Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Историография национальная и антинациональная

TarasПродолжаем публикацию докладов, которые были изданы в сборнике «Проблемы гуманитарной безопасности Беларуси» и прошли обсуждение на одноименной Научно-практической конференции, посвященной проблемным вопросам беларуской гуманитарной безопасности, которая прошла 4 мая 2013 в Минске в отеле «Орбита».

Предлагаем вашему вниманию  доклад из панели «Историяграфия» редактора исторического альманаха «Деды» Анатоля Тараса.

Роль памяти в жизни человека колоссальна. Если человек не помнит своих родственников, значит, у него нет семьи. Если спортивная команда не помнит своих поражений и побед, не извлекает из них уроков – значит, нет команды. Если в армии нет своих традиций, не изучаются лучшие образцы военного искусства мира, значит, нет армии.

В медицине утрату памяти считают серьезнейшим психическим заболеванием, которое называется «амнезия». Человек без памяти не способен к прогнозированию своего поведения, к сложной целенаправленной деятельности, его жизнью полностью управляют те, кто вокруг него.

В литературе и журналистике с подачи киргизского писателя Чингиза Айтматова еще в 80-е годы утвердилось слова «манкурт». Оно обозначает человека, превращенного в биоробота путем ликвидации памяти.

История – это коллективная память народа. И точно так, как отдельный индивид, лишенный памяти, превращается в больного субъекта, всецело зависящего от окружающих его людей, так и народ, утративший память о своей истории, превращается в стадо, покорное пастухам.

Поэтому трудно надеяться на то, что у народа имеется национальное самосознание, если он не знает историю Отечества, изложенную с национальной точки зрения (т.е. лишен исторической памяти). Вот, к примеру, эмоциональный заголовок интервью доктора юридических наук Сергея Шахрая, опубликованного в специальном выпуске российского журнала «Родина» (сентябрь 2012 г.), посвященном празднованию 1150-летия России: «Воскресить историю как основу национального самосознания!».

 Как трактуют нашу историю другие историографии

Известны пять основных вариантов трактовки истории Беларуси и беларуского народа: польский, летувисский, российский, близкий к нему советский и так называемый «западно-русский». 

Польские историки

Польские авторы по давней традиции чрезвычайно преувеличивают значениеКревской унии 1386 г. По их утверждениям, после этого ВКЛ превратилось в вассала Польской короны, полностью ориентировалось на Польшу, утратило политическую и военную самостоятельность. Его историю надо рассматривать только сквозь призму все более тесных союзных связей с Польшей и непрерывной полонизации до того момента, когда земли ВКЛ и Польши захватила Россия.

Для большинства польских историков (а также для политиков, журналистов, писателей) Беларусь – всего лишь восточная окраина Польши («крэсы всходни»). По их мнению, беларуский народ – та часть великого польского народа, которая подверглась русификации, влиянию Русской Православной Церкви – верной служанки азиатской деспотии, и отсталой русской культуры. Отсюда, говорят они, проистекает нынешняя «отсталость» беларуского общества по сравнению с «европейской» Польшей.

Ну, если наши предки уже в Креве навсегда утратили самостоятельность, то непонятно, зачем потребовались семь других уний: Виленско-Радомская (1401 г.), Городельская (1413 г.), Гродненско-Трокская (1432—33 г.), Брестская (1446 г.), Краковско-Виленская (1499 г.), Мельницкая (1501 г.), Люблинская (1569 г.)?!

 Историки Летувы

Они целенаправленно подтасовывают факты и мнения, часто вообще пишут откровенную ложь. Особенно выделяются в этом плане Эдвардас Гудавичюс, Зигмас Зинкявичюс, Йонас Лауринавичюс и Томас Баранаускас. Выдумка Зинкявичюса о так называемом «канцелярском языке» достойна самой престижной международной премии за самую беспардонную ложь! То же самое относится к внедрению термина «истинная Литва» (Lithuania propria).

Суть выдумок летувисов такова:

– определяющую роль в ВКЛ на всех этапах его существования играл литовский (в смысле – жамойтский) фактор.

– центр объединения земель – жамойтский Вильнюс (о роли Новогородка – ни слова);

– правящие династии (Гедиминовичи, потом Ягеллоны) – жамойтские;

– важнейшие политические деятели – жамойты;

– общий вектор цивилизационного развития – из Жамойтии в Беларусь.

Кроме того, они придумали еще и каких-то аукштайтов – якобы особое «литовское» племя – чтобы фантазерам было легче сводить концы с концами.

Неудобные для них факты (например, об отсутствии у жамойтов на протяжении долгого времени городов, профессиональных торговцев, письменности, христианской религии и многого другого, что уже было у наших предков) они замалчивают, либо дают им фантастические объяснения. Поэтому мы воспринимаем их не как ученых, а как сказочников. Или мошенников. В зависимости от того, кому какое определение больше нравится.

