Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Статут жемайтии 1529 года. Кем, когда, для кого и на каком языке был написан.

Совершенно не изученным оказался архиважный документ по истории Великого Княжества Литовского – «Устав (Статут) земли Жмудской» от 20 января 1529 года. Интереса к этому документу добавляет факт, что он был подписан на 8 месяцев раньше куда более весомого «Статута Великого Княжества Литовского» от 29 сентября 1529 года. Если присоединить к этим двум документам еще и «Перепись войска Великого Княжества Литовского» от 1528 года, мы получим большую триаду основополагающих базовых юридических документов, определяющих основы социального существования ВКЛ, принятых фактически в одно время.

Эта триада документов вполне может рассматриваться как первая нормативная база, тождественная современному понятию «Конституция».

1. СТИЛИЗОВАННЫЙ ПЕРЕВОД

Для перевода нами был выбран следующий первоисточник: «Вестник Западной России» за 1864-1865 год, книга 4, отдел 1, № 5. Документ к истории Самогитии (Жмуди). Устав (Статут) земли Жмудской, утвержденный грамотой Короля Сигизмунда 1-ого в 1529 году, стр. 70-77.

Характеристика перевода: минимальный стилизованный, чтобы, с одной стороны, максимально сохранить официальную стилистику того времени, но и, с другой стороны, довести смысл документа до читателя. Иными словами, мы попытались сохранить монументальную сложнейшую словесность высшего официоза Речи Посполитой начала 16 века, его чугунный витиеватый стиль, с сохранением генеральной мысли.

Для этих целей, например, мы повсеместно применяли термин «установление» вместо полностью современного «постановления».

ДОКУМЕНТ К ИСТОРИИ САМ0ГИТИИ (ЖМУДИ).

Устав (Статут) земли Жемайтской, утвержденный гра­мотой Короля Сигизмунда 1-ого, в 1529 году.

(Выписка из Метрики Литовской, Тома 7 и 34)

Сигизмунд Божьей милостью Король Польский и Великий Князь Литовский, Русский, Прусский, Жемайтский, Мазовецкий и иных.

Из сборника "Вестник Юго-Западной и Западной России".1864-10

Из сборника “Вестник Юго-Западной и Западной России”.1864-10

Этим Нашим документом делаем настоящее дело потому, что Мы, видя великое угнетение и утяжеление жизни подданных наших от Старост Жемайтских и от судей земли Жемайтской, которых они угнетали многими и тяжелыми работами и непомерными податями, а наездами своими делали от них для себя корысть, от чего наши подданные той земли Жемайтской очень горюют и многие из некоторых своих мест разошлись и земли многие опустели.

А поэтому Мы, желая наше Государево милосердие над теми подданными нашими проявить, некоторые волости выделив, землю Жемайтскую отдали во владение и в правление Старосте Жемайтскому, пану Станисла­ву Станиславовичу [Кезгайло], согласно изначального давнего обычая, по которому он имеет право там дела делать и править. То есть в привилегии Нашей его записали, как Нам видится, к Нашему доброму, к лучшему полезному земскому делу в той земле Жемайтской. И в дворах и волостях Наших Жемайтских так сделать, и плату Нам Государю, и урядникам Нашим дворовым и судьям волостей Жемайтских установили ласково и с уважением людей Наших, которые из дворов и волостей Жемайтских, и взяли их под свою защиту и в подданство Наше и в потомки Наши. А именно в первую очередь следующее:

двор Вилкея с пашнями и со всеми людьми;

двор Велена с пашнями и со всеми людьми;

двор Склорстемон с пашнями и со ­всеми людьми;

двор Ясвоини с пашнями и со всеми людьми;

волость Ойрагона с городом и местными платами и со всеми людьми;

волость Ретоко с городом и со всеми людьми;

волость Кондынка со всеми людьми;

волость Кершево со всеми людьми;

волостъ Поюрие со всеми людьми;

волость Шовды со всеми людьми;

волость Ретово с городом и со всеми людьми;

волость Тверы со всеми людьми;

волость Телми со всеми людьми;

волость Ужвента со всеми людьми;

волость Вешване со всеми людьми;

волость Биржыляны со всеми людь­ми;

волость Двурьяны со всеми людьми;

волость Биржаны со всеми людьми.

В этих дворах и волостях Наших делаем и устанавливаем новый порядок оплаты Наших урядников в этих выше означенных волостях. В части податей присоединяем к тем Нашим дворам, которые от имени распорядителя дворов Наших и судей волостей Жемайтских имеют править и дело делать не иначе, кроме как согласно воле Нашей в этом Уставе записанной.

1. Сперва все работы, которые подданные Наши делали в дворах и имениях покойного пана Старосты [Станислава Яновича Кезгайло] и судей, и доходы ему и всем судьям и заместителям их давали, и дела делали – то людям нашим все отпускаем. К этому же разных других податей, как обменянных, так и других вещей, которые были раньше без Нашего дозволения дадены самому пану Старосте, и его заместителям, и приставам его заместителей – тех людей Наших в тех дворах и судах от того всего освобождаем, тех людей Наших от таких великих притеснений и взяток.

Усмотрели Мы к пользе Нашей так сделать, не забывая стародавнего обычая, который касается куничной платы [дань шкурками куницы по фиксированным ценам], которую люди Наши куничники давали Нам по шестнадцать грошей.

Мы в том им милость нашу сделали, отдали им тех куниц по четыре гроша, а которые волости пан Староста держит под своей властью, с тех его волостей по старому могут нам куниц давать по шестнадцать грошей, и должны нам и потомкам нашим куниц давать каждый год, за каждую куницу по двенадцать грошей.

Приставам и судьям, которые будут собирать куничные налоги, те, которые налоги имеют или дают, а за то освобождены от работы и которых за это освободили, должны нам те люди наши куничники, каждый из них, каждый год, от каждой куничной сохи по полукопе грошей давать [30 грошей], а от каждой конской сохи по половине того, а именно: по пятнадцати грошей, но их освободят от подати, которую собирали приставы и судьи с пустых земель, и уже судьи не могут на себя брать, то приписываем себе, чтобы тем быстрее те земли людьми были обжиты.

2. Также меды пресные из своих волостей, из которых их издавна давали, и налоги ежегодные от каждого человека даденные по два гроша, и ловле рыбы в наших озерах, и налоги льняные их имели, и акцизы с корчмы, и местные платы, и номерные, и торговые налоги: те все записанные именованные доходы берем и приписываем к себе, и потомкам нашим. Приставы и судьи наши в этом совсем не имеют ничего делать, и все то к рукам своим прибирать, потому что то все есть справедливо, собрано к нашим рукам Государевым.

А которые люди наши в дворах и волостях не будут иметь сох волов или кляч хотя бы одну на землю, с которой бы имела быть служба, те должны нам давать с каждой службы каждый год по десяти грошей до лучшего их положения, а когда сохи будут иметь, тогда уже те должны нам давать полукопу грошей, как и те люди, которые сверху перечислены.

3. При том постановляем, что каждый человек должен нам каждый год и потомкам нашим давать за бочку овса шесть грошей, а за воз сена два гроша, это есть вещи установленные и должны собираться для нас, во имя Божьего рождения. А приставы и судьи с теми сборами не имеют права по людям из дома в дом ездить, ни в одном месте, и говорить, чтобы тот платил им с волости, к которой до них тот был приписан с тем его доходом приписанным.

4. Также оставляем за собой и за потомками нашими стацею [сбор с крестьян припасов для войска]: где здесь когда надобно проходит, там до любого двора, или до Жемайтского приехали, тогда от каждого человека нам должны будут давать все стацеи, как ягнят, волов, гусей, кур, ба­ранов, свиней, овса, сена, меду, и пива, и этого в другое время не должны будут давать, только если мы сами персоной своей там проезжали.

5. Также кошение и сенозаготовки наши, в которых во всех дворах и судействах для нас сено выкашивали, то и теперь может быть по тому же, если те люди наши имеют то сено косить, ко­торые перед тем косили.

6. А которые люди здавна благодарения давали для нас ко дворам нашим, те имеют и теперь благодарения давать тем дворам нашим согласно давнего обычая.

7. Также всякие суды и штрафы, имеющие быть подписанными, но не собранные через судей, и которые штрафы только присудят, те должны быть в реестр вписаны, к нам представлены, а мы те штрафы скажем им к нам изымать. А с тех штрафов имеет на приставов и на судей идти каждый десятый грош, то есть: коли к нам один руб., тогда им десять грошей обязательно.

А по причине такого жадного утяжеления налогов и обязательных пошлин не имеют с людей наших брать то, что сперва по пять грошей было дадено заместителям приставов и судей, а приставам два пенязи, то все людям тем отпускаем.

8. Одецкование [сбор денег на проезд децкого, Королевского чиновника], так должен быть на месте, если децкий нигде не поедет, имеет он взять один грош, а если бы децкий где в той земле ехал, тогда имеет быть децкование согласно стародавнего обычая пять грошей, а выше пяти грошей не имеет никто больше брать. А что того касается на проезд приставов и судей, те дела так устанавливаем: каждому приставу и судье от каждой службы людей наших имеет быть дано пять грошей в каждом году, а с двух служб одна бочка овса, или за ту бочку два гроша, а с двух служб один воз сена, или за воз сена грош, и по две курицы, или за них грош, а с четырех служб одна бочка пива, которая не может быть заменена пенями одна за пять грошей, кроме такого случая: если которые не дадут бочки пива, тогда могут дать пять грошей или же меньше могут выпросить, заплатив, что им в том лучше будет казаться, с одной службы должны давать каждый по буханке хлеба так, чтобы буханка стоила по полгроша.

Также что касается выездов судейских на волости наши и взятия выплат и налогов наших этих стацей и доводов судейских, чтобы судьи очень часто волости наши не жили и в них много не ждали, мы им так устанавливаем в году два срока: первый срок на праздник Божьего рождения, а другой в последний мат Божий (?). На те два срока может каждый судья на свою волость выезжать и жить на ней, на каждом сроке но три недели, то есть всего жития по двум срокам может быть шесть недель.

И могут ездить не во множестве, а с малым числом слуг своих, для меньшей тяжести людей наших от тех выплат и налогов наших по стацеи. И гроши и доходы свои для этого установления не могут на людях делать, и всякое дело с людьми делать, и больше шести недель на тех обоих сроках не могут больше жить.

И заместителей и слуг не могут без себя в волости посылать, и стацей, чего для себя не доберут, того в домах людей не могут говорить им оставлять. И к домам своим конями волостными не могут ездить. Если те имеют у людей наших стоять, то гончих собак и легавых собак в домах их не могут держать и их кормить, и в повозке с судьями люди наши нигде не могут ездить, и подвод им и слугам их не должны давать, и на ра­боты к дворам их люди наши никогда ни должны ходить, и штрафов и одецкование выше этого установления нашего не могут с них брать.

А то установление прописанное в этом листе нашем распространяем на судей Жемайтских. А что касается тех дворов наших Вилкей, Веленье Скерстомона, Нысвоим, в тех дворах также все пла­ты и доходы наши выписанные как с волостей, так и с тех дворов наших, должны нам с тех хозяев быть отданы, ни­чего не отменяя, если сами хозяева дворов наших имеют в тех дворах наших то, что установлено было для Виленского и Троцкого поветов.

10. Также чтобы эта справедливость установилась, в этом большая, точнейшая и безотлагательная, для совершения была не только са­мим судьям, но и каждому человеку нашему тамошнему, как в жалобах, так и в каждых случаях, или которые были бы не завершены по отозванию, тогда установляем этим листом нашим, чтобы в год четыре разы суды гражданские, то есть первые суды в среду первой недели поста, а другие суды в пятницу предыдущую по небовступлении Божьем, третьи суды в неделю Святого Михаила, четвертые суды в день Светой Люции, суды, которые должны положены быть именными пана Старосты в крожах (?), при которых судах должен пан Староста сам судить с нашими судьями, и все суды как малые, так и великие и платы наши на нас должны записывать.

А если в тех случаях, когда зашла служба наша и земская, и подданные наши, где бы не шли на службу нашу в земли Жемайтские, тотчас для этих идущих также должны то совершить. А на такие случаи права до сих пор свести не могли, однако же для той службы перед этим должен пан Староста, которому бы это дали видеть и эти права совершать, и приказывать будет должен по тому простому смыслу.

11. А где эти случаи и права начнутся, мы то устанавливаем: если бы который шляхтич, который имел дело к судье, а судья к шляхтичу, или судья к судье, то ставим перед паном Старостой и судьей права и речи с обеих сторон принять, и чтобы очень скорее имело дело, и сторона против стороны не желала права выстаивать и речи выслушать, то к нам бы это тотчас отсылали. Тогда перед этим должен на таковое сказание прибыть к нам, того не откладывая, даже если уже приступили к делу, а прочие, будь кто из судей или из шляхты, не просили отозвать от пана Старосты дело к нам, таковых к нам должно отпущено быть.

А то дело между шляхтой и судьями должно быть кроме гражданских людей наших, потому что люди наши, которые бы имели притеснения и обиды от судей, или от шляхты, тем подданным нашим, каждый судья и шляхтич, должны на те сложные случаи перед паном Старостой и судьей в каждом случае ответить, и не должен это никто из них к нам отсылать, потому что каждый шляхтич и судья должен на тех судах подданным нашим во всем права добиться.

А кто бы из людей наших прав иметь не хотел и дело это отзывал, с таковых пану Старосте с судьями позволяем вину складывать, тех с согласия пана Старосты всех судей и всей шляхты земли Жемайтской не трогаем, но желаем, чтобы всяких речей пана Старосты во всем были послушны, как слова и места нашего, а больше в тех речах, которые служат к помощи и к доброму делу Речи Посполитой на той земле нашей.

12. При том устанавливаем, что те доходы наши не могут быть выбраны через других, а только через самих служащих и судей Жемайтских, для верности и справедливости, без всякого утяжеления и угнетения людей наших, чтобы больше не брать согласно сверху написанного в установлении нашем.

А если будет, в каком бы времени мы это ни увидели, кто бы то установление наше переступил и людям нашим притеснения делал, или их разогнал, или не согласно тому установлению что с них брал, или уменьшение доходов наших сделал, тогда для осмотра такового уменьшения и для дознания выбирания доходов наших можем послать человека которого доброго, верного, который для нас будет на то правильно смотреть.

13. Также судей не отдаляем от их имеющихся обязанностей, за исключением службы недобросовестной и за обиду подданных наших. А если станет, которого из них в том бесполезного распознали, тогда такового в тот же час отдалим сразу и другому вернейшему отдадим, кому будет наша воля Государева.

14. А это установили, что нам наперед времени виделось полезного в той земле Жемайтской. Если нам будет необходимость, которая может к нашему благосостоянию сделаться, и становиться, и прибавиться, и расшириться, мы и потомки наши прибавим, как будет наилучше видеться.

15. Внизу сам подписываюсь того же листа нашего и печать нашу каждый приложил к этому нашему листу.

Писан в Вилне в году Божьего рождения 1529, месяца января 20 дня второго индикта.

Тут подпись руки Государевой.

Писарь Горностай.

2. ЗАДЕКЛАРИРОВАННЫЕ ЦЕЛИ ДОКУМЕНТА

Естественно, что каждый нормативный акт должен преследовать некоторые цели. Эти цели задекларированы в начале текста, всего таких целей две, обе записаны от имени самого Короля Речи Посполитой Сигизмунда 1-ого.

Первая цель – это желание облегчить тяжелую жизнь Жемайтов, Сигизмунд 1-ый для этого желал «… наше Государево милосердие над теми подданными нашими проявить …».

Вторая декларируемая цель – «… людей Наших, которые из дворов и волостей Жемайтских, и взяли их под свою защиту и в подданство Наше и в потомки Наши …». В этой фразе читается решение полностью уравнять Жемайтов в равных правах с остальными гражданами Великого Княжества Литовского, из чего четко вытекает, что как минимум до 1529 года Жемайты в правовом отношении стояли ниже.

3. РЕАЛЬНЫЕ ЦЕЛИ ДОКУМЕНТА

Сам текст постановляющей части документа в корне отличен от декларируемых целей, прописанных в его констатирующей части. Основную суть документа выражает следующая цитата: «… плату Нам Государю, и урядникам Нашим дворовым и судьям волостей Жемайтских установили ласково и с уважением людей Наших, которые из дворов и волостей Жемайтских …».

Иными словами, этот документ с таким фундаментальным именованием «Статут земли Жемайтской» есть не что иное, как минимальный перечень обязательных государственных налоговых сборов, взимаемых с Жемайтских волостей для осуществления судопроизводства и проезда государственных чиновников. Этот перечень под кричащим заголовком «Статут земли Жемайтской» вместился на семь страниц.

Таким образом, изучаемый документ представляет собой свод государственных обязательных сборов на содержание государственных чиновников и судейского корпуса, также касается порядка и сроков рассмотрения судебных дел и прописывает случаи, в которых нужно обращаться в вышестоящие судебные инстанции.

Никаких реальных действий по приданию Жемайтам свобод и прав, равных другим этносам ВКЛ, мы не обнаружили.

4. КАК ЖИЛОСЬ И КТО УГНЕТАЛ ЖЕМАЙТОВ ДО 1529 ГОДА

Процитируем преамбулу: «… великое угнетение и утяжеление жизни подданных наших от Старост Жемайтских и от судей земли Жемайтской, которых они угнетали многими и тяжелыми работами и непомерными податями, а наездами своими делали от них для себя корысть, от чего наши подданные той земли Жемайтской очень горюют и многие из некоторых своих мест разошлись и земли многие опустели …».

Итак, Жемайтам жилось так плохо, что они были вынуждены просто убегать из своих мест до полного запустения этих земель. Наличие этого документа уже говорит о том, что их невыносимую жизнь уже невозможно было не замечать.

Кто же довел их до такого плачевного состояния? Ответ тоже имеется в преамбуле – Старосты и судьи Жемайтские.

Кто был Старостами в Жемайтии? Старостами Жемайтии были одни Славяне (кроме Жемайта Контовта) – подробно смотри здесь «Национальность должностных лиц ВКЛ» раздел 6. «Статусом земли Жемайтской» Старостой назначался также Славянин – Кезгайло Станислав Станиславович.

Кто был судьями в Жемайтии? Должность судьи мог занимать только человек шляхетского происхождения, то есть шляхтич. И хотя списки и назначения судей не сохранились, с легкостью можно определить их этнический состав по «Переписи войска Великого Княжества Литовского» 1528 года. В подавляющем большинстве шляхтичами в Жемайтии также являлись Славяне – подробно смотри здесь «Национальность должностных лиц ВКЛ» раздел 6.

Мысль о том, что в Жемайтии фактическими хозяевами являлись не Жемайты, подтверждает «Литовская метрика». Так, в двадцать четвертой книге на странице 227 записано следующее: «… в 1543 году пристав волости Повонденской Жмудской земли Чопотис Миколаевич стал доводить перед старостою жмудским паном Юрием Мартиновичем Белевичем на бояр господских – Юхна Крейчаитя, Юрия Докгаитя, Станя Довгялаитя, Будка Пиктажаитя, Юрия Римкоитя, Юхна Станяитя, Войтка Доркгужоитя …». В современном исполнении перечисленные имена следует читать как Юхно Крейчаич, Юрий Докгаич, Стан Довгялаич, Будко Пиктажаич, Юрий Римкоич, Юхно Станяич, Войтко Доркгужоич.

Нелегкую жизнь Жемайтов в ВКЛ подтверждает и «Хроника Быховца», которая упоминает восстание и волнения Жемайтов 1435-1441 годов против центральной власти ВКЛ, в результате чего для усмирения этого восстания потребовалось утверждение Жемайтским Старостой единственного Жемайта Контовта (смотри здесь «Хроника Быховца, сообщение 2» раздел 9).

Давайте вместе ответим на следующие вопросы с таким условием, чтобы максимально соблюдалась базовая человеческая логика:

Неужели родственные Аукшайты могли так угнетать Жемайтов?

Неужели Станислав Станиславович Кезгайло был Аукшайтом и так бессовестно угнетал своих братьев Жемайтов?

Неужели шляхта земли Жемайтской была из рода Жемайтов-Аукшайтов? Неужели те же Юхно Крейчаич, Юрий Докгаич, Стан Довгялаич, Будко Пиктажаич, Юрий Римкоич, Юхно Станяич, Войтко Доркгужоич, или шляхта, перечисленная в «Переписе войска ВКЛ» 1528 года – Жемайты-Аукшайты-Летувисы?

Не надо выдумывать  несуществующие логические цепочки, чтобы объяснить ситуацию, все предельно ясно и сформулировано в заключении.

4.1. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

1. Условия жизни Жемайтов Жемайтии стали очевидно невыносимыми для правящей верхушки не только ВКЛ, но и самой Речи Посполитой, это явилось основным побудительным мотивом к созданию «Статута земли Жемайтской».

2. Основным угнетающим классом в Жемайтии была Славянская Шляхта ВКЛ.

5. ТОПОНИМЫ

Более детально раскрыть вопрос о титульной нации в Жемайтии нам существенно помогает написание Жемайтских топонимов. На современной карте Летувы упоминаемых в тексте названий, естественно, не найдешь, все они переделаны после 1918 года на Летувский, а следовательно, на Жемайтский манер. То есть и в 1529 году, и до 1918 года все топонимы всей современной Республики Летува так или иначе писались по-славянски.

Кто мог по-славянски в течение целых столетий писать топонимы, гидронимы и этнонимы на Славянский манер? Ответ очевиден – только титульная нация, обладавшая фактической властью в Жемайтии, нация Литвинов.

5.1. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Так как топонимы Жемайтии написаны по-славянски, правящим этносом в Жемайтии Никак не могли быть сами Жемайты.

6. БЫЛО ЛИ В ЖЕМАЙТИИ КРЕПОСТНОЕ ПРАВО

На этот вопрос отвечает следующая цитата: «… великое угнетение и утяжеление жизни подданных наших от Старост Жемайтских и от судей земли Жемайтской … от чего наши подданные той земли Жемайтской очень горюют и многие из некоторых своих мест разошлись и земли многие опустели …».

6.1. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По тому факту, что Жемайты, самый угнетаемый этнос ВКЛ, могли свободно покидать свои земли и переселяться в другие, можно заключить, что крепостное право в 1529 году в Жемайтии отсутствовало.

7. КТО СРАТЬ ХОТЕЛ НА ЖЕМАЙТОВ

Документ несет в себе все признаки цинизма в отношении Жемайтов Жемайтии, то есть в отношении основного объекта этого документа, то есть входит в прямое противоречие с основной задекларированной целью – облегчения жизни Жемайтов Жемайтии и придания им равных свобод и прав с другими этносами ВКЛ.

Апофеозом проявления такого официального цинизма служит назначение на должность Жемайтского Старосты Станислава Станиславовича Кезгайло.

С одной стороны читаем «… Мы, видя великое угнетение и утяжеление жизни подданных наших от Старост Жемайтских …». И тут же следует совершенно невообразимое «… А поэтому Мы, желая наше Государево милосердие над теми подданными нашими проявить, некоторые волости выделив, землю Жемайтскую отдали во владение и в правление Старосте Жемайтскому, пану Станисла­ву Станиславовичу [Кезгайло] …».

Особого наплевательского цинизма этому эпизоду придает тот факт, что Станислав Станиславович Кезгайло правил Жемайтией с 1527 по 1532, то есть два года до принятия этого документа и три – после. На этом месте он сменил своего отца.

Если совместить эти два факта вместе, то легко получим такую логическую конструкцию: Станислав Станиславович Кезгайло первые два года своего правления был плохим Старостой, довел Жемайтию до ручки, но после этого внезапно сделался хорошим, поэтому Мы, Король Речи Посполитой Сигизмунд 1-ый, отдаем ему Жемайтию во владение. То есть Мы, Сигизмунд 1-ый, забираем Жемайтию у Станисла­ва Станиславовича Плохого и отдаем Жемайтию Станисла­ву Станиславовичу Хорошему.

Нет слов, потому что их в данном случае быть не может.

Всем было, просим прощение за прямоту, насрать на этих Жемайтов Жемайтии – но кому именно?

7.1. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Все элементы официального цинизма «Статута земли Жемайтской» в отношении Жемайтов Жемайтии смотри в Выводах.

По глубине цинизма «Статута земли Жемайтской» в отношении Жемайтов Жемайтии можно заключить, что всем на них было насрать:

— в первую очередь, самим Славянам Старостам Жемайтским;

— Станиславу Станиславовичу Кезгайло насрать на Жемайтов было особенно приятно;

— во вторую очередь, всей Славянской высшей администрации ВКЛ и Речи Посполитой;

— в третью очередь, всем государственным служащим и судьям земли Жемайтской, которые в подавляющем большинстве своем были выходцами из Славянских этносов.

8. ЧТО ТАКОЕ ПРАВО СТАНИСЛАВА СТАНИСЛАВОВИЧА КЕЗГАЙЛО ПРАВИТЬ ЖЕМАЙТИЕЙ

Рассмотрим внимательнее цитату «… а поэтому Мы, желая наше Государево милосердие над теми подданными нашими проявить, некоторые волости выделив, землю Жемайтскую отдали во владение и в правление Старосте Жемайтскому, пану Станисла­ву Станиславовичу [Кезгайло], согласно изначального давнего обычая, по которому он имеет право там дела делать и править …».

Что это за «… изначальный давний обычай, по которому он имеет право там дела делать и править …»?

