Славян: «… выслали вперед [одного] человека, знавшего Славянский язык …», Христианский проповедник имел «… проповеди, составленные на Славянском языке, которые произносил понятно для народа …», «… о чем Епископы и священники говорили непонятно, он [создатель Вендской державы Готшалк] старался передать на понятном [для народа] Славянском языке …».

Из этого прямо вытекает, что и Бодричи-Ободриты, и Раны-Руны-Руяны, и Вильцы-Лютичи-Велеты без переводчиков прекрасно понимали друг друга. Для Русинов и Литвинов ВКЛ также был общий язык – смотри здесь «Ликбез по Балтийским и Славянским языкам» раздел 11.

5.2. СОЮЗ СЛАВЯНСКИХ НАРОДОВ

Полабские Славянские народы жили друг с другом в постоянном союзе (смотри здесь раздел 1). Кроме того, Мстивой и Мечидраг, Князья Винулов, подняли восстание в столице Вильцев-Лютичей-Велетов Ретре. Постоянно существовал союз Ободритов-Бодричей с Вильцами-Лютичами, например: «… Мечислав, Князь Бодричей, публично признавая веру Христову, а втайне ее преследуя, выкрал сестру свою [монашку], Богу предназначенную девицу Годику, из женского монастыря в Микилинбурге, соединив ее бесстыдным браком с неким Болеславом. Остальных девиц, которые там находились, [одних] своим рыцарям в жены отдал, [других] отправил [то есть подарил] в землю Лютичей и Ран …».

Если союз Ран-Рун-Руян, Бодричей-Ободритов и Вильцев-Лютичей-Велетов существовал на Восточных берегах Эльбы, почему этому союзу не существовать в новом государстве, созданном этими народами после их изгнания с родины – в ВКЛ союз Литвинов и Русинов?

5.3. ВЛАСТЬ НАСЛЕДСТВЕННАЯ И ВЛАСТЬ ВЫБОРНАЯ

Наряду с наследственной высшей властью существовало и право выбора народа: «… сговорившись между собой, они [Славяне Бодричи-Ободриты в 1071 году] возвели Крута на Княжество, обойдя сыновей Готшалка, которым власть принадлежала по праву …».

Здесь Гельмольд говорит потрясающую вещь: Княжеская власть у Славян, как правило, переходила по династической линии от отца к сыну, однако в экстраординарных случаях народное право выбора себе Князя было выше этих династических отношений.

Во всех землях Славии, где не было Княжеской власти, были старейшины, которые выбирались из самых авторитетных личностей племени (например, в земле Вагров упомянут старейшиной некий Маркрад).

Описанные Гельмольдом выборы Князя у Бодричей-Ободритов является прямым аналогом выборов Князей в Восточной Европе. Уйдя с берегов Эльбы на восток Европы, Полабские Славяне принесли туда и право выбора народом себе Князя, главы своего феодального государства.

5.4. СТАРЦЫ СЛАВЯНСКИЕ

Согласно Гельмольду летописцев у Славян не было, все исторические сведения хранили «… старцы Славянские, которые хранят в памяти все деяния язычников, рассказывают …», повествования велись «… по рассказам древних народов …».

Здесь усматривается еще одна очевидная аналогия между Старцами Славянскими на берегах Эльбы и всем знакомыми с детских лет Старцами Русскими, ведущими исторический рассказ с помощью баллад. Совершенно очевидно, что старцы Русские возникли по образу и подобию Старцев Полабских.

6. КТО ЖЕ СЛАВЯНИЗИРОВАЛ НАС

6.1. НАПРАШИВАЮЩИЕСЯ ВОПРОСЫ

В Латвию достоверно пришли Полабские Славяне Венды-Венеды, главным образом Бодричи-Ободриты, их было достаточно много, около 5-6 % от всего населения, почему Латвия так и осталась Балтской страной?

Беларусь же славянизирована, не значит ли это, что сюда пришло гораздо больше Полабских Славян?

Почему в 1897 году в Беларуси было около 20 % Евреев, но мы так и не перешли на Идиш?

Сколько должно придти сейчас в Беларусь Немцев, чтобы Германизировать нас?

Как такое возможно – в восточно-балтскую Латвию миграция Полабских Славян была, а в Славянскую Беларусь – нет?

Как такое возможно – в более восточную Латвию пришли Полабские Венды-Венеды, а в более западную Жемайтию – нет? Неужели Венды-Венеды пропустили ее?

Откуда пришли Славяне, которые славянизировали Беларусь?

На все вопросы нужно давать ответы. Только та теория, которая отвечает на большинство поставленных вопросов, может называться основной.

6.2. РЕАЛЬНОСТЬ БАЛТИЙСКОГО ПУТИ ВЫНУЖДЕННОЙ МАССОВОЙ МИГРАЦИИ ПОЛАБСКИХ СЛАВЯН

Реальность и массовость изгнания Полабских Славян, а также направление и время их исхода подробно смотри здесь «Гельмольд. Славянская хроника. Куда бежали Славяне» раздел 10.

