Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Основа национальной идеологии – историография Отечества

Продолжаем публикацию докладов, которые были изданы в сборнике «Проблемы современной белорусской идеологии» и прошли обсуждение на Междисциплинарной научно-практической конференции, посвященной рассмотрению проблем современной беларуской идеологии, которая прошла 3 ноября 2012 года в г. Минске. Вашему вниманию представляем доклад историка Анатоля Тараса.

1. Что такое идеология?  

Идеология – это совокупность идей, концепций и лозунгов, сознательно формулируемых теоретиками различных социальных групп, общественных объединений, политических партий.

Идеология ставит своей целью управление людьми через воздействие на их сознание и подсознание путем распространения (внедрения) сформулированных идей и концепций. В своей совокупности они образуют те или иные мифы (исторические, культурно-этнические, религиозные, социально-экономические и др.). Подчеркнем: содержание всякой идеологии сводится к мифам.

А что такое миф? Энциклопедия «Философия» (Минск, 2001, с. 643) дает следующее определение:

«Миф – форма целостного переживания и истолкования действительности при помощи чувственно-наглядных образов».

И далее:

«Миф возникает как попытка построения на образном уровне восприятия целостной картины мироздания, способной обобщить эмпирический опыт и дополнить (при помощи умозрительных спекуляций) его ограниченность.

Другими словами, миф – эта некая гипотеза по поводу реальности, которая после ее создания предлагается массам в качестве единственно верного варианта истолкования прошлого, объяснения настоящего и прогноза на будущее. При этом содержательное «ядро» мифа не подвергается критическому анализу, а принимается на веру.

По мнению ученых, мифы являются необходимыми элементами не только массового сознания, но и литературы, искусства, а также науки. Всякая более или менее разработанная идеология включает в себя несколько взаимосвязанных мифов:

1) исторический (например, такой: наше общество и государство представляют собой закономерный результат длительного развития предшествующих обществ и государств на территории нашей страны);

2) политический (например, такой: система власти, действующая в нашем государстве, самая оптимальная по сравнению со всеми другими системами);

3) социально-экономический (например, такой: каждый гражданин нашего государства благодаря его политической системе и законодательству имеет возможность жить безопасно, культурно и на должном материальном уровне).

Базой большинства известных идеологий служат исторические мифы. Упомянем для примера такие идеологии как коммунистическую (история человечества это борьба пролетариев с эксплуататорами), национал-социалистическую (история немецкого народа это борьба за жизненное пространство), либерально-демократическую (развитие стран Европы и Америки это история утверждения принципов и норм буржуазной многопартийной демократии).

Популярный в странах западного мира исследователь национальных проблем Джонатан Фридман пишет:

«Сознательная политика /государства – А.Т./ заключается в том, чтобы связать современность с жизнеутверждающим прошлым. Поэтому былое выстраивается согласно со стремлениями тех, кто сегодня пишет учебники истории. (…) Вся история, в том числе и современная историография, является мифологией. (…) История – это отражение современности в прошлом» (цит. по сборнику «Беларусь превыше всего», с. 153).

Мы полагаем, что современное беларуское общество относится к категории постколониальных (вопреки тому, что некоторые беларуские политические деятели пытаются отрицать этот факт, очевидный для неангажированных исследователей). Между тем, канадский профессор Тарас Кузё справедливо утверждает:

«Колонизаторы стремятся стереть историческую память, и вместе с ней – национальное сознание, чтобы таким образом упростить ассимиляцию “туземцев”. Поэтому возрождение исторической памяти, обновление национальной историографии тесно связано с возрождением национального сознания в противопоставлении себя бывшей метрополии. Соответственно, вопрос о том, кому “принадлежит” прошлое – это вопрос о том, кому принадлежит власть в настоящем» (там же, с. 154).

Вот почему полное торжество национально ориентированной историографии в Беларуси является необходимым условием для формирования национально-патриотического сознания ее граждан и незыблемости суверенитета государства.

 2. Что было в СССР?

Банда политических авантюристов, именуемая партией большевиков, захватившая власть в бывшей Российской империи и превратившая ее население в своих рабов, не могла долго держаться только на штыках. Единственной надежной гарантией сохранения своего господства могло стать для них превращение основной массы населения из рабов «по принуждению» в рабов «по убеждению».

Поэтому большевики поставили своей целью превращение порабощенного населения в абсолютно покорное стадо, не только неспособное к сопротивлению им, но к тому же старательно работающее («с энтузиазмом и с песней») на «новых господ». И не только работающее, но и готовое защищать своих хозяев от внешних и внутренних врагов «не щадя своих сил, здоровья и даже жизни».

Ради обеспечения своего замысла большевистские идеологи разработали концепцию формирования «нового человека», в действительности – «нового раба», но принадлежащего не конкретному владельцу, а новому классу господ в целом (таким классом и коллективным собственником была партийно-советская номенклатура). Главными, определяющими чертами этого «нового человека» мыслились преданность «вождям», готовность к жертвованию собой по первому требованию ради «дела партии», коллективизм, предельно умеренные материальные и культурные потребности.

Основным средством формирования «человека нового типа» служила идеология. Идеологические догмы руководство КПСС внедряло в сознание масс через такие институты как:

1) школа (начальная, средняя, профессиональная, высшая);

2) массовые коммуникации (телевидение, радио, газеты, журналы);

3) система политической агитации (плакаты, митинги, собрания, политинформации, система политической учебы);

4) средства искусства и культуры (кино, литература, театр и т.п.).

Сама же коммунистическая идеология представляла собой систему взаимосвязанных мифов и фикций. К категории мифов следует отнести те ее утверждения, в которые верили многие советские люди. К фикциям – такие утверждения, в которые мало кто верил, но все делали вид, что верят.

Партийному руководству хотелось, чтобы фикций не было вовсе, а были бы только одни выгодные ему мифы. Однако в реальности коммунизм, как тоталитарная идеология, превращал в фикцию всю духовную жизнь человека. В духовном мире властвование, если оно осуществляется как принудительное и абсолютное, возможно только фиктивно и только над фиктивным подобием убеждений.

Часть мифов и фикций возникала сама собой: теоретические положения перерождались в мифы, мифы – в фикции. Другие создавались ради удовлетворения практических потребностей власти: например, миф о гениальности вождя, о коллективной мудрости партии. Наконец, были мифы, стихийно возникавшие в народном сознании, например таков миф, что Ленин якобы хотел добра народу (в Беларуси аналогичен ему миф о П.М. Машерове).

Фикций в СССР было великое множество. В отличие от мифов, они не возникали в народе, а предписывались властью. Если принять эти многочисленные фикции всерьез, то получится совершенно фантастическое понятие о советской жизни.

Все коммунистические мифы и фикции можно условно разделить на две группы: 1) положительные, трактующие о преимуществах социалистического строя; 2) отрицательные, разоблачающие и клеймящие всё, что не нравилось коммунистам в прошлом и настоящем.

Задачей положительных мифов и фикций являлось превращение таких понятий, как свобода, гуманность, демократия, счастье и подобных им в понятия фиктивные. Тем самым ликвидировалась сама возможность называть происходившее в СССР своими именами. Люди теряли способность понимать истинный смысл производимого над ними насилия, подлинные ценности духа выступали в качестве проституток, а всякого рода критика – и это практически было наиболее важно – становилась непринципиальной. Ее можно было легко направить по заведомо ложным путям, выгодным власти. Частные преломления этой задачи решались в виде отдельных мифов и фикций. Назовем наиболее распространенные мифы и фикции советской идеологии:

О научности коммунистической теории (марксизма-ленинизма);

Об СССР как самой передовой стране в мире;

Об СССР как государстве осуществленного социализма;

О “своей” власти трудящихся;

О морально-политическом единстве народов CССР;

О самой демократической в мире конституции;

О самых демократических и справедливых выборах;

О вознаграждении по труду;

О счастливой и зажиточной жизни трудящихся;

О социалистическом гуманизме;

О свободе науки, литературы, искусства;

О трудовом энтузиазме советских людей;

О любви трудящихся к социалистическому отечеству

Об агрессивном капиталистическом окружении*.

/* Подробно эти и другие мифы и фикции рассмотрены в книге Грицанов А.А., Тарас А.Е. Научный антикоммунизм и антифашизм. Минск, 2010, с. 287—317./

В концентрированном виде советскую идеологию выражали лозунги ЦК КПСС, систематически публиковавшиеся накануне юбилеев «революционных праздников» – 1 мая и 7 ноября.

Ведущую роль во внедрении советской коммунистической идеологии в сознание населения играло изучение во всех высших учебных заведениях (а также в системе партийно-политической учебы, обязательной для членов партии) трех предметов – «Истории КПСС», «Основ научного коммунизма», «Основ марксистско-ленинской философии». А базу для их восприятия и понимания закладывали школьные курсы «История СССР» и «Обществоведение».

 3. Специфика беларуской советской идеологии

Профессор Т. Кузё писал в 2002 году:

«Бывший СССР соответствует определению империи с четко выделенным центром (Москва, РСФСР) и периферией (остальные республики). В центре находились государственные учреждения империи, а руководство на окраинах осуществляли чиновники, назначенные властвующей элитой имперского центра. (…) Господствующей идеологией в советской империи был марксизм-ленинизм и, что еще важнее, российский империализм. В многонациональном советском государстве русских называли «старшими братьями» (цит. по сборнику «Беларусь превыше всего». Минск, 2011, с. 147—148).

И далее:

«После 1934 года советская историография в основном вернулась к модели истории времен царской империи. Прочитав такую историю, “сам царь остался бы доволен”. Эта историография служила имперской национальной политике компартии, разрабатывала и навязывала новую историческую мифологию, чтобы объединить все народы вокруг русского старшего брата» (там же, с. 151).

Действительно, БССР обладала только формальными признаками суверенитета, являясь фактически одной из административных единиц огромного государства. Ее границы определила Москва, а не беларуский народ; Москва выделяла средства для формирования республиканского бюджета; назначала высшее партийно-советское руководство республики; вводила в действие на ее территории общесоюзные законы и постановления. БССР не имела своих вооруженных сил, ее уроженцы проходили воинскую службу, как правило, в других регионах СССР.

Само собой разумеется, что «советская Беларусь» не могла иметь собственной идеологии, отличной от коммунистической. В то же время эта коммунистическая идеология являлась еще и великодержавной.

Соответственно, в школах БССР изучали курс истории СССР, который на деле был историей возникновения и экспансии Московского государства. Все «народы и народности СССР» впервые упоминались в этом курсе только тогда, когда Московия (Россия) силой присоединяла их. Что касается курса истории БССР, введенного в школах с осени 1961 года, то в нем двум тысячам лет истории нашего народа до 1917 года было отведено менее 10 % объема. Фактически, история беларуского народа начиналась по этому учебнику только с момента провозглашения «Белорусской советской республики» 1 января 1919 года. То есть, это был типично колониальный учебник для туземцев.

Советская коммунистическая идеология ушла в прошлое вместе с советским вариантом Российской империи. Что пришло им на смену в нашей стране?

4. Неудачи беларуской официальной идеологии

Официальные идеологи, состоящие на службе в так называемых «идеологических отделах» органов власти разных уровней, не смогли предложить обществу систему идей (концепцию), обосновывающих и разъясняющих главный вектор развития нашей страны (как известно, таким вектором объявлено «социальное государство»).

Прежде всего никто не знает, что такое «социальное государство». А как обосновывать «то, сам не знаю что»?! Поэтому не удивительно, что разъяснение идеи «социального государства» сводится к бесконечному повторению тезисов социально-экономического характера, напоминающих отчетные доклады партийно-советских чиновников на партийных съездах и пленумах.

В любом случае, среди штатных идеологов отсутствует единство во взглядах на истоки национальной государственности, на стратегические ориентиры ее развития. Единственное что объединяет официальные «труды» по идеологии – констатация того факта, что «Республика Беларусь – это президентская республика».

Все изданные к настоящему времени учебники и учебные пособия по идеологии еще менее конкретны, чем печально знаменитые курсы «Научного коммунизма». Своей бессодержательностью они вызывают искреннее недоумение у всякого образованного человека, развившего в себе привычку мыслить логически и сравнивать факты.

Зададим риторический вопрос: какую систему политических идей (т.е. какую теоретическую концепцию) пропагандируют руководящие лица, штатные идеологи, СМИ, учебные заведения в нашем государстве? Конкретных примеров привести не удастся. Если только не считать примерами государственной идеологии наивные по форме и аморфные по содержанию лозунги на уличных щитах типа «Вместе мы – Беларусь»; «Я люблю Беларусь»; «Беларусь – для народа» и т.п.

О том, какой хаос царит в головах официальных идеологов, наглядно свидетельствует понимание ими некоторых конкретных исторических фактов. Позволю себе привести всего один пример.

В конце 2007 года отмечалось 90-летие органов госбезопасности Республики Беларусь. В этой связи была учреждена юбилейная медаль. Но, как известно, «Белорусскую советскую республику» съезд депутатов Западной области РСФСР провозгласил в Смоленске 1 января 1919 года. Получается бессмыслица: органы госбезопасности Беларуси появились на год и два месяца раньше, чем сама республика, ее правительство и республиканская компартия!

Таких примеров можно без особого труда привести сотни и даже тысячи. В том числе – названия улиц наших городов, не имеющие ничего общего с Беларусью, ее историей и народом; памятники коммунистическим деятелям (таким как Ленин, Фрунзе и Калинин), выступавшим против независимости Беларуси; путаница в терминологии; безнадежно устаревшие штампы пропаганды, созданные еще в СССР и многое-многое другое.

5. Что есть в Европе?

Пытаясь создать собственную идеологию, беларуские разработчики, естественно, оглядываются по сторонам: а что есть у других? И они видят, что российские идеологи фактически вернулись к традиционной имперской идеологии (мол, только Россия способна указать всему миру правильное направление развития; только православие – истинная религия; Российская федерация – образцовый пример дружественного сосуществования разных народов и религий, и т.д.). Иными словами, старая формула «Православие, самодержавие, народность» в новом издании. Но мы это уже проходили и нам это только во вред.

Остается Европа. Страны Евросоюза кладут в основу своих идеологий так называемый «ограниченный плюрализм»:

1) Высшей общественной ценностью объявлено свободное перемещение финансовых средств, товаров и людей. Реальное воплощение этого принципа – Евросоюз (общий рынок). Попытки защиты той или иной страной своего суверенитета в области финансов, внутреннего рынка товаров и рабочей силы всячески осуждаются.

2) ООН, Евросоюз, а главное – транснациональные корпорации (ТНК) по факту отрицают национальный суверенитет государств. Мы видим много примеров вмешательства во внутренние дела государств (в т. ч. вооруженным путем) под тем предлогом, что они проводят политику, якобы противоречащую международным принципам и стандартам.

3) Система либеральной многопартийной демократии изображается вершиной многовекового развития европейской цивилизации. Пропаганда национал-социализма и фашизма запрещена, коммунистические взгляды критикуются и осуждаются.

4) Пропагандируется межрасовая, межнациональная и религиозная терпимость;

5) Пропагандируется терпимость к таким формам сексуального поведения, которые вплоть до середины ХХ века повсеместно осуждались. Это гомосексуализм (клубы гомосексуалистов, пропаганда гомосексуализма через СМИ, разрешение однополых браков и гей-парадов), гетеросексуальность, легальность порнографии.

Результаты практической реализации в Западной Европе указанных принципов очевидны: острый кризис семьи как ячейки общества, превышение смертности над рождаемостью, замещение коренного населения европейских стран пришлыми этносами, представители которых не только отвергают ассимиляцию, но и агрессивно навязывают европейцам свои традиции, свою ментальность.

В этой связи надо подчеркнуть тот факт, что современные беларусы в своем подавляющем большинстве воспринимают только один аспект Европы – ее технологии, инфраструктуру, благоустроенный быт, великолепные магазины, курорты. А все остальное им даром не надо: миллионные толпы черных и желтых пришельцев, множество сексуальных извращенцев, снисходительность законов к преступникам, авангардистское искусство, абсолютно непонятное «простым людям»…

Но не получается брать одну часть целого, отбрасывая все остальное. Вот и выходит, что нам не нужны сомнительные «достижения» европейцев на пути к окончательной победе материальной сферы над духовной, вседозволенности – над традиционными нормами человеческого общежития, атеизма – над верой в Бога. Нам надо настроиться на то, чтобы жить «своим умом», не принимая отмеченные выше «международные принципы и стандарты».

Кстати говоря, мы Европе тоже не нужны (разве что в роли полигона для складирования промышленных и ядерных отходов). В этом наглядно убеждает, например, история преодоления последствий Чернобыля. Нашему населению оказали (и продолжают оказывать) помощь несколько десятков частных благотворительных фондов. Но ни одна страна Европы не дала Республике Беларусь ни одного доллара в виде безвозмездной помощи. Как государство мы остались один на один с техногенной катастрофой, полная ликвидация последствий которой многократно превышает материальные возможности нашей страны!

6. Социально-политическая ситуация в Беларуси

В настоящее время, на 22-м году существования Беларуси как независимого государства, для беларуского общества характерны следующие негативные явления:

1) Отсутствие согласия в области исторического прошлого;

2) Равнодушие большинства населения к национальным культурным ценностям;

3) Культурная разнородность населения с преобладанием адептов «масскульта» российского производства, но по западным образцам;

4) Языковая разнородность;

5) Отсутствие «главной» религиозной конфессии.

Из этих особенностей закономерно вытекают следствия:

1) Отсутствие общего национального мифа;

2) Отсутствие общей национальной идеи;

3) Отсутствие самоидентификации.

Основная масса населения, как и 100 лет назад, придает решающее значение  материально-социальной проблематики.

Проект создания этнического (национального) государства в Беларуси полностью провалился, не успев даже развернуться как следует. Причем он провалился дважды. Сначала – в 1929 году, когда Сталин и его подручные взяли курс на полную ликвидацию так называемого «национал-коммунизма» во всех союзных и автономных республиках СССР. Второй раз – в 1995 году, когда большинство беларуских граждан отвергли этот проект в ходе референдума. Можно сколько угодно стонать по поводу несознательности «простых людей», сделавших выбор в пользу «колбасы», а не национальной идеи, но что есть – то есть.

Сейчас у нас происходит формирование политической (или гражданской) нации из представителей разных этносов, проживающих в нашей стране. Лучшее тому подтверждение – неуклонное увеличение процента граждан, называющих себя во время переписей «беларусами» – несмотря на то, что смертность превышает рождаемость и, вдобавок, немало молодых людей каждый год уезжает в другие страны в поисках высоких заработков.

И эта политическая нация использует русский язык, а не беларуский. Почему?

Потому что, во-первых, нет сегодня у нас «властителей дум», подобных Янке Купале и Якубу Колосу, Яну Райнису и Генрику Сенкевичу.

Потому, во-вторых, что беларуский язык («мова») стремительно исчезает из сферы практического употребления. Вот что написал летом этого года по этому поводу минский литератор Виктор Мартинович:

«За наше Новое время с его русификацией, за время существования БССР, беларусы стали двуязычной нацией. На русском языке написаны книги Светланы Алексиевич, на этом языке работал беларуский писатель, выдающийся деятель «Адраджэньня» Алесь Адамович. Русский язык стал языком беларуской культуры. Это медицинский факт.

И не надо комплексовать по этому поводу (не случайно Максимюк назвал свой текст «Синдром «младшего брата»!). На каком языке писал ирландский писатель Джеймс Джойс? Разве на «гэлике»? Так почему от него не отрекаются ирландские патриоты? И снова: не бойтесь, что без «мовы» погибнет нация. Почитайте Андерсона! Почитайте Смита и Дойча с Гелнером…»

Что остается делать беларуским националистам в сложившейся ситуации? Как уже сказано выше, остается лишь одно: создать «красивый» национальный исторический миф и всячески пропагандировать его во всех слоях общества (это вертикальный разрез) и во всех регионах страны (это горизонтальный разрез). 

7. О национальном историческом мифе

Принципиальные особенности национального мифа беларуские историки четко определили еще в 90 годы ХХ века. Это:

(1) Отрицание генетического единства восточных славян (беларусы имеют балто-славянское происхождение). То есть, беларусы, русские и украинцы – три разных этноса, никакие не братья.

(2) Глубокие истоки государственности беларусов (Полоцкое и Новогородское княжества), которая на несколько столетий старше московской.

(3) Подчеркивание факта огромного демографического перевеса беларусов в Великом Княжестве Литовском, господства в нем беларуской культуры и беларуского языка, игравшего роль государственного.

(4) Подчеркивание европейского характера государственных и социальных институтов ВКЛ – демократического государственного строя (представительной шляхетской демократии), конституционной роли Статутов, самоуправления городов, цеховых организаций ремесленников и купцов. Все это резко отличало Беларусь от Московии (России) и свидетельствует о том, что мы были частью Европы.

(5) ВКЛ первым в Европе дало уникальный образец мирного сотрудничества разных народов и религий. Греко-Католичество (униатство) оказалось оптимальным вариантом выхода из кризиса, в котором находилась православная церковь Беларуси и Украины. Уния сыграла очень важную роль в этнокультурном развитии беларусов.

(6) Речь Посполитая в первые 100 лет своего существования (до «Потопа» – страшной войны московитов на уничтожение в середине XVII века) – уникальный образец демократического конфедеративного союза двух равноправных государств.

(7) Дистанцирование от России через указание ее негативной роли в истории Беларуси (захватнические войны с колоссальными жертвами нашего населения, ликвидация регионального и городского самоуправления, уничтожение униатства, введение крепостного рабства, русификация, в советское время – разрушение единоличных крестьянских хозяйств, уничтожение национальной интеллигенции).

На основе этих основных тезисов необходимо создавать и развивать частные концепции и описания применительно к разным историческим эпохам, событиям и персонам*.

/* Автор, стремясь к практической реализации своих идей, уже издал учебное пособие «Научный антикоммунизм и антифашизм» (528 страниц), а сейчас готовит учебное пособие под названием «Краткая история Беларуси за две тысячи лет»./ 

8. Наши конкретные задачи

Надо соблюдать принцип, общий и обязательный для создания любой жизнеспособной идеологии: сначала предложить общую идею, потом разработать взаимосвязанные концепции, пронизанные этой идеей (историческую, политическую и социально-экономическую), потом создать «машину» по ее продвижению в массы.

При этом очень важным условием успеха является поддержание постоянной «обратной связи» между идеологами и народными массами. Если такой связи нет, то идеологи принимают за «глас народа» эхо собственных барабанов.

Наша общая идея проста и понятна. Она выражена в лозунге «Беларусь превыше всего!» Этот лозунг не означает превосходства нашей страны и народа над другими странами и народами. Его смысл в том, чтобы интересы беларуского народа и государства всегда и везде являлись приоритетными. Кто-то может сказать: так ведь это само собой разумеется. А мы ответим – нет, это не так. Внимательно посмотрите вокруг и вы увидите: в идеологии и экономике, искусстве и культуре, оборонной сфере и сфере образования – повсюду непомерно большую роль играют чужие интересы, в первую очередь – российские!

Между тем, опыт исторического развития беларуской державности убедительно показывает, что друзей у нас среди соседей нет. Все они хотят либо проглотить нашу страну (присоединить к России шестью областями, как сказал в свое время В.В. Путин) или хотя бы оторвать от нее значительную часть (как мечтают поляки, запустившие в действие программы «малой польщизны» и выдачи «карт поляков»).

Россия сегодня, вопреки пропагандистской риторике своих политических лидеров, является вотчиной ТНК. Поэтому мы должны охранять свой суверенитет в первую очередь от России. Соответственно, нам надо бороться:

– против перехода реальной политической власти в нашей стране к агентам ТНК (реально это агенты Газпрома и других российских суперкопораций);

– против растворения беларуского народа в глобальном «человейнике»;

– за примат христианских ценностей, норм и традиций над атеизмом и исламом;

– за сохранение своей национальной идентичности.

Иными словами, наше понимание национальной идеологии является консервативным и традиционным, оно сознательно противопоставляется так называемому «общеевропейскому проекту». Почему? Да потому, что Европа и весь так называемый «цивилизованный мир» не идет, а мчится к той Катастрофе, к тому ужасу, который назван в Библии «концом света». Вот я и заявлю от имени многих единомышленников: мы не хотим участвовать в этом всеобщем самоубийстве.

Разумеется, надо трезво оценивать перспективы близкого будущего. Прежде всего, учитывать прогнозы многих серьезных западных и российских экспертов, согласно которым межрегиональное, межрелигиозное и межнациональное соперничество неизбежно разорвет Россию на части. Она распадется на ряд государств по национально-территориальному принципу. Уже только поэтому нам с ней не по пути. Наш путь – создание Балтийско-Черноморского союза*.

