Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Роль культурной дипломатии в системе гуманитарной безопасности

Shumskaja (Krakow)Предлагем вашему вниманию текст и видеозапись выступления беларуского культуролога Ирины Шумскай на международной конференции “Восточное Партнерство. Перспективы культурной дипломатии”, которая прошла в Кракове в августе 2013 года.

Видео:

Текст выступления:

В современном мире резко обострились вопросы не только военной и экономической, но и гуманитарной безопасности, призванной гарантировать защищенность идеалов, ценностей и традиций, образа жизни и специфики культуры как отдельных личностей, так и целых народов.

Игнорирование духовных оснований национальной культуры — в политике, экономике, образовании — особенно опасно в условиях социальной трансформации. Ещё в конце 80-х гг. участники одного из международных  семинаров, проведенных в рамках ЮНЕСКО, отмечали, что важнейшей из основных причин угасания творческого потенциала народа является ослабление интеллектуальных и духовных традиций в результате разрушения национальной системы образования и подготовки слоя интеллигенции, чуждой своему народу, его истории, традициям, культуре [1].

Новейшие тенденции конъюнктурной «переоценки ценностей» и пересмотра взглядов на историю далеко не всегда развиваются в позитивном ключе, а шпенглеровский «Закат Европы» начинает представать в ещё более тревожном свете.

Именно ценности – ключевое ядро любой культуры. И говоря о культурной дипломатии, необходимо помнить, что речь в данном случае идёт о ретрансляции и обмене некими ценностными постулатами, которые могут облекаться в символическую форму культурных явлений либо артефактов.

Вопрос о том, что же из себя представляют европейские ценности как таковые, задаваемый на уровне представителей различных структур Евросоюза, нередко в ответ вызывает растерянность и рассуждения весьма сумбурного характера. Вместе с тем, очевидно, что данная категория покоится как бы на «трёх китах»: верховенстве закона, правах человека и демократии. При этом понимание демократии никак не может быть абсолютно однородным, ведь её проявления, скажем, в государственном устройстве Франции и Греции, Словении и Беларуси, весьма различны, как различны и ценностные приоритеты в социумах этих стран.

Более того, широко распространённая сегодня в большинстве европейских государств политика мультикультурализма демонстрирует целый ряд изъянов и просчётов, нередко приводящих не только к нарастанию социальной напряженности, но и трагическим событиям (в частности, во Франции, Великобритании, Норвегии). Множество так называемых «новых европейцев» не желает изучать язык, приобщаться к культуре страны пребывания, пренебрегает общественными институтами, а порой и правовыми нормами, провоцирует конфликты на религиозной почве, при этом требуя для себя неких особых условий поддержки как априори «притесняемого меньшинства».

Швейцарский  исследователь Курт Гастейгер отмечает, что  конфликты  и  войны  теперь «происходят  внутри  государств,  между  группами,  различными  по  природе  и происхождению,  такими  как  этнические  и  религиозные  меньшинства,  политические   экстремисты  и  идеологические  фанатики.  В  результате  забота  о  безопасности  тоже перемещается с общего на личный уровень. Общества и индивиды находятся сейчас под большой  угрозой,  чем  государства. А международные  организации –  от  ООН и до разнообразных  региональных  объединений,  начиная  с  НАТО  и  заканчивая  ОБСЕ –  либо слишком  загружены, либо просто бессильны, когда их просят предотвратить, сдержать или уладить эти многообразные конфликты» [2].

Принимая во внимание вышесказанное, стоит отметить, что именно проектам, связанным с культурой, следовало бы уделять приоритетное внимание в практике взаимодействия Евросоюза и стран бывшего соцлагеря. Значение культуры часто недооценивается в полной мере, а между тем, без конструктивного межкультурного диалога невозможно строить совместное будущее, поскольку культурные традиции каждой страны оказывают непосредственное влияние и на развитие экономической сферы и, в конечном итоге, на принятие тех или иных политических решений.

При этом, однако, следует учитывать нюансы, присутствующие, в частности, в Беларуси в плане осуществления инициативы «Восточное Партнёрство».

Существенными препятствиями для расширения практики подготовки  культурных проектов в Республике Беларусь являются:

– нехватка знаний в сфере проектного менеджмента, написания заявок и ведения отчётности у людей, имеющих опыт в арт-среде и располагающих хорошими идеями;

– сложность получения зарубежной финансовой поддержки на проекты ввиду монопольного контроля государства за перечислениями средств на некоммерческие цели;

– недостаточная адаптация «экспортируемых» в рамках проектов идей к местным реалиям и ожиданиям.

К примеру, реализация многочисленных образовательных проектов по развитию толерантности в европейском регионе в нынешний период претерпевает ряд издержек. С одной стороны, прививаемая модель толерантного отношения к различным этническим, религиозным, гендерным и иным социальным группам зачастую сопровождается и наличием «обратного эффекта», когда представители этих самых меньшинств напрочь отказываются проявлять толерантность по отношению к традициям, исповедуемым большинством населения их «второй Родины». С другой – вопрос об усилении толерантности в странах, соседствующих с Евросоюзом, иногда рассматривается с позиции миссионеров, призванных внедрить единственно верный подход в бытование якобы менее цивилизованных в этом плане государств. При этом почему-то упускается из виду, что, скажем, предки современных белорусов никогда не вели агрессивно-захватнических войн и не навязывали свое мировоззрение кому-либо, прикрываясь мессианскими идеями, равно как и случаев острых межнациональных конфликтов с катастрофическими последствиями в республике тоже, к счастью, не наблюдалось.

Так какие ценности предлагает сегодня ретранслировать в Беларусь Европейский Союз? Очевидно, если это проведение гей-парадов и легализация однополых браков, ювенальные суды, противопоставление специфических культурных практик различного рода меньшинств многовековым традициям белорусского народа, а также установка мемориалов, посвящённых Холокосту, в каждом более-менее крупном городе, то вряд ли это именно то, в чём сегодня остро нуждается белорусское общество. А нуждается оно в первую очередь в десоветизации, в сохранении и возрождении национальной культуры и языка, в выработке чёткой стратегии дальнейшего развития народа и укреплении позиции государства на мировой арене вместо мутного набора разнообразных тактик по лавированию в пространстве геополитических интересов соседних держав.

В неумолимо прогрессирующем сегодня процессе глобализации необходимо исключить вероятность шаблонной унификации культурной политики, ведь население каждой страны и даже региона имеет свои неповторимые особенности менталитета, которые не следует пытаться втиснуть в единый стандарт. Только при этом условии можно достичь подлинной гармонизации международных отношений и эффективного развития культурной дипломатии – как в рамках программ Восточного Партнёрства, так и на общемировом уровне.

Используемые источники:

1. Сергеева Л. Основы гуманитарной безопасности. Опыт политологического анализа // «Безопасность Евразии», 2000, № 1. — С. 272.

2.  Цит. по: Арбатов Г.А. Послесловие к книге Г. Киссинджера «Дипломатия»/ Генри Киссинджер. Дипломатия. Пер. с англ. В.В. Львова. — М.: Ладомир, 1997. — С. 846.

One thought on “Роль культурной дипломатии в системе гуманитарной безопасности