Гельмольд четко говорит, что массовый исход Полабских Славян произошел с 929 по 1164 годы. Направление их исхода – на восток Европы через Померанию вдоль берега Балтийского моря в Пруссию. Далее путь исхода Полабских Славян описывает Генрих Латвийский, выводя в своей «Хронике Ливонии» Вендов-Венедов в современной Латвии. Эти два свидетельства неопровержимо доказывают:

— реальность Балтийского пути вынужденной миграции (бегства) Полабских Славян;

— массовый характер этого исхода.

Общий Балтийский путь Славянской миграции обусловлен вполне осязаемыми, реальными и конкретными причинами:

— общей языческой сущностью всех Прибалтийских народов от Полабских Славян до земли Эстов до 14 века (смотри здесь «Гельмольд. Славянская хроника. Куда бежали Славяне» разделы 2.1, 3.4 и 3.6 «Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. Война с Пруссией» разделы 3.2, 4.1 и 7 «Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. Война с Литвой» разделы 2.6, 14.3 и 16.1, «Генрих Латвийский. Хроника Ливонии. О Литвинах как о врагах» разделы 4.1.1, 4.2.1 и 9.1 «Герман Вертберг. Хроника Ливонии. О Литвинах как о врагах» раздел 3.1);

— Славяно-Балтской культурной и языковой общностью с общими этническими корнями до 14 века (смотри здесь «Ликбез по Балтийским и Славянским языкам»);

— давлением с юга Польши, ставшей в 9 веке полностью Христианской: приняв от Папы Римского Корону, она связала себя обязательствами бороться с язычниками. Поэтому путь на юг для язычников Полабских Славян был исключен;

— двигаться из Поморья далее на восток в Пруссию их заставляла угроза продажи в рабство (смотри здесь «Гельмольд. Славянская хроника. Куда бежали Славяне» раздел 3.18);

— Балтийский путь бегства Полабских Славян – это проторенная дорога еще с 9 века, когда проходила естественная Славянская миграция. История про Рюрика и Славянизацию Новгорода, Пскова и Полоцка не входит в тематику настоящего сйта;

— наличие значительного числа Славянских и общих Славяно-Балтских топонимов на территории Пруссии и стародавней Литвы (смотри здесь «Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. Война с Пруссией» раздел 15 ««Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. Война с Литвой» раздел» 20).

6.3. РЕАЛЬНОСТЬ НЕМАНСКОГО ОТВЕТВЛЕНИЯ ОТ БАЛТИЙСКОГО ПУТИ ВЫНУЖДЕННОЙ МАССОВОЙ МИГРАЦИИ ПОЛАБСКИХ СЛАВЯН

Только существование Неманского ответвления на юг от доказанного Балтийского пути миграции Полабских Славян может объяснить факт внезапного и очень позднего (всего лишь около 950-1000 года) появления Литвы на севере Беларуси и юге Летувы (смотри рисунок 3).

Помимо общего Балтийского пути Славянской миграции его Неманское ответвление обусловлено своими реальными и конкретными причинами:

— общей языческой религией, языковой и культурной Славяно-Балтской общностью с общими этническими корнями (смотри здесь «Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. Война с Литвой» разделы 12, 13 и 15);

— Неманское ответвление шло как раз по границе Христианской Мазовии и языческой Судовии-Ятвягии по Неману;

— массовыми ссылками на Литвинов Жемайтии, Литвинов Аукшайтии, Литвинов Рутении и отсутствием как таковой четкой летописной Литвы, что делает Литву Литвинов четким пришлым народом (смотри здесь «Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. Война с Литвой» разделы 9, 10, 15.10 и 15.11 «Генрих Латвийский. Хроника Ливонии. О Литвинах как о врагах» разделы 14, 15 и 17.7 «Герман Вертберг. Хроника Ливонии. О Литвинах как о врагах» раздел 7);

— тотальной Славянской топонимикой, когда вплоть самого 1918 года даже на территории восточно-балтской Жемайтии-Летувы была Славянская система топографических обозначений (Шавли-Шауляй, Ретово-Ретовас, Тельши-Тельшай, Варна-Варнай, Купишки-Купишкис и обсолютно все-все-все вплоть до последнего хутора);

— наличием прямых свидетельств поселений Литвинов на Немане в Жемайтии (смотри здесь «Герман Вертберг. Хроника Ливонии. О Литвинах как о врагах» раздел 8);

— Неманское ответвление вело Полабских Славян прямо в так называемую Черную Русь, то есть в Русь языческую, то есть Славяне шли к таким же Славянам. Самое яркое тому подтверждение – Давид Гродненский как явный Славянский язычник (смотри здесь «Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. Война с Литвой» раздел 16.1 «Хроника Литовская и Жемайтская. Анализ» разделы 10.1 и 10.2);

— «Легенда о Палемоне» повторяет реальный путь бегства Полабских Славян по общему Балтийскому пути и именно по его Неманскому ответвлению. Эта легенда есть не что иное, как исковерканный до неузнаваемости остаток реальной истории, это и есть «память народная» в самом лучшем ее проявлении, когда «старцы Славянские» рассказывали ее детям, когда дети сами становились «старцами Славянскими» и пересказывали эту историю своим детям. С каждым поколением в историю привносились изменения, реальность уходила в небытие, постепенно превращаясь в сказку. На самом деле мы склонны думать, что «Легенда о Палемоне» это и есть история о Славянском исходе на Неман с Эльбы. Даты исхода и смены поколений сходятся – это середина 10 века, что соответствует датировкам Гельмольда (смотри здесь «Хроника Быховца. Текст 4» «Гельмольд. Славянская хроника. Куда ушли Славяне» раздел 10.3.3);

— не можем не затронуть и наличие топонимов с производными от слов «Вильки-Волки». В Беларуси нет производных топонимов от «Вилк», в Летуве нет производных топонимов от «Волк». В Летуве таких топонимов пять, у всех историческое до 1918 года название Вильки, то есть Волки: на Немане 25 километров от Каунаса вниз по Неману город Вилькия, рядом в одном километре одноименная деревня, река Вилькия на самой границе с Латвией протяженностью девять километров приток Свете возле Ионишкис (бывшие Ёнишки), деревня Вилькия 500 жителей возле Паневежиса, ну и конечно Вилькомир-Укмерге. В Беларуси топонимов от «Вилки» нет, зато семь топонимов с корнем «Волк» (Волковичи, Волковка, Волковщина, Волковыск, Волколата, Волколатка, Волкошанка). Мы прекрасно понимаем, что как доказать, так и опровергнуть связь Вильцев-Лютичей с этими топонимами невозможно (Вильцы это Вильки, то есть Волки – Wilci у Гельмольда).

6.4. ОСНОВНАЯ ОТЛИЧИТЕЛЬНАЯ ОСОБЕННОСТЬ НЕМАНСКОГО ОТВЕТВЛЕНИЯ

Это массовость переселения Вильцев-Лютичей. Она должна была быть куда большая, чем Вендов-Венедов в Латвию. На это указывает не только логика, но связь логики с уважаемыми первоисточниками.

6.4.1. ЛОГИКА

История показывает, что к 1184 году Литва уже существовала как мощнейшее государственное образование, способное совершать грандиозные по тем временам победоносные походы (смотри здесь «Генрих Латвийский. Хроника Ливонии. О Литвинах как о врагах» раздел 5.2). Она наводила ужас на всех своих соседей (смотри там же раздел 4.2.3 и «Генрих Латвийский. Хроника Ливонии. О Литвинах как о врагах» раздел 11).

Учитывая, что Литва это пришлый народ, чуждый всем местным этносам (смотри здесь «Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. Война с Литвой» раздел 9), легко выводится следующее заключение – пришлой Литвы было очень и очень много. Так много, что она, эта пришлая Литва, не только вошла в военные языческие союзы с местными этносами, но и стала в этом союзе доминировать.

6.4.2. ЛЕГЕНДА О ПАЛЕМОНЕ, РЮРИК И ГЕЛЬМОЛЬД

«Легенда о Палемоне» (смотри здесь «Хроника Быховца. Текст 4») дает нам Балтийский путь миграции Полабских Славян по Неманскому ответвлению, Гельмольд (смотри здесь «Гельмольд. Славянская хроника. Куда ушли Славяне» раздел 10.3) дает нам четкие сроки массовой миграции, Рюрик Новгородский (в тематику сайта не входит) дают нам общую схему миграции Полабских Славян в наши края:

— стихийная миграция, она же торговая экспансия «из варягов в греки», когда был проложен сам Балтийский маршрут – 8-9 век;

— первое массовое бегство Полабских Славян по уже известному Неманскому ответвлению, начавшееся в 929 году, когда и была создана Лютва-Летва-Литва, ставшая известной в 1009 году;

— второе массовое бегство Полабских Славян по хорошо знакомому Неманскому ответвлению, начавшееся в 1149 году, Литва становится мощнейшей страной.

6.4.3. ЛЮТВА-ЛЕТВА-ЛИТВА И ВЕНДЫ-ВЕНЕДЫ

5-6 процентов Вендов-Венедов (смотри здесь раздел 4.2) никак не смогли изменить демографические тенденции Ливонии (Латвии), они растворились в местной среде Лэттов и Ливов за несколько столетий. От них остался только след – наличие значительного числа топонимов, по которым приблизительно и выводятся эти самые 5-6 процентов.

Сколько же должно было придти Вильцев-Лютичей, чтобы стать доминирующим этносом этих мест?

Литвины легко создавали военные союзы с местными этносами на религиозной языческой почве (смотри здесь «Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. Война с Пруссией» раздел 10 «Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. Война с Литвой» разделы 13 и 14 «Генрих Латвийский. Хроника Ливонии. О Литвинах как о врагах» разделы 12 и 13). Но совершенно очевидно, что Литвинов должно быть очень и очень много, чтобы доминировать в этих союзах.

6.4.4. СКОЛЬКО ЖЕ ПОЛАБСКИХ СЛАВЯН ПРИШЛО ПО НЕМАНСКОМУ ОТВЕТВЛЕНИЮ БАЛТИЙСКОГО ПУТИ

Конечно, ответить на этот вопрос уже никто и никогда не сможет. Но, учитывая предыдущие выкладки, с уверенностью можно утверждать, что пришлых Вильцев-Лютичей было куда больше, чем 5-6 процентов Латвийских Вендов-Венедов.

