Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Тарас: «Это россияне обозвали нас «белорусами». К нам этот термин никакого отношения не имеет»

Кого в действительности называли «белорусами» и зачем нам подсунули этот термин?

Жаркие споры вызвала книга Михаила Митина «Белая Русь: Хроника употребления термина». Тезисы, изложенные в ней, очень сильно расходятся с тем, что долгие годы считалось официальной концепцией происхождения и употребления названия нашей страны и наименования самих белорусов.

— Меня давно интересовало само понятие Белая Русь. Казалось, про это столько написано огромных трудов, но мне из них так и не было понятно, почему у нас в названии Белая Русь два русских слова? — рассказал во время презентации Михаил Митин. — Стал изучать карты, где обнаружил, что Белая Русь указывалась там, где Москва. Потом начал собирать документы, в которых когда-либо упоминался термин «Белая Русь», «белорусский».

Андрей Митин

Выводы, к которым пришел автор, удивили его самого. Более того, он обнаружил огромное количество нестыковок, допущенных историками, которые писали на эту тему.

— Я начал перепроверять документы, на которые ссылались авторы, и сравнивать с первоисточником. И был шокирован, до какого идиотизма зачастую доходят историки и каким количеством фальсификаций нас пичкают, — отметил Митин.

Цель автора заключалась в том, чтобы проследить, когда впервые начали употребляться термины «белорусское письмо», «белорусец» (белорус), «Белая Русь», «белорусская вера» и в каком значении. В частности, Митин показал, что применительно к 16-17 векам некорректно будет утверждать, что эти слова имели тот же смысл, что и теперь.

— Сегодня, когда мы говорим «белорусский язык», мы имеем в виду «беларускую мову», мову Коласа, Купалы, Горецкого. Когда мы говорим «белорус», подразумеваем этнического белоруса, под Беларусью — страну или территории расселения белорусского этноса, — поясняет историк Анатолий Тарас, который выступил редактором этой книги. — Но в 16-17 веках это обозначало совсем другие понятия.

Например, историк Олег Латышонок пишет, что Соломон Рысинский впервые употребил термин белорус применительно к себе и дает ссылку на конкретное сочинение.

— Митин находит этот источник и показывает, что там термин  употребляется не в этническом смысле, а религиозном, — поясняет Тарас.

Итак, к каким выводам пришел автор в своей книге? Приведем несколько тезисов.

«Белая Русь» — это западные земли Московского государства

Основываясь на документах, Митин делает вывод, что упомянутый в ранних документах «белорусец» – это человек любого этнического происхождения, который исповедает православие, но именно в ее восточном московском варианте. Как известно из истории, Москва не признавала юрисдикцию Константинопольского патриарха, и в 15 веке тут был поставлен свой митрополит.

Что касается термина «Белая Русь», то территориально это понятие относилось к западным землям Московского государства.

— Даже если они в какие-то периоды и входили в состав ВКЛ, то Московия всегда предъявляла претензии нашим великим князьям, требуя отдать земли до Березины, утверждая, что это их вотчины, — поясняет Анатолий Тарас.

Да и «белорусское письмо» никакого отношения к «белоруской мове» не имеет. Согласно выводам Митина, это канцелярский язык Московского государства.

А кто мы?

Откуда же тогда взялись нынешние белорусы?

— Название «белорусы» нам было навязано, — отмечает историк. — Мы литвины и русины. В ВКЛ тех, кто исповедал православную веру, называли русинами (это тоже религиозное понятие), а тех, кто исповедал какую-то другую веру, например католическую, протестантскую или языческую, называли литвинами.

Термин же «Беларусь», «беларуская мова», «белорус» вошли в широкое употребление только в 19 веке, после того, как мы стали частью Российской империи.

— Если бы тому же Валентию Ваньковичу, которого  я издал в серии «100 выдатных дзеячаў беларускай культуры», сказали, что он белорус, он бы очень удивился: а кто это такой? И заявил, что он польский шляхтич литовского происхождения, — пояснил Анатолий Тарас.

Что с этим делать?

Ответ на этот вопрос звучит очень просто: ни-че-го! Не мы первые, не мы последние, кому досталось чужое название. Так, по словам историка, те же итальянцы не имеют никакого отношения к римлянами и ромеям, англичане — к древним пиктам и бритам.

— Да, россияне, по большому счету, обозвали нас «белорусами». К нам этот термин никакого отношения не имеет. Ну что поделаешь, так получилось, — отмечает Анатолий Тарас. — Я, кстати, неоднократно спорил со сторонниками литвинизма, которые уверяют, что корень наших проблем в том, что у нас чужое название, и надо вернуться к первому названию, что мы литвины и наше государство — это Литва. Но куда же тогда девать русинов? Они-то точно не литвины.

В любом случае, по мнению историка, поезд ушел очень далеко и навсегда. Поэтому спорить тут бесполезно, и надо принимать то, что есть.

Впрочем, спорить, как оказалось, есть о чем. И дискуссия после представления книги разгорелась нешуточная. Историк Андрей Киштымов многие тезисы автора посчитал довольно спорными.

Анатолий Тарас и Андрей Киштымов

— Главный ответ нужно искать, почему, в конце концов, это название пришло сюда и здесь осталось? Почему этот народ принял его? — заявил Киштымов. — Вы говорите «подсунули». Но если подсунули, то, извините, тот, кто принимает, тоже как-то в этом виноват. А если подсунули, тогда вместо чего?

