Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Под двойной защитой. Храмы-крепости в Сынковичах, Мурованке и Камаях

Hram u Synrfvichah - 1На белорусских землях издавна мирно уживались представители самых различных религиозных конфессий. Однако само существование людей в бренном мире далеко не всегда было мирным. Следуя мудрой пословице «На Бога надейся, а сам не плошай», наши предки возводили уникальные храмы-крепости, которые гарантировали не только небесную защиту, но надежную оборону от врагов. К числу таковых относятся прекрасно сохранившиеся культовые сооружения в деревнях Сынковичи, Мурованка и Камаи.

В 13 километрах от старинного городка Слоним в Гродненской области находится деревня Сынковичи, которую даже не всегда можно найти на автомобильных картах. Но в последнее десятилетие это место совсем не случайно облюбовали как туристы с экскурсоводами, так и паломники, надеящиеся на чудесное исцеление, даруемое чудотворной иконой Божьей Матери «Всецарица». Ведь именно здесь находится один из самых загадочных храмов Беларуси – церковь Святого Михаила, успевшая послужить и православным, и униатам, и католикам.

Давным-давно для строительства храма сюда съехались самые именитые мастера по камню. Среди них, как гласит легенда, были и два местных мастера: отец и сын. Работа спорилась, и спустя несколько лет храм был возведён. Но когда выкладывали высокий фронтон, случилось несчастье – молодой зодчий сорвался с лесов и разбился насмерть. И отец, в память о своём сыне, выложил в камне прямо на фронтоне символическое подобие гроба, которое поражает всех, кто приезжает сюда впервые. Местные жители уверяют, что именно из этой легенды и берёт своё начало название деревни.

Точная дата возведения данного архитектурного чуда до сих пор вызывает споры у специалистов. Так, А. Кулагин указывает дату строительства церкви как 1407 г., а В. Чантурия – конец XV–начало XVI вв.; в книге “Православное зодчество Беларуси”, изданной под патронажем православной церкви, утверждается, что храм был возведен в 1-й половине XVI в. В свою очередь историки архитектуры А. Кушнеревич и Т. Габрусь сходятся во мнении, что сынковичский храм правильнее датировать началом или 1-й половиной XVI в. Существует также версия, что это сооружение есть не что иное, как перестроенный в 1405–07 гг. прусский замок начала XIV в.

Hram u Synrfvichah - 2

Фасад Михайловской церкви в Сынковичах

Вообще, до ХІІІ столетия на территории Беларуси часто возводились крестово-купольные культовые постройки. В ХІV–ХVІ веках храмы обретают новые черты, связанные с воздействием западноевропейской готики и ренессанса, переработанными местными мастерами в соответствии локальными традициями. Как отмечает М. Ткачев в книге «Замки Беларуси», в XV–XVII вв. по всей Европе происходила «инкастелляция храмов», т.е. перестройка их в своеобразные оборонительные сооружения: специально утолщались стены, появлялись башни с бойницами.  Церковь Святого Михаила в Сынковичах как раз является тем памятником, в котором эти тенденции слились в единый гармоничный ансамбль.

Одна из первых церквей-крепостей в Великом Княжестве Литовском является трёхнефной четырёхстолповой базиликой, напоминающей в плане перекошенный прямоугольник. Массивные, полутораметровой толщины стены, башни, помещение под сводами с бойницами действительно формируют схожесть храма с небольшим замком.

Все нефы имеют одинаковую, четырехметровую высоту и перекрыты крестовыми сводами с нервюрами. В одной из апсид использованы сложные готические своды в виде многогранной звезды. Все три апсиды находятся тут под одним конусообразным покрытием. Это стало возможным за счет введения системы ступенчатых арочек, расположенных между верхними частями апсидных полукружий, благодаря чему проще стала конструкция и целостнее весь объем храма. Впечатление целостности усиливает аркатурный пояс, который, подобно обручу, стягивает все апсиды, визуально соединяя их друг с другом и с башнями. Этот пояс перекликается с мощной аркатурой машикулей, опоясывающей северный, южный и западный фасады. Ритмическое созвучие обоих поясов рождает архитектурную мелодию сложного рисунка.

Мощным крещендо в этом каменном хорале звучит аккорд главного ренессансного фасада. Его оформление отличается виртуозной изобретательностью: в несколько ярусов он расчленен нишами различных очертаний и размеров. Плоскости ниш белили известью, что вместе с выступающими частями краснокирпичной кладки стен создавало мажорную колористическую гамму.

Оборонительный характер сооружения подчеркивают четыре угловые башни. Восточные имеют округлую форму. Западные стоят на квадратных основаниях, поддерживаются с трех сторон контрфорсами и переходят вверху в восьмигранники с тремя ярусами бойниц. Винтовые лестницы в каждой из башен соединяют интерьер храма с чердаком, где размещается главный оборонный ярус постройки. По периметру трех фасадов стены прорезаны круглыми бойницами и машикулями.  Через обычные бойницы вели мушкетный огонь на дальние дистанции, а навесные машикули предназначались для ближнего боя.

В серии подобных оборонных сооружений храм в Сынковичах не имеет себе равных. У него свое, только ему присущее лицо, и своя, не похожая на остальные, история.

После Брестской церковной унии православный храм перешёл к униатам, с упразднением униатства – вернулся к православным. В 1880-81 гг.  заменена кровля, построен притвор и купол над апсидой, разобран купол над центральной частью храма. В 1891 перед храмом возведена бутово-кирпичная двухъярусная четырёхгранная колокольня. После Первой Мировой войны в церкви попеременно проводились католические и православные богослужения, а в 1926 г. она вновь стала униатской. Здесь находился один из самых активных греко-католических приходов, опекаемых миссией иезуитов восточного обряда в Альбертине (пригород Слонима). После Второй Мировой войны в храме размещались склад и овощехранилище. И лишь двадцать лет тому назад тут вновь обосновался православный приход.

Другой, не менее прекрасный храм-крепость, находится в деревне Мурованка неподалёку от железнодорожной станцией Скрибовцы и от усадьбы Ромеров в Малом Можейково. На вопрос, сколько лет, а точнее веков, Мурованке (её ещё часто называют Маломожейковской церковью), ответить точно всё еще сложно. Долгое время официальной датой строительства считался 1407 год. Кроме того, необычная форма здания с высокими стройными башнями подтолкнула некоторых исследователей к мысли, что примером для Маломожейковской церкви послужили мусульманские минареты.

Carkva u Muravankie

Церковь в Мурованке

Более детальное изучение памятника дало ученым основания полагать, что укрепленная церковь вполне могла быть возведена где-то между 1516 и 1542 гг. К этому времени местность будущего строительства уже носила название Мурованка благодаря единственной укрепленной мурованной башне, которая и была позже перестроена в храм.

Основателями храма считается магнатский род Мацкевичей-Шкленских. За свою сложную историю длиною в пять веков Маломожейковская церковь Рождества Богородицы, как и храм в Сынковичах, была и крепостью, и костелом, и униатской святыней. Не одну войну пережил этот сакральный памятник. Мимо проходили войска шведов, поляков, московитов, казаков, французов, немцев, а стены выстояли, несмотря ни на что…

Храм представляет собой четырехстолпное одноэтажное строение размером около 15х13,5 метров. Массивные стены почти двухметровой толщины подтверждают гипотезу о его оборонных функциях. Над зданием – высокая двухскатная крыша, на каждом углу – цилиндрические оборонительные башни. Западный фронтон играет роль своеобразного декоративного щита, поделенного по горизонтали на две части. Внизу – три ниши сложной конструкции. В каждой из них – две меньших размеров. В верхней части сделана одна большая ниша с двойной аркой.

Несмотря на очевидную простоту, такой декор очень гармонично расчленяет поверхность щита и придает ему изящество. Этому способствуют и боковые очертания фронтона с его ритмичными вертикальными повышениями и крутыми скатами. Оформление фасада сделано по принципу постепенного нарастания декоративности. Восточный фронтон, несмотря на то, что он в значительной степени прикрыт конусообразной крышей апсидальной части храма, также имеет свои отличительные черты. Его вертикальные линии возрастают более спокойно и находятся в полном созвучии с неглубокими арками ниш, размещенных в щите. Подобно западному фронтону, восточный делится горизонтальной полосой на две части. В нижней – две пары ниш, а в верхней – три ниши, позднее переделанные под обычные окна.