При оценке этого показателя нужно также учитывать и факт стремления более слабого этноса «записаться» в число этноса более мощного, то есть наверняка с течением времени Литвинов становилось больше не только по причине миграции, но и по причине вливания аборигенов. При этом процесс «записывания» наверняка превосходил саму миграцию, что отлично видно на примере Российской Федерации, где к «чистым Славянам» можно отнести около 30-40 миллионов, а к «приписным» еще 60-80.

Далее мы приводим только нашу количественную оценку миграционного потока с Эльбы, сложившуюся к 1170 году – году окончательного изгнания Немецкими оккупантами Полабских Славян. Если прикладывать эту цифру только к исторической летописной Литве (смотри здесь «Хроника Быховца. Текст 1»), то это должно было составлять не менее 25 процентов от местного населения. За счет массового «записывания» местных этносов в число куда более развитых Литвинов уже через 2-3 поколения это число могло вырасти до 75 процентов, при этом наверняка начался интенсивный экспорт моды на «Литвинизм» в соседние регионы. Еще задолго до создания ВКЛ (1236 год) все местное население поголовно именовало себя Литвинами.

7. У ВЕНДОВ-ВЕНЕДОВ НЕ БЫЛО СВОЕЙ ВЕНЕДИИ, ЛИТВИНЫ НЕ ИМЕЛИ СВОЕЙ ЛИТВЫ

Отдельным небольшим разделом хотим подчеркнуть основное фундаментальное сходство Вендов-Венедов с Литвинами: ни те ни другие не имели своей четкой исторической зоны обитания – у Латвийских Вендов-Венедов не было своей Вендии-Венедии, у Литвинов фактически не было своей Литвы (смотри здесь «Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. Война с Литвой» разделы 9, 10, 15.10 и 15.11 «Генрих Латвийский. Хроника Ливонии. О Литвинах как о врагах» разделы 14, 15 и 17.7 «Герман Вертберг. Хроника Ливонии. О Литвинах как о врагах» раздел 7).

Это базовое сходство и говорит о внешнем для этих мест происхождении и Вендов-Венедов, и Литвинов.

8. ТОПОНИМИЧЕСКИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ИСХОДА ПОЛАБСКИХ СЛАВЯН

В качестве весомых доказательств приводим перечень исторических топонимов Полабских Славян, связь которых с современными топонимами в Славянских странах бесспорна. Перечень приводится по изданию: Ю. П. Венелин. Окружные жители Балтийского моря, то есть Леты и Славяне // По определению Императорского Общества истории и древностей. – Москва, университетская типография, 1846. – 80 с.

Все Немецкие названия приведены по состоянию на середину 19 века, современное их состояние не проверялось.

1. Миров и Немиров (Mirow und Nemerow), маленькие городки Старградского Княжества. Марлов, городок в Шверинском Княжестве на реке Рекенице (Reckenitz). Бичов или Бойцев (Bitsow), древний городок недалеко от реки Варны. Радзов (Hatzcburg), древний и известный город, название происходит от находившегося в нем храма Венедского Бога Радегаста. Малхов-Малков, городок в Померании. Грабов-Гробово (Grobiv), до 1250 года этот городок был селом. Малхин на границе с Померанией (Польша), при впадении реки Пены в озеро Кумирово-Кумерово (Kumerow). Краков небольшой городок при одноименном озере. Густров, бывшая столица Венденского Княжества. Новый Буков (Neu-Buchow), городок в Мекленбургском Княжесте, рядом село Старый Буков.

Отождествляется со всей системой Славянских городов с окончаниями на –ОВ. Современные Беларуские Быхов, Раков, Чериков, Ратмиров. Особо отметим прямое тождество с легендарной фамилией Немиров, о которой «Хроника Литовская и Жемайтская» под 1407 годом сообщает: «… И так по уговору съехались [Василий Великий Князь Московский] с Витовтом над реку Угру, но Андрей Литвин крикнул: «Не мири, Витовт, не мири, уважь речь мою, мы с Москвой еще не бились». И оттого Немирой тот Андрей был назван, и оттуда размножился славный дом Немиров …».

2. Тешень-Тишин (Tessin, Tessen), городок в Шверинском Княжестве. Кишин или Кисин (Kissin), смотри Росток. Шверин-Зверин (Schwerin), столица земли Мекленбург. Имя произошло от окружающих лесов, богатых когда-то зверями. Добертин, древний Славянский город, в 1222 году в нем основан Бенедиктинский монастырь. Пецелин-Пенецелин, уменьшительное имя реки Пены, город в Старградском Княжестве. Варшн-Варшин на берегу озера Карпин, часто опустошался пожарами. Часто упоминаемый Гельмольдом опорный город Славии Димин.

Отождествляется со всей системой Славянских городов с окончаниями на –ИН. Современные Беларуские Щучин, Кобрин, Критышин, Дивин, Волчин, Жлобин, Стрешин.

