Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Сподвижники Р. Траугутта с Кобринщины

Ромуальд Траугутт

Ромуальд Траугутт

Продолжаем публиковать материалы со зборника “Восстание 1863 г. на Беларуси и Константин Калиновский”, который состоит из докладов одноименной научно-практической конференции, которая прошла 23 марта 2013 года.

Представляем Вам статью кандидата исторических наук  Александра Ильина (г. Пинск):

Один из руководителей восстания 1863 года на Брестско-Пинском Полесье Ромуальд Траугутт (1826—1864) является национальным героем Польши, его именем называют там улицы и школы, о нём пишут исторические исследования и художественные произведения. В Беларуси, в частности на Брестчине, Ромуальда Траугутта редко вспоминают, хотя он родился, жил, сражался за свободу именно здесь. Видимо, считают, последнего руководителя восстания чужим героем. А его соратников, за исключением знаменитой польской писательницы Элизы Ожешко (1841—1910), вообще не вспоминают. Мы же хотим рассказать о ближайших сподвижниках Ромуальда Траугутта: Густаве Радовицком и Феликсе Ягмине.

ххх

Помещик Густав Радовицкий (1840—1900), которого друзья называли «польским Гарибальди», был адъютантом командира Кобринского повстанческого отряда, отставного подполковника Траугутта.

Род Радовицких (герба Гжимала) имел корни в Волковыском уезде, а в XIX веке его представители приобрели земельные владения в Кобринском и Слонимском уездах Гродненской губернии. Отец повстанца, председатель Гродненской гражданской палаты Михаил Радовицкий (1794—1845) владел богатым имением Дзятковичи (224 крепостных душ в 1840 г.) в Зеловской волости Кобринского уезда. Матерью повстанца была дворянка Мария Филипповна Радовицкая (в девичестве Чехович). Супруги имели двоих сыновей – Густава и Аполлинария, и двоих дочерей – Михалину и Фелицию.

Густав родился в отцовском имении Дзятковичи, находившемся в 34 верстах на северо-восток от уездного города Кобрин. Крестили его, вероятно, в костёле близлежащего села Брашевичи. О детстве Густава известно мало. Можно предположить, что вначале он получил домашнее образование. Затем юноша закончил кадетский корпус. Наверняка это был Александровский кадетский корпус, учрежденный в 1842 году императором Николаем I в Брест-Литовской крепости для того, чтобы воспитывать детей местной польской шляхты патриотами Российской империи. Выпускники кадетского корпуса служили офицерами в армейских и гвардейских частях.

Густав Радовицкий недолго служил в российской армии. Есть сведения, что за политические провинности молодого поручика разжаловали в солдаты и отправили служить вглубь Российской империи. Но, благодаря хлопотам влиятельных родственников, вскоре ему разрешили уйти из армии и поселиться в собственном имении Дзятковичи.

В апреле 1863 г. в Кобринский уезд было доставлено повеление Центрального революционного комитета, чтобы все неженатые мужчины в возрасте от 18 до 40 лет выступили с оружием против российского правительства. Патриотическая кобринская шляхта собралась в имении Божидар, принадлежавшем Яну Митрашевскому. На этом собрании шляхтичи решили создать кобринский повстанческий отряд. Руководство отрядом было предложено помещику имения Остров, подполковнику в отставке Ромуальду Траугутту, который имел моральное право отказаться, поскольку был женат. Но Траугутт согласился. Он взял себе псевдоним Краковский, чтобы противник думал, что отряд возглавил присланный из Кракова эмиссар. Профессиональный военный, он хорошо понимал бесперспективность выступления слабо вооруженного (в основном охотничьими ружьями, пистолетами и косами) ополчения против одной из лучших военных машин того времени – российской армии. Однако он понимал и то, что без опытного военного командира повстанческий отряд, состоявший из штатских юнцов (средний возраст 22—24 года, много было подростков 15—17 лет) будет уничтожен в первом же бою с огромными людскими потерями. Поэтому Р. Траугутт принял нелёгкое для себя решение: возглавить кобринский отряд.

Самое активное участие в создании кобринского отряда принял бывший поручик Густав Радовицкий вместе с родным братом Аполлинарием (1842—1863), троюродным братом Петром Радовицким (1824—?) и соседом Феликсом Ягмином (1834—1864). Сбор отряда был назначен неподалеку от имения Дзятковичи, в глухом лесу под названием «Цемра» (Темнота).

Выбор именно этого места не был случаен: рядом находился Пружанский уезд, откуда могло прийти пополнение. Вот как описал в своих показаниях следственной комиссии Пётр Радовицкий историю создания отряда:

«Того же года [1863] 22 апреля вечером приехал ко мне сосед Феликс Ягмин, отставной уланский офицер, (…) переночевав и не зная времени выступления, по желанию его поехал одновременно с Ягмином в имение Аполлинария Радовицкого (…). Там застали мы уже несколько человек на выезде и по приглашению их отправились с ними в ближайший лес под названием Цемра. По прибытию в Цемру мы там уже застали до 100 человек вооружённых, а когда представили нас бывшему уже там начальнику, в котором я узнал Траугутта, то тотчас были назначены по родам оружия. Меня назначили в кавалерию: дали коня, саблю и пару пистолетов, начальником кавалерии назначен был Ягмин» [1].

В Цемровском лесу кобринский отряд без ксёндза принял присягу.

Как писала Элиза Ожешко историку Марьяну Дубецкому, вся кобринская молодая шляхта «привела с собой свою службу: управляющих, слуг, прежде всего лесных стражников» [2]. Было в отряде довольно много крестьян, кроме того влилась большая группа (17 человек) молодых кобринских чиновников. Всего в лесу Цемра собралось около 120 человек.

Бывших военных было мало: Густав и Пётр Радовицкие, Феликс Ягмин, Антон Семашко, Казимир Оссовский, Бронислав Парчевский… Они заняли командные посты: адъютант (фактически заместитель) командующего – Густав Радовицкий, начальник кавалерии – Феликс Ягмин, начальник косинеров – Антон Семашко… Однако офицеров не хватало, поэтому на офицерские должности назначили нескольких лесных стражников.

Ромуальд Траугутт понимал, что вступать в открытые сражения с русскими войсками губительно. Поэтому он повёл свой отряд на юго-восток, в самый дальний, лесистый и болотистый угол Кобринского уезда – Горецкий лес. Там он планировал создать укреплённый лагерь, чтобы из него совершать вылазки, рассчитывая на помощь продовольствием и фуражом от окрестных помещиков. В укреплённом лагере (в урочище Тютьково) повстанцы пробыли почти три недели, проводили учения (обучались стрельбе, тактике боя, занимались строевой подготовкой) и заготавливали оружие. Сейчас среди некоторых исследователей бытует ложная версия, что первый лагерь отряда Траугутта располагался возле деревни Горск (ныне Берёзовский район), а в действительности – около деревни Горки (ныне в Украине), во владениях помещика Ярослава Аджейковича.

В начале мая к лагерю повстанцев двинулась колонна русских войск под командованием капитана Керсновского, в которой было около 200 человек (127 стрелков и полусотня казаков). Предупрежденные местными лесными стражниками (фактически они являлись разведчиками кобринского отряда), повстанцы устроили засаду и 6 (18) мая разгромили отряд Керсновского. Вначале расстреляли первые и последние повозки, заблокировав, таким образом, на узкой гребле всю колонну. Капитан после боя застрелился. Повстанцы захватили около 100 штуцеров – дульнозарядных нарезных ружей.

Поражения отряда Керсновского заставило командующего карательными отрядами в южной части Гродненской губернии, генерал-майора Эггера сосредоточить против отряда Траугутта все наличные силы, которые 9 (21) мая атаковали лагерь повстанцев. В этом бою не было победителя: обе стороны понесли потери. Погибли двое повстанцев: Антоний Лясковский и Аполлинарий Радовицкий, младший брат Густава.

Отряд Траугутта отошёл в Овзицкий лес. Тогда генерал Эггер лично возглавил боевую операцию против кобринских повстанцев и 13 (25) мая атаковал новый лагерь повстанцев. Имея семикратное превосходство в живой силе, а также артиллерию, генерал Эггер разгромил кобринский отряд. Погибли 13 повстанцев. После неудачного боя Р. Траугутт приказал своим подчинённым уходить от противника мелкими группами.

В последнем бою Густав Радовицкий был ранен в ногу, наверно, не тяжело, так как сумел добраться до деревни Кужеличин Пинского уезда, где его задержали местные крестьяне и 17 (29) мая выдали властям. 17 (29) июля 1863 года судьбу Г. Радовицкого уже решал военный начальник города Кобрина, полковник Бринкен. В конечном счете повстанца отправили в ссылку – в отдалённые губернии Сибири. Стоить отметить, что офицеры и даже некоторые рядовые кобринского отряда были приговорены к каторжным работам. Такой сравнительно мягкий приговор Густаву Радовицкому можно объяснить хлопотами за него влиятельных родственников. Его поместье Дзятковичи было конфисковано, как и поместье Рачки погибшего брата Аполлинария.

Через 8 лет, 17 мая 1871 года Густав Радовицкий был освобождён от полицейского надзора с правом на жительство в Российской империи, за исключением столиц и столичных губерний, Царства Польского и Западного края, а также с запретом на занятие государственных и общественных должностей. В конце жизни Густав жил в Варшаве, где и умер в 1900 г.

Его сестра Михалина вышла замуж за кобринского помещика Станислава Видацкого. В 30-е годы ХХ века внук Михалины Радовицкой – Станислав Видацкий пытался через суд вернуть имение Дзятковичи, своего двоюродного деда Густава Радовицкого.

ххх

Феликс Станиславович Ягмин родился в семье богатейшего помещика Брестчины.

«Ягмины вели свой род с XV века. По родовой легенде, один из родоначальников Ягминов каким-то образом спас от смерти короля Сигизмунда III в 1609 году при осаде Смоленска во время русско-польской войны. За что и был причислен к гербу «Пеликан» (…).

