Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Истоки Литвы

uzor1. Руны

Возникновение рунических знаков многие исследователи связывают с древними племенами, которые жили в эпоху позднего палеолита, примерно 40—35 тыс. лет назад. Они жили в северной части Европы и даже в Заполярье, имели достаточно высокий уровень развития, неплохо знали астрономию, хорошо владели строительным делом, были отличными охотниками. В религиозных верованиях этих племён царил культ женщины, олицетворявшей плодородие и продолжение жизни. Некоторые ученые соотносят северные племена эпохи позднего палеолита с племенами древних ариев, которых они считают предками индоевропейцев.

С похолоданием в ледниковую эпоху этим племенам пришлось переселяться южнее, в места с более теплым климатом. На юго-востоке Беларуси выявлены стоянки позднепалеолитических племен – Бердыж и Юровичи (26—24 тыс. лет назад), где найдены образцы древнего искусства:

«На территории Беларуси древние произведения искусства известны с позднего (верхнего) палеолита (орнаментированный обломок бивня мамонта со стоянки Юровичи).

На близких по культуре памятниках соседних территорий Среднего Поднепровья известны скульптурки женщин и птиц из бивней мамонтов, выполненные в стиле наивного реализма, пластины из бивней украшенные орнаментом, в т.ч. зональным, в котором преобладали параллельные линии, зигзаги, ромбы, соединенные шестиугольниками, образующие сотовые узоры (стоянки Юдиново и Елисеевичи Брянской обл.), а также развитые меандровые узоры (стоянка Мезин Черниговской обл.).

…Большинство палеолитических находок древнего искусства связано с первобытным культом плодородия и охотничьей магии»*. /* Энцыклапедыя літаратуры і мастацтва Беларусі (ЭЛіМБел), том 4. Мінск, 1987, с. 260./

Примерно 18 тысяч лет назад с дальнейшим расширением ледникового покрова берега Днепра и Припяти опустели. Древние племена переселились еще дальше на юг. И только около 12 тысяч лет назад на территории нынешней Беларуси появились позднепалеолитические племена охотников на северных оленей. Заселение Беларуси в тот период происходило с запада, юго-запада и с юга – Среднего Поднепровья.

Около 10 тысяч лет назад с полным исчезновением ледника на территории Беларуси наступил средний каменный век – мезолит. Потепление климата привело к миграции северных оленей на север. Вслед за оленями переселилась и значительная часть местного населения, однако некоторые племена адаптировались к условиям жизни в лесах и остались на месте. Надо отметить, что территорию Беларуси в раннем мезолите снова заселили предки будущих индоевропейцев:

«Очень важным моментом в изучении ранних этапов заселения Верхнего Поднепровья в поздне- и послеледниковый период является факт установления генетической преемственности между населением среднеднепровской культурной зоны позднего палеолита и последующим мезолитическим населением верхнего течения Днепра, Десны и Волго-Окского междуречья. Близкое сходство технико-морфологических показателей этих групп памятников, датирование и ареал их распространения свидетельствуют о том, что изначальные миграции происходили в северном направлении по долинам Днепра, Десны, Друти и привели к формированию культурной области, которая заняла огромные территории северно-западных районов Русской равнины»*. /* Археалогія Беларусі. Том 1. Мінск, 1997, с. 40./

Вернемся к древнему искусству наших предков:

«Странствующий быт человека финального палеолита и раннего мезолита, особенности жизни в условиях тундры и лесотундры (так выглядела территория Беларуси в тот период. – Aвт.) влияли на характер его мировоззрения, на духовную культуру. Упорядоченность позднепалеолитических орнаментов уступает место экспансии скорописных композиций из прочерченных ломаных линий на костных изделиях. Появляются динамические гравировки животных и мужчин-охотников, что отражает возросшую роль последних в социальных отношениях. В позднем мезолите, когда наступило полное приспособление к относительно стабильным условиям лесной зоны, опять возрождается регулярная ритмика отделок на костных изделиях»*. /* Там же, с. 397./

А теперь вспомним, что наиболее древние памятники с руническими знаками, найденные на территории Беларуси, встречаются среди археологических предметов мезолитической эпохи.

Сопоставляя эти факты, я пришел к выводу, что именно прочерченные композиции ломаных линий на костных изделиях и есть первые рунические знаки. Они содержали информацию о миграциях животных, которой древние охотники обменивались между собой, но одновременно эти композиции имели еще и культовое значение.

Итак, рунические знаки (руны) первыми начали употреблять древние охотники, промышлявшие в позднем палеолите и раннем мезолите в бассейнах Верхнего Поднепровья, Десны и на смежных с ними территориях. Весьма вероятно, что именно они перешли от употребления отдельных знаков к руническому письму.

В конце XIX века возле села Триполье (ныне в Киевской области) археолог В.В. Хвойко открыл древнее поселение, возраст которого около 6 тысяч лет. По названию села культура, характерная для этого древнего поселения, получила название «трипольской». Удалось установить, что она имела распространение от Днепра до юго-восточной части современной Румынии. На археологических памятниках этой культуры выявлены рунические знаки. По мнению российского исследователя древнего письма Г.С. Гриневича, язык и рунические знаки носителей трипольской культуры позже легли в основу протоиндийского языка.

Все это доказывает, что мы, сегодняшние беларусы, – вовсе не славяне (какими хотят видеть нас некоторые соседи), а потомки древних индоевропейцев, создавших рунические знаки и орнаменты. Наш современный язык произошел от старобеларуского, а тот развился из праславянского языка, праславянский же, в свою очередь, возник на основе языка древних индоариев.

ххх

Беларуская народная символика, сохраняющая свою самобытность, формировалась в русле индоевропейских традиций. Поэтому мое внимание привлекла руническая система оберегов, которую традиционно связывают с культурой скандинавских народов. Дело в том, что знаки-символы (руны) беларуских орнаментов очень похожи на скандинавские знаки-руны.

Наиболее древний скандинавский алфавит содержит 24 руны. Значит, каждый знак имел отношение к конкретному часу в сутках и, скорее всего, обозначал календарные или астрологические понятия. Поскольку некоторые руны обозначают негативные явления, то и часы, маркированные этими рунами, считались несчастливыми. Не случайно до сего времени у беларусов есть такой оборот речи как «хорошее время» («добры час»). Рунические календари, существовавшие в Скандинавии и соседних странах до XIX века, изготавливались в виде посоха, меча или книги и обозначали различные понятия, а также дни недели. Руны Луны указывали на ее фазы – полнолуние и новолуние.