3. Стрелица Старая и Новая (Alt und Neu-Strelitz) – небольшой городок в Старградском Княдестве. В 1349 году подарено благородной фамилии Девичей (Dewitz) вместе с другим городком Furstenberg. От последнего Девичи именовались Графами Фюрстенбергскими (Grafen von Furstenberg). Рыбница (Ribenitz), городок в Шверинском Княжестве, стоит у озера, образуемого рекой Рекеницей, был уже известен в 1271 году. Кривица (Kriwitz), маленький городок в Шверинском Княжестве. Боица (Boizenburg), городок при впадении реки Боицы в Эльбу. Домища (Domitz), городок при впадении речки Элды в Эльбу. Левеница (Lefenitz или Neustadt) появляется на карте в 13 веке. Шерелица на самом юге Славии, столица Гавелян (от реки Гавель).

Отождествляется со всей системой Славянских городов с окончанием на –ЦА и –ЦЫ. Современные Беларуские Быстрица, Сенница, Гвозница, Пестуница, Гусевица, Глубочица, Голубица а также трансформировавшиеся в множественное число Шищицы, Лучицы, Плещеницы, Хотенчицы, Капланцы. Особенно много аналогичных топонимов на Балканах. Видоизмененное окончание от –ЦА является –ЕЦ, современные Беларуские Ивенец, Каменец.

3. Старград-Старгард (Stargard) – столица Старградского Княжества.

Отождествляется со всей системой Славянских городов с окончанием на –ГРАД. Белград, Новгород, современные Беларуские Новогрудок, Славгород. Есть в Беларуси и деревня Староград под Кормой Гомельской области.

5. Гноень (Gnoyen), городок у границы с Померанией (с Польшей), назван так из-за своей плодородной почвы.

Современные Беларуские Камень, Чапунь, Голынь, Горынь, Воротынь.

6. Драгун-Драгунь, городок Шверинского Княжества у озера Кумиров, при введении Христианства в нем основан монастырь в 1149 году.

Современные Беларуские Радунь, Любань, Колпень, озеро Окунь.

7. Доберан-Доберань (Dobberan), к западу от Ростока, в 1170 году в нем основан монастырь Цистерианцев, в котором хоронили некоторых из Венедских Князей.

Добераны есть в Чехии, есть Добрунь в современной Беларуси.

8. Гадебуш, город в Мекленбургском Княжестве при речке и озере по имни Славянского языческого Бога Радегаста (Radegast).

Современные Беларуские Добруш, Белоуша, Радуша.

9. Ивняк-Ивеняк (Iwenack), неподалеку от Ставни.

Отождествляется с древней системой Славянских понятий, от которой остались некоторые элементы: сушняк, столбняк.

10. Ставни (Stawenhagen), городок на границе с Померанией (Польшей).

Отождествляется со всей системой Славянских названий, образованных от множественного числа. Современные Беларуские Боровляны, Гребени.

11. Любечь (Lubetz), городок на реке Ледекиц, в 1308 году выстроена крепость.

Современная Беларуская Любча.

12. Златогорск (Goldberg) построен около 1250 года Князем Прибиславом 3-им.

Отождествляется со всей системой Славянских названий с окончанием на –ГОРСК. Современный Беларуский Светлогорск.

13. Тетерев, городок в Венденском Княжестве.

Современные Беларуские Рычев, Кричев.

14. Плава как город появляется с 1228 года.

Современная Беларуская река Клева.

15. Робель Старый и Новый на берегу озера Мурица, Новый Робель построен в 13 веке.

Современные Беларуские Бегомль, Мормоль.

Также отметим другие знаковые города Полабских Славян.

Живан (Sehman), на берегу реки Варны, на половине дороги из Ростока в Густров, здесь находился храм Венедской Богини Живы.

Пархим-Парким (Parchim), один из древнейших городов Вандалии или Балтийской Славии, Венеды в нем имели золотого идола Паркума, он же Перкун-Перун-Перкунас.

Росток, знаменитый большой город в нескольких километрах от Балтийского моря. Изначально был небольшим и был гаванью куда более значимого Кишина или Кисина (Kissin). Основатель Вендской державы Готшалк около 1050 года укрепил его крепостью и последующее его разрастание стало опустошать сам Кишин-Кисин, пока совсем не был уничтожен пожаром. Около 1160 года по распоряжению Князя Прибислава 2-ого Росток разросся вдвое. Росток получил право чеканить свою монету в конце 11 века. Название происходит из Венедского языка и означает разлив воды (от слова растекаться).

9. ОКОНЧАНИЕ МОНТ-МУНТ-МУНД В БАЛТО-СЛАВЯНСКИХ ЯЗЫЧЕСКИХ ИМЕНАХ

Еще одним ярким примером единства языческих имен у Славян и Балтов являются имена, оканчивающиеся на –МОНТ–МУНТ–МУНД.

9.1. РИМОНТ-РИМУНТ-РИМУНД

«Хроника Великого княжества Литовского и Жемайтского» говорит, что «… живя Римонт [он же в других источниках Римунт-Римунд] у Князя Льва, научился языку Русскому, и полюбилась ему вера Христова и крестился, и крестившись понял, что этот мир есть ничто, и, оставив мир, постригся в монахи и назван именем Лавруш [Лаврентий] …». Речь идет сыне Великого Князя Литовского Тройденя Римунте, которому приписывается постройка возле Новогрудка старейшего Лавришевского монастыря после принятия им Православия.