Спустя полтора века ещё один Ягмин – Павел, родившийся в 1747-м и умерший в 1808 году, был известен на Брестчине хозяйственным и политическим деятелем Речи Посполитой. Был вице-администратором королевских владений Брестской экономии, заседал в сейме и принимал активное участие в восстании Тадеуша Костюшки. (…) И по духовному завещанию 1808 года все его обширные владения были поделены между сыновьями брата Каэтана – Павлом, Станиславом и Феликсом» [3].

Отцом повстанца был кобринский маршалок, камер-юнкер Станислав Каэтанович Ягмин (1799—1864), владевший имением Корсуны в Кобринском уезде (в 1858 г. 450 крепостных крестьян), а матерью – графиня Паулина Волович. Феликс родился около 1834 г. в отцовском имении Корсуны. Воспитывался в частном учебном заведении, а в 1852 г. поступил на военную службу в гвардию: в лейб-гренадёрский Курляндский полк. Видимо, такой выбор обусловило то обстоятельство, что все трое родных братьев: Павел, Станислав и Феликс Ягмины имели придворные чины камер-юнкеров.

Через два года Феликс Станиславович, получив офицерский чин, отправился на Крымскую войну. Однако он проявлял сочувствие польскому освободительному движению, «вредно влиял» на сослуживцев, за что в марте 1862 г. его перевели из гвардии в Вознесенский уланский полк. А в июле штабс-ротмистр Феликс Ягмин подал прошение об отставке, которое было удовлетворено 28 августа 1862 г. Отставной офицер вернулся на родину, где поселился в своём имении Стефанты (825 десятин земли) возле деревни Литовск Кобринского уезда.

Вскоре началось восстание. Отставному офицеру, превратившемуся в богатого помещика, было что терять, но он, не задумываясь, стал одним из организаторов кобринского повстанческого отряда, пожертвовав на это значительные денежные средства. Феликс Ягмин возглавил кавалерийскую группу. Однако в лесисто-болотистой местности применять кавалерию невозможно. Поэтому в первых боях кавалеристам пришлось воевать в пешем строю. О судьбе кавалерийского подразделения и её начальника писал в своих признаниях Пётр Радовицкий:

«13 мая во время переправки Ягмин вывел кавалерию за версту на болота, но когда увидел бегущих врассыпную с плаца сражения, то подвинулся болотом, имея лошадей в руках, к противоположному лесу и, дождавшись там нескольких пехотинцев, велел лошадей пустить на волю, а сам почти через непроходимые болота в числе до 50 человек переправился в лес. В этом лесу пробыв два дня, Ягмин отправился к Траугутту, откуда сам не возвратился, а прислал к нам приказ с подписью Траугутта, чтобы, не трогаясь с места, подождать дня три до его прибытия с подкреплением из Царства Польского» [4].

Стоит отметить, что Феликс Ягмин сохранил треть разгромленного кобринского повстанческого отряда (этой группой повстанцев в отсутствие Ягмина командовал Петр Радовицкий), которая послужила основой для формирования нового отряда Траугутта, совершившего потом рейд на Столинщину.

Однако сам бывший штабс-ротмистр получил ранение и не мог присоединиться к новому отряду Траугутта. Ему пришлось вернуться для лечения в имение отца Корсуны, где он был арестован 21 мая (2 июня). 10 июля 1863 г. судьбу Феликса Ягмина решал военный губернатор города Гродно, генерал-майор фон Галлер. Повстанца приговорили к пожизненным каторжным работам в Сибирь. Заболев тифом, он умер на этапе между Казанью и Кунгуром (по другим сведениям в Тюмени) в апреле 1864 г.

Памятник Р. Траугутту в г. Свислочь

Памятник Р. Траугутту в г. Свислочь

ххх

Стоит отметить, что многие богатые польские помещики не только не участвовали непосредственно в восстании, но и старались не оказывать помощи повстанцам, чтобы сохранить свои владения. Однако иная ситуация была в Кобринском уезде: практически все крупные здешние помещики помогали повстанцам: графы Ожаровские, Ожешки, Анджейковичи, Ягмины, Орды, Куженецкие и другие. Трое молодых Ягминов (двоюродные братья Феликса) воевали в повстанческих отрядах, а их отцы снабжали повстанцев деньгами и продовольствием. После восстания большинство огромных полесских владений рода Ягминов было конфисковано, в том числе имение Стефанты умершего героя-повстанца.

Источники

1. Восстание в Литве и Белоруссии 1863—1864 гг. Документы и материалы. Москва, 1965, с. 399.

2. Dubecki M. Romuald Traugutt i jego dyktatura podczas powstania styczniowego, 1863—1864. Poznań, 1924, s. 53.

3. Глазов В. «Свой среди чужих, чужой среди своих» // «Брестский курьер», 2012, № 27.

4. Восстание в Литве и Белоруссии 1863—1864 гг., с. 400.

Пакінуць адказ

Ваш адрас электроннай пошты не будзе апублікаваны. Неабходныя палі пазначаны як *

Гэты сайт выкарыстоўвае Akismet для барацьбы са спамам. Даведайцеся пра тое, яе апрацоўваюцца вашы дадзеныя.