Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Мифы о Советско-германской войне 1941—1945 гг.

Введение в суть проблемы

Как только в связи с распадом СССР исчезла угроза «большой войны», в странах СНГ началась деградация властных структур. Каждый чиновник на своем рабочем месте превратился в маленького президента. И все, что сегодня связывает больших и маленьких президентов друг с другом – это борьба за поддержание стабильности существующих политических режимов, под которой они понимают сохранение системы своей личной власти.
Сообщества чиновников заняты исключительно обогащением, в первую очередь, за счет разворовывания государственных бюджетов всех уровней. Но что-то надо ведь предложить и народу? В условиях серьезного экономического кризиса такую роль могла бы сыграть идеология типа «строим новую жизнь». Но нынешние властвующие элиты, что в России, что в Беларуси, неспособны сформулировать образ будущего, привлекательного для «народа». Поэтому они пытаются приватизировать прошлое. Своим центральным символом они избрали победу в Великой Отечественной войне.

Ведь что такое «Великая победа» 1945 года для власть имущих? Это понимание того факта, что народы Советского Союза, ценой колоссальных жертв на фронте и колоссального напряжения сил в тылу спасли от гибели пирамиду власти партийно-советских чиновников, увенчанную диктатором. Несмотря на распад СССР, эта пирамида в основном сохранилась, только называется сегодня иначе. Разве Путин, Лукашенко, Назарбаев – не диктаторы? Разве в России, Беларуси, Казахстане руководителей любого уровня («маленьких президентов») выбирают граждане или работники предприятий, а не назначают «большие президенты»? Разве где-то выборы «больших» президентов являются именно выборами, а не грандиозными махинациями? Разве на постсоветском пространстве власти где-нибудь считаются с общественным мнением? Разве оппозиция и средства массовой информации не преследуются повсюду за критику ошибок, глупостей и преступлений властей?

Вот почему «Великая Победа» для правящих режимов что в России, что в Беларуси, что в Казахстане, – это «наша Победа», которую «мы никому не отдадим», несмотря на то, что никто из нынешних чиновников любого ранга не имеет ни малейшего отношения к ней.

Именно отсюда проистекают настойчивые призывы оголтелых придворных демагогов ввести уголовную ответственность за фальсификацию истории Великой Отечественной войны. При этом под фальсификацией понимаются любые оценки, противоречащие мнениям «больших» и «маленьких» президентов. Отсюда же замена подлинной истории войны мифами. Их тысячи – больших и малых. Упомяну в качестве примера всего лишь девять мифов.

Polen, deutsch-sowjetische Siegesparade

Совместный советско-германский парад в 1939 году

Миф 1. Национал-социалистическая Германия без каких-либо причин напала на миролюбивый Советский Союз.

В августе 1939 года СССР договорился с Германией о разделе сфер влияния в Восточной Европе (секретные протоколы, приложенные к пакту Молотова – Риббентропа о ненападении). По этому соглашению в сферу влияния СССР вошли Финляндия, три прибалтийские республики (без западной половины Литвы), Западная Белоруссия, Западная Украина, восточные воеводства этнической Польши, Бессарабия.

Через три дня после подписания Пакта Германия напала на Польшу. Выждав две с половиной недели, СССР тоже вторгся на ее территорию, грубо нарушив условия Рижского договора 1921 года, и трех других договоров с Польшей, в том числе о ненападении. И захватил (у нас официально говорят и пишут – «присоединил») Западную Белоруссию и Западную Украину.

А в конце ноября 1939 года СССР напал на Финляндию под смешным предлогом о чрезмерной близости к Ленинграду границы с этой страной. Для предлога была устроена провокация в карельской деревне Майнила (советская артиллерийская батарея обстреляла деревню, что повлекло разрушения и жертвы; в этом преступлении Москва обвинила финнов). Однако установить власть советов в Финляндии не удалось: весь финский народ, включая коммунистов, выступил на защиту Отечества и нанес РКККА крупные потери.

В 1940 году СССР уступил Германии «свою» часть Польши в обмен на западную часть Литвы, с доплатой немцам золотом. Затем спровоцировал выступления коммунистических элементов в странах Прибалтики и тут же «пришел к ним на помощь» – примерно так, как сегодня в Донбассе. В итоге Эстония, Латвия и Литва, а потом и Бессарабия летом 1940 года стали жертвами агрессии Москвы.

Далее Молотов в ноябре того же 1940 года приехал в Берлин с официальным визитом, чтобы договориться о вступлении СССР в войну против Англии и Франции на стороне Германии. От имени советского правительства (фактически от имени Сталина) он потребовал в качестве платы за союзничество включить в сферу влияния СССР (то есть, отдать в полное распоряжение) Румынию (откуда немцы получали нефть), Болгарию (источник продовольствия и табака для Вермахта) и Турцию (проливы Босфор и Дарданеллы, турецкая часть Армении). Сталин был уверен что Гитлер, поломавшись для приличия, примет эти условия. Однако Гитлер уже знал от своей разведки что в СССР разрабатывается план внезапного нападения на Германию (операция «Гроза»), стягиваются войска к западной границе страны, проводятся штабные игры, обозначающие «глубокий прорыв». Он решил, что самое разумное – нанести упреждающий удар, тем более, что война с Финляндией показала: Красная Армия (РККА) далеко не так сильна, как кажется. Нападение Германии опередило нападение СССР максимум на месяц или два.

Так что причина для якобы «неспровоцированного» нападения имелась, название ей – агрессивность Сталина и шайки его подельников. Другое дело, что и Гитлер со своими приближенными был ничем не лучше Сталина. В общем, два ядовитых гада стоили друг друга.

Миф 2. Нападение Германии явилось полной неожиданностью для советского военно-политического руководства.

На самом деле Сталин получил около 80 сообщений от советской агентуры о готовящемся нападении и его сроках. Предупредил его о скором вторжении и Черчилль. Другое дело, что Сталин не верил ни своей разведке, ни Черчиллю. Он думал, что перехитрил Гитлера и что тот не посмеет воевать на два фронта, что немцы готовят высадку в Англии (операция «Морской лев»), а переброска части войск на Восток – отвлекающий маневр, чтобы ввести англичан в заблуждение. Сталин даже предоставил в распоряжение Германии свыше 20 транспортных кораблей, которые стояли в немецких портах под советскими флагами и с советскими экипажами в ожидании погрузки немецкого десанта. Утром 22 июня немцы захватили эти корабли без единого выстрела.
Не случайно на первом после нападения заседании Политбюро ЦК ВКП(б) Сталин дал крайне грубую оценку случившемуся: «просрали!»

Миф 3. Вооруженные силы Германии и ее союзников многократно превосходили вооруженные силы СССР в европейской части страны.

РККА численностью войск, находившихся в западных приграничных округах, уступала войскам Вермахта и союзников Германии в 1,3 раза (вовсе не многократно) – 3 млн 290 тыс. чел. против 4 млн 306 тыс. чел. Но Красная Армия имела огромное превосходство в танках и самоходных орудиях (15687 против 4170 немецких, т.е. больше в 3,76 раза), в авиации (10742 самолетов против 4642, больше в 2,32 раза) и в артиллерии (59787 орудий и минометов против 42600, больше в 1,4 раза). При этом основная масса советских легких танков (Т-26, БТ-5, БТ-7) были вооружены 45-мм или 37-мм пушкой, а немецкие – 20-мм пушкой или пулеметом. Что же касается двигателей, то немецким танкистам бензиновые моторы не мешали воевать, а вот советские постоянно жаловались на то, что мало было у них новых танков Т-34 с дизель-моторами.

Если же учесть советские войска второго эшелона, находившиеся в западных областях РСФСР, прилегающих к Эстонии, Латвии, Литве, Белоруссии, Украине (а это более миллиона человек), то и превосходство в численности личного состава тоже было на стороне РККА.

Миф 4. Гарнизон Брестской крепости мужественно сопротивлялся около 2-х месяцев, сковав значительные силы Вермахта.

Немцы заняли город Брест к 12 часам дня 22 июня. Укрепления (форты) Брестской крепости, которая находится западнее города, штурмовала 45-я стрелковая дивизия Вермахта, состоявшая из австрийцев. Те советские войска, что стояли в крепости, 22 июня ушли оттуда в район боевого развертывания на восток от Бреста, а далее отступали. В крепости остались офицеры штабов и управлений, комендантские и хозяйственные подразделения из состава 6-й и 42-й стрелковых дивизий, пограничники, члены офицерских семей – всего до 5 тысяч человек. Эти разрозненные группы советские, а ныне российские и белорусские пропагандисты называют «гарнизоном», что является преднамеренной ложью. Защитники крепости капитулировали 30 июня.

В Восточном форту с 24 июня сосредоточилась группа солдат (до 400 человек) во главе с майором Петром Гавриловым. У них было несколько 45-мм пушек. Но вечером 29 июня в результате попадания крупнокалиберной бомбы в центральную часть форта взорвался склад боеприпасов. Почти все солдаты были убиты или ранены. Гаврилов с остатками группы (12 человек) еще несколько дней укрывался в казематах. Потом он остался один и попал в плен только 23 июля.

Неужели это отчаянное сопротивление горстки людей могло иметь какое-то стратегическое значение? Вообще Брестом занимались всего две пехотные дивизии противника из 166, участвовавших во вторжении (31-я и 45-я). Так что о «сковывании» значительных сил врага не может быть речи.

Миф 5. Под натиском превосходящих сил врага РККА планомерно отступала, изматывая противника оборонительными боями.

Эту ложь впервые озвучил Сталин еще летом 1945 года, пытаясь как-то объяснить разгром лета 1941 года. В действительности советские командиры всех уровней, в соответствии с довоенной доктриной и уставами РККА, не думали об обороне. Они повсюду пытались снова и снова переходить в контрнаступления, несли при этом огромные потери и в результате откатывались все дальше на восток. Напомню, что до вечера 26 июня (на пятый день войны!) немцы полностью заняли Минск. А нам сегодня врут о героическом сопротивлении на линии Сталина.

Партийно-советское руководство БССР в панике бежало из Минска в Могилёв еще днем 24 июня, успев перед этим принять постановление об уничтожении «политических» заключенных лагерей и строжайше запретив жителям Минска эвакуироваться. Вся западная часть БССР (включая Белостокскую область, которую сегодня предпочитают не вспоминать вообще) была оккупирована меньше чем за неделю, восточная часть – за следующий месяц.

Отступление РККА в большинстве случаев походило на паническое бегство. Это бегство прекратилось только на подступах к Ленинграду, Москве и Киеву.

Миф 6. Бойцы и командиры Красной армии от начала и до конца война сражались до последней возможности, предпочитая смерть – позорной сдаче в плен.

А как же так вышло, что по официальным сегодняшним данным в плен сдались 4 млн 559 тыс. бойцов и командиров РККА?! Это ведь численность всех сухопутных войск СССР от Бреста до Владивостока на июнь 1941 года! По неофициальным данным (по подсчетам независимых историков), советских пленных было больше на миллион – миллион триста тысяч человек!

Миф 7. На временно оккупированной территории ВЕСЬ НАРОД поднялся на партизанскую борьбу против оккупантов.

И это ложь! По официальным советским данным, завышенным в БССР как минимум в 2 раза, а в Украине и РСФСР завышенных как минимум в 5 раз, в партизанском движении участвовало не более 5 % населения  оккупированных территорий. Но и эти данные относительно верны только для второй половины 1943 – первой половины 1944 года. В 1941—42 гг. партизаны состояли из партийно-советской номенклатуры районного и частично областного звена, срочно сформированных отрядов сотрудников органов НКВД и бойцов разбитых частей РККА, оказавшихся в окружении. Их было мало, партизаны до весны 1943 года не наносили вооруженным силам Вермахта сколько-нибудь заметного ущерба. Сказки о невероятных подвигах отряда батьки Миная, отряда Данукалова, группы Заслонова в Орше и прочие истории такого рода, они сказки и есть.

За всю войну в результате действий партизан немцы и их союзники потеряли только 35 тысяч человек, а не миллион, как упорно лгал бывший «главный партизанский начальник П.К. Пономаренко. Санитарные потери Вермахта намного превосходили эту цифру. Вообще, советское партизанское движение – один огромный миф!

Миф 8. От начала и до конца войны советские вооруженные силы воевали лучше немецких – и на суше, и в воздухе, и на море, но вынуждены были планомерно отступать под давлением многократно превосходящих сил врага.

И это– ложь. Немцы всегда и везде воевали грамотно и умело. Соотношение людских потерь в первой половине войны (до битвы на Курской дуге) было 1 к 10 в пользу немцев, во второй половине 1 к 3—4, тоже в пользу немцев. Но у СССР имелись огромные людские резервы, а в Германии таковые отсутствовали.

Поражение Германии обусловило три главных фактора. Во-первых, нехватка людских ресурсов. Во-вторых, большое превосходство объемов совокупного военного производства США, Канады, Великобритании и СССР. В-третьих, действие этих двух причин усугубила безумная расовая политика нацистов. Они вполне могли сделать основную часть населения оккупированных территорий СССР своими друзьями и союзниками (напомню, что немцев в Прибалтике, Западной Беларуси и Западной Украине повсюду встречали как освободителей, то же самое происходило и в ряде регионов РСФСР), но они ухитрились превратить значительную часть этих людей в своих врагов.

Общее количество погибших воинов РККА за время войны составило 11 млн 520 тыс. человек. Немцы воевали на двух фронтах на полтора года больше, а потеряли на 4,3 млн меньше. Так кто лучше воевал? Красные побеждали именно тем, что заваливали врага горами трупов своих бойцов.

И еще на эту тему. Всего лишь 7 советских летчиков – Кожедуб, Покрышкин, Речкалов и другие – сбили более 50 немецких самолетов каждый. А число немецких асов, сбивших по 80 и более самолетов, превышает три сотни! Лучший немецкий ас Эрих Хартман прибыл на восточный фронт только весной 1943 года и до конца войны (за два года) сбил 352 советских самолета. Так чьи летчики были лучше?! То же самое можно сказать о танкистах, артиллеристах, снайперах, войсковых разведчиках, вообще о представителях всех военных специальностей.

Миф 9. Материальная помощь союзников (США, Канады и Англии), оказанная по программе ленд-лиза, не сыграла сколько-нибудь значительной роли в победе СССР.

В действительности, помощь союзников была решающей.

Во-первых, в СССР к концу 1941 года были потеряны почти все заводы по производству пороха и взрывчатых веществ. Если бы союзники не начали поставляь то и другое, Красной армии уже к концу зимы 1941/42 гг. просто не было бы чем воевать! Одной только взрывчатки в 1942—43 гг. было получено от союзников 344 тысячи тонн.

Во-вторых, советская промышленность и транспорт были спасены от прекращения работы. Союзники поставили 1980 паровозов и более 11 тысяч грузовых вагонов, это 90 % от общего количества использовавшегося во время войны подвижного состава. Грузовых автомобилей было получено 477 785 штук. Это 70 % от числа всех автомобилей РККА за всё время войны. Кроме того, было получено несколько десятков тысяч легких автомобилей типа «Виллис», на которых к концу войны ездили советские командиры всех уровней.

Только за первые 6 месяцев 1942 года СССР получил почти 3 тысячи станков для обработки металла, что равно довоенному советскому производству за год. Поставки телефонного провода (1 млн 78 тыс. км) это объем производства провода в СССР за три года.

Поставки рельсов превысили 56 % от их производства в СССР; поставки олова (без которого невозможно изготовление капсюлей и взрывателей для патронов и снарядов) – 223 % от советского производства; поставки кобальта – 138 %; поставки алюминия – 106 %; поставки меди – 77 %; автопокрышек – 73 % и т.д.

Военных самолетов (бомбардировщиков, истребителей, гидросамолетов, транспортных машин) СССР получил от союзников 20 130. Напомню для сравнения, что ВВС Германии и ее союзников, сосредоточенные в июне 1941 года против СССР, насчитывали 4642 самолета. Танков было получено 9816 единиц (у немцев в 1941 г. было 3844 танка). Весной 1943 года многие советские части были укомплектованы танками западного производства на 65—70 %. Бронетранспортеров (которых в СССР не выпускали) было получено 9740 штук. Этого количества БТР хватило для укомплектования 40 мотострелковых дивизий.

Но самое главное – не количество, хотя оно очень велико. Главное то, что вся эта техника и оружие были получены в то критическое время, когда были потеряны свои танки (28 тысяч до конца 1941 г.), свои самолеты, своя промышленность и свой железнодорожный парк, а заводы, эвакуированные на Восток, еще не начали работать. Ложка дорога не сама по себе, а к обеду!

Флот получил 210 боевых кораблей, 267 боевых катеров, 106 десантных судов (которых в СССР вообще не строили), 33 большегрузных транспортных корабля.

И, наконец, продовольствие. Союзники поставили в 4,8 раза больше банок мясных консервов, чем их выпустили в СССР за время войны. Образно говоря, вся РККА питалась знаменитой американской свиной тушенкой. Сахара доставили из США 66 % от объема его производства в СССР за период 1941—1945 гг. Ныне подсчитано, что СССР получил от союзников столько продовольствия, что его с избытком хватало на питание 10-миллионнной армии в течение 56 месяцев. Между тем война с Германией и Японией заняла 50 месяцев.

Таковы факты, которые сегодня либо замалчивают, либо искажают российские пропагандисты и подпевающие им пропагандисты Беларуси.

ххх

За период с 1991 по 2014 год изданы десятки книг, опубликованы сотни статей, разоблачающие большие и малые мифы о прошедшей войне. Но эта правда, собранная честными исследователями России, Беларуси, Украины, других постсоветских стран, тонет в океане лжи, распространяемой гигантской машиной государственной пропаганды России, а также «официальной» исторической науки, художественной литературы, кино, театра, живописи.

И все же ложь не спасет чиновников, разворовывающих национальное достояние под прикрытием ура-патриотических измышлений. «Сколько не кричи халва, во рту сладко не станет» – так гласит восточная поговорка.

Анатоль Тарас, ученый секретарь общественного Института белорусской истории и культуры

5 идей о “Мифы о Советско-германской войне 1941—1945 гг.

  1. Алег

    Вялiкi дзякуй за артикул!
    Беларусь сення — турма беларускага народа, пад акупацыйнай уладай

  2. Дзьмiцер

    Хотелось бы увидеть к статье ссылки на официальные документы и источники. С некоторыми моментами сходу несогласен. Например, секретные договоренности о разделе Польши, как оказывается они были вовсе не секретными, карты с разделом Польши печатались в 39 году в советских газетах. И в целом, очень много спорных моментов.

    1. Raus

      А вот и вата подтянулась и сходу не согласна.

  3. Михайло

    Статья напоминает статьи гитлеровских газет, издававшихся на оккупированных территориях во время Великой Отечественной войны. На научное исследование не тянет, больше на нелепую агитку, поток сознания. Там тоже писалось про «плохого Сталина» и «дружественный характер Германской власти».
    Полный непрофессионализм автора заметен невооружённым глазом.