Этническая принадлежность ни Римунта, ни его отца Тройденя документально не установлена, Беларуская сторона настаивает на их Славянском происхождении, Летувская – на Жемайтском. Однако по тому, что Римунт «научился Русскому языку», то есть стал грамотным, и принял Русское Православие, наверняка все потомки Римунта стали на путь развития по Славянскому типу. Иными словами, Римунт имя языческое, которое могли носить как Славяне, так и Балты, так как разницы в мирском имени Римунт как Балта или Славянина ни он сам, ни его окружение не видели никакой.

9.2. НАРИМОНТ-НАРИМУНТ-НАРИМУНД

«Хроника Великого княжества Литовского и Жемайтского» приводит речь Римонта-Лавруша в Кернове: «… потому что дядя мой Наримунт [он же в других источниках Наримонт-Наримунд], когда сел на Великом Княжестве Литовском, герб свои Китаврас оставил братии своей, а себе создал герб – человека на коне с мечом, а то показывая через тот герб, пана взрослого, который бы мог оборонить мечом отчизну свою …». Наримунт старший брат Тройденя, правил он в ВКЛ или нет остается вопросом. «Хроника Быховца» утверждает, что «… Наримунт, взяв город Утяны и жену свою, княжил в Кернове и в Новогрудке и в Жемайтии …», то есть именно в ВКЛ. Наримунт был язычником, но его Славянская принадлежность определяется уже тем, что именно ему приписывается первое введение герба «Погоня» в качестве единого геральдического символа ВКЛ.

Более широко известен Наримунт (Наримонт) в крещении Глеб, один из сыновей Гедемина, Князь Полоцкий с 1335 по 1345 годы, Князь Новгородский до 1335 года, при этом по утверждению Карамзина Новгородцы добровольно призвали его к себе. По этому признаку правления в Славянских землях с их добровольного согласия в Наримунте Гедеминовиче легко узнается Славянин.

Иными словами мы видим двух Славян с одним языческим именем Наримунт, при этом имя Наримунт вполне могли носить и представители Восточных Балтов.

9.3. ЖИДИМОНТ-ЖИГИМОНТ-СИГИЗМУНД

Все объясняет имя, которое в Восточной традиции пишется как Жигимонт (устаревшее Жидимонт), а в Западной как Сигизмунд.

Сигизмунд Кейстутович, брат Витовта и двоюродный брат Ягайло, Католик, был Великим Князем Литовским с 1432 по 1440 годы. Имена и Жигимонта-Сигизмунда, и Витовта, и Ягайло – языческие, хотя носили их Славяне.

Сигизмунд Старый, он же Сигизмунд Первый, Король Польши и Великий Князь Литовский с 1506 по 1548 годы, сын Ягайло.

Сигизмунд Август, он же Сигизмунд Второй, Король Польши и Великий Князь Литовский с 1548 по 1572 годы, внук Ягайло, последний правитель династии Ягеллонов.

Сигизмунд Третий Ваза, сперва 4-й Король Швеции, Готов и Вендов с 1592 по 1599 годы, потом Король Польши и Великий Князь Литовский с 1587 по 1632 годы. Швед по национальности, Католик.

Сигизмунд Германское имя от старонемецкого sigu – «победа» и munt – «защита, покровитель». Стало распространяться после канонизации Короля Бургундии 5-6 веков.

Таким образом, окончание –МОНТ–МУНТ–МУНД обозначает не что иное, как «защитника, покровителя».

9.4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Откуда на территории восточно-балтской Жемайтии и Славянской Литвы появились языческие имена с таким характерным Германским окончанием? Ответ очевиден – они были заимствованы у Немцев в эпоху совместного проживания на Эльбе и перенесены на территорию современных Литвы и Беларуси.

10. ВЫВОДЫ

1. Для Латвийской историографии факт миграции Полабских Славян на территорию современной Латвии – доказанный факт.

2. Миграция Вендов-Венедов в Латвию минуя территорию современной Летувы невозможна.

3. Латвийские Венды-Венеды:

— шли с запада на восток Европы вдоль берега Балтийского моря;

— были пришлым чужеродным народом по отношению к местным этносам;

— были развиты, два из трех крупнейших города Ливонии принадлежали им (Венден-Цесис и Виндава-Вентспилс), они имели в качестве фактической столицы город, который Орден Меченосцев сделал своей опорной резиденцией (Венден-Цесис);

— принимали Немецких крестоносцев намного ближе, чем местных жителей, так как были с ними знакомы ранее еще на Эльбе;

— колония Вендов-Венедов в Латвии была значительной, она прослеживалась по ходу всего повествования Генриха Латвийского и составляла по нашим оценкам 5-6 % от местного населения;

— основной маршрут Вендов-Венедов представляется следующим образом: 1149-1152 год Славия – 1155 год Курония – 1180 год в районе будущей Риги – 1200 Венден-Цесис и Виндава-Вентспилс.

3. Присутствие Вендов-Венедов в Латвии является прямым и бесспорным доказательством:

— существования Балтийского пути миграции Полабских Славян;

— массового «народного» характера этой миграции.

4. В Латвию могли придти только Бодричи-Ободриты, только они могли именоваться Вендами-Венедами, которые двигались по уже ранее проложенному «Рюрикскому» пути торговой Славянской экспансии, по которому были славянизированы Новгород, Псков и Полоцк.

5. Реальность существования Неманского ответвления от общего Балтийского пути миграции Полабских Славян доказывается внешними высокодоверительными первоисточниками. Основная отличительная черта Неманского ответвления – массовость миграционных волн.

6. Ни Венды-Венеды, ни Литвины изначально не имели своей четкой исторической зоны обитания, то есть эти этносы остались без своих исторических мест обитания, как если бы Французы остались без Франции, а Англичане без Англии. Это важнейшее обстоятельство прямо указывает на пришлость как Латвийских Вендов-Венедов, так и Литвинов Литвы.

11. ВАЖНЕЙШИЕ ВЫВОДЫ

1. Реконструкция общей картины исхода Вильцев-Лютичей с Эльбы по Неманскому ответвлению общего Балтийского миграционного пути Полабских Славян такова:

— стихийная миграция, она же торговая экспансия «из варягов в греки», когда был проложен сам Балтийский маршрут и славянизированы Новгород, Псков и Полоцк – 8-9 век;

— первое массовое бегство Полабских Славян по уже проторенному Неманскому ответвлению Балтийского миграционного пути, начавшееся в 929 году, когда и была создана Лютва-Летва-Литва, ставшая известной в 1009 году;

— второе массовое бегство Полабских Славян по хорошо знакомому Неманскому ответвлению Балтийского миграционного пути, начавшееся в 1149 году, Литва становится мощнейшей страной.

2. Реконструкция общего процесса «Литвинизации» такова:

— 929-950 годы – первая массовая волна миграции, 25 % Литвинов от местного населения, только за счет миграции;

— 950-1050 годы – до 75 % местного населения, прирост на 1/4 за счет миграции и на 3/4 за счет «записывания» в Литвины местных жителей;

— 1050-1150 годы – летописная историческая Литва населена Литвинами на 100 %, расширение Литвы Литвинов, незначительный экспорт «Литвинизма» в соседние регионы;

— 1150-1180 годы – географическое расширение Литвы за счет второй массовой волны миграции, массовое появление Литвинов в Жемайтии (и Аукшайтии), незначительное «записывание» в Литвины Жемайтов и Рутенов-Русинов;

— 1180-1230 годы – географическое расширение Литвы на Черную Русь, начало записывания жителей современной Западной Беларуси в Литвины;

— 1230-1300 годы – Литвинами становятся практически все жители современной Западной Беларуси;

— 1300-1377 годы – к концу правления Ольгерда Литвинами становятся все жители современной Беларуси со Смоленском и Брянском, термин Русь сохраняется за Полоцком, Витебском, Смоленском и Брянском как религиозное понятие, но живут в них Литвины;

. . .

— 1794 год – одномоментное волшебное превращение по приказу «сверху» Литвинов в Беларусов, а Жемайтов в Литовцев-Летувиникасов;

— 1794-1918 годы – массовое «записывание» в Литовцы-Летувиникасы исторических Жемайтов, которые в годы существования Великого Княжества Литовского и Речи Посполитой упорно не желали «записываться» в число титульной нации Литвинов, а реализовали эту возможность только в эпоху Российской оккупации.

 Рис. 1. Карта распространения основных племенных союзов Полабских Славян в 11 веке нашей эры.

Рис. 2. Карта распространения топонимов с определяющим корнем «Лит-Лет».

Рис. 3. Балтийский путь с Неманским ответвлением вынужденной массовой миграции Полабских Славян.

Автор: В. Антипов, Минск, июль 2012 год., dodontitikaka@mail.ru

Источник: http://dodontitikaka.narod.ru

14 идей о “Венды-венеды: прямое свидетельство миграции полабских славян по северному балтийскому пути

  1. litvin

    А чего в друзьях нет другіх літвінов?
    По одному решілі действовать, теша самолюбіе?

    сайт неплохой — но без взаімодействія нічего не доб’етесь

    наблюдатель со стороны

    1. Oleg

      О каком взаимодействии речь? Мы то готовы «взаимодействовать», а Вы готовы? Или просто «наблюдать со стороны» намереваетесь?

  2. Уладзя

    Для такой незамысловатой конструкции занадта пространное изложение. Устал читать ;)
    Но спасибо.

  3. Volk_liut

    Я тоже устал читать, но дочитал-таки.
    Лютва-Летва-Литва…
    1) Вопрос автору: откуда слово ЛЕТВА???
    Лютва от лютичей. Литва от литвинов.
    2) Где на карте рисунка 2 топонимы с корнем ЛЕТ ??? Что за выдуманный корень Лет?
    На Рис. 2. Карта распространения топонимов с определяющим корнем «Лет» НЕТУ.
    3) Что за бредовая «Черная Русь» ? в западной беларуси была Ятва ятвягов.

  4. федор

    Нет ответа на главный вопрос: почему литва, а не велеты, лютцы или вилки? Что означает это слово, если оно возникло как обозначение мигрирующего, исходящего народа? Кажется Миндовга первого назвали rex Litwinorum («королём страны Литвин»)? Но литва, литвы — что это означало в те времена? Почему герб литвы имел название «погоня»? Тот, за кем гонятся, или тот, кто сам догоняет? (Занесенный меч на головой появился позднее). Без внятного ответа на эти вопросы, история рождения Беларуси остается очень темной.

