Інстытут беларускай гісторыі і культуры

“Пятая калона” ў 1863 годзе.

Як вядома Вялікае Княства Літоўскае было шматканфесійнай і шматнацыянальнай дзяржавай. Тут жылі, акрамя тытульнай нацыі беларусаў-літвінаў, валыняне, габрэі, татары, жамойты і шмат іншых. Нават ёсць ускосныя дадзеныя, што ў ВКЛ жылі і служылі са сваімі дружынамі чаркескія князі.  Наша старажытная дзяржава давала прытулак усім, каго прыціскалі ў суседніх дзяржавах. Так на нашай зямлі знайшлі прытулак стараверы ці як у Масковіі іх называлі “раскольники”. Так першыя стараверы сюды прыйшлі на пачатку 18 стагоддзя, у час калі ў Маскоўскім княстве, а пазней Расейскай імперыі, іх пачалі ціснуць. Тут яны атрымлівалі роўныя правы і мелі ўсе магчымасці для спакойнага жыцця.

ВКЛ быў настолькі перадавой дзяржавай для свайго часу, што менавіта гэта прагрэсіўнасць пагубіла нашу старажытную дяржаву. І яе гісторыя скончылася падзеламі Рэчы Паспалітай. Але нашыя продкі разам з палякамі не скарыліся і спрабавалі адрадзіць сваю дзяржаву – ВКЛ. Такі спробы былі падчас вайны 1812, паўстання 1830 г. і паўстання 1863 г.

У той час як беларускія татары змагаліся на баку прыхільнікаў аднаўленьня ВКЛ у вайне 1812, іншыя не толькі не жадалі шчасьця гэтаму краю, але толькі чакалі часіны, калі б яны змаглі ўсадзіць нож у спіну тых, хто калісці прыняў іх як братоў.

На сайце тых, што не жадае прызнаваць беларусаў самастойнай нацыяй, яшчэ ў 2011 годзе з’явіўся поўны захаплення артыкул пад назовам “1863 г. в судьбах старообрядцев Северо-Западного края Российской империи.”, які падае факты здрады старавераў у цяжкую для беларусаў часіну.

В подавлении польского мятежа в Северо-Западном крае активное участие приняли и старообрядцы-великороссы, принадлежавшие, в основном, к беспоповцам. Они начали селиться здесь ещё в начале XVIII в., когда эти территории принадлежали Речи Посполитой. Причиной появления старообрядческой колонизации на землях польского государства стали религиозные гонения, которые устраивало российское правительство в этот период[4].

Як бачым менавіты нашы продкі, а не продкі палякаў, прынялі старавераў і далі ім ўсё для жыцця.  І да 1863 года беларусы жылі мірна разам са стараверамі больш за 150 гадоў.

Пока духовное и светское начальство размышляло о том, как следует поступить с непокорными старообрядцами, в губернии начались вооруженные выступления поляков. 13 апреля 1863 г. отряд сепаратистов под предводительством графа Л. Плятера численностью в 50 человек напал на воинский транспорт с оружием, шедший из Динабургской крепости в Дриссу. Нападавшие застрелили трех солдат и, захватив оружие, попытались уйти в Литву. Между тем до старообрядцев, селения которых располагались по пути следования мятежников, дошли слухи о нападении поляков на транспорт. Реакция их была незамедлительной. Вооружившись дубинами и кольями, старообрядцы в течение дня дважды нападали на отряд графа Плятера и, в конечном итоге, отбили у них повозки с оружием, а самих захватили в плен. Пленных привели на станцию Дубна, откуда они были отправлены в Динабургскую крепость[35].

На следующий день толпа старообрядцев направилась громить имения польских помещиков, которых подозревали в поддержке мятежников. Комендант Динабургской крепости спешно телеграфировал в Петербург: «Раскольники сел Межвиды и Малиновки более 1000 человек, двинулись массами на помещичьи дворы, грабят, жгут»[36]. Примеру старообрядцев последовали остальные крестьяне – белорусы и латыши, которые стали ловить мятежников, собиравшихся в Ликсненских и Бересневских лесах. Одновременно последовали многочисленные поджоги и грабежи имений польских дворян в качестве мести за нападение на военный транспорт и убийство русских солдат. Владельцев имений, которые представлялись крестьянам пособниками и участниками восстания, связанных по рукам и ногам, доставляли в Динабургскую крепость.”

Ініцыятарамі пагромаў і забойства беларускай шляхты былі стараверы. Нават калі дапусціць, што частка беларускага сялянства далучылася да гэтых пагромаў, але гэтыя сяляне не сталі ісці далей гэтых пагромаў і не сталі фарміраваць атрады супраць беларускіх пастаўнцаў. Дык і сяляне ўва ўсе часы было розныя. Як вядома ў такіх пагромах заўсёды ўдзельнічала беззямельная і самая бедная частка сялянства, якая не магла ці не імкнулася сваёй працай стаць заможней.

Крестьянские погромы, направленные против польских помещиков, подозреваемых в сочувствии к мятежу, перебросились и на Режицкий уезд той же губернии[37]. Только вмешательство властей смогло остановить этот старообрядческий и крестьянский самосуд, начатый «снизу» в защиту единства империи. Виленский генерал-губернатор М. Н. Муравьёв, в отличие от некоторых представителей правительственных «верхов», события в Динабургском и Режицком уездах Витебской губернии однозначно трактовал как исполнение русскими крестьянами своего верноподданнического долга, а не грабежи и разбой пьяных мужиков[38].

Большасць расейскіх чыноўнікаў таго часу, акрамя вядома Мураўёва-вешацеля, класіфікавала гэтыя пагромы як “разбой пьяных мужиков”. Каментары тут залішнія.

Правоту генерал-губернатора подтвердили дальнейшие события. В мае 1863 г. старообрядцы указанных уездов обратились к М.Н. Муравьёву с просьбой сформировать из них сотню конной милиции для борьбы с мятежными поляками. Все расходы по организации и снабжению своей сотни старообрядцы были готовы взять на себя. М. Н. Муравьёв, испытывавший нехватку казаков для патрулирования местности, охотно принял их предложение. К началу июня сотня старообрядцев вооруженная и снабженная из ресурсов Динабургской крепости во главе с казачьим офицером приступила к несению службы в Витебской губернии[39].

Стремясь привлечь старообрядцев и законопослушных крестьян к борьбе с восстанием, 24 апреля 1863 г. Александр II утвердил правила для оборудования в Западных губерниях сельских вооруженных караулов из местных крестьян. М.Н. Муравьёв 24 мая в специальной инструкции для военных начальников уездов распорядился приступить к образованию сельских караулов.

В Ковенской губернии, которая стала эпицентром вооруженных антиправительственных выступлений на территории Северо-Западного края, добровольное согласие учреждать караулы выразили только старообрядцы-великороссы Поневежского и Ковенского уездов[40]. Более 600 старообрядцев явились к представителям администрации с просьбой о выдаче оружия. Им было выдано около 300 ружей и вскоре 23 мятежника были арестованы и доставлены властям[41].

Стараверы праявілі асаблівы імпэт у фармаванні атрадаў для падаўленні выступаў беларусаў-літвінаў за сваю свабоду, што паказвае ўсю глыбіню іх здрады і подласці.

По словам очевидца событий А. Н. Мосолова: «Осенью 1863 г., когда террор в крае был в сильнейшем развитии, жертвами его в Ковенской губернии были преимущественно старообрядцы, жившие в отдельных фольварках, отдаленных один от другого. В одну ночь в околице Ибяны, недалеко от Ковно, их было повешено мятежниками, при жестоких истязаниях, одиннадцать человек. Это не прошло даром мятежникам. Виновные в этом страшном злодеянии подвергнуты примерному наказанию. Все жители околицы Ибяны, как явные участники преступления, были выселены в Сибирь»[44].

Паўстанцам было тады вельмі цяжка, бо фактычна прыходзілася весьці вайну на двух франтах – супраць царскіх войскаў і супраць “пятай калоны” з стараабрадцаў. І як бачым у асобных выпадках менавіта стараверы спрычыніліся да таго, што простыя беларусы сталі ахвярамі таго супрацьстаяння і былі выселеныя назаўсёды ў Сібір.

Старообрядцы-беспоповцы Витебской губернии в период, предшествовавший восстанию, и во время восстания, испытывая острую нехватку храмов, незаконно построили более двух десятков церквей. Эти церкви, в соответствии с запретом «публичного оказательства раскола», по внешнему виду не отличались от деревенских изб, не имели наружных икон, крестов и колоколов[47].

Но как только об этом узнала местная администрация и архиепископ Василий, о верности и жертвах старообрядцев было благополучно забыто. Витебский губернатор В. Н. Веревкин повел решительную борьбу против попыток старообрядцев выйти за узкие границы дозволенного законом общественного богослужения. О противоправных действиях старообрядцев были поставлены в известность Виленский генерал-губернатор М. Н. Муравьёв, министр внутренних дел П.А. Валуев и Святейший Синод[48]”.”

Дарэчы, пасля падзелаў Рэчы Паспалітай менавіта расейская імперская адміністрацыя забараняла будаваць стараверам храмы, чаго не было пад час Рэчы Паспалітай. І як бы стараверы не выслужваліся перадам Расейскай імперыяй пад час таго паўстання, іх зноў пачалі  прыціскаць.

Ужо шмат вады ўцякло з той пары і шмат змянілася. Так нашчадкі тых старавераў даўно сталі арганічнай часткай беларускай нацыі. Але мы павінны больш пільна вывучаць нашую гісторыю, каб ніколі не дапусціць тых памылак, які зрабілі нашыя продкі.

Так вельмі важна каб усе нацыянальнасці, які насяляюць Беларусь, лічылі сябе беларусамі і адчувалі повязь з гэтым краем, каб баранілі і мацавалі сваю краіну, а не здраджвалі і не білі нажом у спіну сваім братам і суседзям, каб не было болей такіх “пятых калон”, якія толькі і чакаюць каб беларусы зніклі ці сталі “сапраўднымі рускімі” і зліліся з усходнімі суседзямі ў “трыадзіны рускі народ”.

Яўмененка Віктар, 18.08.2012

Пакінуць адказ

Ваш адрас электроннай пошты не будзе апублікаваны. Неабходныя палі пазначаны як *

Гэты сайт выкарыстоўвае Akismet для барацьбы са спамам. Даведайцеся пра тое, яе апрацоўваюцца вашы дадзеныя.