В 1253 году, спустя три года после принятия «Статута земли Жемайтской», закончилась эра правления в Жемайтии династии Кезгайло, правившей с 1409 по 1532 годы, то есть 123 года. За это время всего было пять представителей этого рода: Румбольд Волимонтович (1409—1412), Кезгайло Волимонтович (1412—1432, 1440—1441, 1442—1450), Ян Кезгайло (1451—1485), Станислав Янович Кезгайло (1486—1527), Станислав Станиславович Кезгайло (1527—1532).

Изначально Кезгайло – это языческое имя, на самом деле род начался с язычника Волимонта, от которого пошли Волимонтовичи. Кезгайло Волимонтович переплюнул своего предка по именитости, он правил Жемайтией в общей сложности 38 лет своей жизни, непрерывный стаж работы Старостой Жемайтским составил 29 лет. Такие выдающиеся достижения заставили потомков отказаться от династии Волимонта и перейти на родословное древо Кезгало.

После династии Кезгайло-Волимонтовичей Жемайтией правили исключительно Славяне вплоть до 1794 года – смотри здесь «Национальность должностных лиц ВКЛ» раздел 6.

8.1. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Наличие рода Волимонтовичей-Кезгайло в качестве династических Старост Жемайтских на протяжении 5 поколений, или 123 лет, дает право заключить о том, что эти права на Жемайтское Староство тождественны правам суверена всей Жемайтии, или изначального завоевателя Жемайтии.

9. ГРАНИЦЫ ЖЕМАЙТИИ

По перечислению основных волостей Жемайтии можно легко определить ее границы. «Статут земли Жемайтской» является единственным источником, рисующим самые северные границы Жемайтии – до Кауны-Ковно без самого Кауны-Ковно. И все равно даже согласно этому документу граница между Литвой и Жемайтией проходила где-то посреди исторической Аукшайтии, то есть в 1528 году к Жемайтии относилась не только Жемайтская этнографическая зона современной Летувы, но и половина Аукшайтии.

Все остальные источники, как летописные, так и картографические, границу Жемайтии и Литвы размещали между Кауной-Ковно и Троками, то есть к Жемайтии относили еще большую часть Аукшайтии.

10. ДЕНЬГИ ВКЛ

В тексте мы находим упоминание трех денежных единиц, имевших хождение в Жемайтии, а, следовательно, и в ВКЛ: рубль, грош и копа.

Если по поводу гроша и копы (копа грошей равнялась 60 грошам) вопросов не возникает – это наши национальные денежные единицы, появившиеся задолго до 1529 года, то по поводу рубля надо дать пояснения. Рубль являлся заимствованной от Руси универсальной обменной единицей до 1588 года, когда был заменен на национальный талер канцлером ВКЛ Львом Сапегой.

10.1. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

«Статут земли Жемайтской» является документом, подтверждающим основные выводы многих исследователей о том, что нашими истинными национальными денежными единицами являются именно грош и копа грошей, талер по отношению к ним является относительно молодым заимствованием.

11. ИЗМЕНИЛ ЛИ ЖИЗНЬ ЖЕМАЙТОВ СТАТУТ ЗЕМЛИ ЖЕМАЙТСКОЙ

11.1. НАЛОГИ

Делал ли «Статут земли Жемайтской» послабления Жемайтам в отношении налогового бремени?

Однозначного ответа на этот вопрос быть не может по причине того, что налоговое законодательство до 1529 года в Жемайтии не сохранилось и сравнивать новый кодекс не с чем.

Очевидным является предположение, что «Статут земли Жемайтской» делал налоговые и процессуальные послабления коренным жителям Жемайтии, но не устранял их совсем. Вместе с тем также очевидно, что довольно конкретное прописывание норм и правил взимания налоговых сборов ставило некие четкие границы, за которые нельзя выходить, наличие этих четкие границ и являлось основным плюсом документа.

11.2. ПРАВА И СВОБОДЫ

Делал ли «Статут земли Жемайтской» послабления Жемайтам в отношении их прав и свобод?

В постановляющей части «Статута земли Жемайтской» об этом не написано ни одной буквы. То, что никаких правовых привилегий Жемайтам этот документ, для них и предназначенный, не давал, подтверждает более поздний и куда более значимый документ – «Статут Великого Княжества Литовского» 1566 года. Его знаменитый 9-ый артикул третьего раздела фактически ограничивает права Жемайтов и других инородцев по сравнению с Литвинами и Русинами:

«… Такъ тежъ мы Господаръ обЂцуемъ и шлюбуемъ подъ присегою нашою … штожъ въ томъ панст†Великомъ Князст†Литовскомъ и во всихъ земляхъ ему прислухаючыхъ достойностей духовныхъ и свЂцкихъ городовъ дворовъ и кгрунтовъ староствъ въ держаньи и пожываньи и вЂчностей жадных чужоземцомъ и заграничникомъ ани сусЂдомъ таго панства давати не иаемъ; але то все мы и потомки наши Великіе Князи Литовскіе давати будуть повинни только Лит†а Руси, родичомъ старожитнымъ и врожонцамъ Великаго Князства Литовского и иныхъ земль тому Великому Князству належачыхъ …

(… Так же мы Государь обещаем и совокупляем присягой нашей … что в том государстве Великом Княжестве Литовском и во всех землях ему подчиняющихся по ценностям духовным и светских городов, и дворов, и староств земельных во владение и пользование вечное жадное ни чужеземцам, ни инострансцам, ни соседям того государства давать не будем. Но то все мы и потомки наши Великие Князья Литовские давать будут должны только Литве и Руси, предкам стародавним и уроженцам Великого Княжества Литовского и иных земель тому Великому Княжеству принадлежащих …)

… Але на достоенства и всякій врядъ духовный и свЂцкій не маеть быти обиранъ, ани отъ насъ Господаря ставленъ, толко здавна продковъ своихъ уроженецъ Великого Князства Литовского Литвинъ и Русинъ …

(… Но на благородность [шляхетство-дворянство] и всякую должность духовную и светскую не может быть избран, даже от Нас Государя ставленник, только издавна предков своих уроженец Великого Княжества Литовского Литвин и Русин …)».

Жемайтов в этом списке привилегированных этносов не значится.