  5. федор

    Сам поискал и, кажется, нашел. Изначально литва — это дружина, состоящая из литов, а литы у франков или саксов — это несвободное сословие, оброчная каста, откуда чаще всего рекрутировали на военную службу. Причем, литы не должны были служить вместе с вольными, поэтому составляли собой отдельные подразделения. Такие войска на Руси или в Полабье назывались литвой. Вильцы у себя на родине стали литами. Исход — это движение литов. Вроде, это все объясняет. Не правда ли?

  6. Антон

    Один важный момент. Литвинами первоначально назывались жители восточной Беларуси. Например:
    Новгородская летопись:
    Князь Изяслав посажен в В. Луках, чтобы быть «оплечьем» (защитой Новгороду от Литвы). Это 1197 г.
    https://scontent.xx.fbcdn.net/v/t1.0-9/13245448_1729820070595398_6337236156761984159_n.jpg?oh=f6a701fcc096165af59f7cf2bc450a46&oe=58AC5A6A

  7. ARWI

    Автор пишет-Карта распространения основных племенных союзов Полабских Славян в 11 веке нашей эры.

    а на карте в центра Дайнова, ятвяги нальшаны

    но по полабскому и ятвяжскому языкам ведь есть данные.

    ятвяжский-
    Kailas Maria, atnistes pilnai, Rikis san ti.
    Tu pagirta sirzdau genans be pagirtas
    tvajasai kermenes veisis Jesus.
    swenta Marija ,Deivas Mote,
    madli si per mans grekanikans teinu
    be en kesman nusasai galan. Amen

    вендский-
    Nôße Wader, ta toy giß wa Nebisgáy, Sjungta woarda tügí Geima, tia Rîk komma, tia Willia ſchinyôt, kok wa Nebisgáy, tôk kak no Sime, Nôßi wißedanneisna Stgeiba doy nâm dâns, un wittedoy nâm nôße Ggrêch, kak moy wittedoyime nôßem Grêsmarim, Ni bringoy nôs ka Warſikónye, tay löſoáy nôs wit wißókak Chaudak. Amen

    и ни один ни второй- не беларуский!

    1. ladzia

      «..и ни один ни второй- не беларуский!..»
      ________________________________
      дорогой товаріщ — а Вамі пріведенные реконструкціі чьі будут? на чем основаны? неужели на прямых істочніках?

  8. Яўген

    Не могу понять, почему сначала обобщается венды-венеды это вильцы-лютичи, бодричи-ободриты и др., а потом резко заявляется что в ливонии это венды-венеды и явно, что венды-венеды это не вильцы-лютичи, а только лишь бодричи, а вильцы-лютичи это не совсем венды-венеды. Далее.. довольно большая статья, интересно читать, но с такими тезисами как «не было своей гос-ти, то есть речь о пришлости» не могу согласится, т.к. вы не исследовали того, что было до этого «пришествия», да и источников особо нет, а вот если посмотреть у немцев, то есть очень интересный момент — Немцы пишут (Archiv für geschichte und verfassung des fürstenthums Lüneburg, Том 6): «Славяне — Венеды: Лютичи,Ободриты,8 мелких племён, среди которых — Древане и Смолинцы. Во 2 — 3 веке с Вислы, Березины и З. Двины пришли славяне и постепенно завоевали Полабье, во второй половине 5 века заняли Север нашей Германии.» …по этим данным выходит, что т.н. «Славия», это нашествие славян в частности из тер. совр. Беларуси, что в свою очередь опровергает эту нелепую теорию о балтскости нашей земли т.к., если вдаваться в подробности, термин «балты» введен в 19 (или18 точно не помню) веке, причем немцами, которые имели претензии на этот регион балтийского побережья, и славяне «вендланда»-«славии» (бывшие враги) сюда не вписывались. До этого никаких «балтов» не существовало. Еще аргументы не в пользу терминологии «балты» — жмудины-летувисы имеют генетические корни финно-угорские проуральские, даже большие чем латыши, которые восточнее них, что подтверждает версию о «пришлости» жмуди-самогитии на эту территорию с востока (возможно от ордынского нашествия — моё предположение).

  9. Бранко Станојевич

    Венды-Венеды это не Славяне, это народ лужицких Сербов, как oни официально называются в Германии. Славяне никогда не существовали, это подлог Римско-католической церкви.

    1. ladzia

      Бранко Станојевич, о.к., а сэрбы — гэта славяне, ці таксама «подлог Римско-католической церкви»?
      .
      і ў чым «подлог»?
      .

  10. Віцень

    «2.4. ВЕНДЫ-ВЕНЕДЫ ПРИШЛИ С ЗАПАДА И ДВИГАЛИСЬ НА ВОСТОК ЕВРОПЫ

    Из приведенных цитат прямо вытекает: Куры и Лэтты изгоняли Вендов-Венедов по направлению с Запада на Восток Европы вдоль берега Балтийского моря. Совершенно очевидно, что Венды-Венеды изначально пришли с Востока Европы по берегу Балтийского моря.»

    У апошнім сказе памылка. Венеды прыйшлі з захаду.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *