Інстытут беларускай гісторыі і культуры

История Литвы – великий миф маленькой Летувы

Vitaut Charopka

Витовт Чаропка

Представляем вам рецензию Витовта Чаропки на книгу Э. Гудавичуса «История Литвы с древних времен до 1569 года». Данная рецензия фактически является конкретным ответом на различные совместные беларуско-летувиские круглые столы и конференции, которые проходят по истории ВКЛ. (Так 4 мая 2013 года в Минске состоялась публичная дискуссия о том, является ли научной и политической проблемой противоположность в беларуском и летувисском видении истории ВКЛ, основными участниками которой стали доктор истории Рустис Камунтавичюс (Летува) и доктор исторических наук Алесь Кравцевич (Беларусь). )

Об истории Великого Княжества Литовского, Русского и Жамойтского написано столько, что пора уже писать о написанном. Тем не менее интерес к этому средневековому государства не спадает, а в последнее время опять возрос, прежде всего со стороны летувисских и беларуских историков. И это понятно, ведь находясь под цензурой идеологической советской Клио, историки приняли давно выработанный постулат о ВКЛ как летувиском государстве, где беларусам отводилось место в своем же доме где-то в закоулке, в качестве батраков летувисских феодалов.

Наиболее полно, придав ей научный характер, изложил эту концепцию российский советский историк Владимир Пашуто (1918—1983) в своей объемной монографии «Образование Литовского государства», которая увидела свет в 1959 году. С тех пор она не подвергалась пересмотру. Уточнялись детали, оспаривались мелкие факты, но сам постулат о завоевании западнорусских земель литовскими захватчиками оставался неизменным, ибо превратился в аксиому. Такая концепция как нельзя лучше удовлетворяла летувисских историков, ибо подтверждала их заявления о давних государственных традициях Летувы.

Беларуские советские историки, к сожалению, даже не пытались оспорить унизительную для беларусов концепцию своей истории. Мало того, Лаврентий Абецедарский в пасквиле «В свете исторических фактов» (1969 г.) вообще отказал беларусам в том, что они играли хоть какую-то роль в ВКЛ. Фактически он  выбросил их из истории.

Вне внимания были оставлены выводы объективных историков, например польского исследователя Александра Брукнера (1856—1939), который отмечал, что «история Беларуси старше и славнее истории Малороссии и Великороссии, но она спрятана под названием «Литва»*, или напоминание Николая Костомарова (1817—1885): «Литва – это название стало собственностью беларуского края и беларуского народа». /* См. его книгу «С беларуской нивы» (Краков, 1918)./

Понятно, что такие выводы ни русская, ни польская исторические школы не приветствовали, ибо историки этих стран выступали в качестве идеологических глашатаев. Русские оправдывали аннексию Беларуси, называя ее освобождением ее от «польско-литовских панов» (но забывая при этом говорить о российских помещиках), а польские историки доказывали историческое право поляков на беларуские земли. При таком положении беларуским советским историкам просто заткнули рот, а слабый голос эмиграционных историков Павла Урбана, Яна Станкевича, Вацлава Пануцевича на родине не слышали или не хотели слышать.

Суматоху внес Николай Ермалович, объявив историю образования ВКЛ мифом и приведя ряд убедительных доводов о местонахождении летописной Литвы в Верхнем Понеманье, завоеванном ее новогрудскими князьями Миндовгом и Войшелком*. /* Прежде всего, это небольшая книга Н. Ермаловича «Па слядах аднаго міфа», долгое время распространявшаяся в самиздате. Первое печатное издание ее появилось в 1989 г. – Ред./

Но, как и следовало ожидать, работы Ермаловича официальные историки признали «псевдонаучными» и таким образом уклонились от дискуссии с ним. Похожая реакция была и со стороны летувисов, они пришили Ермаловичу ярлык «беларуского националиста», и этим ярлыком, по их мнению, опровергли его выводы и доводы. Ничто не препятствовало им трактовать историю ВКЛ исключительно как историю Летувы. Тем более что летувиского языка и беларуские, и польские, и российские историки просто не знают. Можно выдавать название герба «Погоня» за новодел «Вицис», изменять имена великих князей на летувисский лад, замалчивать или фальсифицировать факты, и т.д,, не обращая внимания на то, что исторические исследования превращаются в мифотворчество.

gudavichus - istorijaИменно это мы видим на примере толстенного тома Э. Гудавичуса «История Литвы с древних времен до 1569 года», перевод которой с летувиского языка на русский вышел в 2005 г. в Москве. Можно считать работу Гудавичуса новейшим словом исторической науки Летувы о ВКЛ, ее современным достижением.

Теперь и беларусы могут прочесть мнение летувиских историков о роли своих предков в ВКЛ. Ничего нового они там не найдут, ничего оригинального и своеобразного. Гудавичус просто пересказывает польских и русских историков, да время от времени пускается в лирико-философские рассуждения, комментируя ту или иную позицию.

Справка: Эдвардас Гудавичюс (1929 г.р.) считается в Летуве ведущим историком страны. Он получил техническое образование: в 1953 г. окончил политехнический институт в Каунасе, около 15 лет работал инженером.

В 1968 г. заочно окончил исторический факультет Виленского университета. Его первая статья исторического характера была напечатана в 1970 г. В 1974 г. стал ведущим научным сотрудником Института истории Академии наук Литовской ССР. Автор множества статей и нескольких монографий.

Не буду ставить в заслугу Гудавичусу богатство фактов, которые он приводит в монографии, так как это заслуга предшественников, собравших и опубликовавших их. Эти факты он часто просто пересказывает без всякой нужды, видимо ради объема работы. Человек, мало знакомый с историей Литвы, все написанное Е. Гудавичусом воспримет под напором фактологии как правду, а вот у меня она вызвала и смех, и разочарование, и недоумение, и желание написать даже не рецензию (одних только очевидных неточностей я выписал на 15 страниц), а высказать некоторые мнения о взглядах Гудавичуса на беларускую историю, неразрывно связанную с историей ВКЛ. Я умышленно обхожу вниманием трактовку Гудавичусом тех моментов, которые непосредственно касаются истории летувисов, например глав «Племенной этнос литовцев» или «Ранняя литовская монархия», так как не считаю себя знатоком по этой теме. Сосредоточу свое внимание на беларуской тематике в интерпретации Гудавичуса.

Сразу же отмечу характерные для Гудавичуса приемы – голословные утверждения, не подкрепленные фактами или вообще игнорирование их, или же свободная интепретация событий в пользу летувиской трактовки ВКЛ (по упрощенной схеме, мол, ВКЛ – это летувисское государство, так что летувисы были в нем господствующим народом), замалчивание невыгодных для его концепции событий, и т.д. Чтобы не быть голословным приведу некоторые примеры.

Прежде всего, из книги Гудавичуса мы так и не узнаем, где находилась древняя Литва – этого, кстати, не могут определить и другие историки Летувы. Как же тогда можно говорить об образовании ВКЛ, если неизвестно на каких землях начался этот процесс? Не определено и значение термина Литва: это название земли, народа, племени, воинского сословия? Обойдено вниманием административно-территориальное устройство балтских земель, на которых (по выводам некоторых историков) существовала теократическая власть языческих жрецов-кревов, которая способствовала сближению этих земель.

Ничем не обоснованным является утверждение о «ранней литовской монархии», которой в действительности не было. Под знакомую уже схему об ослаблении западнорусских земель и усилении литовских князей подгоняется концепция о предпосылках создания ВКЛ. Так, непонятными остаются причины активности литовских князей. Ясно, что не пассионарная энергия, как это видится Л.Н. Гумилёву, и не жажда добычи толкала их на набеги на русские земли, которые обычно заканчивались сокрушительными поражениями. Гудавичус не замечает, что литовские дружины часто использовались русскими князьями в качестве наемников.

Миндовгу, которого принято считать основателем ВКЛ, Гудавичус отводит весьма значительную роль в становлении этого государства, хотя по сути его «королевство Литовия» оказалось нежизнеспособным и развалилось. А вот фактические создатели ВКЛ, новогрудские князья Войшелк и Шварн представлены Гудавичусом как «православные эпигоны Миндовга». Причина такой подмены ясна: чтобы преуменьшить их роль, обойти такой неудобный для летувисских историков факт как завоевание Литвы Войшелком во главе пинской и новогрудской дружин, на что очевидно указывает Новгородская летопись: «Нядъ на поганую Литву ипобеди я, и стоя на земли ихъ все лето, тогда оканьным въезде Господь под делом их; всю бо землю ихъ дружием поплени”. Это сообщение Гудавичус замалчивает, на что указывал еще Ермалович: «У дадзеным выпадку важна ўжо не тое, што аказваецца, а тое, што замоўчваецца. Замоўчваецца ж галоўнае: Войшелк Літву і іншыя балцкія землі з Новагародка сіламі пінянаў і новагародцаў».

А это вообще меняет представление о ВКЛ как о летувисском государстве, вот Гудавичус и пытается подчеркнуть и возвысить роль в нем летувисов. Например, вот его высказывание о Войшелке: «Сначала в его раде /совете/ преобладали русские, но после разгрома оппозиции в Нальши и Дзялтуве верх взяли литовцы». Странная вещь получается: Войшелк жестоко расправился с литовским феодалами «изби их бесчисленное множество, а друзии разбегошася, калю кто видя», а они все же вдруг взяли верх в его раде, и это – в православном Новогрудке! Неизвестно откуда Гудавичус взял факты для своего утверждения, ведь не сохранилось ни грамот, ни других документов Войшелка.

Таких голословных утверждений у Гудавичуса множество. Он не отягощает себя даже оговорками, дескать, «это могло быть так», или «возможно это было так». Без каких-либо сомнений историк заявлял, что Тройден был перновским князем, хотя источники об этом ничего не говорят. Славянские имена братьев Тройдена заменены на летувисские формы. Борзо стал Бардисом, Лесий – Лиейсом, Серпутин – Серпутисом, Свелкений – Свальнянисом, чтобы скрыть их славянское происхождение. Вообще к славянам, в данном случае русинам, православным жителям ВКЛ, Гудавичус проявляет плохо скрытое чувство неприязни.

С позиций летувисского патриотизма Гудавичус трактует восхождение Тройдена (Треняты), который якобы изгнал Шварна из Новогрудка и «завладел увеличенным доменом Войшелка». Опять вымыслы, которые он выдает за исторические факты. Нельзя согласиться с утверждением Гудавичуса о том, что с вокняжением Тройдена «победила национальная династия и национальная политика. Литва окончательно выбрала путь, очерченный Тренятой». Путь Треняты вел Литву к истощению в междоусобицах, консервации язычества, отсталости и изоляции от христианского мира. Этот путь делал Литву своеобразным жупелом в глазах Европы, как языческую страну, это хорошо понял Гедимин, который попытался свернуть с пути Треняты, но как раз и встретил сопротивление со стороны язычников – летувисов и жамойтов.

Указав, что «историческая традиция XVI века исконным центром Литвы считала Кернов», Гудавичус «забывает», что эта же традиция считала Новогрудок столицей Миндовга, где он короновался на короля Литовии, что «Новогородской державе, над Немном лежачае» принадлежали земли «от Вилии аж до жродел Неменовых, где ся за Копылем пять миль пожнается», и что именно из Новогрудка Тройден перенес свой престол в Кернов. Такая манипуляция фактами свойственно Гудавичусу: напоминать нужные для его концепции сведения и отсеивать противоречащие ей. Вот такой «научный» метод.

Иногда Гудавичус противоречит сам себе. Говоря, что от литовских набегов больше всего страдала Русь, он будто бы показывает мощь Литвы, и тут же говорит об уступке Литвой Волковыска Галицко-Волынскому княжеству. Но это по Гудавичусу не проявление слабости Литвы, а тактический ход с целью обеспечить тыл. Между тем походы галицко-волынских князей были куда более опустошительными и грозными, чем мелкие набеги литовских дружин, которые обычно заканчивались их разгромом.

Присоединение Полоцка к ВКЛ Гудавичус тоже трактует прямолинейно на основании неясных сведений о том, что якобы литовцы в 1307 г. изгнали оттуда ливонцев и стали там править. Некоторые историки это событие относят к 1387 г., когда с помощью ливонских рыцарей князь Андрей Полоцкий занял Полоцк, а после утратил его. А до того времени Полоцкое княжество вряд ли напрямую управлялось великими князьями литовскими. Полоцкие князья имели значительную автономию, и только во внешних вопросах они координировали свою политику с великими князьями, как это свидетельствует договор с Ригой от 1338 г., заключенный Гедимином с согласия полоцких и витебских князей и вече.

Не приходится удивляться тому, что не уточняя обстоятельства и причины вхождения отдельных земель в состав ВКЛ или признания ими вассалитета, Гудавичус показывает этот процесс исключительно как победную экспансию литовцев на Русь. Но при этом не приводит ни одного факта военных побед литовцев над Русью. Вместо таких примеров он использует метод искажения смысла фактов. Расширение власти Гедимина рассматривается Гудавичусом как результат литовской экспансии, хотя на самом деле это была своеобразная династическая революция, когда западнорусские города заменили русскую династию Рюриковичей (в данном случае ее ответвление) на литовскую династию Гедиминовичей, тем самым юридически освобождая свои земли от вхождения в «русский счет» Золотой Орды. Вот почему летописи и документы не зафиксировали победных походов литовских войск и завоевание ими западнорусских городов. Свободное избрание псковичами в 1320 г. своим князем Давида Городенского, Гудавичус признает установлением протектората Литвы над Псковом. Но, в таком случае – по его логике – избрание Ягайло польским королем есть свидетельство установления протектората Литвы над Польшей!

Гудавичус не освещает правового положения так называемых литовских князей в западнорусских городах. Факты показывают, что они были приглашенными князьями и не более, а не какими-то завоевателями, проводившими литовскую политику. Если бы это было так, то они не принимали бы православие и не поднимали восстаний против великих князей, как Андрей Полоцкий, Дмитрий Корибут или Свидригайло.

Руководствуясь своим методом отсеивания фактов, Гудавичус вытащил на свет Божий легенду о завоевании в 1320 г. Гедимином киевского княжества, которую давным-давно раскритиковали и отвергли Н.М. Карамзин и В.Б. Антонович. Но это не смущает Гудавичуса, ведь надо придать величие истории Литвы, а потому пригодятся и легенды. И уж совсем фантастически звучит утверждение Гудавичуса, что «Литва (он умышленно избегает термина Великое Княжество Литовское, а использует термины «Литва», «литовское государство», «литовское войско», а не войско ВКЛ, «литовские феодалы», а не феодалы ВКЛ и т.д.) естественным образом стала щитом, который защищал сюзеренитет Золотой Орды от экспансии Польши и Венгрии». Не думаю, чтобы слабые по сравнению с Золотой Ордой Польша и Венгрия могли угрожать ей.

Желая подчеркнуть «литовскость» витебского князя Ольгерда, Гудавичус, верный своей методике, игнорирует невыгодные для его штудий сведения. Вот и свидетельство Псковской летописи о крещении Ольгерда игнорируется, ведь это свидетельствует об «измене» национальным интересам.

По схеме Гудавичуса Ольгерд должен быть «язычником, выразителем литовских интересов». В то же время на веру принимается сообщение Воскресенской летописи о том, что тверской епископ Андрей был сыном полоцкого князя Герденя, но не признается его внебрачным сыном великий князь Витень, ведь такой факт свидетельствует о происхождении великих князей литовских из полоцкой княжеской династии, а тогда все доводы о летувисском характере ВКЛ становятся напрасными.

Неудобно признавать Гудавичусу очевидный факт, что Ольгерд отдавал предпочтение собиранию восточнославянских земель, т.е. вел политику, которую позже продолжил Витовт. Ольгерд установил границы ВКЛ с московским княжеством на этнических границах расселения беларусов. Вот отчего из-за своей «беларуской политики» Ольгерд для Гудавичуса – политически ограниченный государь.

Странно читать об исторической обиде, нанесенной Литвой России, ведь тогда России еще не было, и об исторической заслуге Литвы перед будущими украинскими и беларускими народностями (надо думать, что летувисская народность уже существовала, хотя даже в конце ХІХ века жамойты отличали себя от летувисов, пока не приняли название Летува за этноним).

Сама по себе Литва (под ней Гудавичус понимает земли современной Летувы – бывшую Жамойть плюс Виленщину) ничего не представляла собой без беларуских и украинских земель, без их экономической мощи и культурны. Эта особенность ярко проявилась после отхода украинских земель под власть Польши и опустошения беларуских земель во время Ливонской войны. Во времена войн с крестоносцами Литва представляла собой разоренный край, население которого искало спасение в возможном переселении.

Неправ Гудавичус, когда комментируя акты Ягайло 1387 года, приводит устаревший довод, что «православные не получили сословных привилегий». Ведь они в то время пользовались своими местными привилегиями и законами, которые давали им широкие имущественные и сословные права. При этом Гудавичус забывает сказать, что политическое возвышение литовских феодалов началось с принятием ими католичества, что гарантировало им преимущества перед православными, именно они стали проводниками пропольской политики в ВКЛ.

Это ярко проявилось во время междоусобной войны между Сигизмундом и Свидригайло. Придя к власти в ВКЛ, Свидригайло окружил себя «русскими», т.е. православными феодалами. По логике Гудавичуса такого не могло быть в принципе, а значит – и не было. Не упоминает он о том, что ВКЛ разделилось тогда на две части: Великое Княжество Литовское и Великое Княжество Русское, только чтобы не показывать, что русские земли имели такой же правовой статус, как и литовские, вовсе не считались завоёванными. Не отмечает Гудавичус и то, что под ударами русских полков Свидригайло Великое Княжество Литовское устояло только с помощью «хилой Руси». А тем более ему не хочется признавать, что русские земли, поддерживавшие Свидригайло в войне против польского ставленника Сигизмунда Кейстутовича и его католическо-литовского окружения, сорвали инкорпорацию ВКЛ в состав Польши. Вот ведь как было на самом деле: это жамойты (предки летувисов) были врагами своего государства, тогда как русины (русские) защищали «литовскую» государственность.

Чтобы читатель не пришел к очевидному выводу, что ВКЛ по сути было славянским государством, о чем есть множество свидетельств, Гудавичус всячески занижает роль славянского элемента, а то и вообще не вспоминает о нем или перекручивает факты на свой лад. Например, славянские термины Гудавичус называет русско-литовскими, опять же, чтобы не показывать факт унаследования ВКЛ государственной и правовой традиции Руси. Беларуские хроники и летописи названы литовскими, хотя на литовском (жамойтском) языке во времена ВКЛ не было написано ни одного государственного документа.

«Русский» государственный язык, который исследователи признают старобелорусским, Гудавичус называет канцелярским – только чтобы затемнить факт на который указывали свидетели, что «литвины – славянский народ, язык литвинов – славянский» (Гартман Шедель в 1493 г.). Поэтому голой декламацией выглядит пассаж Гудавичуса о том, что малолетний сын Ягайло и Софии Гольшанской, став великим князем, обучался литовскому языку, усваивал литовские традиции, ведь никаких доказательств этому нет. Это всего лишь допущения Гудавичуса. Хотя интересно, почему он не задался вопросом, отчего Казимир не научился от родителей литовскому языку. Но такой вопрос был бы неприятен для летувисского историка, ведь получается что ни Ягайло, ни София Гольшанская не разговаривали с сыном по-летувисски.

Болезненно переживает Гудавичус и тот факт, что в XV—XVI вв. на политическую арену вышли многочисленные представители русских родов, которые приняв католичество, понемногу начали вытеснять с государственного Олимпа литовцев-католиков. Нет, чтобы сделать закономерный вывод, что в ВКЛ существовала не национальная дискриминация, а религиозная, навязанная ВКЛ Кревской унией, так Гудавичус и из этого факта хочет высосать доказательство перевеса литовцев над русскими. Католическая конфессия у него называется литовской и получается, что когда православные переходили в литовскую конфессию, у него это значит «были интегрированы в литовскую народность». Например, «увеличилось количество сенаторов-русинов, однако такие люди как Ходкевичи и Глебовичи считали себя скорее литовцами, чем русинами». Только в чем это проявлялось? Они что, начали разговаривать по-летувисски, или поклоняться Перкунасу?

Гудавичус молчит. Они были литвинами, а не летувисами, и хотя бытовала популярная версия о римском происхождении литовских магнатских и шляхетских родов, литвины понимали свою принадлежность к славянам, о чем заявлял в 1599 году московским боярам подканцлер Лев Сапега: «Мы с вами славяне, один народ». Вот чего упорно не хотят признать летувисские историки в том числе и Гудавичус.

Там, где никак нельзя замолчать факт, Гудавичус стремится к подмене понятий «Статут Великого Княжества Литовского», называемого им повсюду литовским статутом. Такой подменой названия читателю навязывается мысль, что Статут есть памятник правовой мысли литовцев, и основу его составило феодальное литовское право. И, разумеется, никаких доказательств, хотя известно, что феодальное право ВКЛ вытекает из письменных и обычных прав, существовавших в русских землях, а также под европейским влиянием, в частности магдебурского права. Не сказано, что в создании Статутов участвовала комиссия наполовину из католиков и наполовину из православных, а потом его статьи обсуждались на сеймиках и сеймах шляхты. Так что «Статут» памятник юридической мысли «шляхетского народа» ВКЛ, который под национальными интересами понимал интересы сословные и государственные, и разделялись они только по религиозному признаку – католики-литвины и православные-русские.

Проблематично звучат фразы Гудавичуса, что князь Михаил Глинский хотел узурпировать власть в ВКЛ, на что не указывает прямо ни один документ. Вообще с этой эпохой (начало XV века, мятеж Глинского, войны ВКЛ с Московией), судя по многочисленному неточностям, автор недостаточно знаком. Например, Менск (а не Минск, он тогда так не назывался) защищали от Глинского не 300, а всего 30 солдат. Завоевывать Туров Глинскому не надо было, ведь он принадлежал ему.

Ничего нового и оригинального не сказано Гудавичусом в описании войн ВКЛ с Московией. Оно явно перегружено малозначимыми фактами, протокольными подробностями походов, переговоров, суммами платежей, доходов и тому подобной второстепенной информацией. Злоупотребляет автор чувством меры, освещая династическую политику Ягеллонов, которая только косвенно связана с историей Литвы. Зато не нашлось у него места для перечисления хоругвей ВКЛ в Грюнвальдской битве, ведь тогда стало бы ясно, что от этнической Литвы было всего 3 из 40 хоругвей, так что проблематично называть войско ВКЛ – литовским. Не вспоминает он и победу в урочища Рутна около Киева в 1514 г. слуцкой дружины князя Юрия Олельковича и отряда киевского воеводы Андрея Немировича, кстати, православного шляхтича из Новогрудка, над крымскими татарами.

У Гудавичуса все победы одерживают литовцы, литовские воины, литовские силы, литовское войско. Потому естественно не упоминается участие новогрудских дружин в битве на Синей Воды в 1362 году, удар которых по флангам татарской армии принес победу. «Литовцы» по Гудавичусу получили победу и в 1506 г. в битве с крымскими татарами, но он «забыл» сказать, что основу этой литовской армии составляла менская, городенская и новогрудская шляхта. Замалчивает Гудавичус и бесславные эпизоды, например, дезертирство жамойтской шляхты в 1535 г., что фактически сорвало поход войска ВКЛ на Московию. Приглушенно звучит голос Гудавичуса, когда он говорит о выступлениях жамойтов против Витеня и Гедимина, о подавлении их восстаний Витовтом, за что князь был прозван «кровопийцей и мясником», о торговле с Орденом за счет земель Жамойтии. Сказав правду, не объявишь Витеня или Витовта национальным героем.

Надо отметить и неточности, которые встречаются в книге Гудавичуса, укажем наиболее очевидные. Неправильно приведены имена исторических лиц: виленский епископ Войцак Табор назван Альбертом, орденский посол Ленц – Ланцем, неточно указаны даты некоторых событий: Городенский привилей был подтвержден Сигизмундом Кейстутовичем не в 1433 г., а 27 февраля 1434 г., он же овладел Полоцком и Витебском не летом 1436 г., а в 1437 г., в походе 1428 г. Витовт не брал в осаду Новгород Великий. Не было такой летописи «Начало рода литовцев». Есть глава с похожим названием «О происхождении Литовского княжества» в беларуской летописи «Летописцы великих князей Литовских», написанной в Смоленске около 1430 г., а не в 1390 г.

Допущены ошибки и при переводе, например, паны рады названы радными панами, московский воевода Стенчев – Сучевым, ливонский магистр Вальтер Платенберг – Вольтером, Юрий Радзивилл – Георгием, князья Острожские – Острогскими, города Хойницы – Коницы, Каркус – Кархусом, Динабург – Дюнабургом и т.д.

Не ли слишком много неточностей, допущений, неподтвержденных документами, фальсификаций фактов, замалчивания очевидного, чтобы всерьез воспринимать произведение (именно произведение, а не историческую монографию) Гудавичуса? В результате таких приемов автор создал историческую конструкцию «великий миф о великой Литве».

Нашу мысль подтверждает и высказывание российских историков С. Алексеева и А. Филюшкиной, что «книга Гудавичуса – это литовский великодержавный нарратив»*. /* С.Л. Алексеев, А.И. Фелюшкина. Гудовичюс Э. История Литвы. Том 1: С древнейших времен до 1569 года. Москва, 2005. // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. 2008, № 1. /

Хотя Э. Гудавичуса можно понять: чрезмерное чувство летувисского патриотизма, болезненное рефлексирование в связи с комплексом малого народа побудила историка доказывать значимость и величие летувисского народа даже во вред исторической правде. Вот и написал Гудавичус не «Историю Литвы», а миф про ее историю. Этому не приходится удивляться, ведь как заметили те же Алексеев и Филюшкина, «любой национальный нарратив прежде всего идеологизирован и только потом научен».

Коротко об авторе

Витовт Чаропка (1961 г.р.) – беларуский литератор. Автор художественных и научно-популярных книг, брошюр, журнально-газетных статей, посвященных истории Отечества.

Основные печатные труды: “Храм бяз бога” (1992), “Імя ў летапісу” (1994), “Гісторыя нашага імя” (1995), “Перамога ценю: Аповесці. Апавяданні. Эсэ” (1996), “Уладары вялікага княства” (1999), “Великий князь Витовт” (2010), “Лёсы ў гісторыі” (2005), “Міхаіл Андрыёлі” (2012), “Напалеон Орда” (2012), “Геркулес, Руды і Пярун: Радзівілы-пераможцы” (в печати), “Героі паўстання 1863 года” (готовится к печати). 

34 thoughts on “История Литвы – великий миф маленькой Летувы

  1. Андрей

    >> “«Статут» памятник юридической мысли «шляхетского народа» ВКЛ, который под национальными интересами понимал интересы сословные и государственные, и разделялись они только по религиозному признаку – католики-литвины и православные-русские.”

    А вот это уже мне кажется ложным посылом пана Витовта Чаропки. Литвинами были и православные и католики. В Статуте было разделение по этническому признаку:

    Дзяржава Вялікае Княства Літоўскае, Рускае і Жамойцкае, паводле ейнага праўнага ўкладу, было дзяржаваю ліцьвінаў (беларусаў), русінаў (украінцаў) і жамойтаў (летувісаў).

    У 9-м артыкуле трэцяга разьдзелу Статуту Вялікага Княства Літоўскага рэдакцыі 1566 году адзначаецца, што тытульнымі нацыямі Вялікага Княства ёсьць адно ліцьвіны й русіны, у той час як жамойты адносяцца да ліку «обчых, чужаземцаў і загранічнікаў» у Літве.

    Да и само православное духовенство называло православных литвинами:

    Менскі ігумен Антоній у 1846 г. пачынае сваю кніжку пра гісторыю Тураўскай япархіі наступнымі словамі:
    «Какъ ни беденъ видъ теперешняго Турова, но все-таки память о Турове, какъ колыбели православия въ Литве, священна для всякого руссо-литвина».

    Да и сами московиты-оккупанты уже позднее, в 17 веке, писалио православных литвинах так:

    «литвин белорусец Ошмянского повету», «литовка беларуска Мстиславского повету», «литвин белоруские веры»

    Т.е. православным дописывали московский новодел “белорусец”, обозначая православную веру, но все вместе, православные с католиками, были этническими литвинами (современными беларусами).

  2. Djecerson

    Таких наглых ЛЖЕЦОВ как летувиские историки еще поискать..)

  3. Licvin

    ”Літва — гэта назва ёсьць уласнасць беларускага края і беларускага народа.”

  4. Ведьма

    “…Причина такой подмены ясна: чтобы преуменьшить их роль, обойти такой неудобный для летувисских историков факт как завоевание Литвы Войшелком во главе пинской и новогрудской дружин…”

    так ведь Войшелк сын Миндовга… где логика?

  5. Dzmitra

    Ну да, разделение на православных русских и католических литвинов мне тоже резануло ухо.)

  6. Васількоў Андрэй

    Во гэта выдалі…З гразі ў князі…

  7. Сергей

    Что-то совсем не понял. Войшелк кто? Белорус-литвин, или русский-московит? Завоевал Литву-беларусь, или Литву-жмуть?
    для летувисских историков факт как завоевание Литвы Войшелком во главе пинской и новогрудской дружин, на что очевидно указывает Новгородская летопись: «Нядъ на поганую Литву ипобеди я, и стоя на земли ихъ все лето, тогда оканьным въезде Господь под делом их; всю бо землю ихъ дружием поплени”. Это сообщение Гудавичус замалчивает, на что указывал еще Ермалович: «У дадзеным выпадку важна ўжо не тое, што аказваецца, а тое, што замоўчваецца. Замоўчваецца ж галоўнае: Войшелк Літву і іншыя балцкія землі з Новагародка сіламі пінянаў і новагародцаў».

  8. Oliver

    <>

    Какие летувисы в средние века??? Что за фэнтази?

  9. Ведьма

    A я вообще не понялa почему двe Литвы – Литвa-беларусь, и Литвa-жмуть.
    Русских обвиняет в том что они украли название Русь у Киевской Руси. Так ведь беларусы сейчас сами крадут название Литвы у литвинов… И вообще откуда вдруг берутся какие то летувисс???

    Почитайте – «Описание всех обитающих в Российской империи народов. часть 4. 1799 г.»
    там написано, что в 18 веке было около Литвы.

    «Литва есть не малая часть Европы, и до селе составляла Великое Княжество или Герцогство, как и знатную часть Польши; пределы оной сушь: от севера, Ливляндия, Курляндия и часть Европейской России; от юга и юго-запада Бело-Руссия; от запада Россия, от востока бывшие Воеводства Люблинское и Подляхское, Королевство Прусское и море Балтийское…»

    как видите есть Бело-Руссия в юге и юго-западе Литвы….

    1. Volk_liut

      Литва до завоевания Россией – это нынешняя Беларусь + Вильня и Виленский край, + Белостокская область + Смоленская область, Брянск, части Черниговской области.
      Жмудь или Жамойтия – это нынешняя Летува с оторванной у беларусов Вильней!
      П
      Считаю правильно писать Литва-Беларусь и Жмудь-Летува!

      1. КГБ

        как говорят старые немецкие кроники – летувисы . т.е -литовцы ест те – кто говорят на литовском языке – Прусы, Йатвингы , Жемаиты и Аукштаиты ( Литовцы)…. а в Княжестве завоеваные Русины ( славяне – т.е. теперяшние белорусы, рускийе и украинцы ) назвались гражданами – Литвинами, а Жиды – явреи Княжества – Литваками.

  10. Ведьма

    Volk_liut, я же источник указала, только читайте
    — «Описание всех обитающих в Российской империи народов. часть 4. 1799 г.»

    Былa и раньше Беларусь и никакая это не Литва.

    И вообще откуда эти этнонимы Жамойтия и Летува? Сами придумали? Да таких некогда не былo… это фантазии.

    1. volk_liut

      Ведьма, источник 1799 года читайте сами ))) тем более, что он российский!
      Не знаете откуда Летува? Для тех, кто на бронепоезде, подсказываю: страна современных литовцев называется Lietuva, читается Летува. В их языке нет слова Литва и никогда не было. Когда-то Россия навязала жамойтам чуждое им название Литва, но они его не приняли его как оно есть, а придумали Lietuva.

    2. Равс

      ЭЭЭЭ, тут как бы принято историю изучать с позиции беларусов, а не россиян. поэтому источник можете использовать по назначению, удачи вам, если он бумажный да еще и 1799 года)))

      1. Ведьма

        Историю изучать надa со всех позиции не только беларуских. Но всё равно надо источники читать. Не нравится этот есть другие, например Ливонская хроника, описывающaя исторические события в Ливонии и окружающих странах в период с 1180 по 1227 год. Про Литву тaм точнa есть. Но надa стары германский язык знать, чтобы оригинал читать. Или Хронику земли Прусской на латинском языке (была переведена и на немецкий язык). Или Янa Длугошa «Историю Польши».
        Вообще то языки знать надa….

    3. Равс

      ваапсчета посмотри карты ВКЛ. там, где современная Летува была всегда Жмудь (Жамойтия или Самогития)! Беларусь – Литва.

      1. Ведьма

        На какую смотреть? Там же Литва больше теперешнеи, a Белая Русь меньше теперешнеи. Ничего хорошего там…

    4. Татьяна

      Девушка, название “Литва” заменено на “Беларусь” и передано нынешней Литве после захвата Российской империей, что произошло в 1795 году. Источник ваш 1799 г. Самое время ему выйти в свет с переписанной историей…

  11. Aleh

    Чаропка сам фантаст той яшчэ. Але адно верна – Литва – гэта ранейшая назва Беларуси, а беларусы – гэта и есьць литвины!

    1. Равс

      Чаропка малайчына, а не фантаст! Фантасты – гэта Гудавiчусы i iншыя летувickiя Баранаускасы!

  12. Гудавичус

    )) Во бред. Во-первых, огрехи перевода на русский с литовского не есть проблема автора. Во-вторых, прекратите врать: Литва упоминается как племя, отдельное от Руси. То есть современники отличали всех славян, проживавших в Гродно, Менске, Слуцке, Пинске от “поганой Литвы”, которая жила на Немане, на север от Новогрудка. Кстати, именно Новогрудок и Гродно – крепости на границе этих самых балтов-литовцев.

    Другое дело, что уже в 16 в. “литовцы” обрусели и постепенно, к 18 в. Виленщина уже была больше “русинской” (белорусской) нежели “литовской”. Нужно разделять политоним “литва”, который относился к жителям Каунаса, Вильно, Менска, Ошмян, Могилева и Копыси, и сугубо этноним (конфессионим часто совпадал) “литва”.

    Жители Могилева могли себя в Москве назвать “литвинами” имея в виду подданство Литовскому князю. Но они же себя всегда называли “русинами” как православные. В то же время, житель Мариамполе также называл себя “литувяй” (литовец), но никогда бы себя не назвал “русином”. В Московии, между прочим, пленные балтоязычные жители ВКЛ также себя именовали “литвинами”: “Матыс Будкевичъ – литвин пвету Росиенского” и тп.

    1. volk_liut

      Бред и сказки – это книги Гудавичусов и прочих летувиских Баранаускасов!
      В эти сказки могут верить только сами летувисы, ну и москали возможно!
      Надо всегда задавать этим сказочникам (или мошенникам) очень простой вопрос: назовите хотя бы одно сражение, связанное с «завоеванием», хотя бы один поход.

      1. Равс

        Присоединили к ВКЛ когда-то на свою голову этих полудиких жмудов!

    2. Равс

      Насчет языка Витовта.
      Гундявичус! Ты поглубже изучи этот вопрос. например, что писали о языке литвинов поляки или немцы, уверен ты найдешь такой ответ: их язык был славянским! Почему он похож с жамойтским? Не похож. Жамойты знали язык литвинов, т.к. жамойты были народом прыслухаючым в ВКЛ! ну а на своем они между собой говорили. Кстати, найди дату, когда они напечатали свою первую книгу)

  13. Ведьма

    volk_liut источник 1799 года российский, но всё-таки‎ источник.

    Нашла оппонент Чаропкe, он беларус кстати, читайте что он пишет:

    «Когда-то я писал, что читатели и создатели фолк-хистори, несмотря на весь свой патриотизм, не могут адекватно противостоять историческим концепциям, которые разрабатываются в соседних странах. Более того, они не могут даже нормально проанализировать эти концепции в силу отсутствия навыков и базы, поэтому все их претензии на создание “национально-патриотической концепции” истории – просто пшик.

    Очень показательный пример – так называемая “рецензия” Чаропко на книгу Гудавичюса.

    Гудавичюс пишет: “Основой жалобы Витовта на Ягайло (врученной руководству Тевтонского ордена в 1390 г.) было написанное по-русински хроникальное повествование о событиях (приблизительно) конца XIV в. под названием “Начало рода литовцев”.

    Чаропко решил “поправить” профессора: “Не было такой летописи «Начало рода литовцев». Есть глава с похожим названием «О происхождении Литовского княжества» в беларуской летописи «Летописцы великих князей Литовских», написанной в Смоленске около 1430 г., а не в 1390 г.”

    Между Гудавичюсом и автором “рецензии” такой разрыв, такая пропасть, что Чаропко, судя по этой цитате, похоже, вообще не понимает, о чем шла речь в “рецензируемой” книге (что за жалоба, почему 1390 г., откуда название “Начало рода литовцев” – и в чем тут заключается реальная, а не выдуманная неточность Гудавичюса). Человек просто не в теме.

    В Беларуси потихоньку расцветает такой жанр как “мы люди простые, грамоте не умеем, но сейчас научим историков, как правильно родину любить”. Пока это внутри страны, еще ладно. Но вид каких-то патриотов, которые через глухую стеклянную стену из своего зазеркалья силятся достать “летувисских” академических историков картонными мечами, вызывает, честно говоря, и жалость, и сожаление.»

    1. Равс

      ты, ведьма, очевидно из тех беларусов, предков которых когда-то завоевали вонственные жамойты (летувисы) ))))

      1. Ведьма

        Это написал истины беларус.
        я здесь ни при чём.

          1. Равс

            Тысяча чертей! Каналья! Разрази тебя гром, ведьма!
            Я – литвин!

          2. Yakim

            Yakim, Жамойтъ вошла в состав ВКЛ в 1422г. через 203г после упоминания Литвы и Миндоуга в волынской летописи. О чем спор.

    2. Равс

      @Между Гудавичюсом и автором «рецензии» такой разрыв, такая пропасть@

      Согласен пропоасть есть!!!!!!!!!!!, потому что Гудавичус ведущий сказочник-фальсификатор в области истории! А Чаропка – беларуский литератор. Автор художественных и научно-популярных книг, брошюр, журнально-газетных статей, посвященных истории Отечества.
      Респект ему за рецензию!

  14. Ведьма

    Ну если уж такая мода пошла… Я хочу быть латышкои. Мне Рига и Лайма Вайкуле нравится.

  15. Ведьма

    Yakim, Жамойтъ в 1422 г. былa отданa Тевтонскому ордену…. Тa сaмaя ВКЛ и отдала.