Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Разгром еврейской номенклатуры. «Еврейский вопрос» в Беларуси в 40—50-е годы.

BDU bel-idishПроблему национальных отношений в советский период правящий режим сводил к двум идеологическим клише – «расцвет и сближение наций», а также «национальная по форме и социалистическая по содержанию культура». Однако эти пропагандистские клише не отражали сущности этнокультурных процессов и по большому счету не исполняли даже пропагандистских функций. В частности это касается так называемого «еврейского вопроса» в советской Беларуси.

Решение «еврейского вопроса» в БССР началось сразу после 1944 года с основы основ тоталитарной системы – партийно-советской номенклатуры, или «нового класса», по известному определению Милована Джиласа. В первое послевоенное десятилетие произошла тихая «номенклатурная зачистка» сформированного в Беларуси за предвоенный период еврейского «нового класса». То, что это был уже сформированный «новый класс», не вызывает сомнения, достаточно проанализировать состав партийных органов, начиная с горкомов и райкомов партии и заканчивая ЦК КПБ.

Состав первых – третьих секретарей РК и ГК КПБ на январь 1939 года по национальному признаку выглядел следующим образом:

из 96 первых секретарей 59 – беларусы, 15 – евреи, 20 – русские, 2 – прочие;

из 96 вторых секретарей 69 – беларусы, 19 – евреи, 7 – русские, 1 – прочий;

из 97 третьих секретарей 68 – беларусы, 13 – евреи, 9 – русские, 7 – прочих.

В целом, из 289 секретарей беларусов – 196 (68 %), евреев – 47 (16,3 %), русских – 36 (12,4 %), иных национальностей – 10 (3,3 %). Как видим, в секретарском корпусе евреи занимали второе место, опередив даже русских.

Довольно значительным было представительство евреев и в аппарате ЦК КПБ (данные на июнь 1941 г.). Так, помощником первого секретаря ЦК и секретарем его приемной были евреи. В «особом секторе» ЦК партии из 26 сотрудников евреев было 14, беларусов 8. В отделе руководящих партийных органов – из 27 сотрудников 11 евреев, 12 – беларусов, в промышленно-транспортном отделе из 6 сотрудников 4 были евреями, 2 – беларусами, и т.д.

В Витебском горкоме партии на персональном учета ЦК КПБ насчитывалось 68 ответственных работников, из них 32 еврея (47 %), 16 беларусов (23,5 %), 9 русских (13,2 %), остальные 11 (16,3 %) – представители других национальностей.

Из этих 32 евреев 6 были директорами заводов, 5 – ответственными сотрудниками горкома партии (секретари, инструкторы, заведующие отделами), один – директор Витебского медицинского института, один – директор медицинского техникума, один – директор кооперативного техникума.

Не менее убедительное «еврейское присутствие» ощущалось и в Могилеве. Здесь на персональном учете ЦК насчитывалось 56 ответственных работников. Из них 25 евреев (44,7 %), 16 беларусов (28,6 %), 4 русских, остальные 11 – других национальностей. Из 25 евреев-номенклатурщиков секретарями парткомов крупнейших предприятий Могилева работали 4 человека, директорами заводов – 7, плюс к ним заведующий городским отделом здравоохранения, начальник райотдела НКВД и другие начальники.

Не отставал по этим показателям и Гомель. Здесь среди 75 представителей «нового класса» евреев было 33 (43,9 %), беларусов – 16 (21,3 %), русских – 15 (20 %), прочих – 11. Еврейский «новый класс» представляли 4 секретаря парторганизаций предприятий (из 12 во всем Гомеле), директора автомеханического техникума и музыкального училища, редактор областной газеты «Полесская правда», заведующий городским отделом здравоохранения, 8 директоров промышленных предприятий – фабрики «Коминтерн», стеклозавода имени Сталина, хлебокомбината, мясокомбината и т.д.