Наиболее древние памятники с руническими знаками, найденные на территории Беларуси, встречаются среди археологических предметов эпохи мезолита. В коллекции музея Древней беларуской культуры Национальной Академии наук хранится фрагмент кости с изображением человека с поднятыми к небу руками (стоянка Озерцо, Центральная Беларусь), где внизу вырезан знак, похожий на руну Отилия. Этот предмет, вероятно, имел культовое назначение.

А в народных беларуских орнаментах на полотенцах, одежде, поясах и скатертях выявлены 17 рунических знаков (еще один знак считается руническим предположительно):

Альгиз

Ансуз

Беркана

Гар

Гебо

Гер

Дагаз

Ер

Ингуз

Кана

Отилия

Ромб

Ссулу

Тэйваз

Уруз

Эйваз

Энваз

Три аналогичных знака встречаются и в англосаксонских рунах (Гар, Гер, Ер). А руна Энваз на беларуских полотенцах находится в вертикальном положении и может быть другим знаком.

Не чужда беларуской традиции система так называемых «связанных рун», когда несколько знаков, наложенных друг на друга, составляют одну лигатуру. Именно такие узоры сельские жители называли «варажбітнымі ўзорамі» (колдовскими узорами).

В качества рабочей гипотезы я предлагаю скандинавскую систему значений, поскольку некоторые из них достаточно точно вписываются в атрибутику народных обрядов с использованием таких ритуальных вещей, как полотенца или свадебные наряды. Например, руну Беркана можно встретить только на женской одежде. Она является символом богини земли. А наиболее часто встречающаяся руна Гебо присутствует на полотенцах, женской и мужской одежде, на многих бытовых предметах. Руна Ер – древо жизни – главный элемент в орнаментах пряслиц.

Этимологию слова «руна» рассматривали многие исследователи. В древности, когда не было бумаги, знаки вырезали на кости, глине, камнях, дощечках. У нас их называют «резы». От славянского корня «рун» происходят такие слова, как «рана», «ранить». Беларуское слово «рунь» – всходы, побеги растений – родственно такой этимологии: всходы как бы прокалывают землю. Мастеров, владевших мастерством вырезания рун, называли эрилями, то есть ариями. Беларуское слово «арать» (пахать) показывает, что это мастерство прямо связано с сельскохозяйственной деятельностью. Слово «раніца» (утро) – свет прорезает темноту ночи – тоже связано с корнем «рун».

Но вот какая здесь «нестыковка»: корень «рун» – славянского происхождения, тогда как руническая система оберегов традиционно связывается с культурой скандинавских народов, да и семантика наших рун привязывается к скандинавской системе значений, а скандинавы, как известно, не славяне.

Например, толковый словарь С.И. Ожегова дает следующее объяснение: «руны – древние письмена скандинавов, сохранившиеся в надписях на камнях и других предметах»*. /* Ожегов С.И. Словарь русского языка. Изд. 15-е, стереотиное. М., 1984./ Как видим, он связывает руны только со скандинавами. Видимо и мы, беларусы, в чьих национальных орнаментах выявлены уже 17 рунических знаков, не относимся к славянам, а родственны народам Скандинавии. Но как в таком случае быть с беларуским языком, ведь общепринято, что он – из числа славянских?

2. Варяги. Славяне

Для того, чтобы найти ответы на возникшие вопросы, проанализируем информацию о происхождении славян и возникновении древних рун. Вот что, например, сказано в «Энциклопедии литературы и искусства Беларуси»:

«Славяне – группа народов, носителей славянских языков, принадлежащих к семье индоевропейских языков.

…Исторические источники дают сведения о славянах относительно поздно, попытки ученых увидеть славян в «скифах-пахарях», «будинах» или «неврах», которых называет в своих работах Геродот (V век до н.э.), маловероятны. Недостаточно обоснованы и отождествления со славянами венедов, упоминаемых авторами I—II вв. н.э. (Тацит, Плиний Старший, Птоломей). Первые известные сообщения о славянах (склавинах) – у Прокопия Кесарийского и Иордана (VI век н.э.), они, однако, не указывают точного места жительства славян. Потому вопрос о так называемой прародине славян – древней территории, где произошло формирование относительного единства носителей праславянского языка, а также о точном времени этого вызывают споры»*./* ЭЛіМБел. Том 5. Мінск, 1987./

Из этого и других источников следует, что исторически достоверные сообщения о славянах относятся к середине 1-го тысячелетия н.э. В частности, они связаны с появлением археологической пражско-корчакской культуры (V—VII вв. н.э.) – несомненно славянской. Между тем, наиболее древние памятники с руническими знаками, найденные на территории Беларуси, имеют значительно более древнее происхождение. Следовательно, рунические знаки существовали на нашей земле задолго до появления славян, а это в свою очередь указывает на то, что люди, которые издавна вырезали руны, были не славяне. Отсюда вывод: корень «рун» – неславянского происхождения. Об этом свидетельствует и тот факт, что корень «рун» имеется и в шведском языке (по-шведски «runor» – письмена)*./* Ефремова В.В. Русско-шведский словарь. М., 2003./

Выходит, что на территории современной Беларуси до появления славян проживали племена, культура которых родственна культуре скандинавских племен, среди которых были широко распространены рунические знаки. Необходимо также подчеркнуть, что для современной беларуской национальной культуры характерно широкое употребление рунических знаков в орнаментах. А это означает одно из двух: 1) придя на наши земли, славянские племена переняли культуру проживавших здесь племен; 2) никакие славянские племена на наших землях не расселялись.

Относительно второго вывода многие могут возразить: а как же кривичи, радимичи, дреговичи, а как же принадлежность беларуского языка к славянским языкам? Кажется, что для второго тезиса нет никаких оснований, но давайте попытаемся разобраться в этом.

Принято считать, что кривичи, радимичи и дреговичи расселились на наших землях во второй половине 1-го тыс. н.э. Причем, как свидетельствуют ученые, расселялись мирно, вплоть до подселения в уже существующие деревни местных племен. Такое возможно лишь в случае психологической совместимости пришлых людей с местными жителями и хорошего понимания друг друга (при сходстве языков). Но, как было отмечено выше, местные жители не были славянами. Отсюда можно сделать вывод: племена кривичей, радимичей, дреговичей тоже не были славянскими.

Тогда возникает очередной вопрос: почему мы, сегодняшние беларусы, хорошо понимаем поляков и украинцев, русских и словаков, других носителей славянского языка?

Вот что сообщает «Энциклопедия литературы и искусства Беларуси:

«Славянизмы, старославянизмы, церковнославянизмы – слова, заимствованные из старославянского и церковнославянского языков. Они отличаются книжно-письменной или возвышенной стилистической окраской.

…В современном беларуском языке (в отличие от русского и украинского языков) число славянизмов весьма ограничено, а их стилистическая окраска нейтрализовалась.

…В разговорном языке стилистически окрашенные славянизмы могут иметь ироничный оттенок, категория славянизмы для современного беларуского языка мало характерна.

…Славянские языки, это группа родственных языков, которые восходят к одному предку – праславянскому языку. Принадлежат к семье индоевропейских языков. Наиболее близки к славянским языкам балтийские языки.

…Лингвистические данные свидетельствуют о тесных связях славян с балтами, а также с иранцами, германцами, возможно, с иллирийцамі»*./* ЭЛіМБел. Том 5. Мінск, 1987./

Итак, для современного беларуского языка «категория славянизмы мало характерна». Почему же в нашем языке так много слов, похожих на слова славян? Этому может быть лишь одно объяснение: современный беларуский язык не происходит от праславянского языка, предка славянских языков, но близок к нему.

По утверждениям ряда ученых, славян необходимо связывать с северо-индоевропейскими племенами:

«В процессе распада индоевропейского этнолингвистического сообщества к 3-му тыс. до н.э. выделились северо-индоевропейские племена, на базе которых сложились группы племён – предков германцев, балтов и славян».

Во 2-м тыс. до н.э. в Европе выделялись уже пять крупных этноязычных массивов:

(1) финны и угро-финны в северо-восточной части Европы;

(2) ираноязычные кочевники в степях Восточной Европы;

(3) южные индоевропейцы (италики, иллирийцы, греки, фракийцы) на территории к югу от Альп и Дуная;

(4) кельты – на запад и в центре Европы от Испании и Британии до Карпат;

(5) северные индоевропейцы на территории юга Скандинавии, Дании, современной северной Германии, Польши, юга Прибалтики, современной Беларуси, Западной России, почти до границ нынешней Московской области.

Нас интересуют северные индоевропейцы. Имеющиеся данные не позволяют выделить в прото-германо-балто-славянском единстве элементы этнического расчленения. Но во второй половине 2-го тыс. до н.э. массив северных индоевропейцев разорвался на две части: с юга в бассейн Вислы пришли племена, археологическую культуру которых называют лужицкой (XV—IV вв. до н.э.). Западнее лужицкой культуры начал формироваться будущий германский мир, а восточнее остались предки балто-славян, на основе которых позже возникли балты и славяне. Самих носителей лужицкой культуры обычно связывают с южными индоевропейцами – иллирийцами и венетами (венедами). Лужицкая культура находилась также под сильным влиянием кельтов и частично – фракийцев. Таков традиционный взгляд определенной группы ученых на возникновение славян. Но существует и другая точка зрения:

«По мнению некоторых ученых (А. Шлейхер, Я. Розвадовский, Т. Лер-Сплавинский, В.В. Иванов, В.Н. Топоров, В.В. Мартынов), определенное время существовало балто-славянское этнолингвистическое единство (праязык); другие ученые (А. Мее, Я. Энделин, С.Б. Бернштейн, А.М. Трубачев) не отрицают значительной близости балтов и славян, но и не принимают тезис о балто-славянском единстве (праязыке); некоторые ученые (X. Станг, Э. Френкель) скептически смотрят на возможности реконструкции социолингвистического статуса балтийских и славянских диалектов, а, значит, на существование у них общего праязыка»*./* ЭЛіМБел/. Том 5. Мінск, 1987, с. 44./

Если учесть мнения противников балто-славянского единства (праязыка) и то, что существование славянских археологических культур (значит, и самих славян) ученые относят к 1-му тыс. н.э. (железный век), приходим к следующему выводу. Племена лужицкой культуры во второй половине 2-го тыс. до н.э. (в бронзовом веке) разорвали близкий в этнокультурном плане массив северных индоевропейцев на две части: западную (где формировались германо-скандинавские племена) и восточную (где формировались племена балтов, а не балто-славян).

Восточные племена северных индоевропейцев ученые называют балтами. На мой взгляд, название не вполне адекватное, ибо к балтам можно отнести сегодня народ любого прибалтийского государства и в то же время не включить в их круг коренных жителей государства, не выходящего к Балтийскому морю, хотя и балтского по происхождению.

Остановимся более подробно на восточных северо-индоевропейцах. Эти племена широко расселились на территории современной Беларуси и прилегающих к ней стран. Расселение среди лесов заставило их в совершенстве овладеть подсечно-огневой, а местами и пахотной (с применением плуга) системой земледелия. О широком распространении пахотного земледелия в восточной Европе в 1-м тыс. до н.э. свидетельствуют многочисленные находки здесь деревянных плугов, которые датируются 1-м тыс. до н.э. и даже более ранней эпохой.

Отметим еще одно обстоятельство:

«В связи с распространением земледелия и животноводства распространялись космогонические и связанные с плодородием земли культы. На керамике преобладали гравированные узоры в виде треугольников, дуг, ромбов с крючками, солярных знаков, которые символизировали небесные светила и явления природы, плодородие, умирание и весеннее возрождение природы»*. Это означает, что тогда имела широкое распространение руническая система оберегов. /* ЭЛіМБел/. Том 4. Мінск, 1987, с. 262./

Напомним, что эрили (арии) умели вырезать руны, а родственное беларуское слово «араць» (пахать) показывает, что это умение было связано с сельскохозяйственной деятельностью. И далее:

«Древняя первооснова многих символов, входящих в орнаменты, жителями села уже забыта и значение многих знаков… называлось гадательными знаками» (Л.Е. Агеева, 2007).

Если же задуматься над смыслом слова «варажба» (гадание), то сразу напрашивается его связь со словом «ворыва» (вспашка). То есть, гадание означает какой-то ритуал при проведении работ по выращиванию урожая, с применением пахотного («ворыўнага») земледелия. Вот что сказано в энциклопедии:

«Гадание (варажба) – магические способы и действия, которые якобы предрекали будущее и помогали узнавать о былом. Возникло в первобытно-общинном обществе вместе с ранними формами религии – верой в животворные силы, в лес. Связано с признаками, часть которых основана на житейском и хозяйственном опыте, наблюдениях за явлениями природы»*.

/* ЭЛіМБел/. Том 1. Мінск, 1984./

Видимо, от слова «арыі» (эрили) позже произошло беларуское слово «араць» (пахать), слово «араць» подразумевает слово «ворыва» (пахота, вспашка), слово «ворыва» образовало слово «варажба» (гадание). От слова «варажба» происходят слова «варажы» или «варяги», которыми называли людей (позже и целые племена восточных северо-индоевропейцев), занимавшихся «ворыўным» (пахотным) земледелием, практиковавших космогонические и связанные с плодородием земли культы. По мере распространения «ворыўнага» (пахотного) земледелия распространялось и название «варяги». Поэтому восточную часть северо-индоевропейских племен, по моему мнению, надо называть варягами, а не балтами. Слово «варяг» ныне широко известно, но в другом значении (ратник, наемник, викинг).

Сделаем еще одно уточнение. Территория распространения восточных северо-индоевропейцев (впредь будем называть их варягами) простиралась от восточной части нынешней Польши до западной части современной России (почти до границ Московской области), от юго-восточной Прибалтики до северной части Украины. Это подтверждают археологические данные, указывающие территории расселения племен культуры шнуровой керамики (индоевропейских племен) на востоке Европы в бронзовом веке. Таковыми являются среднеднепровская культура, культура полесской шнуровой керамики, северобеларуская культура, тшинецкая культура и другие (напомню, что археологические культуры получают названия от тех территорий или населенных пунктов, где впервые находят определенные археологические памятники).

Почему территория распространения варягов берется от юго-востока Прибалтики, а не от всей территории нынешних Летувы и Латвии? Во-первых, потому, что археологические памятники культуры шнуровой керамики охватывают всё беларуское Понеманье и только юго-восточную часть Прибалтийского региона.

Во-вторых, мы учитываем тезис о том, что у беларусов нет генетической близости с сегодняшними летувисами и латышами:

«Мутация Таt С в Y-хромосоме, которая передается по отцовской линии, распространена у угро-финских народов, латышей и летувисов, но не у беларусов и других славян. Наиболее интересным является наличие генетического барьера общеевропейского масштаба между белорусами и летувисами, выявленного при математической обработке различий по мутациям в Y-хромосоме. В то же время, каких-либо генетических различий по Y-хромосоме между соседними славянскими народами: белорусами, русскими Новгородской области и северными украинцами не обнаружено. С другой стороны, нет генетических барьеров между летувисами, латышами и эстонцами»*.

/* Резников К.Ю. Балты ли белорусы? // Интернет./

Все это означает, что тех, кого сегодня подразумевают под балтами, надо разделять на: 1) восточных северо-индоевропейских балтов (пруссов, ятвягов, днепро-двинцев, т.е. варягов) и 2) угро-финских балтов (современных летувисов, латышей, эстонцев).

Наличие угро-финских балтов объясняется тем, что на территорию нынешней Прибалтики в середине 3-го тыс. до н.э. проникали племена культуры гребенчато-ямковой керамики, которых считают предками прибалтийских угро-финнов. Они вели хозяйство присваивающего типа, специализируясь в первую очередь на эксплуатации озерных водоемов и прилегающих территорий. Археологи сообщают:

«Культура типичной гребенчато-ямковой керамики не имеет никаких генетических связей с местной ранненарвенскай культурой ни в Беларуси, ни в Юго-Западной Прибалтике, что отмечается практически всеми исследователями. Сейчас уже известно, что ее носители распространились на территорию Эстонии и Латвии с северо-востока, где в Приладожье известны наиболее ранние памятники. Культура последних, в свою очередь, имеет явные черты общности с гребенчато-ямковыми культурами Волго-Окского междуречья»*.

/* Археалогія Беларусі. Том 1. Мінск, 1997, с. 210./

А финно-угорские народы не относятся к индоевропейским.

Таким образом, на территории сегодняшней Беларуси в бронзовом веке проживали племена варягов, которые в предыдущую эпоху вместе с будущими германо-скандинавскими племенами составляли единый массив северных индоевропейцев с родственными языками и религиозными традициями (в частности, широко использовали рунические обереги).

Но нас интересует возникновение славян, а значит и праславянского языка. Для этого из бронзового века перенесемся в железный век.

С высадкой во второй половине 1-го тыс. до н.э. на Балтийское побережье нынешней Польши германо-скандинавских племен певкинов, бастарнов и других, а значительно позже (в I веке н.э.) племен готов, постепенно исчезли те культуры, которые долгое время разделяли западных северо-индоевропейцев (германо-скандинавов) и восточных северо-индоевропейцев (варягов). Родственные племена после длительного разобщения опять стали соприкасаться на территории проживания варягов. В результате на землях варягов начали формироваться культуры, которые приобретали германо-варяжские признаки, поскольку долгое размежевание внесло довольно существенные различия в культуру и язык этих племен, но все же не настолько, чтобы не считать их родственными.

ххх

Рассмотрим все это более подробно, пользуясь названиями археологических культур железного века.

Переплыв Балтийское море и высадившись на севере нынешней Польши во второй половине 1-го тыс. до н.э., германо-скандинавские племена расселились среди местных племен поморской культуры с лужицкими традициями. Через какое-то время они мигрировали на юг, на территорию северо-западной Украины и юго-западной Беларуси, распространяя поморскую культуру и там.

Некоторые германо-скандинавские племена в этот период расселялись среди варяжских племен штрихованной керамики Понеманья, вместе с частью которых позже начали продвигаться на юг и юго-восток, где участвовали в формирования германо-варяжских культур: пшеворской (II век до н.э. – V век н.э.), распространенной в основном на территории нынешней Польши, и зарубинецкой (III—II вв. до н.э. – I век н.э.), которая заняла территорию прежней милоградской культуры.

Зарубинецкая культура была распространена на Полесье, в южной части Беларуского Поднепровья, в бассейне Среднего Днепра до реки Цясмин на территории современной Украины. В конце I века н.э. эта культура прекратила свое существование. В тот период население зарубинецкой культуры Среднего Поднепровья подверглось нападению кочевых племен (возможно, сарматов или  кого-то еще) и под угрозой физического уничтожения и порабощения переселялось на север (в бассейн Западной Двины) и на северо-восток (в бассейн Десны), а другая часть зарубинецкого населения мигрировала на территорию теперешней Польши и в бассейн Верхнего Немана.

Позже, около I века н.э. на варяжские берега Балтийского моря (ныне северо-восточная Польша) высаживались новые многочисленные племена германо-скандинавов (готов и др.), в результате чего там формировалась новая германо-варяжская археологическая культура – вельбарская (I стадия, I—II вв.).

Во II веке значительная часть вельбарского населения переселилась вдоль Вислы и Западного Буга в Западное Полесье (здесь складывалась вторая стадия германо-варяжской вельбарской культуры, датируемая II—V вв.). Частично вельбарки продвинулись с Западного Полесья на восток, где вместе с варяжским населением Верхнего Поднепровья сформировали так называемую «киевскую» культуру (II—V вв.). Памятники киевской культуры встречаются на большой территории: в Киевской, Черниговской и Сумской областях Украины, Гомельской и Могилевской областях Беларуси, Курской и Белгородской областях России.

В конце II – начале III века новые германо-скандинавские племена готов, гепидов, бурундов и других двигались с побережья Балтики вдоль Вислы в южном направлении, захватывая территорию до Черного моря на юге, до низовий Дона на востоке, до Дуная на западе. На огромной территории, включавшей сегодняшние Южную Польшу, Словакию, Украину, Молдову, Курскую и Белгородскую области России, формировалась развитая земледельческая культура, получившая название черняховской. Основа этой культуры была германская, но она также включала в себя культуры местных порабощенных племен фракийцев, ираноязычных кочевников-сарматов и других.

Поскольку черняховская культура была земледельческой, она нуждалась в создании новых земледельческих зон на плодородных землях. Такие земли находились в лесной полосе Центральной Европы и нынешней Украины. Кроме того, в связи с переселением большой массы людей на новые территории возникали многочисленные новые поселения.

В лесных зонах распространения германо-варяжских культур (киевской, вельбарской, пшеворской) возникали новые поселения. Иной раз несколько селений размещались на небольшом расстоянии (1—2 км) друг от одного, образуя скопления. Подобные скопления характерны для киевской культуры; группы по 2—4 селения встречаются также в ранней славянской пражской культуре и в более поздней колочинской культуре. Для этих скоплений весьма характерно наличие святилища – большой площадки, где выполнялись культовые обряды.

Все это требовало значительных человеческих ресурсов для работы в лесных массивах, где уже сложились киевская, пшеворская и вельбарская археологические культуры германо-варягов (близкие к черняховской). Они практиковали лядный способ земледелия (ляда, или вырубка – расчищенное от деревьев и кустарника место в лесу под посев или сенокос). Людей для работы в лесах (расчистки площадок, заготовки древесины, обработки) поставляли порабощенные готами местные племена. Невольникам приходилось не только исполнять приказы хозяев, но также соблюдать их традиции и культовые обряды.

Эти люди из подчиненных готами племен, проживавших на огромной территории, чаще всего не могли общаться между собой на своих родных языках. Но им надо было понимать хозяев, говоривших на родственных друг другу германо-скандинавских и варяжских языках. Такими языками невольники постепенно овладевали, сохраняя свое произношение германо-варяжских слов и параллельно употребляя свою лексику. А хозяева усваивали некоторые слова и лексемы невольников.

Хозяева называли своих невольников «славами» или «склавинами». В подтверждение этого тезиса отметим, что в современном шведском языке слово «slav» означает «славянин» и «раб», тогда как «slavisk» – «славянский» и «порабощенный». В современном немецком языке «sklave» – «порабощенный», «slawe» – «славянин». Слово «slav» является общим для скандинавов и для варягов благодаря единому корню «lаv» (лав), от которого происходит наше сегодняшнее слово «лавіць» (ловить), значит, «slav» можно перевести на современный язык как «пойманный».

Такое освоение лесной зоны продолжалось до последней четверти IV века. Нашествие гуннов и разгром ими готов в 375 году вынудило германские, а также германо-варяжские племена покинуть занимаемые территории. Большинство уходивших племен направилось на запад, в сторону Римской империи, а некоторые варяжские племена вернулись на свои прежние земли. Об этом свидетельствует синхронный распад черняховской, вельбарской, пшеворской культур, а также образование после распада киевской культуры в ее северной части колочинской (V—VIII вв.) и тушемлинско-банцеровской культур (V—VIII вв.), культуры «длинных курганов» в Северной Беларуси (V—VІІ вв.), в археологических памятниках которой найдены предметы киевской культуры.

После ухода готов, других германских и германо-варяжских племен, в опустевшей лесной полосе Центральной Европы и Украины в брошенных ими селениях остались большие группы ранее порабощенных людей – «славов» (или «склавинов»). Эти люди постепенно объединялись в славянские племена. Так в конце IV – начале V века возникла культура пражско-корчакского типа на территории Житомирщины, Волыни и Малой Польши, которую все ученые считают славянской. Но до сих пор они не пришли к единому мнению о происхождении этой культуры:

«В современной научной литературе выделяется несколько направлений поисков ее истоков. И.П. Русанова и В.В. Седов разработали концепцию, согласно с которой носители пражско-корчакских древностей являются потомками населения пшеворской культуры…

Представители другого направления И. Вернер и другие отдают предпочтение восточному направлению культурогенеза раннесредневекового славянства. Они берут за основу сравнения структурную модель славянского сообщества и ищут истоки его культуры на территории Верхнего Поднепровья, бассейна Десны и Беларуси, прежде всего в границах распространения памятников киевской культуры.

Исследователи отмечают, что по уровню социально-экономического развития и культурным традициям славяне V—VI вв. ближе к населению лесной зоны Восточной Европы II—IV вв., чем к лесостепным черняховской, пшеворской и вельбарской культурам с их довольно высоким уровнем ремесла, сельского хозяйства, торговли и общественных отношений»*.

/* Археалогія Беларусі. Том 2. Мінск, 1999, с. 336./

Украинские исследователи считают, что «в формировании пражской культуры приняли участие определенные группы населения киевской, черняховской и пшеворской культур»*. Думаю, что это мнение подтверждает мою концепцию возникновения славян из порабощенных людей («славов» или «склавинов»), живших и работавших в лесных массивах на территории данных культур. Вспомним заодно, что первые письменные сообщения о славянах (склавинах) встречаются у Прокопия Кесарийского и Иордана лишь в VI веке н.э.

/* Там же, с. 337./

Основой для образования праславянского языка, как следует из сказанного, стали родственные друг другу германо-скандинавские и варяжские древние языки. Именно этот факт объясняет сходство современного беларуского языка со славянскими языками.

Ну, а кривичи, радимичи, дреговичи – никакие не славяне, а германо-варяжские племена, которые под натиском гуннов ушли на запад. Однако через несколько столетий кривичи, радимичи, дреговичи (а также вятичи) вернулись на земли предков, во главе со своими вождями Кривом, Дрыговитом, Радимом, Вяткой. Отмечу, что Радим упоминается в «Повести временных лет», Вятка – брат Радима, на существование Дрыговита и Крива указывал историк Н. Ермолович.

3. Викинги. Русь

Перенесёмся теперь на Скандинавский полуостров VIII века. В мире скандинавов в конце VIII – первой половине IX века произошел резкий сдвиг: среди них появился новый тип людей – смелые мореплаватели, искатели добычи и приключений. Этих людей звали викингами. Слово «викинг» происходит от слова «vikingr» – уходящий в плавание (покидающий бухту), а оно, в свою очередь, от слова «vik» – бухта, залив.

Популярна теория о том, что Скандинавия в то время была перенаселена, поэтому многие молодые скандинавы отправлялись в другие страны в поисках собственной земли. Так или иначе, викинги собирались в дружины и ходили в дальние морские походы – до Исландии, Гренландии, берегов Африки. Жертвами их набегов становились жители прибрежных районов Англии, Ирландии, Северной Германии, Франции, Пиренейского полуострова, Южной Италии.

Шведские викинги господствовали на Балтийском море, спускались по рекам до Черного и Каспийского морей, угрожали Константинополю и северным берегам Персии.

Французы называли викингов норманами; англичане всех скандинавов без разбора относили к датчанам; славяне, хазары и греки, которые сталкивались со шведскими викингами, называли их русью, русинами, варягами. Около трех столетий (до 1050 г.) викинги плавали на своих кораблях, украшенных головами драконов (драккарах) вокруг Европы и по внутренним рекам, терроризируя буквально всех.

Деятельность викингов связана и с нашей землей, через которую проходил «великий водный путь из варяг в греки». Этот путь имел два основных маршрута:

1) Балтийское море – река Нева – Ладожское озеро – озеро Ильмень – река Ловать – река Днепр – Черное море;

2) Балтийское море – река Западная Двина – река Днепр – Черное море.

Археологические памятники викингов обнаружены на территории Беларуси. Но обратим внимание на два обстоятельства:

а) среди тех земель, которые систематически опустошали викинги, наши земли не упоминаются;

б) славяне, хазары и греки называли шведских викингов русами и варягами; отчего же тогда водный путь назывался из «варяг в греки», но не «из русов в греки»?

По моему мнению, отсутствие сведений о крупных грабежах викингов на наших землях, а также следы длительного их проживания тоже подтверждают родственность варягов, живших здесь издавна, и тех викингов, которые прибывали из Скандинавии. Скорее всего, викинги поселялись среди варягов, вместе участвовали в военных походах, сотрудничали в других сферах. Мне могут возразить, что местное население здесь было беднее, чем в Западной Европе, поэтому его и не грабили. Это заблуждение. Викингов кроме золота и серебра интересовали люди для продажи в рабство, а людей на наших землях жило достаточно.

Прежде чем говорить о водном пути, рассмотрим происхождение слова «русь». По мнению большинства современных исследователей, слово «русь» происходит от древнескандинавского глагола «rоа», что означает «грести». Термин «Русь», как считают многие лингвисты, является продуктом трех языков – славяно-финско-скандинавским. Он возник в северных новгородских землях славян, где и теперь сохранилась богатая древняя топонимика: Порусье, Русса, Русаново, Русуево, Околорусье и т.д. Финны поныне называют шведов «рутси», поскольку в древние времена возле восточно-балтийского побережья первыми появились шведские ладьи с гребцами.

Существует мнение, что викинги имели свои опорные пункты на берегах Ладожского озера (здешнее население называло их русами), поддерживали тесные контакты с местной племенной знатью. Археологи нашли возле Ладоги поселения викингов IХ—Х вв., где обнаружили очень много предметов быта, культа и прочего, принадлежавших викингам.

По преданию, в 862 году князем новгородцев стал викинг Рюрик, а через 20 лет его преемник Олег со своей дружиной, состоявшей как из викингов, так и местных жителей, овладел Киевом. При этом он убил древлянских правителей Киева, князей Осколда (Аскольда) и Дира. Этот захват положил начало раннефеодальному государству Киевская Русь. Оно было славянским по своей этнической основе, но управлялось викингами, которые потом вели войны с варяжскими княжествами (Полоцким, Туровским и другими) за контроль над водным путем «север – юг».

Думаю, что этот путь возник еще до эпохи викингов (спрашивается: каким путем доставляли в бронзовом веке медь и бронзу с Кавказа на наши земли?), только начинался с Днепра, а не Константинополя. Позже викинги продлили его до Скандинавии. Возможно также, что славяне, хазары, греки и арабы называли «русами» тех викингов, которые прибывали на побережье Черного моря маршрутом через Ладожское озеро, а «варягами» называли наших предков и викингов, которые пользовались маршрутом через Западную Двину.

Отметим еще и то, что первоначально термин «Русь» к нашим землям не имел никакого отношения. Только с введением киевского (т.е. греческого) варианта христианства у наших предков (начиная с 992 года) стали распространяться термины «русский», «русская вера», «русский язык», означавшие «христианин», «христианская вера», «язык христианских писаний», ибо все они шли к нам с Руси (из Киева). Притом долгое время они приходили исключительно посредством вооруженных вторжений. Изначально слово «русский» не имело этнического значения для коренного населения наших земель, а означало исключительно человека, принявшего веру Киевской Руси – христианство (русский – значит христианин).

Итак, после расчленения племен древних северо-индоевропейцев на германо-скандинавов и варягов было два значительных прихода скандинавских племён на земли варягов. Первый – бастарны, певкины, готы, что повлекло возникновение германо-варяжских культур. Второй – викинги, которые содействовали становлению и росту варяжских княжеств, в первую очередь – Полоцкого княжества и самого города Полоцка.

ххх

Родство германо-скандинавов с нами, потомками варягов, подтверждают и языковые факторы. Это сходство значений очень многих слов, произношение звуков, например, глухое «г» и «ў», отсутствующие в польском и русском языках, наличие трех форм прошедшего времени (перфект, имперфект, плюсквамперфект). Приведу для примера шесть десятков слов, общих или близких по значению в современных шведском и беларуском языках:

barr – бор (сосновый лес; по рус. “хвоя”)

bra – добра (по рус. “хорошо”)

brodd – брадзіць (бродить – о закваске; по рус. “всходы”)

dal – далёка (далеко; по рус. “долина”)

del – доля (по рус. “участь, судьба”)

dela – дзяліць (по рус. “делить”)

hard – гарт, гартаваць (по рус. “твердый, закаливать”)

hopp – гоп, скачок (по рус. “прыжок”)

hoppa – гопаць, скакаць (по рус. “прыгать”)

gron – гронка (гроздь; по рус. “зеленый”)

kора – купляць (по рус. “покупать”); копа – одна из денежных единиц в ВКЛ

kraj – край (по рус. “край, сторона”)

labb – лапа

lapp – ляпа (по рус. “губа”)

lapp – лапік (по рус. “лоскут”)

lata – лата, латаць (заплата, зашивать; по рус. “шить”)

latt – лятаць (летать; по рус. – “лёгкий”)

lakare – лекар (по рус. “врач”)

lillen – люляць, люлька (нянчить, детская кроватка (по рус. младенец)

lin – лён

linne – ліннё (по рус. “полотно, белье”)

mala – маляваць, малюнак (по рус. “рисовать, рисунок”)

mynt – мытня (таможня; по рус. “монета)

nagel – ногаць (по рус. “ноготь”)

nакеn – нагі (по рус. “голый”)

noll – ноль (по рус. “нуль”)

nos – нос

oga – вока (по рус. “глаз”)

plog – плуг

raakе – паранчы (по рус. “перила”)

rad – рад, рада, урад (по рус. 1) ряд; 2) сoвет; 3) правительство)

radd – раіць (по рус. “советовать”)

sadd – сад, садзіць (по рус. “сад, садить”)

saddel – зэдлік (табурет; по рус. “седло, седалище”)

skada – шкада (по рус. “вред”)

skaka – скакаць (по рус. “прыгать”)

skiva – скіба (по рус. “ломоть хлеба, краюха”)

skord – сцірта (жатва; по рус. “скирда, стог”)

skrapa – скрэбці (по рус. “скрести, очищать”)

skrik – крык (по рус. крик)

skrin – скрыня, скрынка (по рус. “шкатулка, коробка, ящик”)

slem – слімак (улитка; по рус. “слизь, слизень”)

slick – лізаць (по рус. “лизать”)

smak – смак (по рус. “вкус”)

smalta – смала (смола; по рус. “расплав”)

smetana – смятана (по рус. “сметана”)

smor – шмара (по рус. “масло”)

smorja – шмараваць (по рус. “мазать”)

snok – цмок (по рус. “уж”, “змей”, “дракон”)

soka – шукаць (по рус. “искать”)

stig – сцежка (по рус. “дорожка”)

svara – сварыцца (по рус. 1) отвечать; 2) ссориться)

svin – свіння (по рус. “свинья”)

syster – сястра (по рус. “сестра”)

tre – тры (по рус. “три”)

tva – два

vandra – вандраваць, вандроўка (по рус. “странствовать, странствие”)

veta – веда (знание)

vilja – воля (по рус. “свобода”)

Выделим в этом перечне слова «гаd» и «snok». Слово «гаd» тесно связано со словом «радзюжка», означающим вид подстилки из грубоволокнистых нитей. Для «радзюжкі» характерны композиции орнамента из разноцветных полос (рядов), отсюда и название. Тому, кто хорошо знает руны, эти простейшие орнаменты сообщат информацию, содержащуюся в них («радзюжку» можно рассматривать как большой тканый лист с руническим письмом). Слово «snоk» по звучанию и значению родственно нашему «цмок» (змея или дракон). Все это еще раз говорит о родстве наших стародавних представлений и поверий со скандинавскими.

Конечно, если сравнить сегодняшние германо-скандинавские языки и наш язык, то они значительно различаются, но это не значит, что 1,5—2 тысячи лет различия быль столь же велики. Эти языки разошлись после принятия нашими предками христианства (мы приняли восточный вариант и стали употреблять много греческих слов, они – западный, поэтому к ним пришло много слов из латыни). На наше родство со скандинавами указывает и то, что сегодняшние летувисы называют беларусов «гудасы» или «гуды» (гуды – готы).

Вадим Ростов в статье «Беларусы – славяне или балты?» пишет:

«Следует отметить, что соседи древних беларусов не считали их славянами. Западными балтами их, конечно, никто не называл (ибо этот термин появился в ученых в последние десятилетия), но вот восточные балты (жамойты и аукштайты) называли и по сей день называют нас гутами или гудами. Точно так «Великая Хроника Польская» пишет в IX—XIII веках о живущих восточнее поляков древних беларусах только как о гутах или готах. Видимо, гутами-готами (гепидами) в то время и звали княжества западных балтов.

Напомню, что во время знаменитого похода готов на Римскую империю к ним где-то на территории Беларуси присоединились какие-то племена западных балтов, которые после разгрома Рима осели в Полабье (возможно, наши кривичи, радимичи, дреговичи. – Прим. авт.)… Но что самое важное: у европейцев в этом походе готты-шведы ассоциировались и с нами, западными балтами из Беларуси, так как они составляли единое войско. Поэтому понятно, почему нас, западных балтов, тогда называли готами-гутами или гепидами в составе войска готов, а позднее нас так звали ляхи и жамойты»*…

/* Ростов В. Беларусы – славяне или балты? // Аналитическая газета “Секретные исследования”. 2008, май, № 9./

Близость языков сегодняшних летувисов и латышей (балтийских) к славянским объясняется очень сильным влиянием на эти языки северо-индоевропейских языков.

4. Литва

Рассмотрим более позднюю страницу истории Отечества, связанную с образованием Великого Княжества Литовского (ВКЛ). По моему мнению, ВКЛ – объективная необходимость того времени. Она возникла из исторического требования объединения варяжских земель, которое должно было бы произойти не в XIII веке, а значительно раньше (что фактически и происходило вокруг Полоцка), но этому помешало образование Киевской Руси.

Викинги-русы, подчинив себе новгородских словен, очень мало думали о создании государства. Они вели как обычные пираты, которые прекрасно понимали значение водного пути «из варяг в греки» и видели две преграды в контроле над ним: Полоцк и Киев. Поэтому новгородские словены стали для них всего лишь воинской «массой», с помощью которой викинги (русы) устранили указанные преграды.

Сначала был захвачен Киев с окрестностями. Позже киевские князья захватили некоторые варяжские земли с городами Полоцк, Туров и другими. В результате естественное экономическое и культурное развитие захваченных земель затормозилось. Полоцк утратил контроль над великим водным путем, началось введение христианства на неподготовленную почву и т.д. А самое главное – было остановлено объединение варяжских земель вокруг Полоцка, основанное на общности происхождения, культуры, менталитета и языка.

Так называемая Киевская Русь представляла собой псевдо-государство. Киевские князья (скандинавские конунги) удерживали захваченные земли военной силой. Поэтому эта «держава» не обладала внутренней прочностью и достаточно быстро развалилась. В то же время жестокая агрессия со стороны Киевской Руси (в первую очередь действия князя Владимира – захват Полоцка с убийством князя Рогволода и его сыновей в 970-е годы, походы на ятвягов Побужья, насильственное введение христианства) подтолкнула другие варяжские земли к скорейшему объединению, чтобы вместе противостоять агрессору.

Объединение началось почти в самом центре варяжских земель, там, где соприкасались западные варяги (верхненеманские ятвяги) и восточные (западные полочане). Это объединение получило название «литва». Его территорию очертил историк Н. Ермолович. Помимо территории, название «литва» относилось и к людям, там проживавшим (позже его сменило название «литвины»). Таким образом, летописная литва представляла собой не отдельный этнос (племя или народ), как считают многие историки, а территориальное. Данный тезис подтверждается тем фактом, что до настоящего времени не выявлены археологические памятники племени «литва».

Итак, летописная Литва – территориальное образование, возникшее на территории смежного проживания верхненеманских ятвягов и жителей западной части Полоцкого княжества. Ятвяги предоставляли собой западную группу варягов (пруссов, неманских ятвягов, ятвягов Сувалкии и Среднего Побужья), а полочане – восточную группу, занимавших территорию вплоть до границ современной Московской области. Это объединение первоначально возникло в ходе противостояния агрессивной политике Киевской Руси (затем добавился еще и Тевтонский орден).

То, что слово «литва» подразумевает объединение, доказывают некоторые свадебные песни беларусов, в которых литвой называют друзей, собранных (объединенных) женихом.

В современном шведском языке есть слова похожие на слово «лить» – «slеv» (разливная ложка) и одно из значений слова «lіdа» – течь, протекать. Звуки «д» и «т» («d» и «t») между собой очень близки. Изучая шведский язык, я заметил, что в некоторых словах у нас пишется «д», а у них «т» и наоборот (например, «bоrd» – борт, «tve» – два и др.). Следовательно, слово «lida» наши предки могли произносить как «лита», отсюда слова «лить, слитно, литва». Это говорит о северо-индоевропейском происхождении данного слова, а не угро-финском.

Но вернемся к образованию ВКЛ. Время требовало от варяжских земель объединения. Новым центром объединения стал Новогородок (Новый город, сегодняшний Новогрудок). Он возник на землях Литвы, по археологическим данным, в середине X века, а в крепость превратился в начале XI. Он и превратился в первую столицу ВКЛ – второго варяжского государства после Полоцкого княжества. Первым великим князем стал варяг Миндовг, который в 1253 году в Новогородке принял титул короля и правил княжеством до 1263 г. (может, правильно называть государство в то время не Великим Княжеством, а королевством Литовским?). Я считаю, что день нашей государственности мы должны праздновать в день коронации короля Миндовга.

Упомяну еще один факт. Великий князь Гедемин в 1323 году перенес столицу государства из Новогородка в Вильню. Этот город был основан на варяжских землях. Данный тезис убедительно подтверждают результаты, полученные археологами. Они обнаружили в Вильне и вокруг нее артефакты следующих культур: индоевропейской прибалтийской, варяжской культуры штрихованной керамики, германо-варяжской культуры восточнолитовских курганов. Еще одно доказательство – само название города. Вильня на староваряжском – это «вольность» (ведь шведское «vilja» значит «воля», т.е. «свобода»).

Тем не менее, в наше время деятели республики Летува рьяно утверждают, не обращая внимания на памятники археологических культур, что Вильня якобы находилась на земле каких-то аукштайтов – племени, родственного жамойтам (предкам сегодняшних летувисов). Почему же тогда Гедемин и в Вильне называл себя «королем Литвы и Руси» (при нем в состав ВКЛ вошла, кроме варяжских земель еще и славянская Волынь – русская земля), а не «королем Литвы, Руси и Аукштайтии»?

Некоторые авторы пытаются объяснять это тем, что аукштайты во времена Гедемина были слабым племенем. Тогда тем более странно, почему о них вдруг стали говорить? Думаю, что внезапный всплеск интереса  указывает на искусственное создание пресловутых «аукштайтов» исключительно в политических целях (в частности, для обоснования «исконного права» летувисов (потомков жамойтов) на Вильню и Виленский край. За аукштайтов в Летуве выдают западных варягов (индоевропейцев), непосредственно граничивших с жамойтами (угро-финнами). Соответственно, нынешний литературный язык летувисов вовсе не «среднеаукштайтский диалект», а нечто среднее между языком западных варягов (ятвягов, пруссов) и жамойтским языком.

Отмечу еще одно обстоятельство: наше древнее государство, когда в него входили только варяжские земли, называлось «Великое Княжество Литовское», позже, когда к нему присоединились славянские (украинские) земли, стало называться «Великое княжество Литовское и Русское», а с 1454 года, когда в него вошла Жамойтия, приобрело название «Великое Княжество Литовское, Русское и Жамойтское». Так что никаких аукштайтов не было, это выдумка нового времени

Отмечу еще одно обстоятельство, объективно подтверждающее тезис о близком родстве беларусов с германо-скандинавскими народами. Как-то в передаче «Здоровье» врач-онколог отметила непонятный ей факт. При пересадке онкологически больным беларусам костного мозга лучше приживается мозг от доноров-немцев, чем от ближайших соседей – русских, поляков, украинцев, прибалтов. Этот факт прямо и наглядно указывает на генетическую близость нашу к немцам. А я в тот момент подумал: вот так, дожили уже до того, что сама мать-природа вынуждена бороться с укоренившимся враньем и указывает нам на забытое прошлое…

И одновременно диву даешься чудесным рунам, которые и через тысячи лет указывают нам, далеким потомкам древних пращуров, правильный путь в жизни.

Автор: Геннадий Ковш,  / Г.В. Ковш «Высновы літвіна» (Мінск, 2009), с. 21—86. Перевод и редакция А.Е. Тараса./, альманах “Деды”, выпуск 6.

2 thoughts on “Истоки Литвы

  1. Алег

    Ничога дзивоснага. Нават знешне немцы з беларусами найбольш падобныя.