Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Карты правду говорят

Когда говорят о Прибалтике, почему-то имеют в виду только три из прибалтийских стран — Эстонию, Латвию и Литву.

А ведь вокруг Балтийского моря, которое на картах стало называться так только в XVII—XVIII веках, расположены 9 государств: Дания, Швеция, Финляндия, Россия, Эстония, Латвия, Литва, Польша, Германия.

В Польше живут поляки, силезцы, кашубы, немцы, украинцы, белорусы, цыгане, русские, лемки; в Германии — алеманны, швабы, франки, саксонцы, бавары, лужичане; в Швеции — шведы, саамы, финны; в Финляндии — карелы, саамы, шведы, цыгане, финские евреи и татары; в Дании — инуиты, фарерцы, немцы, фризы — но балтийскими народностями почему-то называют исключительно литовцев, латышей и эстонцев, хотя сам термин «балтийские народы» появился только в XIX веке.

Эстония и Латвия до ХХ века никогда не имели своей государственности, зато Литовская Республика, появившаяся или, как любят называть это «действо» литовские правители, «восстановленная» в 1918 году, гордится своей славной и древней историей!

Кто же не слышал о Великом Княжестве Литовском — ВКЛ (на латыни — Magnus Ducatus Lituania)! О славных литовских князьях, о границах от моря до моря, о долгой борьбе с Московским княжеством, и т. д. и т. п.

Но когда начинаешь изучать эту историю — появляются вопросы, на которые литовская власть или не хочет отвечать или начинает выдумывать всякие «отмазки».

Самый неприятный и очевидный момент, от которого нельзя просто так открутиться — статуты Великого Княжества Литовского, написанные кириллицей на «старорусском» языке. Вот тебе на! Великое Литовское княжество писало не на литовском языке, а почему-то на русском.

Правда, сейчас «умные» головы в Литве выдвинули такую версию, что разговаривали в княжестве все-таки на литовском, а русский был канцелярским языком. Но тогда возникает вопрос: если Литовская республика считает себя наследницей Великого Княжества Литовского, то почему сейчас документация ведется не в согласии с традицией?

И великий князь Витовт (Vytautas) использовал кириллицу:

Начало письма великого князя Витовта

Кириллица видна на печати князя Ольгерда (Algirdas)

Печать великого князя Ольгерда

Но сейчас речь пойдёт не о том. Если поискать в интернете, то встретится и такое название Литовского Княжества — «Великое Княжество Литовское, Русское, Жемайтское и иных»; правда в нынешней Литве это название официально никогда не используется.

Логично предположить, что если Литовская Республика объявила себя правопреемницей ВКЛ, то и территорию она должна была занимать ту, что занимало Литовское княжество. Тогда не стыдно было бы и историю ВКЛ объявить своей.

На Руси княжеств было много. Из крупных: Владимиро-Суздальское, Киевское, Галицко-Волынское, Смоленское, Черниговское — но эти названия указывали только месторасположение княжеств, а не национальность людей, там проживавших. Логично предположить, что и в названии Великого княжества Литовского, Русского, Жемайтского и иных — слова «литовское», «русское», «жемайтское» — обозначают не национальности, а названия территорий. Тем более что «заморачиваться» с национальностями стали совсем недавно, раньше намного важней было вероисповедание.

Далее, если Княжество Великое, значит когда-то оно было просто княжеством. «Великий» — это ведь не за заслуги какие-то дано, а за размеры: было малое княжество, потом стало прирастать новыми землями, выросло и стало большим, то есть Великим.

Необходимо пояснить еще одну вещь. Жемайтия или Жамойтия на картах пишется Samogitija (можно встретить Samogethia, Samogotia), а Литва — Lithuania, Lituania, Litvanie, Litwa.

И еще: чтобы не повторять ту путаницу, что длится с 1918 года, когда была создана Литовская Республика, давайте называть древнюю историческую Литву — Литвой, а нынешнюю Литовскую республику так, как она звучит на современном «литовском» — Летува (Lietuva). Тогда будет ясно, о какой именно Литве мы говорим.

Посмотрите на старинные карты с изображением Литвы и Жемайтии. Когда их рассматриваешь, понимаешь насколько правильно выражение «лучше один раз увидеть, чем 100 раз услышать». Ибо, если у человека есть образ чего-либо, ему уже трудно «втюрить» какую нибудь несуразицу.

Итак, вот карта Олафа Магнуса от 1539 года (обратите внимание — «Балтийского» моря на ней нет, вернее, это море есть, только называется оно не так).Фрагмент карты Олафа Магнуса. 1539 г.

Рассмотрим нижний правый угол. Отчетливо видим и Жемайтию — SAMOGETHIA, и Литву — LITVАNIE. Это две отдельные территории. Не ясно, что значит OLIM REGNUM под SAMOGETHIA, но по отдельности: OLIM — одно (один раз), REGNUM — царство.

Теперь взглянем на карту 1780 года Тобиаса Лоттера.

И что мы видим? Центральную часть занимает Magnus Ducatus Lituania — Великое Княжество Литовское, оно окрашено в два оттенка серого цвета. Слева в верхнем углу видим Samogitija (Жемайтию), которая, как и другие государства, не входившие в ВЛК, не окрашена. Странно.

Или другая карта, на этот раз Польши.

И тут та же картина — Samogitija и Lithuania — не одно целое, а отдельные территории, хоть и объединены в «Польшу».

Карта Тобиаса Лоттера. 1780 г.

 

На официальном сайте Литовского национального музея есть раздел, где размещены карты с изображением Литвы и Великого Княжества Литовского http://www.lnm.lt/muziejus/leidiniai/serijos/lietuvos-nacionalinio-muziejaus-biblioteka/, и на всех них показаны Литва и Самогития отдельно.

Жемайтия (Samogitia), Литва (Lithuania) и Полесье (Polesia) на карте Речи Посполитой. 1759 г.

В Летуве каждый год пышно празднуется день коронации Миндаугаса — это официальный праздник «литовской государственности» — с флагами, пламенными речами, шествиями. Но опять-таки стыдливо замалчивается тот факт, что князь Миндаугас (Миндовг) получил корону от Ливонского ордена за то, что отдал ему эту самую Жемайтию. Это как в фильме: «Кемска волость? Да пусть забирают на здоровье!»

Теперь посмотрим на карту Литовской Республики 1938 года  — ту, где Летуве еще не принадлежит Вильнюс, нет Сувалковского выступа, правда Клайпеда (Мемель) под управлением Литвы, Гитлер еще не вернул ее в состав Германии. Сделаем контур и переложим его на карту Magnus Ducatus Lituaniae, где есть и Samogitija, благо на обеих картах имеются ориентиры: Wilno (Vilnius), Кowno (Kaunas), Rossiene (Raseiniai), Minsk (Минск).

Карта Республики Летува. 1938 г.

Надо признать, что раньше картография была менее точной, чем сейчас, и простое перекладывание контуров не получится. Поэтому воспользуемся контрольные точками — городами, которые есть на обеих картах — Wilna (Vilnius), Kaunas (Kowno), Biržai (Birza), Minsk (Минск).

И что мы видим? А то, что Летува 1938 года занимает всю площадь земли Samogitija плюс западную часть Вильнюсского района! Но никак не всю территорию Великого Княжества Литовского, которое по площади значительно больше, чем Летува-Samogotia. Почему вильнюсский край отошел к Летуве? А только потому, что в Российской империи к «Литве» относили Ковенскую и Виленскую губернии. И когда Россию в 1917 году разваливали, то делали это по границам, существовавшим на тот момент.

Если судить по полному названию ВКЛ — «Великое Княжество Литовское, Русское, Жемайтское и иных», то Samogitija-Летува порой входила в состав ВКЛ, и нет причин не верить в это. Но именно входила, а никак не являлась территорией, образующей княжество.

Почему же в 1918 году Литовская Республика назвалась именно Литовской, а не Жемайтской, что было бы правильней и не имело бы таких последствий?

Этот вопрос не давал мне покоя, но ответа я не находил. Выходит какая-то несуразица. Вот представьте себе: входил Кавказ в состав Российской Империи. Развалилась Российская Империя на множество удельных княжеств-республик со своими названиями, а Кавказ взял да и назвался Россией. И всю историю Российскую себе прикарманил. «Чушь» — скажете вы, и будете совершенно правы.

Но в отношении современной Летувы дело обстоит именно так. Была Samogitija-Жемайтия и вдруг стала Литвой-Летувой. А Литва стала Беларусью.

И вот недавно, читая книгу Михаила Голденкова «Утраченная Русь», наталкиваюсь на абзац, который стоит того, чтобы его процитировать:

Летувинцы скромно молчат о том, что жемайты, земгалы и курши стали именоваться литовцами лишь после 1840 года ПО ПРИКАЗУ РОССИЙСКОГО ЦАРЯ. После ряда репрессивных мер в отношении Литвы после восстания 1831 г. было запрещено именовать Литвой нынешнюю Беларусь… Литвой было рекомендовано отныне называть Самогитию (Жемайтию).

Если честно, после прочтения я испытал небольшой шок. Вот оно, проклятое наследство царизма. Правда, один знающий человек сказал, что то, что написал М. Голденков, крайне тенденциозно и не соответствует действительности. Да и сам М. Голденков немного лукавит. Летувинцы не «скромно молчат», а в этом вопросе находятся в полном неведении, и не только летувинцы, но и многие из нас. Ведь об этом указе ничего не известно.

Может быть, его и вовсе не было?!

Но давайте допустим, что такой царский указ (или приказ) все же был, тем более что это как раз и есть недостающее звено в логике хода событий.

Тогда получается, что те, кто в 1918 году создавал Литовскую республику (самый старый подписант акта независимости Летувы 16 февраля 1918 года Йонас Басанавичюс (J. Basanavičius) родился в 1851 году), выросли с сознанием того, что они живут в «Литве», поэтому и назвали республику так, как считали правильным — Литовской Республикой, а не Жемайтской. Интернета тогда не было, искать карты с помощью Google они не могли, найти их где-нибудь еще тоже не представлялось возможным.

Было бы замечательно найти этот «приказ Российского царя от 1840 года». Но ведь может быть, что такого приказа не было, а было лишь устное указание: царь сказал, но попробуй не выполнить. Кто это может подтвердить или опровергнуть?

Но вот если такой приказ существовал, то это объясняет логику действия подписантов, которая не шла вразрез с миропониманием людей, живших в Летуве-Самогитии. Ведь они все были уверены, что живут в Литве. Царь знает, что говорит, у простого люда не было причин ему не доверять. По крайней мере сейчас, с учетом этого «приказа царя» приходит понимание, почему случилось именно так, а не иначе и почему Жемайтию стали называть «Литвой».

Может возникнуть законное замечание, ну чего теперь ворошить прошлое, что случилось — то случилось.

Но вопрос не так прост, как кажется. Ведь все, что относится к нынешней Летуве построено именно на прошлом Великого Княжества Литовского, к которому Летува-Жемайтия имеет очень посредственное отношение: ну да, её земли когда-то входили в состав ВКЛ.

А что же с Samogitia-Жемайтией? А Жемайтия в Летуве — словно падчерица у злой мачехи. Власти Летувы крайне не любят Жемайтию-Самогитию. Не в почете и сами жемайты как этнос со своей историей, культурой, языком. Правящей элите не по нраву не только «национальные меньшинства» в Летуве, но и коренной народ, исконно проживающий на этих землях — жемайты.

В Летуве нет ни газет, ни книг, ни телевидения на жемайтском языке. Хотя жемайтский язык и похож на современный литовский, и его называют диалектом литовского, но это сходство как у русского с украинским или белорусским. И «летувис» (lietuvis) из Вильнюса, попав в жемайтскую деревню, может ничего и не понять из того, что говорит местное население. Правда, знающих и говорящих на жемайтском с каждым годом становится все меньше и меньше.

Плохой фундамент рано или поздно приведет к тому, что здание начнет разрушаться, и неважно — это обычное здание или здание государственности. Когда это произойдет, то окажется, что у Летувы за душой ничего нет — одну историю она украла, а другую уничтожает сама.

Связаны ли такие «ошибки» в истории с нынешнем положением Летувы? Судя по тому, что творится в Летуве, придется подтвердить, что (пусть косвенно) «да»: Летува попросту вымирает. Смущает еще и тот факт, что Летува лидирует по числу самоубийств в Европе.

Летом 2015 года, будучи в Калининграде, В. В. Путин озвучил цифру реально проживающих в Литве жителей в 1,4 миллиона (против 3,7 млн в 1990 г.). Хоть власти Летувы на этими цифрами и «посмеялись», но что-то мне подсказывает, что то был истерический смех.

Признать, что за 25 лет независимости страна потеряла более 2 миллионов (почти 2/3 населения), ни одно правительство не согласится — это сродни политическому самоубийству, причем всей «элиты»– и тех, кто вскормил и лелеял миф о великом прошлом Летувы и тех, кто старательно этот миф поддерживает.

Кстати, историки из Беларуси уже не одно десятилетие пытаются доказать «литовским» коллегам, что древняя «Литва» не ваша, она — наша. Но диалог не получается…

Автор: Сергей Воскресенский, сборник «Великий миф маленькой Летувы»

8 идей о “Карты правду говорят

  1. з Менску

    Кал небудзь Віленскі край зноў ўвайдзе ў склад нашай дзяржавы і ўсё стане на сваё месца. Толькі дзе ля гэтага трэба зваліць лу-ку,змяніць акупанццка-прыніжальную назву белая русь ды белые рускіе на сапраўдные. Вельмі шмат залежыць ад тых хто зараз дае штуршок самавызначэння і свядомасці ў сваіх публікацыях і кнігах.

  2. Василий Коляда

    Обьясните как возник летувисский язык? и какой язык более натуральный (народный), а какой *более «искуственный»: летувисский или жемайтский?

  3. Luth

    1) Господин Воскресенский, вы верите Путину?

    2) @ Кстати, историки из Беларуси уже не одно десятилетие пытаются доказать «литовским» коллегам, что древняя «Литва» не ваша, она — наша. Но диалог не получается…@
    Зачем?! Докажите сначала это беларусам! Господа историки, ведите диалог прежде всего с беларусам!
    А с упартыми летувисами/жамойтами нечего вообще разговаривать!

  4. Michael

    Такие указы по замене названий Литовская губерния на Гродненскую и Минскую есть, как и Виленскую — в Литовскую, я их приводил в газете «Аналитическая газета Секретные исследования». Там не один указ, а несколько, до лета 1840 года.

  5. Michael

    Указ №2295-13678 стр. 495 18 июля 1840 года Об именовании губерний Белорусских и Литовских каждую отдельно: Витебскою, Могилевскую, Виленскую и Гродненскую.

    1. Michael

      подробнее про эти указы в книге М. Голденкова МИР И ВОЙНА — Литва и Московия, Оршанская битва, катастрофа русского дворянства.

  6. Александр

    1840 ГОД: ТИХАЯ ЛИКВИДАЦИЯ ЛИТВЫ

    Михаил ГОЛДЕНКОВ
    «Аналитическая газета «Секретные исследования», №2, 2014

    В статьях историков можно встретить мнение, что отмена термина «Литва» и замена его на «Белоруссия» произошли в 1840 году в соответствии с царским указом. Однако процесс запрета Литвы не был столь уж компактным и быстрым делом одного указа, причем власти не особо способствовали внедрению именно термина «Белоруссия». Скорее царь желал обойтись вообще без всяких названий и терминов для бунтарской страны Литвы, как и прочих стран, попавших под сапог Российской империи. Шла тихая ликвидация неугодных наций.

    Все началось с 1839 года, когда всей Литве-Беларуси была навязана вместо её собственной православной (униатской) церкви Русская православная церковь Москвы. Наши авторитетные священники, которые могли этому препятствовать, были физически устранены – отравлены, пусть официально и было объявлено об их естественной смерти (сразу четырех!). Ввод РПЦ сопровождался, что естественно, запретом нашего языка в церквях, запретом использования беларуских богословских книг и устранением до сей поры действовавшего на территории Литвы-Беларуси Статута ВКЛ.

    Любопытно, что еще в начале 1840 года, 4 февраля, вышел Именной, объявленный Святейшим Синодом указ №2255-13141. В нем на стр. 486 говорилось в частности следующее:

    «О перечислении церквей Литовской епархии к Минской, а церквей Минской епархии к епархии Литовской».

    Здесь мы четко видим, что пока что ставится знак равенства между Минском и Литвой, и это невозможно оспаривать. То есть богослужение в Литовской и Минской епархиях велось на одном языке, руководство епархиями вело общение и документооборот на одном языке. В феврале 1840 года Минск – это Литва. Белоруссия (Восточная Литва) – это термин, также бывший в ходу относительно Литвы. Но Белоруссия начиналась в Могилевской губернии, распространяясь на Смоленскую и Витебскую. Еще к Белоруссии относились Брянская и Курская области, где и сейчас в деревнях говорят на беларуской трасянке.

    Очевидно, что Литовская и Минская епархии в 1840 году говорили на славянском языке, но ни в коем случае не на жемойтском (летувисском).

    Это же подтверждает и последовавший указ от 17 апреля того же года (Именной, объявленный Сенату, №2273-1395). «О перечислении церквей Белорусской епархии в Минскую, а церквей Полоцкой епархии к епархии Литовской». Акт переводит Полоцкую кафедру в Вильно, бывшего Архиепископа Полоцкого впредь именует Архиепископом Литовским и Виленским.

    О различиях между Самогитией-Жемойтией и Литвой и о единстве беларуских и литовских начал и говорят все эти нормативные акты, как и последующие.

    Но вскоре было решено избавиться и от термина «Литовский», как и от термина «Белорусский». Так, 18 июля 1840 года вышел Сенатский, по Высочайшему повелению Указ №2295-13678:

    «Об именовании губерний Белорусских и Литовских каждую отдельно: Витебскою, Могилёвскою, Виленскою и Гродненскою».

    При этом последовало собственноручное высочайшее повеление: «Правила сего держаться и впредь, никогда иначе не прописывая»…

    Тут, конечно же, все понятно: ликвидировался не только термин «Литва», но и термин «Белоруссия» подлежал максимальному распылению.

    Чтобы сделать этот процесс обрусения литвинов и даже жемойтов более быстрым, 11 октября 1840 года стали предпринимать конкретные действия по ликвидации и термина «Самогитский (жемойтский)». Сенатский, по Высочайшему повелению указ №2308-13854 гласил:

    «О переименовании Литовского евангелическо-реформатского Синода в Виленский, а Самогитской римско-католической епархии в Тельшевскую».

    В 1842 году, 18 декабря, выходит Именной, данный Сенату указ №2448-16347 «О преобразовании Северо-Западных Губерний». В частности там говорится:

    «Для уравнения Северо-Западных Губерний Империи Нашей в пространстве и населении признать нужным образовать оные в новом составе. 1) Из Северных уездов нынешней Виленской Губернии: Тельшанского, Шавельского, Россиенского, Улитского, Новоалександровского, Вилькомирского и части Ковенского, составить новую Губернию под названием Ковенской с назначением города Ковно губернским городом… Гродненскую Губернию образовать из остальных шести уездов сей Губернии: Гродненского, Волковысского, Слонимского, Брестского, Кобринского, Пружанского и трех уездов Белостокской области (Белостокского, Сокольского и Бельского)».

    Этот нормативный акт все Самогитские области объединил в Ковенскую Губернию, единственное спорное определение относится к Трокам: «…восстановить упраздненный город Троки, к уезду коего приписать все пространство нынешнего Ковенского уезда до черты местечка Румшишки, или до Юго-западной оконечности вновь учреждаемой Губернии Ковенской».

    Дело в том, что район Ковно исторически был населен преимущественно жемойтами-летувисами и решение о его присоединении к Виленской Губернии было продиктовано исключительно географическими соображениями: Троки намного ближе к Вильне, чем к Ковно. Здесь же подчеркнем, что в 1840 году все географические названия никоим образом не писались по-жемойтски. Также была упразднена Белостокская область, ее территория присоединена к Гродненской Губернии, то есть Белосток приписан к Литве.

    Далее, в 1843 году, 14 августа последовал указ «О закрытии Белорусско-Литовской Духовной коллегии».

    Опять мы видим прямое отождествление Литвы и Белоруссии, что сейчас называется Беларусью. Аналогичен по логике нормативный акт от 3 декабря 1840 года «О введении Белорусско-Литовской Духовной Коллегии в один разряд с конторами Синода»…

    Этот акт 1840 года говорит не только о единстве Белорусских и Литовских начал, что признают Российские законодатели, не только ставит между ними знак равенства, но и является свидетельством того, как понятие «Белоруссия» постепенно заменяет понятие «Литва». То есть не было одного конкретного указа о переименовании Литвы в Белоруссию, но это была цепь всех указов и мер по распылению понятия Литва, как и понятия Самогития.

    1857 год, 12 ноября. Высочайше утвержденное положение Комитета Министров, указ №3007-32429 «О возложении цензурирования сочинений на Литовском и Жмудстком языках на одного из благонадёжных чиновников, служащих в Виленском цензурном комитете».

    Этот акт интересен тем, что противопоставляет Литовский и Жмудский языки.

    Под литовским языком еще достаточно долго в XIX веке понимался только лишь беларуский язык. Если это понимать, то тогда все становится на свои места, действия приобретают логическую завершенность, а именно: цензуре подверглись все языки ВКЛ – жемойтский (летувисский) и литовский (беларуский), и цензурировались они по географическому принципу – в Вильне. В Киеве, соответственно, цензурировался малоросский (русинский, ныне украинский) язык.

    Вот такая вот грустная история постепенного исчезновения Литвы, ее языка и культуры с карты Российской империи. Но только формально. Конечно, указами можно было и ветер запретить. Сложнее получалось запретить сам народ. Он не исчезал и вопреки желанию совершенно не сливался с русским народом, различаясь всем: менталитетом, праздниками, языком, мировоззрением, традициями и отношением к царскому режиму. Во второй половине XIX века как только не именовали литвинов: и «западно-русами», и просто «руссами», и «черноруссами», и «белоруссами»… В канун XX века режим, смягчившись, разрешил беларусам самим определить название своего народа, языка и страны. Вацлав Ластовский, справедливо полагая, что термин Беларусь так или иначе навязан царизмом, выдвигал версию Кривии от племени кривичей, одного из главных предков беларусов. Одних из главных, но далеко не единственных, поэтому, наверное, правильно, что вариант Кривия все-таки уступил Беларуси. Но народ, невзирая на реформы и заперты, так и остался самим собой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *