Інстытут беларускай гісторыі і культуры

О толерантности беларусов

В нашей стране политики и журналисты часто говорят о толерантности беларуского народа как его отличительной черте*. Неужели это качество присуще одному лишь беларускому этносу? И как с той толерантностью, что свойственна сейчас беларусам, Великое Княжество Литовское смогло подчинить себе территорию от Балтийского моря до Черного?

/* Толерантность – терпимость к чужим верованиям, идеям, мнениям, поведению. – Прим. ред./

В том то и дело, что наши предки литвины были весьма воинственны. Толерантностью они не страдали. Вот всего один пример. В 1336 году тевтонские рыцари предприняли очередной поход на Литву, осадили замок Пилены. Обороной замка руководил Маргер – наместник Гедимина в Жемайтии. Защитники героически оборонялись, а когда враги ворвались в замок, они убили своих жен и детей, а сами вступили в последний отчаянный бой, в котором все погибли…

С позиций концепции этногенеза Л.Н. Гумилева, толерантность современных беларусов обусловлена недостатком энергии в самом этносе, а не отсутствием серьезных противоречий внутри нашего общества и проблем в отношениях с соседями. Того и другого немало, однако эти противоречия и проблемы мало волнуют подавляющее большинство беларусов. Наши остряки утверждают, что причиной такого равнодушия является «агульная млявасць, пераходзячая у абыякавыя адносіны да жыцця і ў самагубства праз ужыванне гарэлкі”.

По Гумилеву, этнос всегда состоит из трех категорий людей: пассионариев, гармоничных особей и субпассионариев. В зависимости от возраста этноса, в нем преобладают те или иные категории граждан.

«Пассионариями в полном смысле слова мы называем людей, у которых импульс, порождающий жертвенность, сильнее, чем инстинкт самосохранения, как индивидуального, так и видового. У подавляющего большинства нормальных особей оба эти импульса уравновешиваются, что создает гармоничную личность, интеллектуально полноценную, работоспособную, уживчивую, но не сверхактивную. Более того, безудержное сгорание другого человека, немыслимое без пассионарного принесения себя в жертву, таким людям чуждо и антипатично»*.

/* Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера земли, с. 344./

Данные нейрохимии и нейрофизиологии позволяют утверждать, что пассионарность связана с наличием в определенных структурах головного мозга человека некоторых веществ (нейромедиаторов) и их рецепторов, которые определяют наличие у человека определенных психологических качеств. Большинство ученых связывают феномен пассионарности с повышенной концентрацией катехоламинов (особенно норадреналина) в гиппокампе, стриатуме и заднем отделе головного мозга. Существует и другая гипотеза, выдвигающая значение иного вещества того же фенилаланинового ряда – бета-фенилэтиламина. Концентрация того или другого вещества и определяет тип человека – пассионарий он, гармоничная личность либо субпассионарий.

Высокий уровень биосинтетических процессов в катехоламиновых и бета-фенилаланиновых нейронах передается по наследству. У ребенка, имеющего родителей, принадлежащих к разным этносам, возможны три варианта концентрации нейромедиаторов, ответственных за пассионарность: 1) больше родительской; 2) равную большей из родительских; 3) среднюю по отношению к родителям.

Только в первом случае появляется пассионарий. Появление в этносе определенного числа (критической массы) таких людей влечет за собой рождение молодого этноса. По мнению Гумилева, их должно быть не мене 5 %.

Концентрация веществ, ответственных за пассионарность, у каждого человека уменьшается по мере старения. Это связано с увеличением количества веществ-ингибиторов, нейтрализующих нейромедиаторы. В этносе данный процесс характеризуется уменьшением числа пассионариев.

Наше общество уже давно не востребует таковых. Поэтому, становясь взрослыми людьми, они либо реализуют себя в других странах, на благо других этносов, превращаясь в «поляков», «русских, «американцев» и т.д., либо, не найдя себе достойного применения, увлекаются каким-нибудь «экстримом» и преждевременно покидают наш мир.

Назову для примера несколько беларусов, вошедших в историю в качестве «польских» деятелей: поэты Адам Мицкевич и Владислав Сырокомля (Кондратович), писатель Ян Борщевский, композиторы Станислав Монюшко и Михаил Огинский, ученые Адам Киркор и Теодор Нарбут, герой США и Польши Тадеуш Костюшко, политик и полководец Юзеф Пилсудский…

А вот дюжина беларусов, ставших знаменитыми «русскими»: композиторы Михаил Глинка и Игорь Стравинский, писатели Федор Достоевский и Александр Грин, математики Николай Лобачевский и Софья Ковалевская, поэт Александр Твардовский, актер Василий Качалов (Шверубович), географ Николай Пржевальский, революционерка Вера Засулич, биофизик Александр Чижевский, авиаконструктор Павел Сухой…

В инерционной фазе этногенеза, в которой пока еще пребывает беларуский этнос, преобладающими являются субпассионарии. Гумилев писал о них следующее:

«Субпассионарии – особи, пассионарный импульс которых меньше импульса инстинкта самосохранения …А таковые всегда были. В фазе подъема они были совершенно не нужны и не ценились вовсе. Затем, во время акматической фазы, их использовали как пушечное мясо и ценили очень мало. А вот в инерционное, тихое время начинают возникать теории о том, что всякому человеку надо дать возможность жить, человека нельзя оставить, человеку надо помочь, надо его накормить, напоить, ну а если он не умеет работать, что же – надо научить, а если он не хочет учиться,– ну что ж, значит плохо учим. Словом, самое главное – человек, все для человека. Поэтому в «мягкое» время цивилизации при общем материальном изобилии для всякого есть лишний кусок хлеба и женщина.

Представьте себе, как люди определенного субпассионарного склада используют такое учение, которое становится этическим императивом. Они говорят: «Мы на все согласны, только вы нас кормите и на водку давайте. Если мало дадите, то мы на троих скинемся». И им находят место, и они размножаются, потому что им больше делать нечего. Диссертаций-то они не пишут.

К концу инерционной фазы этногенеза они образуют уже не скромную маленькую прослойку в общей массе этноса, а большинство. И тогда они говорят свое слово: «Будь таким, как мы!», т. е. не стремись ни к чему такому, чего нельзя было бы съесть или выпить. Всякий рост становится одиозным, трудолюбие подвергается осмеянию, интеллектуальные радости вызывают ярость.

…Когда пассионарные люди окружены со всех сторон «жизнелюбами» (субпассионариями) – положение становится крайне тяжелым. У субпассионариев инстинктивные реакции (выпить – непременно сейчас, пожрать, найти гетеру, избить кого-то, кто не понравился) не имеют противовеса в виде сдерживающей пассионарности, и потому «жизнелюбы» находятся во власти своих несдерживаемых эмоций»…

«Если их (субпассионариев) очень много, то они начинают резко тормозить своих духовных и политических вождей, твердя им: «Что вы, что вы, как бы чего не вышло»*.

/* Гумилев Л.Н. Конец и вновь начало, с. 339, 350, 82./

Кажется, что эту характеристику Гумилев писал, глядя на беларуское общество.

Суть проблемы в том, что в настоящее время на территории Беларуси сосуществуют представители двух этносов – старого, возникшего в середине XI века, и молодого. Старому беларускому этносу сейчас около 960 лет, он находится в инерционной фазе этногенеза. Эта фаза характеризуется недостатком этнической энергии и низкой пассионарностью населения.

Молодой этнос «родился» в 1812 году в результате взаимодействия беларусов и воинов «Великой армии» Наполеона. Ему в данный момент 197 лет.

По Гумилеву, войны, происходившие в прошлом, иногда несли с собой и позитивные импульсы (сколь бы цинично это не звучало для отдельного человека) – на этническом уровне. Он имел в виду возможность рождения новых этносов. Можно вспомнить некоторые из них.

Так, современный русский этнос «родился» в результате взаимодействия коренного угро-финского населения Владимиро-Суздальской земли и монголо-татарских завоевателей в период 1238—1240 гг. Современный польский этнос «родился» во времена Северной войны 1700—1721 годов в связи с пребыванием шведских войск короля Карла XII на территории Польши.

В этом смысле война 1812 года имела для беларуского народа такие же последствия. «Великая армия» принесла на нашу землю не только разрушения и невзгоды, но и пассионарность французской революции, далеко не случайно называющейся «Великой». В результате взаимодействия родился новый этнос, «матерью» которого стал беларуский этнос, ранее называвшийся литвинским, а «отцом» – французский.

В наполеоновской армии были представители разных национальностей – французы, итальянцы, немцы, испанцы, австрийцы, поляки, хорваты. Но по теории этногенеза Л.Н. Гумилева этнически взаимодействовать могут только комплементарные этносы*.

/* Комплементарность (от латин. «complementum») – психологическое соответствие этносов (аналогичное принципу «ключ – замок»), обеспечивающее их взаимодействие. Не путать с термином «комплиментарный» (от француз. «compliment»), означающем «преувеличенно хвалебный»../

Так как немцы некомплементарны по отношению к славянам, и они же некомплементарны французам, то беларусы комплементарны последним. Это как в пословице: «враг моего врага – мой друг». В связи с тем, что французы некомплементарны по отношению к испанцам, итальянцам и австрийцам, то беларусам эти три этноса нам тоже «не симпатичны». А хорваты и поляки генетически близки беларусам. Поэтому они в принципе не могли осуществить «пассионарный толчок». Остаются только французы.

Карта гомосексуальной Европы, которая отражает где сексуальные меншинства чуствуют себя комфортно, а где нет

Карта гомосексуальной Европы, которая отражает где сексуальные меншинства чуствуют себя комфортно, а где нет

Возраст молодого беларуского этноса еще не достиг 200 лет. Пребывая в скрытой фазе этногенеза, он пока слабо влияет на события, происходящие в собственном государстве, хотя и принимает в них активное участие. Но ждать осталось буквально несколько лет.

Старый этнос численно еще преобладает и не дает молодому вести себя так, как того требует его энергия. Однако в ближайшие годы наступит переломный момент в жизни нашего общества.

Во-первых, согласно теории Гумилева, в 2012 году «новому» беларускому этносу исполнится 200 лет (считая от «пассионарного толчка» в виде нашествия 1812 года). То есть, он станет «совершеннолетним» и начнет во весь голос «заявлять о себе».

Во-вторых, в 2018 году исполнится 27 лет жизни беларуских граждан в независимом государстве. А 27 лет, как утверждает наш известный генетик А.И. Микулич, это срок смены одного поколения в Беларуси. «Памяркоўныя» и «совки» частью вымрут, частью уйдут на пенсию, частью изменят свои ценностные ориентации.

В-третьих, с 2018 годом критически мыслящие российские социологи и политологи (а также ряд зарубежных экспертов) связывают начало развала Российской федерации на «энное» число независимых государств. Те наши граждане, которые сейчас «молятся» на Россию или же просто продались ее «вертухаям», внезапно для себя осиротеют. Российская «пятая колонна» в Беларуси сдохнет тогда по естественным причинам.

Наступит фаза подъема молодого этноса, и он достаточно быстро заявит о себе «во весь голос». Это уже сейчас просматривается в нашей вялой политической и общественной жизни. Наиболее активными ее участниками являются молодежные организации, члены которых через 5 – 10 лет будут в расцвете своих жизненных сил.

Кто-то может задать вопрос: как такое может случиться? Каким образом через 5—10 лет жизнь беларуского общества, где торжествуют «агульная млявасць і абыякавыя адносіны да жыцця», вдруг круто изменится?

История свидетельствует, что так всегда и бывает. Например, летописные литвины в 20-е годы XIII века не помышляли о создании централизованного государства и захвате новых земель, вполне довольствуясь добычей в ходе набегов. Но в начале 50-х годов того же XIII столетия было образовано государство во главе с Миндовгом, приоритетом которого стала именно внешняя экспансия. Более того, в набегах 1220-х годов участвовали многие из тех, кто в 1250-е создавал новое государство, в том числе сам Миндовг. Но если в первом случае представители молодого этноса участвовали в деятельности старого, то во втором – уже представители старого этноса участвовали в действиях молодого…

Итак, второе десятилетие XXI века станет началом фазы подъема нового беларуского этноса. Пресловутая “толерантность” (= “памяркоўнасць”) уйдет в прошлое. Всех нас ждет период серьезных изменений на всех этажах общественного здания. Будет трудно, но интересно…

Автор: Максим Петров

Источник: альманах “Деды”, выпуск 2

 

3 thoughts on “О толерантности беларусов

  1. Равс

    Особенно это радует:
    “В-третьих, с 2018 годом критически мыслящие российские социологи и политологи (а также ряд зарубежных экспертов) связывают начало развала Российской федерации на «энное» число независимых государств. Те наши граждане, которые сейчас «молятся» на Россию или же просто продались ее «вертухаям», внезапно для себя осиротеют. Российская «пятая колонна» в Беларуси сдохнет тогда по естественным причинам.”

  2. Базыль Коляда

    Вот эти времена и настали во второй половине 2020года.

Пакінуць адказ

Ваш адрас электроннай пошты не будзе апублікаваны. Неабходныя палі пазначаны як *

Гэты сайт выкарыстоўвае Akismet для барацьбы са спамам. Даведайцеся пра тое, яе апрацоўваюцца вашы дадзеныя.