Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Украденная родина

Cherkesy - 1Со всей России каждое лето миллионы россиян едут позагорать и развлечься на сочинском побережье. И лишь единицы знают о том, что земля эта вовсе не российская, а преступно отобрана у коренного населения. Само это население – западные адыги или иначе черкесы – было частично истреблено в ходе геноцида, а частично выдворено в Турцию, где их сегодня 6,5 миллионов (8% населения страны). Именно эти люди сегодня должны были бы жить на своей родине – в Сочи.

 До недавнего времени вопрос черкесского геноцида не слишком широко обсуждался в российской прессе – и уж практически совсем о нем не говорили в западной. До тех пор, пока в 2007 году Международный Олимпийский комитет не решил проводить зимнюю Олимпиаду 2014 года в Сочи. Для черкесов это место священно – и преисполнено скорби – так как там полтора века назад они потерпели поражение в войне с Российской Империей, и началось массовое жестокое выселение черкесского народа с этих земель. Представители черкесской диаспоры, как сообщает «Голос Америки», сейчас пытаются увязать требования о признании геноцида своего народа с проведением Олимпиады в Сочи, но пока находят ограниченную поддержку.

Одновременно Сара Райнке, референт правозащитного “Общества защиты угнетенных народов” по странам Восточной Европы и бывшего СССР, дала интервью берлинскому изданию «Tageszeitung». Она рассказала о том, что “их организация будет использовать зимние Олимпийские игры в Сочи в 2014 году для того, чтобы обратить внимание на судьбу черкесов”, “рассказать о нарушениях прав человека на Северном Кавказе”. Сами черкесы, указывает правозащитница, возмущены тем, что Игры пройдут как раз там, где некогда находилась их столица. “Черкесы выступают за бойкот Олимпийских игр, однако мы понимаем, что это просто невозможно, – говорит Райнке. – Именно поэтому с помощью различных выставок и презентаций мы хотим рассказать об этом народе”. Общество уже составило меморандум, в котором описана судьба черкесов и разъяснены причины случившегося.

Как считает собеседница издания, России пора “наконец-то взять на себя ответственность за преступление, совершенное более 150 лет назад”. “Единственное, чего требует черкесы, – это извинения, – поясняет Райнке. – К тому же многие хотят вернуться на свою историческую родину, хоть это очень непросто – велико число отказов”. Если бы Россия, уверяет активистка, пошла “в этом вопросе навстречу черкесам, проблема с Сочи не была бы такой большой”.

В целом же Райнке считает, что “черкесский вопрос” вряд ли решится после Олимпиады: “В этом плане я настроена пессимистично. К сожалению, опыт показывает, что такие значимые события мало что приносят – после Игр интерес к этой теме постепенно угаснет”.

Очевидцы геноцида

 Сегодня всякого рода западнорусисты и великодержавники уверяют беларусов, что наше восстание 1863 года было вызвано не желанием беларусов избавиться от российского колониального гнета, а якобы «спровоцировано поляками». А на самом деле, мол, царский режим не был колониальным, а наоборот очень любил «братский» беларуский народ и прочие народы, да и вообще был самым миролюбивым в мире.

Однако в том же 1863 году сей «миролюбивый» режим осуществил чудовищный геноцид в Западном Кавказе – именно в рамках своей колониальной сути.

Кавказская война 1817-1864 годов была войной России по колониальному захвату Кавказа. Наиболее сильным оказалось сопротивление народов Западного Кавказа – западных адыгов, второе название которых черкесы. Русские, видя бесплодность усилий своих экспедиционных войск, в конце концов пришли к «кардинальному решению»: устроить этническую зачистку всего населения этого обширного региона и выселить всех его жителей. С последующим заселением крестьянами из России, Украины, Молдовы и пр.

