Інстытут беларускай гісторыі і культуры

О беларусах, которые любят поесть

С давних времен известно, что беларусы любят поесть. Но суть дела как раз не в этом.

Беларусы любят поесть хорошо и вкусно. «Ну-у-у, добра пад’еў» – скажет себе беларус, чтобы выразить высшую степень удовлетворения. И в этом «добра» и «пад’еў» – целая философия. «Добра – значит «в охотку», «с глубоким осознанием всей прелести мира и жизни». А «пад’еў» – это значит: «Дай Боже и в следующий раз!»
Одно из самых важных для беларуса воспоминаний детства – это воспоминание о том, как, что и когда готовилось. Мельчайшие детали здесь – очень важны. Ибо главная цель рассказчика в том, чтобы у слушателя потекли слюнки. А когда тот, наконец, зальется слюной, то расчувствуется от своих воспоминаний и сам рассказчик.

О беларусах, которые любят поесть 1По причине неистребимой особенности беларуса иметь твердую память на все вкусное, что он ел за свою жизнь, осмелюсь утверждать, что самые гурманские описания кушаний и способов их приготовления имеются только в нашей литературе.

За всю свою долгую читательскую жизнь мне никогда не доводилось встречать у кого-либо из всемирно известных писателей таких описаний кушаний, от которых мой желудок начинал бы интенсивно выделять сок. В беларуской же литературе даже графоманы мастерски опишут вам, как они пили из горлача, наклоняя его, парное молоко или кроили душистое дедово сало, обсыпанное тмином и прозрачными бриллиантами-кристалликами соли.

О беларусах, которые любят поесть 2Не говорю уже о наших классиках! Кто ж не помнит знаменитых сцен приготовления пищи и ожидания вкусностей из «Новой земли»? Близкие каждому беларусу, эти сцены раскрывают необъятный космос беларуского детства и светлых воспоминаний о нем.

Вот одна из них:

Услон заняў сваё ўжо места,
На ім стаяла дзежка цеста,
І апалонік то і дзела
Па дзежцы боўтаў жвава, смела
І кідаў цеста ў скавародкі,
Давала піск яно кароткі,
Льючыся з шумам на патэльні,
І ў жар стаўлялася пякельны…

Пякліся гладзенькія пліткі…
І ўжо адтуль рукою маткі
На ўслон шпурляліся аладкі,
А дзеці іх даўно сачылі
І на ляту блінцы лавілі…

Весьма характерен в этом смысле и наш фольклор. Если вы не специалист по фольклору, то никогда не догадаетесь, о чем думает беларус, когда встречает весну и о чем ее спрашивает. Весна для беларуса – это не только пора романтических стремлений или новой красоты пробудившейся природы.

Беларус поет:

Гэй, вясна, ды гэй, красна,
Што ты нам вынесла?
Ці сала кусочак,
Ці масла брусочак,
Ці па яечку, ці па піражэчку?

Вот и получается, что не беларус встречает весну, а на самом деле весна встречает беларуса с яйцами и салом. И очевидно, что ни один народ на земле не сумел так себя поставить.

По причине того, что многие из нынешних граждан Беларуси как бы и не живут в своей стране, а мечтают жить на Западе или «войти в Россию», среди них распространено мнение, что беларуская кухня – очень простая, без всякой изысканности. Должен засвидетельствовать, что это не так.

Вот, например, французы пишут о том, что у них свыше 400 сортов сыра. А в Беларуси уже довольно давно издали книгу под названием «500 блюд из картофеля». Это какую же надо иметь кулинарную фантазию, чтобы изобрести такую прорву кушаний из простой и всем хорошо известной бульбы?!

Так что беларус любит поесть вкусно. А «вкусно» в беларуском варианте означает прежде всего съесть то, что сам приготовил. Кто ж себе плохо сделает?! «Ну-у-у, это – магазинное», – высказывает беларус презрение ко всему, что он не сделал сам, своими руками. А потому настоящая колбаса для беларуса – только та, которая пальцем пиханная. Палец, как известно, никакой машиной не заменишь.

В ХХ веке беларус переехал в город, долгое время казавшийся ему местом безделья. Городская жизнь изменила многие привычки беларусов. Но неизменным осталось желание хорошо и вкусно поесть. Имея теперь больше времени для этого важного дела, беларус засвидетельствовал свой переезд в город простой и понятной всем «посполитым людям» констатацией: «Как сяду есть, так, кажется, ел бы да ел, а как работать, так какая-то вялость».

А посидеть за столом беларус очень любит. Удивительная вещь, но от беларуса не часто услышишь: «Вот был вчера в гостях и объелся». И это совсем не значит, что «в гостях» нечего было есть. Означает это лишь то, что в нашем крае «объестся» – явление столь же редкое, как землетрясение или молния посредине зимы.

Знают это и хозяева, приглашая гостей. А потому всегда готовят много, «смажаць и пражаць», как говорят у нас, и величайшим позором для себя считают, если за столом чего-то не хватило. «Пусть лучше останется», – говорит всегда хозяйка, когда чистит бульбу или режет окорок и колбасы.

А потому приготовленный к приходу гостей стол являет собой нечто необычное. Заставленный самыми разными кушаньями, это стол, если за ним вдруг очутится иностранец, изрядно напугает бедолагу. И он сразу сникнет, будет сидеть тихо, говорить совсем мало. Но через какое-то время на него никто уже и не обращает внимания.

Понятно, что тесно уставленный разными кушаньями стол – это только начало. Зная об этом, хозяйка даже и не садится за него, гости приличия ради несколько раз ее позовут, она прибежит, пригубит чарку и снова исчезнет на кухне.

Когда же гости разговеются и потребление кушаний немного замедлится, хозяева начнут волноваться. «Неужели не вкусно?!» – всерьез обеспокоится хозяйка. «Может, мало выпили?» – подумает хозяин. Но через какую-то минуту все вдруг решится. Хозяйка с легкой укоризной посмотрит на хозяина и скажет: «Наливай, Юзик. Ведь не едят!» И, услышав это, гости сразу же приободрятся. А беларуское застолье начнет свой новый круг, еще веселее и шире.

И много потом будет выпито чарок за здоровье хозяев. Кто-нибудь обязательно похвалит хозяйку и скажет, что все было очень вкусно.

О беларусах, которые любят поесть 3А завершится традиционное беларуское застолье совсем не «оглоблевой» чаркой, как некоторые до сих пор ошибочно думают. Кончится оно чаркой «заречной». Это значит, что после долгих прощаний с гостями расстроившиеся хозяева через десять минут вспомнят о своих гостях, успевших уже отъехать от дома. Догонят их за речкой и там выпьют последнюю чарку – «заречную».

Автор: Алесь Антипенко.

Альманах “Деды”, выпуск № 8, /Из журнала «Абажур», 2005, № 1—2, с. 59—60. Перевод и редакция А.Е. Тараса/