Две западные башни небольшие: их диаметр около 4,5 м, толщина стен – близкая к 1,8 м, а первоначальная высота – около 14 м. Восточные башни более скромных размеров — диаметр всего 3 м, толщина стен – около 1 м, хотя высота почти такая же, как и у западных. Там когда-то были винтовые лестницы, ведущие к бойницам. Каждая бойница имела вид довольно большого, постепенно сужающегося к середине проема, перекрытого округлой аркой. Над бойницей – небольшое отверстие для наблюдения за противником.

Раньше в северной и южной стенах имелось по 7 бойниц, потом одну заложили, осталось только шесть – по три с каждой стороны. Главный вход в храм защищала тяжелая решетка-герса, которая спускалась на цепях со специальной ниши над входом. Притвор и вся верхняя часть здания были надстроены в XIX веке. Тогда же были заведены межъярусные карнизы, в значительной степени изменен главный фасад и закрыты машикули. По описаниям историков, до начала XIX столетия в храме по всему периметру шел подземный ход с множеством тайников.

Стены Мурованки украшены разными декоративными элементами. Своеобразные элементы архитектуры храма – спаренные полуциркульные ниши с небольшим замком, а также круглое окно в центре западной стены, присущее памятникам романской и готической архитектуры. Внизу через все здание идет лента традиционного поребрика – ряда кирпичей, положенных на угол. А каждый кирпич на дугообразной арке, венчающей вход в храм – почти художественное произведение. Невооруженным глазом можно заметить там интересные отпечатки, напоминающие следы кота или собаки. Вероятно, животное оставило их, когда кирпич сушился на солнце. Хотя некоторые считают, что это фирменное клеймо мастера.

По мнению архитектора Г. Лаврецкого, Маломожейковская церковь в сравнении с Сынковичской – еще один шаг к готике. Достаточно взглянуть на внутреннюю конструкцию: все здание перекрыто сложными звездчатыми сводами с резко профилированными нервюрами. В некоторых местах они переходят в кристаллические своды, где нервюрный костяк сливается с распалубками перекрытий. Нервюры густыми пучками сходятся к центральным столбам, образуя ромбы и треугольники.

Вся система сводов здесь более развита и свидетельствует об усовершенствовании приемов готического строительства, умелом использовании его богатых декоративных возможностей. Но, несмотря на общее сходство с Сынковичской церковью, Маломожейковская имеет и значительные отличия – симметричный и правильный план, более богатое внешнее украшение и относительно слабую систему бойниц.

Свою оригинальную специфику имеет еще одно ритуальное здание, относящееся к оборонному зодчеству. Это костёл Святого Иоанна Крестителя, расположенный в деревне Камаи Поставского района Витебской области. Храм не только совмещает в себе черты готики, ренессанса и барокко, но еще и являет собой редкий тип культового сооружения, службы в котором не прекращались на протяжении более чем четырех столетий! Даже в советские времена костёл был действующим, пожалуй, благодаря тому, что власти доброжелательно относились к местному ксендзу, спасшему во время войны от фашистов одного партизана. Последний стал видным партийным функционером, и потому всеобщая борьба с «опиумом для народа» обошла Камайский костёл стороной.

Kasciol u Kamajah - 1

Костел в Камаях

Удивительное архитектурное творение было возведено на месте, которое изначально было для местных жителей определяющим. И не только потому, что это – центр деревни, но ещё и потому, что здесь перекрёсток пяти дорог. А к перекрёсткам у наших предков всегда было особенное отношение. Даже если одна дорога вливалась в другую, на таком месте всегда либо устанавливали камень, либо ставили крест–каплицу. Ведь, согласно древним поверьям, именно на перекрёстках активизируется нечистая сила. Известно, что первоначально на данном перекрёстке был установлен огромный двухметровый валун. Из него не позднее XV века вытесали крест, который стоит напротив костёла и сейчас. Изъеденный временем и покрытый непонятными надписями этот крест также является своего рода символом Камаев.

Само местечко расположилось на холме, на берегу Камайки, небольшого и ныне почти пересохшего притока реки Вилии. Сохранились сведения о том, что в прежние времена речка Камайка была вполне судоходной рекой, и сплавляли по ней, среди прочего, лес. И для местных жителей одним из важнейших моментов бытия была потребность в обеспечении собственной безопасности.

Когда в Камаях появился первый храм – не известно. Но вот акт завершения строительства существующего, датированный 1606-м годом, сохранился и до наших дней. Средства на возведение каменного храма были выделены владельцем местечка, магнатом Яном Рудомином-Дусяцким.

Внешний вид костела довольно суровый: отсутствие декоративных элементов подчеркивает оборонительный статус храма. Что касается художественного оформления, то особая миссия тут принадлежит западному фасаду с двумя цилиндрическими башнями голландского типа высотой 16 метров и диаметром свыше 5 метров.

Внутреннее убранство костела заслуживает особого внимания. Во многом оно сохранилось благодаря тому, что храм еще с советского периода имел статус памятника архитектуры и не выполнял роли хозяйственного строения. Хорошо сохранились резные позолоченные алтари,  фрески, иконы. А в конце 1970-х годов музейщики обнаружили в костёле орнат (часть литургического облачения ксендза) с фрагментом слуцкого пояса.

Kasciol u Kamajah - 2

Костел в Камаях после реставрации

Храм почти не изменился за прошедшие века. Он по-прежнему гордо возвышается в самом центре деревни, на холме, напоминая средневековый замок. До сих пор стены костёла, толщина которых составляет от 2 до 2,5 метров, хранят в себе шведские ядра времён Северной войны.

Впрочем, в середине XVII века храм горел, благодаря чему исчезли поддерживающие крышу колонны. В XVIII веке была пристроена каплица, а также хоры, где установлен действующий и поныне орган. В первой половине XX века на нем играл знаменитый органист, композитор и педагог Бронислав Рутковский, потомки которого и по сей день живут в здешних местах.

История костела связана с рядом других знаменитых имен, которые были незаслуженно забыты, но сегодня вновь открываются нам. К примеру, в храме находится икона «Иисус Христос с младенцем» известного художника второй половины XIX столетия Альфреда Ромера, десять лет прожившего в этих краях. Это последняя работа мастера, написанная специально для Камайского костела.

А в 20-е годы прошлого столетия в храме служил ксёндз Казимир Сваяк (в миру – Константин Стапович) – философ, поэт и священник.

В то время, когда белорусский язык был под запретом тогдаших властей, он сознательно продолжал читать проповеди мирянам только по-белорусски. И сегодня в костеле помнят этого самоотверженного человека, здесь же можно познакомиться с его сочинениями.

Старый костел имеет свои крипты – подвалы, где хоронили священников и местных жителей. Предполагают, что от храма до старого кладбища пролегает подземный ход, который полностью или частично сохранился. Но его поиском намеренно никто не занимался, поэтому подтвердить или опровергнуть что-либо на этот счет пока нельзя. Также, согласно поверью, в Камаях существовал целый монастырь, а владельцы местечка в минуты опасности оставляли свою казну на сохранность монахам и священникам.

Теперь жизнь в местечке течёт спокойно и размеренно, хотя количество желающих познакомиться с многовековой святыней с каждым годом становится всё больше.

 Автор: Ирина Шумская, «Историческая правда»

5 thoughts on “Под двойной защитой. Храмы-крепости в Сынковичах, Мурованке и Камаях

  1. Алег

    Было б файна прымусиць царкоуникау у сех масьцей будаваць цэрквы выключна у беларуским старажытным стыли. А то панатыркали сваих суздальских мурауевак-цыбуль па усей Беларуси.

  2. Сяргей

    Мне кажется неправильно писать что храм был православным в 16 веке, поскольку сразу подразумевается сегодняшнее православие. Но те наши верующие не называли себя православными тогда, назывались грэцкае веры или усходняе или как-то. И поскольку нет единой православной церкви, как то костёл, все православные церкви национальные, то и говорить что храм был отнят у униятов и возвращен православным неправильно. Ведь строили его наши верующие грэцкае веры, а забрала её православная церковь другого государства, после запрета унии на наших землях.

    1. Равс

      Поддерживаю! Сегодняшнее православие в Беларуси берет отсчет от 1795 года