«Википедия» об этом рассказывает так:

Cherkesy - 2«В начале 1863 года противниками русского владычества на всём Кавказе оставались одни лишь горские общества на северном склоне Главного хребта, от Адагума до Белой, и племена приморских шапсугов, убыхов и др., жившие на узком пространстве между морским берегом, южным скатом Главного хребта, долиной Адерба и Абхазией. Окончательным покорением Кавказа руководил великий князь Михаил Николаевич, назначенный наместником Кавказским. В 1863 г. действия войск Кубанской обл. должны были состоять в распространении русской колонизации края одновременно с двух сторон, опираясь на Белореченскую и Адагумскую линии. Действия эти пошли настолько успешно, что поставили горцев северо-западного Кавказа в безвыходное положение. Уже с половины лета 1863 г. многие из них стали выселяться в Турцию или на южный склон хребта; большая их часть покорилась, так что к концу лета число выходцев, водворённых на плоскости, по Кубани и Лабе, дошло до 30 т. человек. В начале октября абадзехские старшины явились к Евдокимову и подписали договор, по которому все одноплеменники их, желавшие принять русское подданство, обязывались не позже 1 февраля 1864 г. начать переселяться на указанные им места; остальным давался 2 1/2- месячный срок для выселения в Турцию.

Покорение северного склона хребта было закончено. Оставалось перейти на юго-западный склон, чтобы, спускаясь к морю, очистить прибрежную полосу и приготовить её к заселению. 10 октября русские войска поднялись на самый перевал и в том же месяце заняли ущелье р. Пшада и устье р. Джубги. На западном Кавказе остатки черкесов северного склона продолжали выселяться в Турцию или на Кубанскую равнину. С конца февраля начались действия на южном склоне, которые завершились в мае. Массы черкесов были оттеснены к морскому берегу и прибывшими турецкими судами отвозились в Турцию. 21 мая 1864 года в горном селении Кбаадэ, в лагере соединившихся русских колонн, в присутствии великого князя главнокомандующего, отслужен был благодарственный молебен по случаю победы».

Слово «победа» звучит тут явно неуместно – уж слишком произошедшее постыдно.

Вот что об этих событиях пишет очевидец М.Б. Смолин (Очерки имперского пути. Неизвестные русские консерваторы второй половины XIX – первой половины XX века. М.: Журнал «Москва», 2000):

«Этот план, похожий на убийство одним народом другого, представлял нечто величественное в своей жестокости и презрении к человеческому праву…

Черкесы, когда уже совсем растерялись и пали духом, в большинстве пассивно смотрели на совершающееся, не сопротивляясь, но и не уходя. Не сразу можно было подняться, не сразу можно было даже сообразить, что делать, куда уходить. Но размышлять долго им не давали. Во все районы посылали небольшие команды, и эти в свою очередь разбивались на группы по нескольку человек. Эти группки рассеивались по всей округе, разыскивая, нет ли где аулов, или хоть отдельных саклей, или хоть простых шалашей, в которых укрывались разогнанные черкесы. Все эти аулы, сакли, шалаши сжигались дотла, имущество уничтожалось или разграблялось, скот захватывался, жители разгонялись – мужики, женщины, дети – куда глаза глядят. В ужасе они разбегались, прятались по лесам, укрывались в еще не разграбленных аулах. Но истребительная гроза надвигалась далее и далее, настигала их и в новых убежищах.

Обездоленные толпы, все более возрастая в числе, бежали дальше и дальше на запад, а неумолимая метла выметала их также дальше и дальше, перебрасывала наконец через кавказский хребет и сметала в огромные кучи на берегах Черного моря.

Отсюда все еще оставшиеся в живых нагружались на пароходы и простые кочермы и выбрасывались в Турцию. Это пребывание на берегу было не менее ужасно, потому что пароходов и кочерм было мало.

Переселявшихся за море было свыше полумиллиона. Нелегко можно найти перевозочные средства для такой массы народа, и злополучные изгнанники по целым месяцам ждали на берегу своей очереди. Да о заготовке перевозочных средств никто и не подумал своевременно…

Вся эта дикая травля – не умею найти другого слова – тянулась около четырех лет, достигши своего апогея в 1863 году. Бедствия черкесов не поддаются описанию.

Убегая от преследований, они скитались без крова и пищи, зимой – при двадцатиградусном морозе. Зимы, как нарочно, были необычайно холодные. Среди черкесов стали развиваться опустошительные болезни, особенно тиф. Семьи разрознялись, отцы и матери растеривали детей. Умирали под открытым небом и в норах. Рассказывали, что наши натыкались на случаи употребления несчастными человеческого мяса.

Я говорю об ужасах изгнания горцев как очевидец. Когда понуждения к их выселению докатились и до Новороссийска, все горы, окружавшие Цемесскую долину и бухту, задымились столбами дыма от выжигаемых аулов, а ночью всюду сверкали иллюминацией пожаров. Мы даже не подозревали, что наши горы были так густо заселены. Дым подымался, и огонь сверкал чуть не в каждом ущелье. Эта зловещая картина стояла перед нашими глазами, пожалуй, так в течение месяца…

Сколько горцев погибло за это время от всяких лишений, голода, холода и болезней – это известно одному Господу. Подсчитывать трупы по лесам и всяким трущобам было и некому, да и невозможно. Даже на берегу, где горцы находились уже под нашим надзором, массы умирающих закапывали поспешно и без внимательного подсчета. Думали только о том, чтобы трупы тифозных не распространили заразы.

Отец показывал мне впоследствии места, где их зарывали (по ту сторону бухты), говорил, что трупы засыпались негашеной известью, что их было множество, но точного числа никому не называл…

Таких истреблений целого народа, как на Западном Кавказе, история назовет немного… Таким образом, огромный, богатый, чарующий красотой край был радикально «очищен» от населения, жившего там в течение тысячелетий».

А вот рассказывает чиновник кавказского наместничества Адольф Берже:

«Никогда не забуду я того подавляющего впечатления, какое произвели на меня горцы в Новороссийской бухте, где их собралось на берегу около 17.000 человек. Позднее, ненастное и холодное время года, почти совершенное отсутствие средств к существованию и свирепствовавшая между горцами эпидемия тифа и оспы делали положение их отчаянным. И действительно, чье сердце не содрогнулось бы при виде, например, молодой черкешенки, в рубищах лежащей на сырой почве, под открытым небом, с двумя малютками, из которых один в предсмертных судорогах боролся со смертью в то время, как другой искал утоления голода у груди уже окоченевшего трупа матери. А подобных сцен встречалось немало…». (Берже Ад. П. Выселение горцев с Кавказа // Русская старина. 1882. Т. 33. Кн. 2. С. 362 – 363).

Еще цитата:

«Поразительное зрелище представилось глазам нашим по пути, – разбросанные трупы детей, женщин, стариков, растерзанные, полуобъеденные собаками; изможденные голодом и болезнями переселенцы, едва поднимавшие ноги от слабости, падавшие от измождения и еще заживо делавшиеся добычею голодных собак… Живым и здоровым некогда было думать об умирающих: им и самим перспектива была неутешительнее: турецкие шкиперы, из жадности, наваливали, как груз, черкесов, нанимавших их кочермы до берегов Малой Азии, и, как груз, выбрасывали лишних за борт при малейшем признаке болезни. Волны выбрасывали трупы этих несчастных на берега Анатолии… едва ли половина отправившихся в Турцию прибыла к месту. Такое бедствие и в таких размерах редко постигало человечество». (Дроздов И. Последняя борьба с горцами на Западном Кавказе // Кавказский сборник. Тифлис, 1877. Т. 2. С. 457).

Генерал-лейтенант Николай Раевский, командующий Черноморской береговой линии, в письме военному министру А.И. Чернышеву:

«Наши действия на Кавказе напоминают все бедствия первоначального завоевания Америки испанцами; но я не вижу здесь ни подвигов геройства, ни успеха завоеваний Пицара (Pizarre) и Кортеца (Cortez). Дай Бог, чтобы завоевание Кавказа не оставило в Русской истории кровавого следа, подобного тому, какой оставили эти завоеватели в истории Испанской». (Н.Н. Раевский – графу А.И. Чернышеву. 28 февраля 1841 года, №65. Керчь // Архив Раевских. Т. IV. СПб., 1912. С. 96).

 Два вопроса

Сегодня россияне, воспринимая эти факты об истории своего государства, испытывают инстинктивное желание оправдываться (пряча стыд, который все равно возникает): мол, а вот в Америке негров линчуют, американцы воевали с индейцами, а англичане подавляли восстания индусов в Индии.

Cherkesy - 3Да, подавляли. Но не заставили же индусов покинуть родину для создания из Индии большого пляжа-курорта для английской нации. Вот ведь в чем дело!

У всякого здравомыслящего и морально адекватного человека при восприятии этих фактов возникает минимум два вопроса.

Вопрос первый: а в чем, собственно, вина местных жителей Сочинского края, изгнание и истребление которых русские войска праздновали как «победу»?

Люди тысячелетиями жили на своей земле. В средние века являлись союзниками Москвы в борьбе с Крымской Ордой, в 1552 году адыги вместе с русскими, казаками, мордвой и др. приняли участие во взятии Казани. Имели три посольства у союзного им Ивана Грозного. В 1561 году Иван Грозный женился на дочери известного кабардинского князя Темрюка Идарова. После крещения в Москве она стала царицей Марией.

Но прошло три века, приходит некогда союзный северный сосед и говорит: «выметайтесь с вашей земли!».

6,5 миллионов потомков изгнанных в Турцию до сих пор понять не могут: в чем вина перед Россией их народа? Они что, России чем-то угрожали? Напали на нее и до Москвы дошли? Нет – это русские к ним сами пришли и украли у них родину. И при этом поют песни «Хотят ли русские войны?» и «Нам чужой земли не надо». Оказывается, еще как надо. Чтобы на массовых захоронениях адыгов, где трупы засыпаны негашеной известью, загорать, развлекаться и устраивать Олимпийские игры.

Тут и второй вопрос: вот ради этой блажи русские и изгнали коренное население Сочинского края в Турцию?

Смысл вообще в чем?

Сейчас русские отдыхают в основном в Турции и Греции – так почему бы оттуда тоже не изгнать все местное население военной силой? Ведь абсурд!

О «нехватке жизненного пространства» говорили только великодержавные немцы в Германии, а у Российской империи этого «жизненного пространства» было девать некуда в 1863 году – самая большая страна в мире, на юге до Афганистана и Индии, а на востоке Аляска считалась частью России. Самым восточным городом России на карте 1866 года обозначен Ново-Архангельск на архипелаге Александра, ныне самая восточная точка штата Аляска. Так что «жизненного пространства» России было сверх всякой нужды (а Аляску оставили, потому что обжить не смогли).

Причина геноцида совсем в другом – в финансах и в усталости армии, а также в нашем беларуско-польском восстании 1863-1864 годов. Война на Кавказе, длившаяся три четверти века, забирала ежегодно четверть бюджета Российской империи. Когда началось еще и наше восстание, царизм увидел в этом некий «системный кризис», который может привести к распаду российского колониализма. Ведь наши бунтовщики звали и другие угнетенные народы России тоже восстать против ига царизма.

Это в какой-то мере объясняет «радикализм» решения «проблемы Западного Кавказа». Собственно говоря, царизм был готов поступить так и с нашим населением – но здесь боялся критики Запада (Франции в первую очередь). Поэтому царизм, подавляя наше восстание, ограничился лишь ссылкой в Сибирь «неблагонадежных семей» – каковых у нас нашлось, впрочем, очень и очень много. Аналогично в 1944-1945 годах Хрущев просил Сталина депортировать в Сибирь все население Западной Украины как «неблагонадежное», но Сталин посчитал это слишком скандальным актом и ограничился выборочными ссылками сотен тысяч, хотя ранее принимал решения о депортации целых народов (крымских татар, чеченцев и других).

