Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Национально-государственный суверенитет в условиях глобализации: внешние и внутренние угрозы

suverenitetПродолжаем публикацию докладов, которые были изданы в сборнике «Проблемы гуманитарной безопасности Беларуси» и прошли обсуждение на одноименной Научно-практической конференции, посвященной проблемным вопросам беларуской гуманитарной безопасности, которая прошла 4 мая 2013 в Минске в отеле «Орбита».

Предлагаем вашему вниманию  доклад из панели «Информационное пространство» кандидата философских наук Владимира Старикова.

На рубеже ХХ–ХХI веков экономические, политические и правовые системы многих государств, прежде всего бывшего социалистического лагеря, претерпели существенные изменения. В экономике социалистическая система хозяйствования была заменена капиталистической, в политике реализовались принципы многопартийности, в праве были закреплены институты частной собственности.

Произошли изменения и в сфере международных отношений. На планете установлен новый мировой порядок, навязанный США и НАТО, который уже повлек негативные последствия в социально-экономической жизни многих народов.

Значение славянских народов и государств в мире существенно ослабло. Поэтому вновь стала актуальной идея основоположника типологии культурно-исторических типов народов и государств Николая Данилевского (1822—1885) об объединении славян*. Цель объединения – противостояние совместными усилиями стремлению стран ЕЭС и США навязать свою культуру всем народам мира, в том числе славянам*.

/* См. сочинение Н.Я. Данилевского «Россия и Европа» (1869 г.)./

Бесспорно, человеческое сообщество в настоящее время охвачено процессами глобализации: не только целые страны, но и граждане все больше зависят от общемировых процессов. Как следствие, этот процесс порождает глобальные конфликты, связанные с различиями этнических менталитетов. Сегодня очевидно, что в противовес глобализации усиливается религиозная и этническая самоидентификация людей. Различные сообщества, внешне становясь идентичными по многим параметрам, одновременно становятся все более раздробленными внутренне.

Разразившийся мировой экономический кризис заставляет многие государства критически переосмысливать сложившуюся в процессе глобализации систему экономических, политических и межкультурных отношений. Начался процесс усиления национальных приоритетов, особенно в странах Восточной Европы.

Государство как субъект международных отношений находится в общем правовом пространстве – глобальном или субглобальном, и это пространство, неуклонно развиваясь, становится все более стеснительным (в духе Гуго Гроция). Дело не только в том, что межгосударственные отношения регулируются нарастающе содержательным международным правом. Законодательства разных государств адаптируются к законодательству более высокой инстанции. Так, в странах Европейского союза уже свыше половины национальных законов порождены законами ЕС. Неуклонно возрастает взаимозависимость государств через общность глобальной инфраструктуры и среды обитания, через международное разделение труда. Складываются всеобщие инфраструктурные сети, унифицируются нормы и стандарты в сферах производства и потребления. Интернационализируются финансовые и производственные фонды. Свободнее становятся потоки информации, товаров, капитала и людей, то есть государственные границы становятся все более проницаемыми. В результате этих перемен создается впечатление о прогрессирующей эфемерности государственного суверенитета.

Но государственный суверенитет не растворяется в процессе глобализации. Он меняет свое содержание и операциональность, будучи переосмыслен как ресурс, которым можно манипулировать. Глобализация не сужает, а, наоборот, расширяет возможности такого манипулирования. То, что происходит в мире сейчас, — это не кризис принципа юридического государственного суверенитета, а кризис материальной конфигурации глобального экономического пространства. Политическая карта мира не оптимальна. Она должна быть перекроена. Она неизбежно будет перекроена. Она перекраивается. Возможно, что это непрерывный процесс.

В условиях глобализации интересы государства и его охранно-защитная функция национальных интересов начинают резко обостряться. Особую значимость при допуске крупного капитала в страну получает вопрос о публичных интересах и обеспечении приоритета общества в целом, его безопасности и стабильности. Ситуацию осложняет то обстоятельство, что государство как основной субъект международного права и международное право как универсальный регулятор правоотношений, прежде всего, межгосударственного характера находятся, как образно выразился И.И. Лукашук, в буквальном смысле этого слова под прицельным огнем глобализации. Это непосредственно сказывается на характере и функциях государства и права как таковых: права и внутригосударственного, и международного [1].

Английский ученый, член палаты лордов Д. Ллойд, защищая идею незыблемости суверенитета государств в международных отношениях, утверждает, что подчинение нормам международного права не влечет за собой растворения государственного суверенитета в более высоком государственном образовании, это, скорее, признание суверенным государством системы правовых принципов, обязательных для этих государств. Ограничения, по его мнению, налагаются только на действия в международной, но не во внутренней сфере [2].

Глобализация не ведет к отмиранию института государства, а выставляет к государству гораздо более высокие требования, связанные с переплетением и столкновением интересов различных государств. Государства включаются в более сложные структуры международных отношений, само время ставит перед ними требования об усиленной международной ответственности за свои внутренние дела.

Поэтому важнейшая задача сегодня – научиться использовать инструменты государства для обеспечения свободы: свободы личности, свободы предпринимательства, свободы развития институтов гражданского общества.

Учет и уважение национальных интересов Республики Беларусь и Российской Федерации со стороны международных партнеров являются для наших народов принципиальными. Все это в полной мере относится и к обсуждению проблем сохранения стратегической стабильности, разоружения, расширения НАТО, формирования основ миропорядка в XXI веке. Курс на интеграцию с Европой становится одним из ключевых направлений внешней политики славянских государств.

Россия и Беларусь должны содействовать выработке справедливых правил глобализации. Надо препятствовать монополии одной или двух стран в любой жизненно важной отрасли, поддерживать создание новых резервных валют, новых транспортных и информационных систем, новых международных центров высоких технологий. Развивая демократию в наших странах, народы заинтересованы в демократизации и международных отношений. В них не должно быть места диктату. Свободные нации должны соревноваться и сотрудничать по справедливым правилам [3].

Поддержание реального суверенитета и развитие суверенной демократии требуют развитого чувства просвещенного патриотизма и национального самоуважения славян. Суверенная демократия для нас должна быть не предметом веры, а формой правления, обеспечивающей более высокую степень эффективности управления и саморегулирования в обществе и государстве.

Реальный суверенитет и суверенная демократия – два столпа политического и экономического развития Республики Беларусь и Российской Федерации, обеспечения достойного места для наших стран в международном сообществе.

ххх

Сегодня глобализация является политикой «огораживания» передовых стран, которая в будущем грозит серьезным замораживанием контактов передовых стран с неразвитыми.

Межправительственные организации (которых сегодня около 250): ООН, Международный валютный фонд, Всемирный банк, Всемирная организация здравоохранения, Всемирная торговая организация, Европейский союз, ЕЭС (Европейское экономическое сообщество), СЕ, НАФТА (Североамериканское соглашение о свободной торговле), АСЕАН (Ассоциация государств Юго-Восточной Азии), МЕРКОСУР (Южноамериканский общий рынок), ОАЕ, ОАГ и другие содействуют мировой интеграции, повышают внимание к коллективным проблемам политики в экономике, экологии и социальной защите в отличие от традиционных межгосударственных отношений [4]. Отмечая это, некоторые ученые (М. Арчер, М. Элброу, Э. Гидденс, Е. Тирикьян, Р. Робертсон) обосновали даже «идеальный тип» современной глобализации, включающий в себя следующие компоненты:

– всеохватность и комплексность изменений при переходе к глобальной стадии – меняются все параметры социальных структур и сама изменчивость, «пластичность» становится главной позитивной ценностью;

– все глобальные ценности и ориентиры получают априорное доминирование по отношению к местным (локальным) ценностям, включая и этнический фактор, который элиминируется;

– гибридизация культуры, т. е. процесс быстрого переплетения (часто искусственного) культурных феноменов из прежде несовместимых частей, особенно в поп-культуре;

– признание гражданского общества единственной формой социальной упорядоченности глобального социума [5].

Другие ученые и политические деятели выдвинули и обосновали понятие «глобальное управление». Оно было введено в широкий оборот В. Брандтом и его коллегами из Комиссии ООН по глобальному управлению. Выделяют несколько подходов к пониманию того, что представляет собой глобальное управление. Например, немецкий исследователь Д. Месснер указывает четыре основных:

1) Формирование единого мирового правительства. Оно создается по образу и подобию государства. Главное возражение – при огромном разнообразии современных политических систем, традиций, уровней экономического развития это выглядит нереальным.

2) Реформирование международных организаций, прежде всего ООН, которая становится центральным звеном управления, а ее институты начинают выполнять роль своеобразных «министерств» и «ведомств». Наши возражения – структура ООН отражает реалии прошлой эпохи, а наличие в Совете Безопасности в качестве сверхдержавы США сведет на нет все усилия по организации демократического управления миром.

3) Идея однополярного мира и управления им США в качестве главного актора. Иными словами, речь идет о гегемонии США. Збигнев Бжезинский выделял четыре основных области, в которых они лидируют: военно-политическую, экономическую, технологическую и массовой культуры. Возражение и даже резкое неприятие со стороны других участников международного взаимодействия вызывает навязывание правил поведения во всех сферах политической, экономической и культурной жизни [6].

4) Глобальное управление исходит из полицентричности мира и предполагает участие в управлении не только государств и межгосударственных образований, но и других акторов.

Таким образом, категория суверенитета привлекает пристальное внимание многих исследователей, наделяющих ее порой различным смыслом и содержанием. Отметим, что категорию «суверенитет» для более точного и полного уяснения следует рассматривать в трех аспектах: как народный, национальный и государственный суверенитет. Можно выделить признак, объединяющий эти понятия: верховное право народа, государства или нации на определение своей судьбы и выражение власти.

В российской, отечественной и зарубежной юридической литературе нет недостатка в специальных исследованиях, посвященных государственному суверенитету, так же как в мнениях и суждениях по поводу этого понятия и его содержания. Это связано с тем, что проблематика суверенности и суверенитета занимает в жизни современных государств особое место. Значение данной проблематики велико еще и потому, что, являясь, прежде всего правовой категорией, суверенитет не сводится к правовым дисциплинам, а включает в себя массу социологических, политологических и экономических сюжетов.

Анализируя сложившиеся о государственном суверенитете представления и выработанные различными государственно-правовыми школами определения его понятия, мы видим, что общий смысл и содержание государственного суверенитета в подавляющем большинстве случаев, несмотря на значительные разночтения в данном вопросе, с одной стороны, сводятся к верховенству государственной власти внутри страны по отношению ко всем другим, существующим в ее пределах социальным властям, различным объединениям граждан, а также по отношению к самим гражданам, а с другой — ассоциируются с независимостью государственной власти вне страны, в отношениях с другими суверенными государственными властями. При этом под верховенством государственной власти как одной из разновидностей социальной власти понимается такая власть, которая имеет непререкаемый приоритет перед другими, существующими в союзе наряду с ней, социальными властями.

В конце XX и начале XXI веков в области суверенитета появились новые аспекты, особенно в контексте обсуждения проблем глобализации и нового мирового порядка. Все активнее стала обсуждаться тема изменения, «размывания», «исчезновения» и т. п. национального суверенитета. В политической науке в определенной мере осознается, что необходимы комплексное переосмысление и переоценка понятия «суверенитет» как в связи с возникновением мирового политического сообщества, так и в связи с уточнением пределов частных суверенитетов, принципов их сочетания друг с другом и построения их иерархии.

Мы считаем, что глобализация в целом способствует сокращению суверенных полномочий государств, и что этот процесс является двусторонним: с одной стороны, усиливаются факторы, объективно уменьшающие суверенитет стран, с другой — большинство государств добровольно и сознательно идет на его ограничение.

Глобализация приводит к сокращению суверенитета национального государства и это процесс объективный, – напоминает генеральный директор Совета по национальной стратегии России В. Хомяков. В ХХ веке появление средств связи, породивших оперативно работающие мировые финансовые рынки и сделавших возможным быстрое сообщение между национальными офисами компаний, а также транспортных средств, резко ускоривших перевозку товаров, увеличило масштабы и темпы перемещения капиталов, привело к опережающему росту международной торговли по сравнению с ростом ВВП государств.

Национальное государство в этой постоянно ускоряющейся системе выглядит обломком прошлого: оно немобильно в силу привязанности к определенной территории, его геополитические и исторические реалии ограничивают дальнейшее развитие.

Национальные государства – основные акторы международных конфликтов и противостояний, что существенно сдерживает их потенциал как участников международного сотрудничества, – отмечает зав. кафедрой политической теории МГИМО Т. Алексеева. – В этом смысле бизнес-корпорации имеют больше пространства для маневров. В ряде случаев они используют напряженность между государствами в своих интересах и даже провоцируют ее. Последние вынуждены играть по правилам, создаваемым транснациональными компаниями (ТНК).

Глобализация ограничивает всевластие государства экономическими методами: если власть не следует общепринятым «нормам поведения», страна оказывается обделенной инвестициями и технологиями, – говорит В. Хомяков. Очевидно, что именно ТНК являются проводниками юридической и информационной интеграции человечества.

Одним из «убийц» национального государства некоторые считают возросшую мобильность людей по всему миру. Еще в 1982 г. политолог Э. Балибар предрекал, что глобализация и перемещение населения в рамках существующей системы рано или поздно приведут к переосмыслению понятия «граница». Прогноз сбывается: появилось единое пространство Евросоюза, происходит облегчение визовых режимов.

До XX века процессы миграции были в разы менее активными, чем сейчас, и причина роста их масштабов не только в развитии международного транспорта, но и в стирающихся межкультурных рамках. Разница между менталитетами национальных государств впервые в истории становится менее существенной, нежели между менталитетами разных социальных групп. Профессор из России или Беларуси лучше понимает профессора из США или какой-либо страны Евросоюза, чем рабочего своей страны.

Нынешний интернациональный мир разделен на социальные слои, которые не перемешиваются. Внизу – народ, носитель традиционного образа жизни, он маломобилен и малообразован. Средний класс более мобилен, он готов впитывать другие жизненные практики, а элита вообще космополитична: состоятельные люди живут, работают и развлекаются в пределах всего мира.

Для многих ТНК является нормой постоянное перемещение менеджеров между национальными офисами (с целью повышения их лояльности компании, поиска новых специалистов и управленческих идей). Сотрудники, постоянно меняющие место жительства, поневоле приобретают космополитическое мировоззрение. Что не может не отражаться на национальном государстве. Согласно знаменитому определению английского исследователя Бенедикта Андерсона, нация – это воображаемое сообщество: ее существование реально благодаря представлению о том, что государство является источником благополучия для его членов. Однако сейчас в мировоззрении развивающихся стран их собственные государства ассоциируются как раз с неблагополучием, а ТНК – с возможностью жить достойно.

Итак, чтобы не проиграть, национальное государство должно стать своего рода глобальной компанией: от того, насколько успешно оно привлекает талантливых людей со всего мира, прямо зависит состояние его экономики. По информации Центра исследований иммиграции Калифорнийского университета, доля ежегодно прибывающих в США легальных мигрантов высокой квалификации в 2009 г. составила около 9 %, в то время как в России общее число работающих в офисах мигрантов (о квалификации умолчим) не превышает 2 %.

И все же современное государство пока не собирается окончательно сдавать своих позиций: основной массе населения европейских стран усиление роли ТНК не нравится.

Везде в мире проявляются растущий протекционизм, растущий национализм, который мы видели на Манежной площади Москвы, – говорит президент фонда «Политика» В. Никонов. – Националистические партии недавно очень хорошо «выстрелили» на выборах в Европарламент, показав особенно высокий результат в Голландии, Польше, Венгрии, Франции, Германии. Удачной возможностью взять реванш стал, как известно, глобальный кризис. ТНК посыпались, а многие инвестиционные банки либо закрылись, либо им пришлось изменить свой статус. И куда побежали ТНК, например General Electric? В США на спасение банковской системы было израсходовано около 9 % ВВП, в ЕС – 26 %, – резюмирует В. Никонов. Государство по-прежнему оказывается незаменимым инструментом в борьбе с серьезными катаклизмами, угрожающими национальной экономике. Однако кризис продемонстрировал не только уязвимость глобальных компаний, но и выявил неразрывность связи между ними и государством. Государство поддерживало ТНК не из благих побуждений – оно не видело другого выхода: любая власть боится социального бунта. К тому же ТНК – часть системы, без нее обрушится экономика, а вместе с ней и власть.

По мнению ряда экспертов, причина противостояния между национальными государствами и глобальными компаниями, заключается не в самой глобализации, а в ее нынешней неолиберальной модели, нуждающейся в существенной коррекции.

Согласно автору концепции рефлексивной модернизации У. Беку, глобализация – это не растущая взаимозависимость между существующими национально-государственными общественными пространствами, а внутренняя глобализация самих этих пространств. Как следствие, различие между национальным и интернациональным растворяется, разрыв между внутренней и внешней политикой минимизируется. Национальное государство не исчезает, не уничтожается, а видоизменяется с точки зрения как своих функций, так и способов управления. В долгосрочной перспективе сотрудничество всегда выгоднее борьбы, значит, нужно думать о том, как организовать его с пользой для национальных интересов, вписаться в него и воспользоваться его преимуществами.

В этой связи хотелось бы подчеркнуть еще раз: экономическая и политическая независимость – это пустой звук, если у тебя нет независимости духовной, нет истинной веры, если ты не следуешь традиционной иерархии ценностей, если во главе угла у тебя не стоят интересы страны и народа в целом, а не какого-то класса или корпорации.

ххх

Что же такое полный национально-государственный суверенитет? Он состоит из пяти суверенитетов:

1. Признание международным сообществом территории страны, наличие государственного флага, герба и гимна.

2. Дипломатический суверенитет – возможность проводить независимую международную политику. При наличии дипломатического суверенитета включаются объективные процессы, которые диктуют необходимость получения двух следующих суверенитетов. Ведь дипломаты в своей деятельности всегда считаются только с реальными фактами, а именно с военной силой и сильной экономикой.

Поэтому третьим и четвертым являются военный суверенитет и экономический суверенитет. Пятый суверенитет, как показала история российского и белорусского государств, самый важный. С его отсутствия и начинается путь в никуда.

5. Культурный суверенитет [7].

Только при наличии всех пяти суверенитетов можно говорить о полном государственном суверенитете, который, тем не менее, необходимо защищать. Особенно в настоящее время, когда глобализационные процессы влекут подрыв национальных экономик, размывание государственных границ, подчинение национальных интересов интересам ТНК, модификацию национальных культур, духовных сфер жизнедеятельности национальных государств.

Использованные источники

1. Лукашук И.И. Взаимодействие международного и внутригосударственного права в условиях глобализации. // «Журнал российского права», 2002, № 3, с. 117–118.

2. Ллойд Д. Идея права. М., 2002, с. 211–219.

3. Моисеев А.А. Суверенитет государства в современном мире. Международно-правовые аспекты. М., 2006. – 246 с.

4. Декларация «О принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН». Принята Генеральной Ассамблеей ООН 24 ноября 1970 г. // Международное право в документах. М., 1992, с. 4–12.

5. Мартинелли А. Рынки, правительства и глобальное управление: Доклад XV конгрессу. // «Социологические исследования», 2002, № 12, с. 3–14.

6. Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. М., 1998. – 216 с.

7. Пастухова Н.Б. Проблемы государственного суверенитета. М., 2006. – 288 с.

# Мнение автора как в целом так и в отдельных моментах может не совпадать с мнением администрации Института беларуской истории и культуры

Другие доклады конференции:

1. Нацыянальная бяспека і канцэпцыя нацыянальнай гісторыі Беларусі

2. Минное поле белорусской истории

3. Нацыянальны пантэон – падмурак гуманітарнай бяспекі

4. Манументальная прапаганда і тапанімічная “рэфармацыя” ў палітыцы і практыцы нацыянальна-дзяржаўнага будаўніцтва: гісторыя і сучаснаснасць

5. Праблемы сучаснай беларускай гістарыяграфіі на прыкладзе даследавання гісторыі Заходняй Беларусі ў міжваенны час (1921—1939 гг.)

6. Культурнае праектаванне як элемент нацыянальнай гуманітарнай бяспекі

7. «Бітва за Гродна»

8. Историография национальная и антинациональная

9. Гуманитарная культура как фактор гуманитарной безопасности

10. Болевой порог Культуры

11. Абвастрэнне праблемы культурна-моўнай бяспекі Рэспублікі Беларусь

12. “Людзьмі звацца”: новыя стратэгіі мастацкіх практык

13. Што там – за мостам?

14. Правінцыялізм – як спосаб існавання

15. This is the culture, stupid!

16. Свабода ваўкоў

17. Дынаміка этнакультурных працэсаў у беларускай сям’і маніторынг і перспектыўныя напрамкі развіцця

18. Культурный дефолт

19. Інфармацыя і яе месца ў сістэме гуманітарнай культуры

20. Информационное воздействие в условиях современной Беларуси

21. Экономика, экологическая безопасность и информация

3 thoughts on “Национально-государственный суверенитет в условиях глобализации: внешние и внутренние угрозы

  1. volk_liut

    Лучше интегрироваться в Европу, чем раствориться в России и жить хуже чем в Европе.

  2. grmaster

    Глобализация, мультикультурность – это наша общая могила.

    Поэтому крайне необходимо сохранять уникальность каждой нации, её традиции, язык, символы, культуру и т.п.

    На примере отношений России и Беларуси видно, к чему приводит руссификация и другие виды деятельности оккупантов (в некоем понимании тоже глобалистов-интеграторов). По другому их назвать я не могу. И я не имею ввиду под оккупантами народ, живущий в РФ, они страдают даже больше нас, живя в богатейшей ресурсами стране хуже нас.

    Такое ощущение, что все смотрят в книгу, но видят фигу. Цели глобалистов давно известны, основные методы изучены, осталось дело за массовым осознанием этого оболваненными людьми. Надо помогать людям думать своей головой.

    1. Равс

      Глобализация развивает пофигизм к своей культуре!