А вот типовой перечень тех самых «Литвинов и Русинов», которым привилегии были даны как «издавна предков своих уроженцам»:

Archiwum książąt Lubartowiczów Sanguszków w Sławucie. Сборник нормативных актов Речи Посполитой с 1366 по 1572 в 7 томах. Годы выхода серии с 1887 по 1910. Том 3, страница 148 дает нам один из перечней лиц от ВКЛ, присутствовавших при подписании одно из нормативных актов Королем Речи Посполитой Сигизмундом 1-ым: «… А при том были: Князь Войтех, Бискуп Виленский; воевода Виленский, канцлер, пан Миколай Миколаевич Радивилович; пан Виленский, Гетман наивысший, Староста Луцкий, Маршалок Волынской земли, князь Константин Иванович Острожский; Воевода Трокский, Маршалок дворный, пан Григорий Станиславович Остикович; пан Трокский, Староста Жемайтский, пан Станислав Шнович; Маршалок земский, державца Слонимский, пан Ши Миколаевич; подчаший, староста Гродненский, пан Юрий Миколаевич – Радивиловичи – воевода Новгородский, пан Ян Шнович Заберезинский; Староста Берестейский и Лидский, Маршалок, пан Юрий Иванович Ильинич и иные Панове рады Великого Княжества Литовского. Писан в Вилни лета Божьего 1516, месяца ноября двадцатого, индикт пятый …».

11.3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

«Статут земли Жемайтской» Жемайтам Жемайтии в отношении налогов:

— делал налоговые и процессуальные послабления, но не устранял их совсем;

— довольно конкретное прописывание норм и правил взимания налоговых сборов ставило некие четкие границы, за которые нельзя выходить, эти четкие границы и являлись основным плюсом документа.

«Статут земли Жемайтской» Жемайтам Жемайтии в отношении их прав и свобод не делал никаких послаблений, Жемайты оставались ущемлены в своих правах и свободах по отношению к основным этносам ВКЛ Литвинам и Русинам, так как:

— сохранялась практика назначения Старостами Жемайтии Славян без участия самих Жемайтов;

— сохранялась практика назначения судьями и государственными служащими Славян без участия самих Жемайтов.

Никакой реальной властью Жемайты в своей родной Жемайтии не обладали ни до 1529 года, ни после принятия «Статута земли Жемайтской».

12. ЯЗЫК НАПИСАНИЯ

«Статут земли Жемайтской» писан кириллицей на старом восточнославянском языке, который считается письменно-литературным и официальным языком Великого Княжества Литовского до 1693 года, когда его заменил Польский. Этот язык имеет другие названия, используемые в литературе: западнорусский язык, западнорусский литературно-письменный язык, западнорусский письменный язык, литовско-русский язык, рутенский язык, старобелорусский литературный язык, староукраинский язык, южно-русский язык, росский, русинский, славянский язык Великого Княжества Литовского, белорусское письмо, канцелярский язык Великого Княжества Литовского, старабеларуская мова, староукраїнська мова, литовский язык.

12.1. ВЫРАЖЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ

12.1.1. НЕТ ОЧЕВИДНЫХ БЕЛАРУСИЗМОМ И УКРАИНИЗМОВ

В оригинальном тексте нет всем известных «хат» и «роков», вместо них мы встречаем всем привычные «дом» и «год».

12.1.2. НЕСООТВЕТСТВИЕ УПОТРЕБЛЯЕМОГО ЗНАЧЕНИЯ СЛОВ СОВРЕМЕННОМУ ИХ ЗНАЧЕНИЮ

Рок не год, а срок. Мает не имеет, а может. Мешкать не ожидать, а жить.

12.1.3. МАССА УСТАРЕВШИХ СЛОВ

Вымувивши – взяв-собрав. Одно чрез – только через. Быхмо – будет. Теж – также. Зурадзу – сразу. Выиминуючи – за исключением. Слушна пшичинна – служба недобросовестная. Непожиточный – бесполезный. Тивун – судья. Сия – эта. Кром отвлоки – безотлагательно. Пред ся – перед этим. И вжобы скаране мяло ведли справа – и чтобы очень скорее имело дело. Сказания – речи. С послушенства – с согласия. Споможенье – помощь. Ведле – для

12.1.4. УКРАИНИЗМЫ В ГЛАГОЛАХ

Выезжати, мешкати, ставити, ездити, давати, ходити, брати. чотыри, становити, чинити, прибавляти, розширати.

12.1.5. МАССА БЕЛАРУСИЗМОВ И УКРАИНИЗМОВ

Лепей – лучше, дотычется – касается, пожитки – натуральный налог, наведывали – посещали, уставлять – устанавливать, свято – праздник, народзеня – рождения, тяжкость – тяжесть, справлять – делать, справа – дело, казать – говорить, ховать – прятать, подвода – повозка, дотравить – добрать, ежели – если, николи – никогда, тых – тех, нижли (нежели) – если, державец – хозяин, учинить – совершить, але – но, яко – как, або – или, доконать – завершить, середа – среда, тыдзен – неделя, рушить – двигать, повинны – должны, справовать – совершать, повинен – должен, час – время, почать – начать, бо – потому что, утиск – притеснение, кривда – обида, повинный – виноватый, справа – дело, належат – служат, убачить – увидеть, огледание – осмотр, доведование – дознание, годны – правильный, кривда – обида, инший – другой, потреба – необходимость, ся – это, найлепей – наилучше.

12.2. БОЛЬШИНСТВО ВСТРЕЧАЕМЫХ ЭЛЕМЕНТОВ

Как и других исследователей нас интересует вопрос: элементов какого современного языка в нем больше всего?

Для начала приведем комментарий редактора «Вестника Западной России» к опубликованному в нем «Уставу (Статуту) земли Жмудской» (с грамматическими изменениями):

«… Этот документ, писанный в подлиннике по-русски, помещаем здесь в доказательство сильного преобладание русского элемента на всем пространстве древней Литвы, когда даже на Жмуди русский язык был языком официальным, то есть судебным и следовательно господствующим и что этот язык, во время Сигизмунда 1-ого, еще мало удалился от своего общерусского корня через усвоение полонизмов. Ред. …».

С этим заключением невозможно поспорить (кроме, естественно, «через усвоение полонизмов»), если взять в руки калькулятор и разнести все встречаемые слова в две колонки – в первую, в которой преобладает написание современного Русского языка, и вторую, в которой преобладает написание современных Беларуских и Украинских языков. Архаизмы из подсчетов удалялись.

Мы попытались это проделать и получилось подтверждение выводам, сделанным редактором «Вестника Западной России». У нас ко второй Беларуско-Украинской колонке относилось в самом лучшем случае не более 25 % всех слов, остальные 75 % были в первой Русской колонке.

12.3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По распределению употребляемых слов в «Статуте земли Жемайтской» он на три четверти писан «по-русски» и только на одну четверть «по-беларуски (по-украински)».

13. ВИЛЬНЯ И ТОЧКА

Подчеркнем одной фразой, что «Стутут земли Жемайтской» «писан в Вилне». Даже в документе, предназначенном для Жемайтов, название Вилня, она же Вильня. Сигизмунд 1-ый понятия не имел ни о каком-таком Вильнюсе.

13.1. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В 1529 году официальным названием Вильно-Вильни-Вильнюса была Вилна, она же Вильня.

14. ТАК КЕМ И ДЛЯ КОГО ПИСАН «СТАТУТ ЗЕМЛИ ЖЕМАЙТСКОЙ»

Одной фразой подытожим сказанное: «Статут земли Жемайтской» писан Славянами для самих себя, писан для отвода глаз, ничего реально Жемайтам не давая, носил успокоительный локальный характер, ничего глобально не решал, ничего радикально не менял.

15. ВЫВОДЫ

1. «Устав (Статут) земли Жмудской», «Статут Великого Княжества Литовского» и «Перепись войска Великого Княжества Литовского» – эта триада документов, принятых в одно время, вполне может рассматриваться как первая нормативная база, тождественная современному понятию «Конституция».

2. Как минимум до 1529 года Жемайты в правовом отношении были ущемлены по сравнению с другими этносами ВКЛ.

3. Задекларированная цель документа – желание облегчить тяжелую жизнь Жемайтов в ВКЛ, уравнять их в правах с остальными этносами ВКЛ. Условия жизни Жемайтов Жемайтии стали очевидно невыносимыми для правящей верхушки не только ВКЛ, но и самой Речи Посполитой, это явилось основным побудительным мотивом к созданию «Статута земли Жемайтской».

4. Реальное содержание документа представляет собой свод государственных обязательных сборов на содержание государственных чиновников и судейского корпуса, также касается порядка и сроков рассмотрения судебных дел и прописывает случаи, в которых нужно обращаться в вышестоящие судебные инстанции. Никаких реальных действий по приданию Жемайтам свобод и прав, равных другим этносам ВКЛ, документ не содержит.

5. Так как в «Статуте земли Жемайтской» все топонимы Жемайтии написаны по-славянски, правящим этносом в Жемайтии Никак не могли быть сами Жемайты.

6. Основным угнетающим классом Жемайтов в Жемайтии была Славянская Шляхта ВКЛ.

7. «Статут земли Жемайтской» несет в себе все признаки цинизма в отношении Жемайтии Жемайтов, то есть в отношении основного объекта этого документа:

— задекларированная высокая цель (облегчение жизни и уравнивание в правах и свободах) не соответствует фактически прописанным самым прозаичным нормам и правилам (обыкновенный налоговый кодекс);

— обвиняя Старост Жемайтских (в основном династию Волимонтовичей-Кезгайло) в бесчеловечных злоупотреблениях властью в отношении Жемайтов, документ отдает власть в Жемайтии очередному представителю этой династии Станиславу Станиславовичу, который уже до принятия этого документа был у власти в Жемайтии два года.

— писан вовсе не для Жемайтов Жемайтии, он писан только для правящей Жемайтской верхушки – для Старост, государственных служащих и судей, которыми являлись представители Славянских этносов;

— писан на Славянском языке с употреблением Славянских имен собственных, что для Жемайтов Жемайтии являлось совершенно неприемлемым – они этого документа понять не могли по определению, если только сами не владели Славянским языком;

— использование чуждого языка в документе, предназначенном для Жемайтов, фактически лишал Жемайтов национальных систем терминологии и топографии, заставляя их переходить на чуждые им Славянские системы, что само по себе является крайним унижением.

8. По глубине цинизма «Статута земли Жемайтской» в отношении Жемайтов Жемайтии можно заключить, что всем на них было насрать:

— в первую очередь, самим Славянам Старостам Жемайтским;

— Станиславу Станиславовичу Кезгайло насрать на Жемайтов было особенно приятно;

— во вторую очередь, всей Славянской высшей администрации ВКЛ и Речи Посполитой;

— в третью очередь, всем государственным служащим и судьям земли Жемайтской, которые в подавляющем большинстве своем были выходцами из Славянских этносов.

9. Наличие рода Волимонтовичей-Кезгайло в качестве династических Старост Жемайтских на протяжении 5 поколений, или 123 лет, дает право заключить, что эти права на Жемайтское Староство тождественны правам суверена всей Жемайтии, или изначального завоевателя Жемайтии.

10. «Статут земли Жемайтской» является единственным источником, рисующим самые северные границы Жемайтии – до Кауны-Ковно без самого Кауны-Ковно. Согласно этому документу граница между Литвой и Жемайтией проходила где-то посреди исторической Аукшайтии, то есть в 1528 году к Жемайтии относилась не только Жемайтская этнографическая зона современной Летувы, но и половина Аукшайтии. Все остальные источники, как летописные, так и картографические, границу Жемайтии и Литвы размещали между Кауной-Ковно и Троками, то есть к Жемайтии относили еще большую часть Аукшайтии.

11. «Статут земли Жемайтской» является документом, подтверждающим основные выводы многих исследователей о том, что нашими истинными национальными денежными единицами являются именно грош и копа грошей, талер по отношению к ним является относительно молодым заимствованием.

12. «Статут земли Жемайтской» Жемайтам Жемайтии в отношении налогов:

— делал налоговые и процессуальные послабления, но не устранял их совсем;

— довольно конкретное прописывание норм и правил взимания налоговых сборов ставило некие четкие границы, за которые нельзя выходить, эти четкие границы и являлись основным плюсом документа.

13. «Статут земли Жемайтской» Жемайтам Жемайтии в отношении их прав и свобод не делал никаких послаблений, Жемайты оставались ущемлены в своих правах и свободах по отношению к основным этносам ВКЛ Литвинам и Русинам, так как:

— сохранялась практика назначения Старостами Жемайтии Славян без участия самих Жемайтов;

— сохранялась практика назначения судьями и государственными служащими Славян без участия самих Жемайтов.

14. Никакой реальной властью Жемайты в своей родной Жемайтии не обладали ни до 1529 года, ни после принятия «Статута земли Жемайтской».

15. По распределению употребляемых слов в «Статуте земли Жемайтской» он на три четверти писан «по-русски» и только на одну четверть «по-беларуски (по-украински)».

16. В 1529 году официальным названием Вильно-Вильни-Вильнюса была Вилна, она же Вильня.

16. ВАЖНЕЙШИЕ ВЫВОДЫ

1. «Статут земли Жемайтской» 1529 года является очевидным доказательством доминирования Славянской составляющей в Жемайтии, в первую очередь в правовом и доминирующем аспектах.

2. «Статут земли Жемайтской» писан Славянами для самих себя, писан для отвода глаз, ничего реально Жемайтам не давая, носил успокоительный локальный характер, ничего глобально не решал, ничего радикально не менял.

3. Никакой властью Жемайты даже в самой Жемайтии ни до 1529 года, ни после не обладали, оставаясь полностью бесправными на своей родной земле.

 В. Антипов, Минск, июнь 2012 год, dodontitikaka@mail.ru

http://dodontitikaka.narod.ru

One thought on “Статут жемайтии 1529 года. Кем, когда, для кого и на каком языке был написан.

  1. Леанід Акаловіч

    Вельмі добра, што рэдакцыя ІБГіК вынесла актуальна на Божы і навуковы сьвет гаворку пра старабеларускі “Статут Жамойцкай Зямлі ” 1529 г. Падтрымліваю, ухваляю; своечасова і патрэбна!
    Але…хачу выказаць некалькі заўвагаў.
    1. Прашу рэдактара гэтага электроннага выданьня ІБГіК знайсьці дыпламатычную форму выражэньня, каб пазьбегнуць вульгарызмаў “срать” і “насрать”, непрыстойных для навуковай дыскусіі, у 7-м тэзісе “Кто срать хотел на жемайтов”. Гэтыя вульгарызмы варта замяніць на прыстойныя і дастойныя павагі словы да брацкага нам, беларусам-ліцьвінам, народа летувісаў-жамойтаў.
    2. Выклікае зьдзіўленьне і непаразуменьне, што аўтар артыкула В. Антіпов не знайшоў ( 12 тэзіс) у Статуце Жамойці “очевідных беларусізмов” (што ўкраінізмаў няма, то гэта сапраўды так!). Ды амаль што ўся мова “Статуту Жамоцкай зямлі” беларуская, за выняткам асобных устарэлых сёньня царкоўнаславянізмаў і паланізмаў, але якія ў той час мелі ўжываньне і ў стылі афіцыйна-справавым пад ўплывам канфесійнага стылю старабеларускай (літоўскай) мовы. Канфесійны (царкоўны, рэлігійны) стыль нашай літоўскай мовы якраз пачаў ачышчацца ад чужых царкоўнаславянскіх (паўднёваславянскіх — македонска-балгарскіх) словаў. У канфесійным стылі сапраўды пераважалі царкоўнаславянскія словы, нават і ў перакладах самога Францішка Скарыны… Чужаслоўі-запазычаньні “Статуту Жамойцксай Зямлі” СКЛАДАЮЦЬ ВЕЛЬМІ Ж МАЛУЮ НЯЗНАЧНУЮ ЧАСТКУ СЛОЎ, у той час калі асноўная пераважная маса слоў Статуту свае, літоўскія (старабеларускія ў сучасным іх разуменьні)!
    3. Яшчэ больш дзіўна і незразумела нам, беларусам-ліцьвінам тэзіс 12.1.4, што шаноўны аўтар артыкула чыста беларускія дзеясловы “выезжати, мешкати, ставити, ездити, давати, ходити, брати, чотыри, становити, чинити, прибавляти, розширати” залічвае да ўкраінізмаў. І лексічна і фанетычна яны нашыя, як і тады ў 16 ст., так і сёньня! Мала што некаторыя зь іх ужываюць і ўкраінцы. Названыя вышэй словы ўласцівыя і нам! Па-ўкраінску ж трэба была б пісаць-вымаўляць “выізжаты, іздыты, чыныты …, ці ва ўкраінскім напісаньні виізжати, іздити, чинити…, бо ўкраінскае и чытаецца ў іх як ы!
    4. У наступных тэзісах аўтар сам сабе пярэчыць, калі гаворыць ужо пра “массу беларусизмов и украинизмов”, і заблытваецца сам і заблытвае чытачоў працэнтамі беларускіх (25%) і “русскіх” (75%) слоў у разгляданым Статуце Жамойці. Мы сьцвярджаем, што ў пісаным ліцьвінам-пісарам ( а не русінам-украінцам ці яшчэ горш маскавітам-ма скалём) у нашай старажытнай сталіцы Вільні “Статуце Жамойцкай Зямлі” няма ні жамойцкай, ні ўкраінскай, ні тым больш “русской” лексікі.
    5. У В. Антіпова атрымліваецца вельмі абсурдны вывад, што “Статут Жамойці” пісаў нейкі абагулены невядомы і неіснуючы на практыцы ў жыцьці славянін (?!). А хто ж тады ён –той пісар? Зь якой гэта Славіі, Славеніі ці Славакіі ён прыехаў у сталіцу ВЛК Вільню служыць пісарам?! Калі нам многія свае пісары вядомыя… Гэта толькі аўтар прыдумаў міфічнага славяніна, каб толькі не назваць сапраўнага беларускамоўнага пісара ліцьвінам-беларусам!
    6. І далей ў вывадах аўтар дыскрымінуе беларусаў-ліцьвінаў, пішучы, што “все топонимы Жемайтии написаны по-славянски”, што “шляхта ВКЛ славянская”. Язык не паварочваецца ў аўтара В, Антіпова, каб відавочныя рэчы называць сваімі імёнамі — беларускімі словамі і беларускай шляхтаю. Атрымліваецца паводле В Антіпова, што не было беларускай(літоўскай) мовы тады, як і не было беларускай шляхты. Але я як нашчадак літоўскай шляхты шляхціч Леанід Акаловіч гербу Астоя прыдомку Крывец, род якога вядомы мне з 1500 г., ніяк не магу пагадзіцца з некаторымі блытанымі вывадамі Вашымі, пра якія і казаў вышэй.
    7. І апошняе. Паважаны зямляк-мянянін! Не затуманьвайце Вы вочы людзям нейкімі абагуленымі паняцьцямі тыпу “славянские этносы”, ” славянские системы” , “славянская высшая администрация ВКЛ и РП” і да т. п. Тым больш, што частка расейцаў пад тэрмінам славянскі разумеюць толькі русскіх, або россіянов-руссіянов… Якія славянскія русскіе россіяне, мы добра ведаем — татары-залатаардынцы на фінска-вугорскім субстраце… Так што пара-час беларуса-ліцьвінаў ня блытаць з русінамі-ўкраінцамі, палякамі-ляхамі, маскавітамі-расейцамі і г.д.
    З павагаю і добраслоўленьнем
    пратаярэй БАПЦ Леанід Акаловіч

Пакінуць адказ

Ваш адрас электроннай пошты не будзе апублікаваны. Неабходныя палі пазначаны як *

Гэты сайт выкарыстоўвае Akismet для барацьбы са спамам. Даведайцеся пра тое, яе апрацоўваюцца вашы дадзеныя.