Автор: Анастасия Зеленкова, Салідарнасць

9 идей о “Тарас: «Это россияне обозвали нас «белорусами». К нам этот термин никакого отношения не имеет»

  1. Антон

    Ага. Да праўдзе прыйшлі, а паражэнчы настрой застауся. Мяняць назву краіны. Іншага шляху няма. Інакш, так і застанемся насельніцтвам без БАЦЬКАУШЫНЫ!

  2. Антон

    Адно глупства ўсё ж такі сказана: «В ВКЛ тех, кто исповедал православную веру, называли русинами (это тоже религиозное понятие), а тех, кто исповедал какую-то другую веру, например католическую, протестантскую или языческую, называли литвинами.»
    Літвіны былі і праваслаўнымі: «РОДОМ ЛИТВИН, БЕЛОРУСЕЦ» — так у дакументах!

    1. Николай

      Если, как Вы утверждаете, «Літвіны былі і праваслаўнымі», то почему от наших предков «православных» литвинов нам так мало досталось православных храмов и так много от унии? РПЦ до сих пор их усердно переделывает, подгоняя под свои православные храмы и, как недавно, жировичский иконостас ….

  3. Mikola Litvin Esxatos

    Не згодны, трэба вяртацца да імя нашага народа, дадзенагоа Богам! Мы — літвіны! Калі літвіны сталі называць сябе — з падачы маскоўскага суседа — беларусамі — яны страцілі сваю ідэнтычнаць і генетычную сувязь са сваім родам і народам і сталі іванамі, не помнящими своего родства — чаму габрэі не растварыліся у народах? Бо яны ведаюць, што нельга выракацца ад свайго імя, даннага Богам! Бо тады яны дзеці д’ябла становяцца… Не будзе бласлаўлення гэтай зямлі пад чужым іменнем! Няма Белай Францыі чы Чырвонай Германіі! Мы ўзялі сабе імя захопнікаў, якія кроўю залілі нашыя землі, только пад час 13-гадовай вайны больш за палову насельніцтва было варазана — няўжо кроў забітых продкаў не заклікае да Бога?
    Трэба ствараць літвінскую палітычную партыю і вяртаць не толькі назву, але ўсю тую багатую спадчыну, якая была загублена сыцыял-дэмакратамі і камуністамі.

  4. Mikola Litvin Esxatos

    Чаму людзі называлі сябе тутэйшымі? Таму што не прынялі гэтую маскоўскую мянушку — беларусцы…
    «Бо я мужык, дурны мужык» — гэта праклён.
    Літвінам трэба вяртацца да Літвы.
    На захадзе краіны ніхто сябе беларусам не адчуваў…

  5. Михайло

    Русинами називали тих, хто жив на території Руського королівства (Галичина, Волинь, Холмщина, Більшість правобережжя Дніпра). Ця територія потім увійшла у склад Великого князівства Литовського, Руського і Жемайтського, де литвинами були саме сучасні бялоруси, Руські — зрозуміло, а от жемайти, як раз сучасні литовці… А вже потім Люблінська унія і Ржечь Посполіта.

  6. Юрий-Альгерд

    Не буду спорить с уважаемым историком Андреем Киштымовым, просто предложу свою точку зрения на его вопросы.
    1. «- Главный ответ нужно искать, почему, в конце концов, это название пришло сюда и здесь осталось?» Не соглашусь, что главный вопрос «почему пришло?», по мне так главный вопрос — кем были наши предки до того, как к нам это пришло? Для национального самосознания это важнее. Хотя у ученых, конечно, могут быь другие задачи.
    2. «Почему этот народ принял его?» Народ принял, потому что его приняла в первую очередь местная элита, интелегенция — шляхта. Один из первых, кто принял название «белорус» был Ф. Богушевич — шляхтич. Он один из первых, кто продвигал местный фальклер, как «белорусский». Потом и Я. Купала, и Богданович подтянулись, и другая шляхта. Потому народ и принял иннициативу своей элиты.
    3. «Но если подсунули, то, извините, тот, кто принимает, тоже как-то в этом виноват.» Вина только в том, что жители ВКЛ не смогли отстоять независимость своей Родины. А «приняли» потому что пришлось выбирать из двух зол: либо стать «белорусами» и сохранить свою «адметнасць», либо стать Северо-западными россиянами. Другого было просто не дано. Здесь вины никакой нет.
    4. «А если подсунули, тогда вместо чего?» Думаю, всё-таки вместо «литвины». Конечно, была вероятность стать к тому времени поляками, но ведь не стали! А историческое название «Литва», «литвины» обязано было остаться за нами, современными беларусами: и православными, и католиками, и протестантами…

  7. Саша

    «А если подсунули, тогда вместо чего?» Вместо «Литвин». Основная цель замирить население захваченных территорий. После войн ВКЛ с Москвой замирить литвинов не получилось бы, но получилось замирить беларусов.

  8. Василий Коляда

    Не подсунули, а навязали с помощью московского (российского) солдата, учителя, попа, секретаря парткома…
    Все проще, когда литвины — это беларусы, русины — украинцы, жмуды — летувисы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *