Інстытут беларускай гісторыі і культуры

О «настоящих и «ненастоящих» историках»

TarasНедавно, 18 сентября, в ходе отчетной пресс-конференции Института беларуской истории и культуры (ИБИК) прошла презентация моей новой книги «Краткий курс истории Беларуси». Отчеты и сообщения об этой пресс-конференции, а также интервью со мной опубликовали либо  перепечатали на своих интернет-сайтах свыше десятка СМИ (Архэ, Белорусы и рынок, Будьзма, Историческая правда, НавіныБай, Новы час, Радыё Рацыя, Радыё Свабода, Салідарнасць, Свободные новости, ЭўраБеларусь).

В этой связи, в глаза не видав мою книгу и, тем более, не читав ее (в продажу она еще не поступила), ряд лиц поспешил вылить на мою голову свои ведра грязи. Как известно, существует такая традиция, заложенная в советские времена. К примеру, 1958 году в СССР «всем миром» травили словно клопа великого поэта Бориса Пастернака за его роман «Доктор Живаго», удостоенный Нобелевской премии (к великому раздражению членов Политбюро ЦК КПСС). И вот тогда какой-то рабочий, письмо которого опубликовала газета «Правда», лучше всех выразил позицию огромной толпы двуногих: «Я этого Пастернака не читал, но, как и все советские люди глубоко осуждаю»!

Я пишу не романы, и вряд ли когда-нибудь получу премию хотя бы городского масштаба, но вот что касается позиции моих суровых критиков, то она мало чем отличается от вышеуказанной. Итак, очередная клеветническая кампания против меня началась. И я подумал, что неплохо бы проанализировать содержание злобных выпадов в свой адрес. Разумеется, не для того, чтобы переспорить оголтелых критиканов – в данном случае «медицина бессильна». А вот тем, кто воспринимает меня и мои сочинения спокойно, имеет смысл познакомиться с сутью вопроса.

Только для начала сделаю предупреждение. Материал неизбежно получится довольно объемным. Уж извините! Указанному «вопросу» я мог бы посвятить целую брошюру. Но постараюсь уложиться в 5 – 6 страниц (более подробный вариант напечатаю в 13-м выпуске «Дедов»).

Итак, предъявляемые мне обвинения сводятся к трем главным тезисам:

а) Тарас – компилятор. Ни в одной его работе нет ничего оригинального. Он все у кого-то заимствовал, только пересказал своими словами.

б) Тарас не компилятор, а плагиатор. Он ворует чужие тексты «один к одному» и выдает их за своё.

в) Украв или позаимствовав чужое, Тарас (видимо, из-за отсутствия интеллектуальных способностей) превращает все это в ахинею, в дикую чушь. Все остальные «вопли» основаны на этих трех «фундаментальных» базовых тезисах. Вот давайте и разберемся с ними по существу.

Тарас – компилятор

В словаре иностранных слов и выражений сказано, что компиляция – это «составление сочинений на основе чужих сочинений без обращения к первоисточникам». Под первоисточниками в историографии понимаются подлинные документы, материалы археологических раскопок, древние рукописи.

Так вот, все те исследователи, которые пишут монографии по “узким” вопросам, добавляют очень немного своих собственных находок (в лучшем случае две-три, в худшем нет и этого) в общую канву, сотканную трудами многочисленных предшественников. Иначе и быть не может. Очень трудно сказать (найти) что-то принципиально новое в любой отрасли заний, а уж в истории – и подавно!

Возьмем в качестве примера новейшую (2012 г.), очень интересную (я бы даже сказал блестящую) монографию С.П. Витязя “Прусы і яцвягі ранняга сярэднявечча: этнакультурная трансфармыцыя ў Верхнім Панямонні”. Тот, у кого хватит терпения прочесть ее всю (это 412 страниц большого формата) сам увидит: трудно найти в книге то, что “впервые открыл” лично автор. Он обобщил огромный материал (сотни исследований!) и на его основе предложил свою версию. Разве я в своих книгах делаю что-то принципиально иное?!

А уж научно-популярные сочинения обзорного характера все без исключения пишутся на основе чужих сочинений. Возьмем книгу доктора исторических наук З.В. Шибеко «Нарыс гісторыі Беларусі (1795—2002)». Неужто Захар Васильевич самолично исследовал все периоды и события в истории отечества за указанные 207 лет?! Тот же риторический вопрос можно адресовать 700-страничной книге Ю. Веселковского «Нарысы па гісторыі Беларусі (985—1991)». Книга профессоров Л.М. Лыча и В.И. Новицкого “Гісторыя культуры Беларусі” (488 с.) разве не есть обобщение сотен публикаций разных авторов? А более чем тысяча статей доктора исторических наук А.П. Грицкевича в наших энциклопедиях – они что, написаны на основе изысканий автора в архивах? Так для этого Анатолию Петровичу надо было бы прожить как минимум 200 лет! Вывод: меня обвиняют в компилятивности люди, сетующие на свою участь.