О том, что такова была общая картина по республике, свидетельствует высказывание первого секретаря ЦК КПБ Василия Шаранговича на Минской городской партконференции в 1937 году. Ведя речь о кадрах партийных работников, он сказал следующее.

«Мне дали справку о составе секретарей ГК и РК КП(б)Б. Всего первых секретарей 88, вторых – 40. Из них белорусов – 38 первых секретарей, вторых секретарей – 19. Евреев – 30 первых секретарей, вторых секретарей – 12. Русских – 10 первых секретарей, вторых – 6. По Минску всего секретарей парткомов – по состоянию на 1 января 1937 г. – 341 человек. Из них белорусов – 125, евреев – 153 (44,37 % – Авт.), русских – 37, поляков – 5, других национальностей – 22.

Какой здесь напрашивается вывод – и по Белоруссии в целом, и, особенно, тов. Рыскин (А. Рыскин в 1937 г. был первым секретарем Минского ГК КПБ. – Авт.) и тов. Ходасевич, по Минску – в целом неудовлетворительное воспитание и выдвижение местных национальных кадров, в первую очередь – белорусских коммунистов».

На основе приведенных фактов можно утверждать, что перед войной еврейский «новый класс» составлял значительную часть политической, хозяйственной, научной, культурной элиты коммунистической Беларуси.

ххх

Начало 1945 года не предвещало еврейской части партноменклатуры ничего плохого. Евреи, входившие в «новый класс» вернулись в БССР и заняли в восстанавливаемой системе те же места, что и до войны.

В Минской области из 97 ответственных партийных работников в первом полугодии 1945 года 19 евреев работали первыми – третьими секретарями райкомов и горкомов партии. В Витебской области из 108 работников высшего ранга 19 были евреями. В Гомельской области из 70 ответственных партработников 13 были евреями, в Могилевской из 97 – 19.

Довольно значительным было представительство евреев-партийцев и среди работников областного уровня. Так, в Полесской области Шерман Н.З. возглавлял промышленный отдел обкома, Рубинчик К.М. был заместителем заведующего отдела сельского хозяйства, Качаровский А.Е. – заведующим военным отделом того же обкома партии. В Витебской области Гинзбург Я.Б. работал секретарем обкома по пропаганде, Шапиро Х.З. – заведующим промышленным отделом обкома. В Гомельском обкоме Рывкина Х.Л. была заместителем заведующего отдела пропаганды, Клебанов С.И. – заведующим военным отделом.

Ситуация коренным образом изменилась в конце 1946 – начале 1947 года, когда прошли перевыборы партийных органов всех уровней. По их результатам среди первых секретарей ГК и РК оказались всего два еврея-номенклатурщика (1,1 %), среди вторых секретарей – 8 (4,2 %). Дальше – больше. После выборов в районные и городские партийные организации в 1955 году среди секретарей не было уже ни единого еврея. Больше евреев на высшие руководящие должности не допускали.

По сути, партийные выборы 1955 года поставили точку в отношении еврейского «нового класса». Многолетнее, начиная с 1917 года, активное еврейское присутствие в общественно-политической жизни республики было ликвидировано. Как же это произошло?

Во-первых, после войны по инициативе И.В. Сталина началась борьба с так называемыми «безродными космополитами», а проще – с евреями. Острие этой борьбы было направленно не только против творческой интеллигенции, но и против евреев-номенклатурщиков.

Во-вторых, в Беларуси после 1944 года выделилась группа работников-беларусов, которые во время войны приняли активное участие в боевых действиях в составе партизанских формирований. Эти бывшие командиры и комиссары считали, что, получив известность и популярность в республике, именно они должны определять послевоенную судьбу БССР.

«Партизанский клан» ощутил вкус власти во время войны и не желал расставаться с этой властью после войны. А кампания борьбы с «безродными космополитами» помогла им укрепиться во властных структурах всех уровней. «Партизаны» занимали все высшие должности в республике вплоть до конца 70-х годов.

В-третьих, в БССР после войны во властные структуры всех уровней, в отличие от довоенного периода, влилось значительное число русских, которые заняли достаточно высокие должности в партийном и государственном аппарате. В 1946 году среди секретарей горкомов и райкомов партии русских было 26,4%. Напомним, что в 1940 году русские в этой категории номенклатурных работников составляли только 12 %.

Эти три причины и определили политическую судьбу не только еврейского «нового класса» (его фактическую ликвидацию), но и сформировали стратегию и тактику беларуско-русского «нового класса» касательно евреев.

ххх

1947 год характерен тем, что в середине года впервые за послевоенный период была «вскрыта и ликвидирована антисоветская группа евреев-националистов» в системе Главного аптечного управления БССР.

Но основной удар по беларуским евреям пришелся на начало 50-х годов. Прежде всего он проявился в ряде фальсифицированных дел о так называемых «еврейских буржуазных националистах». Инициатором этих дел выступил ЦК КПБ, который в начале 1951 года направил всем секретарям обкомов партии под грифом «абсолютно секретно» телефонограмму об усилении борьбы с проявлениями буржуазного национализма, имея в виду в первую очередь еврейский буржуазный национализм. Интересна иезуитская формулировка:

«Центральный комитет КП(б)Б дал всем секретарям обкомов устное распоряжение о необходимости усилить внимание партийных организаций к вопросам борьбы против буржуазного национализма, против нарушений большевистских принципов работы с кадрами».

В результате мгновенно последовал ряд фальсифицированных дел о «проявлениях еврейского буржуазного национализма». Одним из важнейших было дело работников промышленной кооперации, которое возникло еще в августе 1950 года. Суть его была в том, что председатель Белкоопсоюза Марголин якобы «сплотил вокруг себя группу буржуазных еврейских националистов». В январе 1952 года Марголина и связанных с ним 7 «буржуазно-еврейских националистов» осудил военный трибунал войск МГБ Белорусского военного округа за «активную буржуазно-националистическую деятельность и разворовывание социалистической собственности» на различные сроки тюремного заключения.

В январе того же 1952 года Бюро ЦК констатировало, что в Борисове «возникла и пролезла на руководящие должности в партийном, советском руководстве группа еврейских буржуазных националистов, которые занимались националистической деятельностью, разворовыванием социалистической собственности».

Последний штрих в «борьбе с безродными космополитами»– это, безусловно, известное на весь мир «дело врачей». В Москве аукнули, в Минске откликнулось. Да так откликнулось, что заставило всех беларуских евреев с января и до начала марта 1953 года замереть в тревожном ожидании. Сообщение ТАСС об аресте группы врачей прозвучало 13 января 1953 года, а уже 14 января в Гомеле (на второй день после сообщения ТАСС) было проведено 350 митингов и собраний, на которых присутствовало более чем 40 тысяч человек, выступило свыше 800 рабочих, которые «гневно клеймили врачей-убийц». В столице вообще действовали на опережение. Обсуждение сообщения ТАСС на мотовелозаводе, других крупнейших предприятиях Минска происходило в ночь с 13 на 14 января, иначе говоря, третью смену рабочих сразу погнали на митинги и собрания.

Партийные режиссеры этого политического спектакля умело перевели политические страсти с далеких московских докторов на их беларуских коллег по специальности и национальности. Заявления типа «я не пойду лечиться в поликлинику, ведь там работают одни евреи» были еще самые корректные в том потоке брани и оскорблений, что обрушился не только на обладателей определенной профессии. Чаще встречались иные высказывания: «евреи – это гады, подлые предатели, им не может быть места на нашей земле, часть их надо уничтожить, а оставшихся – выслать на Север»; «вся еврейская нация недостойна одной светлой жизни товарища Жданова» и тому подобные.

ххх

Надо отметить еще одну особенность этой драмы, растянувшегося на два месяца. Партийные чиновники всех уровней организовывали митинги и собрания, главным образом, среди наименее образованной части населения, апеллируя преимущественно к чувствам толпы. Именно среди наиболее отсталой части населения звучали наиболее радикальные призывы к решению еврейского вопроса.

Если подытожить требования, которые выдвигали на митингах представители «трудового народа», то они были таковы:

– запретить евреям получать высшее образование;

– всех евреев отстранить от управленческой работы, особенно в пищевой промышленности и медицинских учреждениях.

– запретить евреям командовать славянами;

– принудить евреев заниматься тяжелым физическим трудом на заводах, фабриках, в колхозах и совхозах;

– выселить евреев в районы Сибири и Далекого Востока;

– переселить их всех в отдельную республику или область (например, в Еврейскую АО);

Вероятно, именно такие планы и строило высшее советское руководство.

В «Информации об откликах рабочих на сообщение ТАСС об аресте группы врачей-вредителей», направленной отделом руководящих партийных, профсоюзных, комсомольских органов ЦК первому секретарю ЦК КПБ Николаю Патоличеву на первой странице сказано:

«Есть масса заявлений в форме просьб и требований о ссылке евреев в какое-нибудь одно место, как это было сделано в свое время с крымскими татарами и немцами Поволжья».

А что же сами евреи? Их настроение и поведение в это время характеризовалось угнетенностью, испугом, тревожным ожиданием. О том, каким было настроение еврейского населения, красноречиво свидетельствует признание пионервожатой одной из школ Могилева, которая, придя в школу, пожаловалась директору, что она боится ходить на работу, ибо чувствует, что ее вот-вот побьют.

Секретарь Гомельского обкома КПБ Павлов сообщал в ЦК КПБ, что в результате развернутой кампании в Жлобине имели место хулиганские выпады по отношению к «лицам еврейской национальности». Так, 14 января 1953 года рабочий вагонного депо с друзьями пришли на квартиру рабочего-еврея, оскорбляли его, а потом жестоко избили. На вокзале в Жлобине двое местных жителей без всякой причины избили двух евреев и скрылись.

Но, быстро начавшись, пропагандистская кампания столь же быстро и закончилась. Сталин умер 5 марта 1953 года, и в высшем партийном руководстве немедленно разгорелась ожесточенная борьба за власть. Верхушке КПСС стало не до «космополитов».

Тем не менее, беларуско-русский «новый класс» не хотел менять ту политику в отношении евреев, которая была уже выработана за послевоенное десятилетие. Вплоть до запрета структур КПСС и КПБ в августе 1991 года она оставалась дискриминационной и ксенофобской.

Автор: Анатоль Великий, альманах “Деды”, выпуск 5.

6 thoughts on “Разгром еврейской номенклатуры. «Еврейский вопрос» в Беларуси в 40—50-е годы.

  1. grmaster

    “Вплоть до запрета структур КПСС и КПБ в августе 1991 года она оставалась дискриминационной и ксенофобской.”

    Что?! Когда еврей начальник, а рабочий белорус – это ли дискриминация? Глупость написали. Или тоже из этих вечно обиженных “избранных”?

    1. Brit Hadasha

      Видимо да. Такой расклад только белорус может считать ксенофобским. Но поставь белоруса начальником, а еврея – подчиненным, и глядишь – нету ксенофобии как не бывало :)

      1. Volk_liut

        Лучше, чтобы еврей уехали к себе в Израиль. Тогда и ксенофобии не будет.

    2. Volk_liut

      Избранными себя евреи (жыды па-беларуску) объявили на весь мир, когда придумали Библию!

  2. Aleh

    Нема жыдау – нема праблем. А па-исьце – жыды сами наработали сваю карму. Добра, што зара яны маюць Израиль – кажны народ мусиць быць панам на СВАЕЙ зямли.

  3. Бебурнац

    ДОБРА БЫЛО КАБ И РАСЕЙЦАУ З КАГАЛАМ ПАМАГАТЫХ-КАМУНЯК КУДЫСТI У СIБIР ПАСЛАЛI.ПАВЕТРА ХУТЧЕЙ ЛЕПШIМ СТАЛА!