Но во всей этой истории непонятно другое: а зачем вообще русской якобы России – совсем не русский и не славянский Кавказ? Рассказы про «собирание Руси Москвой» и всякие теории про «братство трех славянских народов» – это более-менее понятно и аргументировано сталинскими историками, изложено в Тезисах ЦК КПСС 1954 года. Но какое отношение к этому имеют кавказские народы? Разве там живут беларусы и украинцы? Какое отношение к славянам имеет Кавказ?

Обретение ненужного 

Взглянем на вещи с точки зрения геополитики. Идеологи РФ говорят, что Кавказ якобы очень нужен России как геополитический регион распространения российского влияния.

Это так. Но равно ценны геополитически проливы Босфор и Дарданеллы, территория Турции, территория Сирии и Израиля, территория Ирана, владение Гибралтаром и пр., пр. – немеряно по всему земному шару. Захватить все невозможно. А вот уже имевшееся – Аляску – Россия удержать не смогла, силенок не хватило. Хотя ретроспективно эксперты считают, что огромные ресурсы и усилия, потраченные царизмом с начала XIX столетия на войну с Кавказом, надо было отдавать на колонизацию Аляски. Так как Кавказ Россия в принципе удержать не может и не могла, а вот Аляска вместо Кавказа сегодня была бы частью российского государства. И создавать колонии следовало не в захваченных землях у выдворенных в Турцию адыгов-черкесов, а в Аляске.

Там местное население – алеуты – вполне лояльно к тем, кто пытался их к себе присоединить. В отличие от гордых и свободолюбивых народов Кавказа, которых пришлось даже истреблять и выселять в Турцию. Причем, проблема в том, что Россия, не подумав, «влезла» в Кавказ по просьбе Грузии, с которой сейчас и воевала.

Все ресурсы в ходе Кавказской войны были оттянуты на Кавказ – повторю: четверть бюджета страны в течение 75 лет. Это не позволило провести колонизацию Аляски. То есть, вместо Русской Аляски Россия получила себе так до сих пор и не русский (кроме Сочинского края) Кавказ.

Сейчас все это видится полным отсутствием логики. Вначале Россия вторгается по просьбе Грузии на Кавказ, где воюет с родственным Абхазии народом и выселяет его в Турцию. А теперь уже на стороне родственного этим изгнанникам народа абхазам воюет с «призвавшими» Россию на Кавказ грузинами.

Дальнейшая история, вплоть до сего дня, показала что Россия, титаническими усилиями покоряя Кавказ, обрела там себе лишь головную боль и постоянную дыру в бюджете. Поняв, что спокойным является только Сочинский край, где коренное население было царизмом изгнано в Турцию, Сталин продолжил практику депортаций кавказских народов – что признание полной неспособности Москвы нормально управлять этой территорией.

Так зачем вообще нужна была России вся эта «кавказская эпопея»?

Опыт изгнания западных адыгов в Турцию показал, что это самый продуктивный путь избавления от «головной боли»: нет народа – нет проблем. Казалось бы, таким же путем можно изгнать в Турцию все кавказские народы – и тогда никаких проблем не будет: Москва станет спокойно властвовать над Кавказом. Но при этом возникает совсем другая проблема: а зачем России эти теперь никем не населенные горные хребты? От них никакой пользы, да и заселить их, как сочинское побережье, украинцами и молдаванами с казаками не получится. Они не горцы.

Часто можно услышать «аргумент»: Кавказ нужен России геополитически – иначе там были бы базы НАТО. Ну, вот Турция член НАТО, означает ли это, что Россия должна была еще в свой состав не только Кавказ, но и Турцию захватить? И вообще захватить в свой состав все страны, которые потом вошли в НАТО? Или все-таки проще России самой войти в состав НАТО? И тогда не надо никого захватывать и быть обязанным за захваченные народы, ведь, как Экзюпери писал, «мы в ответе за тех, кого приручили»…

Источник: «Аналитическая газета «Секретные исследования», №14, 2013

2 thoughts on “Украденная родина

  1. Djecerson

    сколько от русских горя было соседним народам…