Недовольны они тем, что их не замечают, несмотря на то, что они себя (и только себя!) считают настоящими историками. Но виноват в этом, оказывается, А.Е. Тарас. Кто же мешает им писать каждый год по две – три такие книги, чтобы их печатали снова и снова, да не по 150—300 экземпляров, а хотя бы по 2—3 тысячи? Хотели бы, да не могут. Вот и весь сказ.

Тарас – плагиатор

Песни на эту тему разные личности поют с той поры, когда одна за другой начали выходить в свет мои книги на самые разные темы. С 1996 года, уже 17 лет.

Опять-таки, обратимся к словарю. Плагиат – это «выдача чужого литературного произведения за свое собственное; законодательством всех стран установлена уголовная и гражданская ответственность за плагиат».

Приведу конкретный пример. Молодой энергичный деятель по имени Степан Стурейко заявил в минском журнале «ARCHE» № 4 (115) за 2012 год, в сноске на странице 24, следующее:

«Анатоль Тарас (…) приобрел скандальную известность как в Беларуси, так и в России, неоднократно попадаясь на присвоении чужих текстов и подтасовке исторических фактов» /перевод с беларуского – мой/.

Эти два обвинения в мой адрес – о присвоении чужих текстов и подтасовке исторических фактов – являются клеветническими измышлениями «в чистом виде».

Дело в том, что никто и никогда (напомню – за 17 лет) не предъявлял мне обвинений такого рода через суд, или через следственные органы, или через органы, курирующие дела печати и книгоиздания. Не установлено через суд, или в виде заключения экспертов, совершение мной таких действий как «присвоение чужих текстов» или «подтасовка исторических фактов». А ведь плагиат – это уголовное преступление. И если бы такое преступление действительно имело место (если бы хоть половина 105 лично моих книжек действительно была плагиатом), то нашлось бы множество желающих отправить меня за решетку или хотя бы наказать на крупную сумму денег.

Поэтому заявление Стурейко о том, что я «неоднократно попадался», «присваивал чужие тексты», «подтасовывал исторические факты» является клеветой даже в том случае, если он имел в виду голословные обвинения такого рода в некоторых печатных и электронных средствах массовой информации.

Более того, еще никто и нигде не привел хотя бы элементарного сравнения двух текстов: слева – мой, а справа – тот, откуда я списал.

А вот минский автор Михаил Митин сравнил сочинения Олега Латышонка и Александра Белого с первоисточниками. Правда, он искал не плагиат, а наглое вранье этих профессиональных историков. Я опубликовал его анализ в альманахе «Деды» (выпуск 10, стр. 252—280). Там 40 конкретных примеров, и все они – вопиющие!

Еще один пример. Московский автор Сергей Полехов пару дней назад заявил на Facebook буквально следующее:

«А чего ему /Тарасу/ надо-то вообще? Когда я с ним общался по поводу украденной статьи, он себя пытался выставить этаким бедным пенсионером, который зарабатывает себе на жизнь печатанием «дайджестов». А потом, смотрю, институты, интервью (причём последние,может быть, стали появляться ещё до беседы со мной) – в общем, «пацанк успеху идёт».»

Слова об «украденной статье» – обычная ложь. Суть дела такова. В альманахе «Деды» № 9 я перепечатал из российского журнала «Родина» статью этого Полехова «Князь Свидригайло и его авантюры» (см. стр. 181—188 в указанном выпуске альманаха). Риторический вопрос: в чем г-н Полехов усмотрел кражу? Кража – это тайное (незаметное) похищение чужой собственности. В данном случае статья была помещена с указанием имени и фамилии ее автора. В сноске под статьей указано, что она перепечатана из журнала «Родина» за 2011 год, № 10, страницы 82—84. Между тем, на тех страницах журналов, где указаны выходные данные, сейчас помещается предупреждение: «при перепечатке ссылка обязательна». То есть, можете перепечатывать, только указывайте, откуда взяли.

Как видите, о краже не может быть и речи. Однако любят некоторые редиски бросаться громкими словами. Я лично встретился в Минске с Полеховым и он выразил крайнее недовольство перепечаткой. Но причина была не в самом факте таковой, а в том, что я – видите ли – не нашел его и не заказал ему большой статьи на ту же тему. Только и всего!

Тем не менее, по мнению С. Полехова, А.Е. Тарас – вор. Сначала я хотел дать ему в морду, но вовремя подумал, что мне же хуже будет. Я однозначно сломал бы ему челюсть, и он пополз бы в милицию с заявлением о причинении тяжких телесных повреждений. Поэтому на прощание посоветовал ему обратиться в суд. Понятно, что никуда он не обратился, ибо нет состава преступления.

Все остальные известные мне обвинения в плагиате – анонимные.

Вывод: В чем причина таких обвинений? Она в том, что инвалиды умственного труда, которые в великих муках рожают одну книжку среднего объема лет пять, а то и семь, не могут поверить в способность других людей (в данном случае А.Е. Тараса) сочинять по три – четыре книжки в год. Никак не могут! Ведь по себе судят, а они принадлежат к категории «людей с ограниченными умственными возможностями». Отсюда самое простое (и наивное) обвинение – Тарас все списывает!

Все, что пишет (или издает) А.Е. Тарас есть ахинея.

Об этом писали многие и неоднократно. Последний по времени случай – обсуждение моей деятельности (естественно, с вынесением обвинительного заключения) на Facebook в блоге (или как оно там называется) некоего Алексея Браточкина. В роли критиков-судей выступили О. Лицкевич, А. Браточкин, В. Казначеев, А. Янушкевич и упомянутый выше С. Полехов.

Заголовок этого обсуждения (или осуждения) таков: «Историк Олег Лицкевич говорит о феномене Тараса и его последствиях». Пересказывать не буду, кто хочет, может сам найти и прочитать. Главную скрипку, как видно по заголовку, играл Лицкевич.

Суть его взглядов выражает следующая цитата: «вопрос /популяризации прошлого. – А.Т./, который должен решаться в рамках профессиональной корпорации историков (научными публикациями, рецензиями и т. д.) – без тарасов и прочих доброхотов».

Еще он изволил назвать «невменяемой литературой» и «говном» все публикации в книжной серии «Неизвестная история» (надо думать, и альманах «Деды», который состоит в основном из перепечаток статей профессиональных историков).

В общем, не тот я человек, который нужен Отечеству, не тем я занимаюсь, чем надо, и все, что я делаю – не только плохо, но и вредно для народа.

Естественно, мне стало любопытно: кто таков этот суровый критик? Чем он прославился?

Я опросил с десяток знакомых мне историков из Института истории НАН и минских ВУЗов. Никто никогда об историке по фамилии Лицкевиче не слышал. Тогда полез в Интернет. И нашел там два кратких сообщения.

Во-первых, в марте 2009 г. была информация о том, что О. Лицкевич опубликовал перевод текста «Мемориала Витовта» (1390 г.), ранее изданного на старонемецком и польском языках. Так вот откуда у него твердая уверенность в своем превосходстве над дилетантами вроде А.Е. Тараса.

Все же позволю себе выразить уверенность в том, что г-н Лицкевич не знает старонемецкого языка. Указанный документ он перевел с польского, т.е. делал перевод с перевода. Соответственно, научная ценность данной публикации оставляет желать много лучшего (а ведь Лицкевич и ему подобные гоношатся прежде всего своей «научностью»).

Во-вторых, нашел сообщение о том, что есть на Беларуси некий Олег Лицкевич (1973 г. р.) – литературовед, поэт, историк, журналист и публицист в одном лице. Сей 40-летний литератор прибыл к нам из города Свободный Амурской области РФ. Что ж, беларуской историографии повезло. Лицкевич в компании с единомышленниками всех на путь истинный наставит.

Один из них – Андрей Янушкевич, замдиректора историко-культурного комплекса «Мирский замок» – автор монографии «Вялікае Княства Літоўскае і Інфлянцкая вайна 1558—1570 гг.», опубликованной малым тиражом в 2007 г. В этом году он переиздал ее (с незначительными изменениями) в переводе на русский язык, тиражом 300 экз.

Любой, кто читал мою книгу «Войны Московской Руси с Великим Княжеством Литовским в XIV—XVII вв. (она к данному моменту издавалась 5 раз общим тиражом 15 тыс. экз.) знает, что я посвятил в ней Ливонской войне 135 страниц. По объему это половина монографии А. Янушкевича, которую он, как сказано в аннотации, писал едва ли не всю свою взрослую жизнь.

Любой желающий может взять в библиотеке мою книгу и Янушкевича, положить рядом, и сравнить – главу за главой. Без ложной скромности могу сказать, что сравнение будет не в пользу Янушкевича, который уверенно изрек: «Наконец-то я увидел правильную оценку этого  недалекого проекта».

Надо пояснить: под недалеким проектом (т.е. просто глупым) имеются в виду моя серия «Неизвестная история». А «правильную оценку» дал ей О. Лицкевич.

Отмечу, что в указанной серии издан сборник “Вялікі беларус Леў Сапега” (его 270 страниц составили работы докторов исторических наук А. Грицкевича и С. Лазутки, писателя В. Чаропки, публициста Н. Шкеленка – все четверо включены в энциклопедию, до чего Андрею надо еще прожить много лет); переизданы работы крупных дореволюционных историков И. Лаппо и А. Преснякова; опубликован перевод знаменитой книги Ф. Олехновича «В когтях ГПУ», перепечатана великолепная монография В. Седуро «Доля беларускай культуры пад Саветамі» (впервые изданная в ФРГ в 1958 г.). На днях выйдет из печати интереснейшее исследование О. Усачева «Кто, как и зачем убил Вильгельма Кубе», полностью построенное на документах и воспоминаниях свидетелей. (Я намеренно не касаюсь своих собственных работ, хотя думаю, что О. Лицкевичу надо еще много «каши съесть», пока он сможет написать что-нибудь, сравнимое по качеству с моими книгами «Грюнвальд» и «1812 год – трагедия Беларуси»).

Впрочем, для «очень крутого профессионала» Олега Лицкевича, все это – «невменяемая литература». К сожалению его собственных «вменяемых» сочинений по истории я не нашел. А читать стихи историка-поэта мне не хочется.

ххх

Что касается нашего Института, то хочу разочаровать юношу по фамилии Полехов. Ему, как и многим другим, мерещатся десятки тысяч долларов, на которые мы непрерывно жируем. Мы бы не против, но – увы! Наш институт – это семеро единомышленников, которых никто не финансирует.

Все держится на трех китах:

1) наш энтузиазм;

2) наши собственные заработки;

3) лично моя работоспособность (ведь вся издательская деятельность лежит на мне).

И мы ухитряемся много чего делать, не обращая внимания ни какие препятствия. Например, в текущем 2013 году общественность нашей страны отмечает два юбилея: 175 лет со дня рождения К. Калиновского и 150 лет с начала восстания 1863 года.

Как отметил эти даты наш Институт?

Во-первых, провели в марте научно-практическую конференцию, а в декабре проведем вторую. Участники той и другой – профессиональные историки, в том числе кандидаты и доктора наук (Ю. Бачище, А. Валаханович, А. Киштымов, Л. Лыч, И. Мельников, В. Титов, В. Хильманович, А. Шулаев и др.), а также краеведы.

Издали сборник докладов, в конце года издадим еще один. Готовим к печати монографию В.Чаропки «Героі паўстання 1863 года».

Заключение.

По моему мнению, истинная подоплека горьких обид и громких обвинений многочисленных лицкевичей и янушкевичей, обусловлены завистью к более способным, более работоспособным и, соответственно, более успешным литераторам, возделывающим ниву историографии.

«Широкая публика» знать не знает лицкевичей с янушкевичами и вряд ли когда-то узнает. Пишут они скучно, темы их сочинений в большинстве случаев узкие, а тиражи очень маленькие. Вот и остаются им только две вещи.

Во-первых, упрекать «почтенную публику»: что ж вы, граждане, Тараса читаете. Он ведь такой-сякой, крайне сомнительный и недалекий. Нас читать надо! Только мы – настоящие, со знаком качества, и очень, очень «далекие».

Во-вторых, злопыхать в отношении моих сочинений, и вообще всего, что выходит в моих сериях, но – без конкретных деталей. Ибо детали для них подобны минному полю.

Я уже сказал выше, что такие обиды и обвинения есть клинический случай. Именно поэтому на поле доминируют «Тарас и его команда». Если вдуматься в тот жалкий лепет, который звучит из уст лицкевичей, янушкевичей и разных полеховых, мы еще долго будем сохранять полное превосходство над ними.

Анатоль Тарас, 25.09.2013

20 thoughts on “О «настоящих и «ненастоящих» историках»

  1. Васількоў Андрэй

    Правільную працу сябры робіце,як сайт агулам,так і ў прыватнасьці сп.Тарас.Малайцы.А тое што некаторыя ,,дзеячы нашай гісіторіі”))) васкрытыкуюць,гэта нічога.Крытыкуюць значыць заўважаюць…А ў адказ на іх словы можна сказаць:,сабака брэша а караван ідзе.

  2. Дзмiтра Хiлiнскi

    Хоць, як сапраўдны інтэллігент, і не ва ўсім згодны з Вамі,))))) але Вялікі Дзякуй Вам, Анатоль, за працу. Толькі можа не каштуе пісаць такіх адказаў, навошта, толькі час марнаваць. Ды й ясна ж, што тут проста няма з кім спрачацца. Поспехаў Вам і Вашым паплечнікам.

  3. Volk_liut

    Хочется выразить поддержку “Тарасу и его команде”: МОЛОДЦЫ! Лично я и моя семья очень рады, что есть такие люди как Вы! И что Вы издаете на самом деле НАСТОЯЩУЮ ИСТОРИЮ хоть и в серии “неизвестная история”!
    С нетерпением ждем Краткую историю Беларуси и другие книги!

  4. Андрей Янушкевич

    Браво, господин Тарас! Этим очередным опусом вы еще раз доказываете, что вы не знаете, что такое научная аргументация, нормальное восприятие критики, а излишние эмоции просто мешают адекватно видеть реальность. Я также желаю, чтобы читатели взяли две книги о Ливонской войне – вашу и мою – и сравнили. И пусть они судят о качестве материала. А для начала я посоветовал взять для сравнению вашу книгу и работы Карамзина и Соловьева – я уверен, что вдумчивые читатели найти много материала для сравнения и вывода о компилятивности вашей работы. Мериться же с вами количеством написанных страниц считаю просто глупой затеей. Отдельная благодарность за рекламирование моей книги – это ей не помешает.

    1. Анатоль Тарас

      Спадар А. Янушкевич своей репликой наглядно продемонстрировал всем, кто читает материалы на сайте нашего Института один из приемов, используемых инвалидами умственного труда на многочисленных сайтах и форумах.
      Конкретно: получив аргументированный «отлуп» по всем пунктам предъявленных мне «обвинений» (а обвиняли меня в компилятивности, плагиате и банальной глупости) он тут же перескочил на другую тему.
      Оказывается, я не способен вести научную полемику.
      Хочу напомнить: мои работы подвергаются не критике, а обычному поливанию грязью. Если, по мнению А. Янушкевича, использование таких характеристик как «невменяемая литература», «говно» и «недалекий проект» является научной полемикой, то ему пора идти к доктору.
      Кроме того, навешивание ярлыков опять-таки к полемике не относится.
      Полемика предполагает аргументированный (т.е. с приведением ряда конкретных примеров) разбор концепций, содержащихся в рассматриваемой работе. Если кто-то нашел такой разбор в статье О. Лицкевича, то пусть укажет мне на это, а то я не заметил. Видимо потому, что (как подчеркнул Янушкевич) лишен интеллектуальных способностей и дальше «недалекого проекта» не могу сделать ни шага.
      Еще он изволил выразить уверенность в том, что я много чего списал у Карамзина и Соловьева. Вынужден разочаровать «шаноўнага спадара»: кроме нескольких закавыченных цитат (и ссылок в тексте) он ничего не найдет. Насколько мне известно, использование цитат, равно как и ссылок, имеет место в сочинениях всех авторов, пишущих на темы истории
      (в том числе и у А. Янушкевича).
      Кто-то скажет: так ведь это «ежу понятно». А вот и нет! Как-то в беседе один господин (человек образованный, читающий книжки) высказал именно такую претензию: «в ваших книгах, Анатолий Ефимович, много цитат и ссылок. Это наилучшим образом доказывает то, что у вас нет ничего своего!» Вот если бы я чужое выдавал за свое, тогда он видимо сделал бы вывод, что все то, о чем в книжке сказано, я сам придумал.
      Но в литературе, и научной, и популярной, такого не может потому, что не может быть никогда.
      В общем, вступать в споры с аутсайдерами – слишком много для них чести. Однако ничто не пропадает даром. Выпады Лицкевича и его единомышленника Янушкевича натолкнули меня на мысль заняться анализом явления, название которому – интернет как шланг для помоев в руках аутсайдеров. Всякий, кто читал материалы форумов на разные темы, без труда поймет, о чем идет речь. В общем, за мной статья.
      А. Тарас

  5. Неоантинацист

    А.Тарас стал сдержаннее в полемике. )) Прогресс.
    Всем Янушкевичам-Браточкиным и проч. надо либо идти в суд, если есть основания, либо в сад.

  6. Алесь

    Жадаю выказаць падзяку сп. Тарасу і тым людзям, што працуюць разам з ім на карысць Беларускай справы. Працягвайце гэтак і далей.

  7. Андрей Янушкевич

    Сразу оговорюсь, что никогда по отношению к госп. Тарасу не использовал терминов “говно”, “невменяемая литература” и пр. Что касается “недалекости” проекта “Тарас и компания”, то я имел в виду поверхностность, неглубинность подачи материалов и выводов. И оскорбить мне никого не хотелось…
    Впрочем, сам фирменный уровень и стиль дискуссии, который показывает госп. Тарас, говорит о многом – “пора идти к доктору”, “шланг для помоев”, а еще и “Спадар Янушкевич” (свои посты я писал на русском языке).
    Это ниже моего достоинства как ученого, а не халтурщика-беллетриста, опускаться до дискуссии по принципу “сам дурак”. Пусть люди читают книги и статьи, хотят, ваши, хотят, мои – и сами делают выводы. И поверьте, госп. Тарас, со временем всё станет на свои места… Да, и желаю успеха в деле изучения “шланга для помоев”!

  8. Licvin

    Тарас робіць вельмі важную працу, якая нажаль не пад сілу прафесійным гісторыкам і навукоўцам. Ён бярэ раскіданыя ў шматлікіх гістарычных працах і кніжках і манаграфіях факты, меркаванні і абагульненні і як той арол з вялікай вышыні, робіць агульны малюнак гістарычных падзей. Ён, Тарас, перш за ўсё як адукаваны інтэлігент і гуманіст выступае як таленавіты гістарычны асветнік для шырокіх кол зацікаўленых чытачоў.
    Для нас, жыхароў Беларусі, цікава наша гісторыя напісаная ў нас, а не прыдуманая ў Маскве, Вільні ці Варшаве. Гэта і робіць Тарас!
    З нецярпеннем чакаю выхаду ягонай кніжкі па гісторыі ВКЛБеларусь. Што датычыць ягоных апанентаў, то іхнія заўвагі мяне асабіста не кранаюць. Калі можаце — напішыце лепш!

  9. Васіль

    На самой справе, сп. Тарас добра ведае, што и дзе ён скраў. І нават ведае, што яго крытыкі маюць факты на руках і у раздрукоўках. Гэта пыл у вочы яго публіке, а не апанентам.

    1. Анатоль Трафімчык

      Андрэй Янушкевіч – вядомы ў Беларусі, Украіне, Расіі, Польшчы, Літве гісторык. Вядомы, канешне, адукаваным людзям, а не тым, хто хаваецца за нікам, бо разумее, што сваім няведаннем паказвае сваю неадукаванасць.
      Што датычыцца прадукцыі А.Тараса, то яна, безумоўна, мае права на жыццё (нават з наяўнымі недахопамі ў вытворчасці – хай гэта будзе на яго сумленні). Але смешна супастаўляць несупастаўляльнае: папулярнае чытво і сур’ёзныя навуковыя даследаванні. Кожнаму сваё. Каму Філя Кіркораў, каму Іван Кірчук.

      1. Frontline

        Ну и читай его книги, адукаваны надта будеш, Филя ты))

        1. Анатоль Трафімчык

          Як мінімум гэта той, хто ведае Янушкевіча і яго працы. А вы і аўтар папярэдняга каментара нават нічога канструктыўнага не змаглі сказаць. (Не хацеў бы я, каб у маіх прац былі такія заўзятары.) Больш таго, нядаўна даведаўся, што каментары на гэты сайт не праходзяць. Прычым каментары без нейкіх абраз і палівання брудам. На гэтым сайце можна гуляць толькі ў адны вароты. Дый то – не па правілах.

          1. Равс

            “Ведаць працы” – это одно. Другое дело как к этим “працам” относится.
            И еще вопрос как к его “працам” ваши “адукаваныя” относятся))))

  10. Гандурас

    Пятая прамаскоўска-польская калона вырашыла пакідацца лайном. Спадар Тарас, трымайцеся. Імперыалісты не пройдуць.

  11. Aleh

    Пан Анатоль, дзякуй за працу!
    Чакайма наступных трудоу.
    А хлипким “навукоуцам” (а па-сутнасьци – падпевалам замежнага шавинизму) не пабракуе здаровага канструктыунага нацыянализму – тады мо и ихныя “працы” люд чытаць будзе)))

  12. Артем

    Вялікі дзякуй, вам, спадар Тарас, за вашу працу!!! Такая літаратура для нас, для нацыі, якая страціла свае гістарычныя і культурныя карані і мову цяпер патрэбна, як паветра! Яшчэ раз вам дзякуй і нізкі паклон!

  13. Кацап

    А вот – образец северского языка, на котором говорят в Гомельской области Беларуси, в Брянской области России и на севере Черниговской и Сумской областей Украины: Константин Васильевич Вереницын, перевод на северский язык П.Безъязычного.

    Тарас на Парнася.

    1.

    Чи знали вы, братки, Тараса,
    Шо палясовщикам служыл?
    На путявищя, у Панаса,
    Ён кала лазни блиска жыл.
    Шо ш, чялавек ён бул рахманай,
    У рот гарелки ён ни брал,
    Затэ у ласця бул у пана –
    Та й пан Тараса шанавал.
    Яго ни зачяпала й паня,
    Та й войт ни разу ни збряхал,
    Дак ён тады багно из рання
    Да тёмнай ночи пыльнавал.
    Лиш золак – дома ни сидитца,
    Бяре сикеру ён зарас,-
    Завжды хадил, ускрозь глядитца,
    Та птушак бье з ружжа Тарас.
    Хадил багата ён, чи мала,
    Адин лиш бутцам тольки раз,
    Бяда яго-таки спаткала…
    Уцэ усё казал Тарас.

    2.

    «На самага Кузьму-Димьяна
    Пайшол я бить титярюков.
    Устал я нешта дужа рана,-
    Здаётца, с першых кагутов.
    А йиду даля я памалу,
    На пень на крыхту я присел,
    Утут – лоп-лоп! – падаля палу
    Ниначя титярук злятел!
    Ружжо приладил – ни стриляя
    З другога дула – ни пякеть!
    Глядюсь – аж вось з-за ёлки валя
    Як е – харомина-видметь!
    Хать я – ни баязкой дятина,
    Утут затрёсси, як асина,
    Зубами – як застукачю,
    Убачил – зломана лясина,
    Уздумал: нешта ускачю!

    3.

    Як прянул – зразу паслизнувси,-
    Завык шалатца па начях
    Лятел-лятел – як давбанувси,-
    Зрабилась зелинь у вачях!
    Лятел чи довга я, чи мала –
    Таго ни втямлю я зусем.
    Та ладна – трохи растьвятала,
    Як абырбэжывси на земь.
    Устал з зямли, аблакативси,
    Бо бул в багнюця, як свиння,
    Та й довга сам сабе дививси,
    Куды уцэ патрапил я?
    А паскрамадившы за вухам,
    Дастал с кишэня рагавень,
    Сапелки панапхал тяртухай,
    Ну, як ни нюхал цэльнай день!
    Тады, як прасвятлели вочи,
    Видмедя боля ни шукал.
    Ружжо налапал я, уроди,
    Й глидетца скрозь укрух пачял.

    4.

    Нихай мине! Ускрось пригожа!
    Як нехта скрось намулювал!
    Чярвонай мак, а побачь рожа, –
    Ну, як сукенку хто паслал!
    Та й птушки е, та й дужа гарна
    Спивають, кращя салавья!
    Нихай мине! Усё примарна!
    Куды уцэ патрапив я?
    Стаял я довга та дививси –
    Раззявил рот, усё сапел:
    Утут нигадана зъявивси –
    Чи то прийшол, чи прилятел –
    Хлапчина бутцам круглаликай,
    Та кучярявай, як баран,
    А з-за плячей видать: вяликай
    Причеплин лук, та е калчан.
    – Куды вяде уця дарога?-
    Пытаю хлопца я зарас.
    – Усе шляхи утут – ад Бога,
    А даля йидуть на Парнас! –
    Сказавшы, ён ни гайил чясу –
    На крыллях шпарка палятел.
    Стяжыну ш паказать Тарасу
    Ён, заспяшывшы, ни схател.

    5.

    Падумал я тады нидовга:
    Пайду даведатца адин!
    Дак ни схател итить да Бога –
    Узял у руки добрай дрын.
    Пачяпал – лесам та па воля,
    Угледил я – гара стайить,
    А пад гарой – народу боля,
    Ну бутцам ярмарак кишыть!
    Прийшол я ближчя, шо за лиха:
    Нарот ни простай, скрось паны.
    Хто – як кабан, якия – тиха,
    Узлазять на гару яни!
    Чи, як у школя, галасують –
    Ну бутцам хтося иншых зъесть,
    А иншых – мордаю квацюють,
    Шоп першым на гару узлесть!

    6.

    Усе – с сабою тягнуть книшки,
    З йих – равчяками пот бягить,
    Якиясь – иншым давють кишки.
    Аж нехта спамиж йих пищить:
    «Памалу, братцы, ни душытя
    Ни хвиллитон мой, ни «Бжалу»,
    Мине ш самога – прапуститя
    Та й ни трымайтя за палу!
    Тады чякайтя, у газетя
    Я вас аблаю, бачя свет,
    Як Гогаля, усё на светя, –
    Я ш – гаспадарь усех газет!»
    Глидюсь сабе – галося сивай,
    Кароткай, товстай, як чюрбак,
    Плюгавай, як бульдог, красивай,
    Грямить, гугнявя хтозна-як:
    Дак у чюваля запаветы!
    Хитая довгай барадой –
    Усё там книшки та газеты,
    Ну, як каробачьник якой!
    Таварыш поплич з йим блутая,
    Та пёрть чювалы пасабляя
    А сам граматку геть штурхая –
    Йие у бурся ён зучяя!

    7.

    Дак нешта разам загудели,
    Та й разайшлися да канта.
    Тады, як птахи, прилятели
    Чятыря добрых малайца.
    Усё ж нарот, дак утаковскай:
    Сам Пушкин, Лермонтов, Жуковский
    Та Гоголь, зразу кала нас,
    Прайшли, як павы, на Парнас.
    Уто забралася народу!
    Ану, узлезуть на Парнас:
    Були паны, хватала й зброду
    Як чясам ходя прамиж нас.
    Прамиж народу я штурхавси,
    Гадину марнаю бяру;
    Дак трохи я таки прабравси,
    Та й лезу проста на гару!

    8.

    Узлез. Глидюсь – бадынак новай
    Стайить, ну бутцам панскай двор,
    Ускрось сягая тын яловай:
    Нябойсь, сюды ни лазя вор!
    А па падворью – свинни ходють,
    Каровы, козы, бараны…
    Дак, майбыть, гаспадарства водють,
    Раз держуть жа свинней яни!
    На грошы «в тронки» з йих гуляя
    Каму вдаетца, залюпки,
    А хто капейки з йих ни мая,
    Утой гуляя «у шляги».
    Улез я да багов у хату…
    Нихай мине! Ни дать, ни взять,
    Як у казарме там салдатав –
    Багов – ни вдастца зрахавать!»

    9.

    Тарасу – мараю здаетца, –
    Як кала ганку ён сидить:
    Хто пипку куря, хто смиетца,
    Утут забрались гаманить.
    Глядитца ён, на лавця шыють
    Шавцы: багиням – хадаки,
    Багини ж – у начёвках мыють
    Багам кашули та партки!
    Сатурн жа, лыка размачившы
    Щярбак матускай патплятал;
    Па светя добря пахадившы,
    Ён лапатней – дак патаптал!
    Няптун на лавця чиня сетки –
    Гвастки сажая на шасты,
    При ём жа лагадятца детки –
    Лаштують хутка нераты.

    10.

    Вось бьютца: Марс – из Гиркулесам,
    А Гиркулес – ну як видметь, –
    Шоп старага пабавить Зевса
    Кладе ён Марса пад паветь!
    А Зевс, як лежань, лёг на печи,
    Кажух у голавы паклав…
    Ён грел утак старыя плечи
    Та у чюприня шось шукав.
    Вось – пиряд люстрам задам меля,
    Валосся моя у касы,
    Та чемась белым щёки беля
    Винера, знама, дли красы.
    Амур жа – з девками жартуя,
    Ну проста смех яго бяре!
    Уто – знинацка пацалуя,
    Чи хустку з галавы здяре,
    Та й на гармосця ён заграя,
    Плячём – чюдова павяде,
    Та й нимхвам песню заспивая,
    Ище – на гуслях загуде!

    11.

    Вось – захиталася гара:
    Дак Зевс на пецця зварухнувси,
    Зявнул, салотка патигнувси,
    Та й кажа: «Есть ужа даба!»
    Тады хуткая девка Геба
    У чярки шпарка налила,
    Та ис пячи буханку хлеба
    Як киня пасиреть стала!
    Яна у наймы йим узята,
    Шоб есть варить та мыть партки.
    Зусем ни марнай будя плата –
    Баги – яни ни шаплюки!
    Вось – з усяго забрались неба!
    Як тараканы кала хлеба,
    Баги уселись вкрух стала.
    Смачьныя стравы с печки Геба
    На стол грамадить пачяла!

    12.

    Зарас яна дала капусту,
    Тады – ис шкварками кулеш,
    Крупянки – кольки хватя глузду –
    Дае уволю, тольки еш!
    Та й с пастаялкай жур студёнай,
    А с кашы – сала аш тякло,
    Утут гусятины смажонай
    Уволю скрось багам було!
    Як принясла ж на стол кавбасы,
    Тады – блины у ришате,
    Пабегли слюни у Тараса,
    Та шось тягло у жывате!
    Баги гарелку пить пачяли,
    Йие у чярки хутка ллють!
    Падпившы, песни заспивали,
    Ну, як уранця, выдають!
    Спивали пьянайи приспевки,
    Шо аж ни можна расказать,
    Аж засаромилися девки,
    Як зделись брытка размавлять.
    А Зевс тим чясам настябавси,
    Шо ледва носам двор ня рыл, –
    Ён вочи плющил та тынявси,
    Багиням нешта гаманил!
    Хать справа ни мая, звычяйна,
    Та ни патребна ба й казать,
    Кахал – багинь ён дужа гарна,
    Дабою – й шпарка падгулять!

    13.

    Та вось, баги з-за столу встали,
    Усё паели, папили.
    Утут у дутки йим зайграли –
    Скакать багини пачяли!
    Узявшы хустачьку, Винера
    Пайшла «Мителицу» скакать.
    Була стрункая тириз меру –
    Пяром йие ни аписать!
    Чирвоная та круглалица,
    А вочи, як на калясе,
    Як жар, гарить йие спадница,
    Мирешки мреють у касе!
    Схапившы чярачку гарелки,
    Амур нидовга пасапел –
    Та, йграть пачявшы на жалейця
    Спивать ён девкам захател!
    Няптун с пригожанькай наядай
    Пайшол вприсятку «казака»,
    Кипить руда в старога гада
    Та й в маладога мужыка!
    А от – утак Юпитер з Вестай, –
    Каленца, старай хрен, загнул,
    Ну як жаних пирёд нивестай,
    За реминь руки ён заткнул.
    Зайшовси Марс у новых ботах,
    Ён, бачиш, ботав ни жалел,
    Бо з нимхвами – сигал да поту,
    Гулял у жмурки та шалел.
    Патроху кажын разгулявси,
    Шо ни вдалося удяржать,
    А хто гарелки насярбавси –
    Таго пад лавку клали спать!

    14.

    Кали зайграл дударь «скакуху»,
    Тарас уцёга ни втярпел,
    Та ат парога, шо е духу,
    Скакать па хатя палятел.
    Пачял притаптавать атопкам –
    Аж рот раззявили баги:
    То ён присвисня, то притопня
    То шпарка йидя у круги!
    Юпитир, бачиш, дивававси
    Та гарна у далони бил,
    Як да Тараса наближавси,
    Зарас яго пиряпынил:
    «Кажы, аткыль прийшол, приятиль,
    Да нас сюды ты на Парнас?
    Та й хто жа ты? Нивжэ писатиль?»
    «Не, мой панок! – сказал Тарас, –
    Я палясовщик с Путивищя,
    Та от – патрапил да багов,
    Ни думал узбиратца выщя –
    Та вжэ даба итить дамов.
    Чи ни була п, паночяк, ласка
    Атцыль дамов мине завесть?
    Дак лиха – на гаре Парнасскай,
    Чягося захателась есть…»

    15.

    Пакликал Зевс – дак зразу Геба
    Кулеш у миску налила,
    Яна тады акрайиц хлеба,
    Сказавшы: «Еж», – имне дала.
    Крупянки смачьнай пасярбавшы,
    Усех падякавал багов;
    Кашэль за плечи привязавшы,
    Забравси я итить дамов.
    Утут зихвиры падхапили,
    Хто за руку, хто як, зарас,
    Яни, як птушки, атачили –
    Згары угледил я Парнас.
    Нясли на крыллях, нешта ветир,
    Та й хутка принясли у лес!
    Глидюся: майбыть будя вечяр,
    Бо маладик на неба взлез…»
    З утэй дабы Тарас ни ходя
    Страхотна рана па лясах,
    Атцыль – нима упину шкодя,
    Шоп красть бирвення па начях!
    Дак вось шо бачил наш Тарас,
    Кались узлесшы на Парнас.
    Уцэ имне апавидал,
    Шоб у паперу записал!