Отметим, что измышления современных авторов из Летувы базируются на мифическом тезисе о завоевании наших земель воинственными «литовцами», под которыми имеются в виду жамойты и никогда не существовавшие аукштайты.

Надо всегда задавать этим сказочникам очень простой вопрос: назовите хотя бы одно сражение, связанное с «завоеванием», хотя бы один поход. Нет таких! Известны все походы киевлян (начиная с 974 г.) и галичан (в 1219—77 гг.), все походы крестоносцев (с 1284 по 1410 год около 140 нападений), все войны и пограничные конфликты с Московией (с 1368 г.), все вторжения крымских татар (с 1474 по 1569 год 75 набегов на земли ВКЛ). Известны все битвы и крупные стычки с ними, все осады городов и замков.

Что касается жамойтов – предков летувисов, то ничего подобного наша история просто не знает. Это – наглая ложь. Например, князь Войшелк, сын Миндовга, в 1264 г. захватил Деволтву и Нальщаны (вместе они и составляли пресловутую Аукштоту). Это – факт. Наоборот – никогда не было!

Почему стало возможным неслыханное историческое воровство (присвоение всего наследия ВКЛ), которое в Летуве давно возведено в ранг государственной политики? На это есть две группы причин – внутренних и внешних.

Внутренние причины:

а) Историки Летувы максимально использовали в своих интересах ту «фору» (22 года независимости; 1918—1940), которой не было у беларусов. Поэтому мы изрядно отстали от них в исследовании многих вопросов собственной истории древнего и средневекового периодов.

б) Никто физически не истреблял их интеллигенцию в XIX и ХХ веке, соответственно, они сохранили своих интеллектуалов и не были в такой степени запуганы угрозой жесточайшей расправы, как наши прадеды и деды.

в) Близость «мовы» к польскому и русскому языкам во все времена не позволяла ей утвердиться в качестве национального языка, тогда как у летувисов эта проблема вообще отсутствовала.

Внешняя причина одна, зато весомая. Идеи национализма летувисов по ряду позиций совпали с идеологией москвоцентризма и великорусского шовинизма. Поэтому российские идеологи (в т.ч. историки) охотно поддерживали выдумки авторов из Летувы, но в то же время встречают в штыки национально ориентированные исследования беларуских ученых. 

Российская историография

«Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать!» С этого принципа начинается российская историография, им же она кончается. Во все времена, в том числе сегодня, она теоретически обосновывала имперский разбой, москвоцентризм, сказочную концепцию «Святой Руси» и прочее в том же ряду.

В основе российских исторических мифов лежит «История государства Российского» Н.М. Карамзина в 12 томах. Созданный еще в начале XIX века, этот труд по сей день является «костяком» официальной российской историографии. Следуя Карамзину, российские историки излагают историю ВКЛ таким образом.

ВКЛ – это в основном земли русских княжеств, захваченные Литвой (маленьким, но воинственным балтским государством), что было обусловлено слабостью единого государства Древней Руси после татарского нашествия середины XIII века. Позже территорию ВКЛ подчинила себе Польша.

Все население русских земель (от князей до смердов), оказавшись в составе ВКЛ, ориентировалось на Москву как единственный источник освобождения от власти литовцев и поляков. Московия систематически вела войны против «поляков» с целью освобождения «братьев по крови и вере», но только в конце XVIII века Россия – наследница и преемница Древней Руси – освободила «западных русских» силой оружия.

Мы подчеркиваем следующие принципиальные разногласия с этой концепцией:

– Никогда не было единого древнерусского государства и «древнерусской народности». Жители Московии (России) – славянизированные потомки угро-финских и тюркских племен; жители Литвы (Беларуси) и Жамойтии (Летувы) – потомки балтских племен (здесь славянизировались только литвины-беларусы); жители Руси (Украины) – славянизированные потомки скифо-сарматских (иранских) племен.

– Киевская Русь, достигшая своего расцвета в XI – XII веках, это своеобразный союз автономных княжеств, населенных разными этносами. Во многих из них были свои собственные правящие династии, которые лишь номинально признавали «верховную власть» киевского князя.

– Государственность на наших землях возникла намного раньше, чем на территории финского Залесья (Владимиро-Суздальского, затем Московского княжества). Полоцк уже в 882 г. заключил договор с Киевом, тогда как Москву – по официальной версии – основал киевский выходец князь Юрий Владимирович «Долгорукий» в 1147 г. – на 265 лет позже этого события. Туровское княжество появилось в начале Х века. Миндовг стал «королем Литовии» в 1253 г., тогда как удельное Московское княжество (отнюдь не «великое») появилось лишь в 1270 г. – через 17 лет после этого.

– Великое Княжество Московское было деспотией азиатского типа. Это закономерно, т.к. оно на протяжении 240 лет (до 1480 г.) являлось автономией в составе Золотой Орды. Развитие общества в ВКМ шло по принципиально иному пути, чем в ВКЛ (пример – уничтожение московскими деспотами Иваном III, Василием II и Иваном IV Великого Волжского пути и феодальных республик – Новгорода и Пскова.

– ВКЛ присоединяло к себе соседние мелкие княжества с населением разного этнического происхождения. Это делалось путем военного захвата, династических браков, политических союзов. Позже так же действовало и Московское княжество. Соперничество между ними было обычной борьбой за территории и сферы влияния, но московские государи обосновывали свои захваты династическими правами (якобы возвратом своих вотчин), а также идеологическими аргументами (якобы борьбой за права православных).

– Христианская церковь ВКМ по своей сути долгое время была несторианской (несторианство считалось в Византии ересью) с элементами ислама, поэтому она обожествляла ханов Золотой орды и московских великих князей )главный тезис – «власть монарха от бога!»).

Христианская церковь ВКЛ в первые три века существования (IX—XII) была арианской, а затем греческой православной, и резко осуждала несторианство. В XVI веке здесь расцвело протестантство, вообще отсутствовавшее в ВКМ.

Советская историография

В период с 1935 по 1954 г.г. советские «партийные» историки создали «единственно верные» схемы для объяснения прошлого народов СССР. Их ключевые тезисы таковы:

(1) Восточные славяне принадлежат к единому этнокультурному сообществу, имя которого – «русский народ». Украинцы и беларусы не отдельные народы, а всего лишь следствие разделения «древнерусской народности» на три ветви. Поэтому независимое государство для них – явление неестественное, которое могло существовать только «временно», до «воссоединения» с Россией.

(2) Нерусские народы не завоевывались и не покорялись, а «объединялись» или «воссоединялись» с Московским государством, Российской империей, СССР. Например, господство России над Беларусью это не результат «завоевания», а возвращение под опеку царя, временно потерянную вследствие «происков» поляков. Соответственно, россияне по отношению к Беларуси и беларусам во все времена были только «освободителями» и никогда – захватчиками.

(3) «Великороссы» во все времена «по праву рождения» являлись «старшими братьями» и даже «учителями» для остальных народов. Беларусы – младшие братья русских. Достижения цивилизации на наши земли принесли русские.

(4) «Объединение» национальных окраин с Московией (Россией) давало в основном положительные результаты, и в любом случае было для них «меньшим злом» (например, для Беларуси было «лучше» присоединиться к России, чем к Пруссии или Австрии).

(5) Аннексия Россией нерусских земель во все времена «прогрессивное» явление для местного населения в сферах экономики, права, культуры, религии, внутренней политики.

(6) Роль беларусов в истории ВКЛ и Речи Посполитой замалчивается. Тех, кто пытается ориентировать Беларусь на Россию, не интересует ни Вильня, ни беларуское наследие ВКЛ.

(7) Замалчивается преследование беларуского языка и культуры как царским режимом (например, ликвидация униатской церкви в 30-е годы ХІХ века, запрет беларуского языка в 1866 г.), так и советской властью (например, массовый террор против национальной интеллигенции в 1930—1941 гг.).

(8) Нерусские народы на территории Российской империи не были способны создавать собственные независимые государства;

(9) Национальная вражда между великороссами и нерусскими народами отсутствовала как в прошлом, так и в настоящем.

(10) Историю нерусских народов следует рассматривать через призму подавления трудовых масс местными эксплуататорами, а постоянным союзником этих масс всегда выступала Россия, пусть даже самодержавная и помещичья.

(11) Национальных политических лидеров следует оценивать в зависимости от их симпатий или антипатий к России и ее правителям.

(12) Выступления местных националистов против власти Москвы (Петербурга) не отвечали устремлениям народных масс, которые во все времена мечтали о слиянии с российским «старшим братом».

(13) Беларуское государство впервые возникло только в годы советской власти. Это, конечно же, БССР.

Современный западнорусизм

Западнорусизм – теория, разработанная во второй половине XIX века группой авторов, выходцев из губерний Северо-Западного края. Ее центральная идея – отрицание беларусов в качестве самостоятельного самобытного народа (этноса), отождествление их с великорусским этносом («беларусы – западная часть русского народа, обладающая некоторой региональной спецификой»).

Сторонники западнорусизма активно действуют в современной Беларуси. В частности, создали свой центр под названием «Западная Русь», являются желанными авторами на страницах государственного журнала «Беларуская думка». Суть публикаций и устных выступлений членов этого объединения сводится к следующим тезисам:

(1) Никаких беларусов никогда не было, есть «западная часть русского народа», местная «этнографическая группа».

(2) Эта часть непременно должна «слиться» с основной массой – великой Россией. Беларуси надо отказаться от своей «нелепой» независимости и войти в состав России в качестве «субъекта федерации» (автономии), а еще лучше – шестью отдельными областями.

(3) Беларуский язык – всего лишь диалект русского языка, «испорченный» польским влиянием.

(4) Единственная приемлемая религия для «западных русских – православие московского образца (ни в коем случае не униатство, не католицизм, не баптизм, не кальвинизм, не лютеранство).

(5) Свет истины сияет только в Москве – весь остальной мир со времен царя Василия II, отвергшего Флорентийскую унию 1439 г., уже 575 лет как идет в неверном направлении.

(6) Советский Союз (современный вариант «Святой Руси») был государством с образцово-показательным устройством общества. Поэтому он не мог погибнуть по причине внутреннего кризиса, его «развалили» агенты западных спецслужб.

(7) Современное беларуское национальное движение – сознательно антирусский проект, в создании и развитии которого важнейшую роль сыграли поляки.

ххх

Все перечисленные выше концепции отрицают самобытность беларуского народа и беларуской нации по всем основным параметрам (история, территория, язык, духовная культура и пр.). Для них мы – часть их государств в прошлом. Поэтому для нас их историографии не просто бесполезны, а вредны!

Но и спорить с ними нет смысла. Наша задача – просвещать и развивать свой народ, вместо траты времени и сил на бесполезные споры с националистами из других государств. Наши люди не знают историю своей страны. Вот широкое поле для приложения сил националистов.

Национальный подход в историографии

Наш историк Николай Шкелёнок писал в 1938 году:

«Беларуская история должна дать представление о прошлом беларуского народа и с этой целью систематически изучать исторические факты, связывая их нитью прагматизма, а в конечном результате дать синтетический обзор исторических событий»*. / Шкялёнак М. Прадмет беларускае гісторыі (1938).

Т.е. для нас важна «польза», конечный результат (именно так понимал суть вопроса Вацлав Ластовский, автор первой популярной книги о беларуской истории, написанной с национальных позиций).

Соответственно, задача национально ориентированной историографии – показать ход событий на земле Беларуси с той «мыслью в уме», что в конечном итоге возникло суверенное государство со столицей в Минске. Понятно, что любой иностранный автор, делающий аналогичный обзор, отбирает факты и дает их интерпретацию с позиций Москвы, Варшавы, Вильнюса или Киева. Этот факт опровергает мнение позитивистов о возможности создания некой «строго научной» историографии, лишенной политических, религиозных и прочих предпочтений/отрицаний.

Все, что происходило когда-либо на территории проживания беларуского этноса – есть события нашей истории.

Мы не западные или северо-западные русские. Мы – беларусы, потомки древних литвинов и русинов, ятвягов и кривичей, дреговичей и радимичей! А они, в свою очередь, были иного этнического происхождения, нежели предки так называемых «великороссов».

В этой связи надо затронуть одну проблему, актуальную именно для нашей страны. Суть ее в следующем. Во всех цивилизованных странах историки, культурологи, писатели, журналисты стремятся максимально «удревнять» свою историю. Например, в России недавно торжественно отметили 1150-летие своей государственности – считая от 862 года, когда мифический князь Рюрик якобы прибыл в Ладогу со своей дружиной*.

/* Современные российские исследователи доказали, что никакого Рюрика и, соответственно, князей-рюриковичей на Руси не было. Выходцы из Полабья, поселившиеся в регионе Ладога – Новгород, привезли предания о своем герое Хрёрике, а их потомки постепенно «привязали» эти предания к новой Родине и ее истории. Так появился «русский» Рюрик. См., к примеру, книги московского исследователя В.Б. Егорова «Русь и снова Русь» (2005 г.), «У истоков Руси: меж варягом и греком» (2010 г.)./

И только в государстве под названием Беларусь официальные лица упорно отрицают огромные пласты своего прошлого. Вот что, к примеру, заявил 15 марта 2012 г. заместитель директора Информационно-аналитического центра при администрации Президента государства профессор Лев Криштапович на заседании круглого стола «Религиозный фактор национальной безопасности Беларуси»:

«Представляется, что попытки вывести беларускую идентичность из так называемого Великого Княжества Литовского – это попытки, которые лежат в стороне от реального процесса нашего духовного укрепления и развития. В 16—17 веках белорусскому народу была насильственно навязана церковная уния. В это время специфика белорусской ментальности формировалась в рамках самого народа – крестьянства и мещанства, высшего сословия этнического не было».

Данное умозаключение является, по меньшей мере, однобоким, так как участие в многовековом строительстве локальной беларуской цивилизации принимали представители всех сословий. Человек, отрицающий это, сознательно извращает историю и оскорбляет национальное достоинство беларусов. Он не может считаться представителем великой нации, имеющей богатейшую древнюю историю и национальную духовную культуру. А эту культуру, как и во всех других странах, в первую очередь формировали выходцы из привилегированных социальных групп (из шляхты, торгово-ремесленного сословия, священнослужителей…).

Вот что говорил по этому поводу классик беларуской литературы второй половины ХХ века Владимир Короткевич, полемизируя с идейным “крестьянством” предыдущих поколений литераторов:

“Беларусов никогда не воспримут как полноценную нацию до тех пор, пока сами беларусы не перастанут смотреть на себя как на плебейский народ”.

Если же принять всерьез точку зрения, озвученную Л. Криштаповичем, то из нее неумолимо следует вывод о том, что беларусы – потомки рабов. Сначала наших предков покорили варяги, потом – литовцы (жамойты), после них – поляки и, наконец, русские (с той оговоркой, что в понимании указанного автора русские были не завоевателями, а освободителями).

Соответственно, все материальные и духовные достижения цивилизации принесли нам чужеземцы, а наши предки были способны максимум на то, чтобы сочинять песни и сказки о своей тяжелой доле.

Потом произошла революция 1917 г. – «величайшее событие во всей истории человечества». «Разобравшись по полной программе» с многочисленными внутренними и внешними врагами, гуманисты-большевики, лучшие друзья всех угнетенных народов, подарили многострадальным «тутэйшым» крестьянам свое государство – БССР. Так на свете появился, наконец, «белорусский народ» (само собой разумеется, более «русский», чем «белый») – одновременно с суверенным государством этого народа. Вот такая «картина маслом», если использовать выражение из популярного телесериала.

Однако реальная история нашей страны не имеет ничего общего с теориями авторов, служащих интересам правящих кругов соседних государств. Ниже я кратко характеризую общий взгляд национально ориентированной историографии на историческое прошлое Беларуси. Условно оно разделяется на шесть периодов.

Основные периоды истории Беларуси

(1) Древнейший период (до IX века н. э.) – складывание племен. На это ушло не менее трех тысяч лет.

Наибольший интерес представляет последний этап указанного периода, когда автохтонные балтские племена славянизировались в процессе взаимодействия с группами пришельцев, селившихся на судоходных реках и подчинявших своей власти жителей окрестностей.

Антрополого-генетическая основа беларуского народа – балто-готское население эпохи «каменного» и «железного» веков*. Славянский язык, та духовная культура, которую сегодня называют славянской, и христианство распространились среди коренного населения благодаря пришельцам. Небольшими группами они проникали на наши земли с южного, западного и северного направлений с V по XIII века новой эры. За 900 лет они физически «растворились» в балтском море, но их культурно-лингвистическое воздействие за этот время полностью преобразовало местный духовный ландшафт.

/* Слово «балт» – готское. Оно родственно современному английскому bold – «отважный, смелый, храбрый», а также «сильный, энергичный»./

Предки беларусов в генетическом и антропологическом смысле были балтами и готами, которых подчинили себе военные предводители пришельцев – князья От пришельцев они переняли систему построения языка, некоторые верования и обычаи, методы войны и образцы оружия, способы материального производства…

(2) Первое по времени государство на землях Беларуси – Полоцкое княжество (цивилизация, сложившаяся в результате колонизации балтов-кривичей варягами-русами)*. Здесь утвердились арианская церковь и письменный старобеларуский язык, постепенно ставший единый для всех земель нынешней Беларуси.

Полоцкое княжество возникло около 862 г., утратило независимость в 1307 (т.е. через 445 лет), а к 1504 г. растворилось в ВКЛ – стало воеводством. Позже (в XI—XII вв.) возникли и другие княжества, общим числом до 20.

/* Варягов традиционно считали скандинавами. Некоторые авторы – полабскими славянами. Сейчас ученые пришли к выводу, что этот термин объединяет выходцев из Скандинавии, Полабья, Поморья и Фрисландии./

(3) На смену Полоцкому княжеству появилось государство литвинов и русинов – Великое Княжество Литовское и Русское. Оно возникло к 1253 г. вокруг Новогородка (в 1323 г. столица была перенесена в Вильню), но через 320 лет (в 1569 г.) объединилось с Польшей в конфедерацию Речь Посполитая. А через 20 лет к государственному союзу добавился союз (уния) православной церкви с католической.

Историческая (летописная) литва – это ятвяжское племя, проживавшее в западной части Беларуси (ятвяги, скорее всего, потомки готов). Оно дало название княжеству, а само растворилось в процессе формирования новой этнической общности. Историческая Русь – в восточной части, на землях псковских, полоцких и смоленских кривичей. Литва и Русь – изначально беларуские земли, в отличие от Жамойтии**.

/** В историческую Жамойтию (Жмудь) входит и ее восточная часть, которую летувисы объявили ареалом расселения племени аукштайтов, родных братьев жамойтов. На самом деле племени аукштайтов никогда не было. Аукштайтией называли восточную часть Жамойтии, которая оказалась под властью Литвы намного раньше западной части. См. об этом исследование Вацлава Пануцевича «Літва і Жамойць: Розныя краіны і народы» (1953 г.)./

Постепенно летописная литва присоединила к себе весьма обширные территории, сначала – ятвяжские земли (в XIII веке), потом – Русь (в XIV веке), потом – Жамойтию (в XV веке). Так возникло ВКЛ – государство, в котором сформировался беларуский народ, беларуская духовная и материальная культура.

Ареал исторической литвы находился на территории современной Беларуси (в ее западно-северной части), следовательно, княжество Литва – изначально беларуская земля, в отличие от Летувы (Жамойтии, включая ее юго-восточную часть, которую летувисские историки называют Аукштотой или Аукштайтией). Великие князья Литвы были балтами по рождению, христианами по вере, беларусами по языку.

(4) Речь Посполитая существовала 225 лет (1569—1795 г.г.). В ней происходили процессы полонизации и католицизации населения Литвы (западной части страны) и Руси (ее восточной части).

Сохранить Великое Княжество Литовское и реализовать тот потенциал культурного, технического и экономического азвития, который был в нем заложен, помешали объективные факторы. Главным образом, это две ужасные войны.

Первая произошла в 1654—67 гг., польский писатель Генрик Сенкевич очень метко назвал ее «Потопом». Московский царь Алексей Михайлович, которого в России любят называть «тишайшим», вел войну на уничтожение. Известна его установка войскам: «унии не быть, латинству не быть, жидам не быть», а эти три категории составляли большинство населения ВКЛ). В результате многочисленных убийств, эпидемии чумы, принесенной московитами и массового вывода в рабство, за 12 лет исчезла половина населения ВКЛ, а в восточной части страны до 80—85 %.

Демографическая катастрофа «открыла шлюзы» для полонизации. Она, в свою очередь, остановила процесс соединения шляхты, горожан и крестьян в единую политическую нацию. В результате к концу XVII века стала общепринятой формула «польская шляхта литовского происхождения». Одновременно эта шляхта ментально «разошлась» с крестьянством, не поддавшимся полонизации.

Через 40 лет обрушилась новая беда – Северная война России и Саксонии против Швеции. За 10 лет (1705—15 гг.) погибла треть населения ВКЛ. Снова демографическая и экономическая катастрофа. Достаточно привести для иллюстрации два примера. По приказу царя Петра I, бесцеремонно распоряжавшегося на территории ВКЛ, 8 сентября 1708 г. был дотла сожжен Могилёв! Горожанам, которых вдобавок «до нитки» ограбили татары и калмыки царя Петра, пришлось разойтись кто куда! А 1 мая 1710 г. по приказу этого деспота-психопата был взорван собор Святой Софии в Полоцке, духовный центр наших земель!

(5) Следующие 120 лет (1795—1917 гг.) – оккупация Российской империей. Процессы полонизации и католицизации населения на беларуских этнических землях продолжались еще около 35 лет, но затем имперские власти осуществили насильственный поворот в сторону русификации и распространения московской церкви. Царизм и российские церковные деятели уничтожили униатство (успешно превращавшееся в национальную церковь беларусов), вели оголтелую всеобъемлющую русификацию, внедряли имперскую идеологию и деспотическое государственное устройств, насаждали отсталую московскую культуру.

Наши предки еще долго героически боролись с захватчиками. На протяжении 70 лет из этих 120 (с 1794 по 1864 гг.) они трижды поднимались на антиколониальные восстания.

(6) Затем наступил советский период (1918—1991). Эти 72 года характерны истреблением и религии, и гуманистической культуры, и национализма, вообще всего, что имело «человеческий облик».

Как видим, каждый следующий период был короче предыдущего: 900, 445, 320, 225, 120, 70 лет. Видимо, этот факт отражает общее ускорение времени, о чем сейчас говорят и пишут многие авторы. И каждый раз наш народ – с удивительным терпением и старанием – строил новый дом из старых камней.

ххх

В результате указанных потрясений у беларусов не сложилась национальная идея, связанная с осознанием своей особенности по сравнению с соседями – московитами и поляками. Де-факто крестьяне, мещане и шляхта представляли этническую общность (народ), но в силу своих социально-психологических особенностей не могли подняться до осознания себя как единой нации. К тому же образованные слои (шляхта, купечество, духовенство) были частью истреблены, частью переориентированы – сначала на Польшу, потом на Россию.

Только сейчас, благодаря возрождению собственного государства, быстрыми темпами формируется “политическая общность” – современная беларуская нация.

В настоящее время у националистов больше оснований для оптимизма, чем 50 или 100 лет назад.

Во-первых, беларусам последние 300 лет угрожало «растворение», сначала среди поляков, потом среди русских. Но не растворились, уцелели, выжили, хотя и с потерями в духовной культуре.

Во-вторых, в мире есть много народов без своей государственности. Первые, кто вспоминаются в качестве примера – баски (1,8 млн) и каталонцы (7,5 млн) в Испании. А у нас свое государство имеется!

В-третьих, в мире существует свыше 100 государств, население которых использует «чужой» язык. Но это не мешает им быть суверенными и сугубо национальными. Например, таково Ирландское государство*.

/* Ирландцы в 1919—21 гг. вели кровопролитную национально-освободительную войну против англичан и добились самоуправления – обрели статус доминиона. А в 1949 г. Ирландия была провозглашена республикой – после более чем 200 лет колониального прошлого. Сейчас ее население составляет 3,6 млн человек. Учащиеся школ изучают национальный язык – гэлик. Тем не менее, 97 % жителей Ирландии пользуются в повседневной жизни языком бывших колонизаторов – английским. Говоря образно, гэлик давно превратился в священную реликвию. Видимо, такая же судьба ожидает и беларуский язык./

ххх

То, что действительно вызывает у нас сожаление и недоумение,так это позиция ряда “официальных” беларуских историков, занятая ими в последние годы. Ее суть в том, что они снова начали ползать на коленях перед Москвой. Загляните, к примеру, в совместную статью академика-секретаря Отделения гуманитарных наук НАН Александра Ковалени и директора Института истории НАН Вячеслава Даниловича, опубликованную в московском журнале “Родина” (спецвыпуск за апрель 2012 г.), которая называется “Россия и Беларусь: общность исторической судьбы”.

Как же они лижут ноги россиянам! Как боятся не то что словом, а хотя бы намёком задеть их великодержавный шовинизм! Ни одного упоминания о многочисленных кровавых войнах Москвы с целью захвата наших земель! Ни слова о политике русификации беларусов и уничтожения униатства! Напротив, авторы статьи заявили следующее:

«…включение белорусских земель в состав российской империи явилось решающим фактором, который (…) содействовал возрождению и развитию национально-духовных традиций» (с. 105).

И далее:

«Россия, в отличие от других империй (…) стремилась не выкачивать средства из подвластных территорий, а развивать их социально-экономический и духовно-культурный потенциал» (там же).

Такие заявления, во-первых есть ложь, во-вторых это возврат на позиции Л.С. Абецедарского, П.Т. Петрикова, А.И. Залесского и других так называемых партийных историков коммунистической (советской) Беларуси – убежденных врагов независимого беларуского государства. С историками, занимающими сегодня такие позиции, нам просто не о чем разговаривать. Нет точек для соприкосновения.

ххх

Итак, в современной историографии существуют два основных подхода к рассмотрению вопросов беларуской истории – национальное и антинациональное. Не требуется доказывать, что укреплению национальной безопасности Беларуси в гуманитарной сфере способствует только национально ориентированная историческая наука, служащая интересам своего государства и своего народа.

Другие доклады конференции:

1. Нацыянальная бяспека і канцэпцыя нацыянальнай гісторыі Беларусі

2. Минное поле белорусской истории

3. Нацыянальны пантэон – падмурак гуманітарнай бяспекі

4. Манументальная прапаганда і тапанімічная “рэфармацыя” ў палітыцы і практыцы нацыянальна-дзяржаўнага будаўніцтва: гісторыя і сучаснаснасць

5. Праблемы сучаснай беларускай гістарыяграфіі на прыкладзе даследавання гісторыі Заходняй Беларусі ў міжваенны час (1921—1939 гг.)

6. Культурнае праектаванне як элемент нацыянальнай гуманітарнай бяспекі

7. «Бітва за Гродна»

6 thoughts on “Историография национальная и антинациональная

  1. Юрий-Альгерд

    Отличная статья. Господин А.Е. Тарас как всегда а высоте – всё “разжёвано”, разложено по полочкам, отсортировано, в общем всё понятно.
    Согласен с тем, что беда беларусов в том, что они не только не знают свою историю, но и не желают её знать. Деньги и другие материальные ценности затмили собственное самосознание. Обычное крестьянское поведение – забота о хлебе насущном, обеспечить себе жизнь “не хуже чем у других”. Но нужно продолжать с людьми разговаривать на простом бытовом языке. А это не столько задача учёных, сколько обычных людей, у которых уже сформировано на достаточном уровне национальное самосознание.
    Я, к примеру, работаю со своим окружением (семья, друзья, коллеги…) уже четвёртый год. Очень сложно, но что радует – есть положительные результаты и не маленькие! Например, мой коллега из перифирии ничего о истории Беларуси не знал, кроме Второй Мировой Войны. А теперь знает и БНР, и ВКЛ, и о агрессиях Московии, и о национальных чистках 1930-ых, и т.д.
    Вижу рациональное зерно в том, что национал-патриоты должны получать информацию у профессиональных историков, чтобы в свою очередь донести её до народа доступными для его понимания словами и примерами.
    А там, смотришь, и станем нацией?!
    Бог нам в помощь!..

  2. volk_liut

    Почему про кельтов не написали? Или доля кельтов мала в истории Беларуси?
    Названий населенных пунктов, рек кельтского происхождения много в. Беларуси.

  3. Александр

    Я с большим удовольствием и интересом читаю литературу, написанную или издаваемую А. Тарасом, но должен сказать, что в ней встречается немало тенденциозных суждений, особенно там, где речь заходит о русском православии.
    На мой взгляд, тезис о том, что «Христианская церковь ВКМ по своей сути долгое время была несторианской с элементами ислама», не выдерживает серьезной религиоведческой критики.
    Суть несторианства вовсе не в обожествлении правителя, а в разделении двух природ – Божественной и человеческой – в Иисусе Христе. Учение о том, что царская власть, как и любая другая, существует по воле или попущению Бога, восходит непосредственно к Библии, записанной задолго до рождения Нестория. Например, ветхозаветный пророк Даниил, находясь на службе у вавилонского царя Навуходоносора (!), говорил ему, что Господь «низлагает царей и поставляет царей» (Дан. 2, 21), и самому Навуходоносору «Бог небесный даровал царство, власть, силу и славу» (Дан. 2, 37).
    Догматический минимум православного христианства содержится в Никео-Константинопольском символе веры, который поется верующими во время каждой литургии. Московскую Церковь XIII – XVI вв. можно обвинить во многом, но я не слышал, чтобы она отказывалась от этого исключительно важного текста, неприемлемого для мусульман. Напомню также, что православные московиты (не исключая и пресловутого Афанасия Никитина) именовали Деву Марию Божьей Матерью, Богородицей – в пику и мусульманам, и несторианам (Несторий считал более корректным термин «Христородица»).

  4. Raus

    1) Эдвардас Гудавичюс – летувизированная фамилия Гудавич (Гудович), когда-то летувисы называли беларусов гудами
    2)Зигмас Зинкявичюс летувизированная фамилия Зинкевич
    3)Йонас Лауринавичюс – летувизированная фамилия Лаурынович
    4) Томас Баранаускас – летувизированная фамилия Бараноускi. Баран по-летувиски – Avis. Cледовательно Баранаускас должен быть Avisas

  5. Сергій Гук

    Цікава і жвава історична публіцистика, тільки у мене не зникають сумніви щодо первісної локалізації Литви у вузькому значенні слова.
    Автор упевнено пише, що виділилися з ятвягів, але навіть якщо й так (у чому немає певності по регіону Новогрудка-Волковийська, де ця литва себе вперше виявляє), то коли виділилися і у звязку із чим виділилися з масиву ятвягів – незрозуміло. Може й не з ятвягів виділилися?
    Щодо готської “складової” ятвягів, то чому не антської (ятської після занепаду носових звуків)? Анти ж вочевидь не усі знищені були обрами-аварами, заціліла частина цілком реально могла піти в Поліські болота. Збірна назва антів-ятів цілком правдоподібно звучала у 6-7 ст. як антове-ятове, а звідси і ятвяги (“ятвінги” для ранніх германців) як нащадки антів-ятів. Принаймні, верхівка ятвязька могла бути з нащадків антів. Ці нащадки продовжували антську звичаєвість і цілком можливо, що на півночі дали назву янтарю – тобто камінню, котре “яли”-збирали вже задовго до їх появи, але назва у письмовий період закріпилася антська-ятська, а не більш давні.
    Щодо версії готської у Єгорова – вона надто слабка аргументами, та й сам він визнає (у книзі 2010 р.), що пропонує здогади, а не рішення. Гіпотези, а не доведення: “Не будучи историком, я все же считаю возможным в своих расследованиях высказывать личное мнение по спорным вопросам и выдвиrать собственные rипотезы, но ни в коем случае не настаиваю на них. Основная задача этой книrи – привлечь внимание читателя к интересным моментам истории древней Руси, убедить ero, что она полна заrадок, интереснЫХ и до сих пор не разrаданных. А rлавное, побудить читателя задуматься над ними и поискать свое собственное решение, coдaTЬ свое личное представление о прошлом. То есть… породить собственную ИСТОРИЮ! Читатель может заметить, что авторские rипотезы в разных собранных в книrе расследованиях не всеrда стыкуются между собой и временами противоречат одна друrой. Так оно и
    есть. Еще раз подчеркиваю: цель этой книrи – задать вопросы, а не дать исчерпывающие ответы, которых у меня просто нет. Как, впрочем, и у профессиональных историков”.
    Якщо йдеться про про схожість на германські імена Ольгерда, Вітольда, Гаштольда тощо – то до чого тут ятвяги і литва у вузькому сенсі слова? Чомусь Вітольд – це на експорт, а вдома – Вітовт. Так і з іншими такими найменуваннями “на експорт”. Подібним чином у моравсько-богемського Моймира 9 ст. було “експортне” іменування для німців.

Пакінуць адказ

Ваш адрас электроннай пошты не будзе апублікаваны. Неабходныя палі пазначаны як *

Гэты сайт выкарыстоўвае Akismet для барацьбы са спамам. Даведайцеся пра тое, яе апрацоўваюцца вашы дадзеныя.