/* Беларусь + Украина + Летува + Латвия + Эстония. Общее население свыше 60 млн чел., общая площадь 986 тыс. кв. км/.

А для того, чтобы противостоять международному давлению (ООН, ВТО, Евросоюз, ТНК и т.д.) необходимо максимально «атомизировать» все сферы жизни нашего общества на региональном уровне. То есть, наше спасение в развитии регионального патриотизма (на уровне «город – район»). Надо всячески развивать, поддерживать, поощрять локальную устойчивость (современный вариант «тутэйшасці»).

Нужно не только пропагандировать «свою» национально-патриотическую идеологию, но и защищать пространство «наших» культурных ценностей от «чужих». Кто-то обязательно скажет (и напишет), что подобные взгляды и призывы крайне реакционны. Пусть говорят, пусть пишут. Мы не хотим жить в «общечеловейнике» – как назвал российский философ Александр Зиновьев всемирный бордель.

Крайне необходимо укреплять чувство политической общности, то есть понимание того, что все граждане Беларуси связаны общей судьбой. Избежать отчуждения от титульного этноса примерно 15 процентов населения, принадлежащего к другим этносам, можно только одним путем – стимулируя гражданский национализм, который должен занять место национализма этнически-культурного.

Укрепление государства, формирование рынка товаров и услуг, углубление урбанизации – это важнейшие ОБЪЕКТИВНЫЕ факторы формирования нации. Они работают – вне зависимости от нашего желания.

К ним надо добавить СУБЪЕКТИВНЫЕ (политику государства и усилия интеллигенции), которая пока что работают совершенно недостаточно.

Кто должен пропагандировать национальный миф?

Прежде всего – государство: через учебные заведения, учреждения искусства и культуры, средства массовой информации (в первую очередь через телевидение и Интернет). К сожалению, пока оно уделяет слишком мало внимания такой пропаганде.

Следовательно, чрезвычайно возрастает роль общественности, особенно интеллигенции. Именно она должна пропагандировать «красивый» исторический миф, в том числе через эмоциональные образы произведений искусства.

Задача интеллигенции – не революционизировать народ, а воспитывать народную массу в национальном духе!

Другие доклады по конференции:

Религия – идеология – программа

Матрица, патернализм и семья-страна: Антропология белорусской идеологии

Беларусь: случай антимодернистской идеологии

В поисках идеологии, способной сплотить расколотое общество

Беларусь – не проект! Нечаянный успех и неоконченная история синтетического национализма.

К вопросу формирования государственной идеологии и национального государства

Некоторые проблемы национальной идеологии

Беларусь должна быть и должна быть всегда!

Зачем беларусам ещё одна национальная идеология?

Беларуское «большое пространство» как лекарство от комплекса жертвы

Беларуская нацыя на скрыжаванні праектаў: праблемы, сэнсы і перспектывы

Наш спазніўшыся фашызм

Да пытання аб ідэалогіі беларускай дзяржавы

Беларуская ідэя – наш выратавальны круг!

Беларуская мова і нацыянальная ідэалогія

Заходнерусізм як праява расійскай імперскай ідэалогіі ў сучаснай Беларусі

Рэха рамантычнай ідэалогіі ў сучасных грамадска-палітычных працэсах

2 thoughts on “Основа национальной идеологии – историография Отечества

  1. Obama

    Прям вижу как вы толкаете собственными руками русифицированный Балтийско-Черноморского союз в лоно Евразийского, перед этим выгнав всех атеистов ссаными тряпками в гомосексуальную мусульманскую Европу. Ну а в Новой Орде нас ждёт забальзамированный Путин и достаточное количество рабочих мест на стройках для жителей Западно-Русского края.
    Начните уже уважать беларуский язык, Анатоль, без него мы исчезнем.

    1. Равс

      Обама, вы такой наивный! Что Тарас исправит языковую ситуацию в стране?
      Это обращение вы бы лучше Президенту написали!

Пакінуць адказ

Ваш адрас электроннай пошты не будзе апублікаваны. Неабходныя палі пазначаны як *

Гэты сайт выкарыстоўвае Akismet для барацьбы са спамам. Даведайцеся пра тое, яе апрацоўваюцца вашы дадзеныя.