Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Гуманитарная культура как фактор гуманитарной безопасности

KuzniecovПродолжаем публикацию докладов, которые были изданы в сборнике «Проблемы гуманитарной безопасности Беларуси» и прошли обсуждение на одноименной Научно-практической конференции, посвященной проблемным вопросам беларуской гуманитарной безопасности, которая прошла 4 мая 2013 в Минске в отеле «Орбита».

Предлагаем вашему вниманию  доклад из панели «Культурология» кандидата исторических наук Игоря Кузнецова.

В последние два десятилетия, в течение которых разрабатывалась проблематика национальной безопасности Республики Беларусь, произошли определенные сдвиги в понимании основ этого явления. Вместо военной составляющей национальной безопасности на первый план выдвинулись компоненты невоенного характера.

Несмотря на сопротивление сторонников традиционного военно-силового подхода, сегодня в научном сообществе все больше и больше сторонников приобретает концепция гуманитарной основы национальной безопасности.

Сначала в разработках проблем национальной безопасности появились отдельные темы, так или иначе связанные с этой проблематикой, — гуманитарная безопасность, социально-гуманитарные проблемы национальной безопасности, человеческая составляющая национальной безопасности и т. д. В научный оборот вводились такие понятия как «духовная безопасность», «идеологическая безопасность». Складывались дисциплинарные направления исследований — социология безопасности, культура безопасности [2; 5; 10; 12; 13]. В качестве факторов национальной безопасности стали рассматриваться культура, культурная политика, идеология [8; 12].

Многие авторы согласны с тем, что одним из важнейших факторов обеспечения национальной безопасности, особенно в переходном состоянии социума, характерном сегодня для Беларуси, является политика государства в области культуры. А сама она понимается при этом как система научно обоснованных идеологических и технологических мер внутреннего и внешнего характера.

Беларусь сможет найти достойное место в глобализирующемся мире при том условии, если будет опираться в своей внешней и внутренней политике не только на военную и экономическую доктрины, но и на гуманистическую доктрину культурной политики.

Связь культуры («составной части и условия всей системы деятельности, обеспечивающей разные стороны жизни человека» [7, с. 8]), и национальной безопасности очевидна. В.Н. Кузнецов отмечает:

«Стремительный рост удельного веса нематериальных факторов в структуре всех сфер деятельности человека, корпораций, общества и государства обусловил принципиально новые подходы к широкому классу идеологических по своей сути процессов:

– обеспечения безопасности;

– кардинального роста инноваций и существенного улучшения конкурентоспособности (…);

– решения проблем бедности и несправедливого неравенства;

– устойчивого и справедливого доступа к образованию и укреплению здоровья;

– надежного и эффективного решения проблем экологии» [6, с. 7].

Рост внимания к гуманитарным аспектам национальной безопасности предполагает осознание приоритета защиты интересов отдельной личности, общественных групп, широких слоев населения в свете все усиливающихся угроз. В то же время до сих пор понимание гуманитарной безопасности остается расплывчатым. Например, утверждается, что

«…гуманитарная безопасность общества и личности определяется …состоянием общественных отношений, которые гарантируют жизнеспособность и нормальное осуществление передачи основных социальных ценностей и идеалов, признанием основных прав личности (таких как право на жизнь, свободу, труд) (…), достойным уровнем жизни» [3, с. 11].

Безусловно, национальная безопасность подразумевает защиту интересов личности (человека), а также безопасность социума, общества, государства, которые создают условия для всестороннего развития личности. Но вместе с тем безопасность конкретного человека является основой и условием безопасности социума, обществ, государства. Более того, человек, пребывающий вне системы гуманитарных ценностей, представляет собой определенную угрозу безопасности [11].

Многие авторы не признают гуманитарную безопасность в качестве самостоятельного вида безопасности в связи с неопределенностью ее содержания. Согласно другой точке зрения, это совершенно особый вид безопасности, с присущими ему атрибутами. И, наконец, третий подход заключается в том, что гуманитарная безопасность рассматривается как существенный аспект системы национальной безопасности в целом и ее отдельных видов.

Приведем определение, которое дают ученые Военного университета:

«Гуманитарная безопасность — это состояние общественных отношений внутри страны и на международной арене, гарантирующее защищенность целей, идеалов, ценностей и традиций, образа жизни и культуры человека, семьи, народа, обеспечивающее тем самым их нормальную жизнедеятельность, устойчивое функционирование и развитие прав и обязанностей, основных свобод для всех без различия расы и пола, этнической принадлежности, языка и религии» [12].

Аналогичное содержание В.Н. Кузнецов вкладывает в понятие «идеологическая безопасность»:

«Саму категорию я определяю так: идеологическая безопасность — это состояние защищенности человека, семьи, народа; их целей, идеалов, ценностей и традиций, образа жизни и культуры; устойчивое, необходимое и достаточное поощрение и развитие прав и обязанностей человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка и религии; защищенность формирования и конструктивного функционирования исторической памяти, российской мечты и смысла жизни на основе уважительного диалога, культуры мира и культуры патриотизма; защищенность достижения ими достойного качества и уровня благополучия, надежной безопасности» [10, с. 451].

Согласно этим определениям, сущность гуманитарной безопасности заключается в защищенности традиционной культуры, веры, традиций, образования, духовности, нравственности, а также в обеспечении свобод и прав каждой личности (с учетом конкретных обязанностей гражданина).

К сожалению, приходится констатировать, что структуры белорусской власти не уделяют этому аспекту должного внимания. Они ориентированы на другие задачи, перегружены решением каждодневных проблем. Нельзя не согласиться с тем, что государственные учреждения, близкие, казалось бы, гуманитарной проблематике, решают проблемы ведомственно и фрагментарно, ограничены корпоративными интересами.

Ни одна государственная структура не занимается выработкой общей стратегии выживания и возрождения человека в Беларуси, проблемами, которые несут угрозы не только белорусской государственности, но и существованию белорусской цивилизации как таковой.

Между тем, именно культура является фундаментальным источником духовного здоровья народа и социальной стабильности. Она обладает всепроникающей способностью (кумулятивным эффектом) позитивно воздействовать на общественные отношения через сознание людей. Благодаря этому качеству культура способна выступать системообразующим фактором международной и национальной безопасности, если она сфокусирована в целостной концепции культурной политики. Приоритеты такой политики, это укрепление роли семьи, сохранение и упрочение национальных традиций, повышение значимости белорусского языка как главного онтологического модуса отечественной культуры.

В симметричной конфигурации с ними должны находиться общечеловеческие ценности, начиная с равенства права всех людей на достойную жизнь.

ххх

Решение теоретических вопросов о сущности культуры и ее человеческом измерении позволяет определить главные целевые ориентиры развития культуры. Важнейшим из них является базовый тип человека.

Его образ складывается как ансамбль сущностных сил, культивирование которых в наибольшей мере соответствует потребностям общества в целом, отдельных социальных групп и каждой личности. Как указывает Л.К. Круглова,

«с точки зрения национальной безопасности первоочередное значение имеет, разумеется, учет интересов общества. Однако это не означает пренебрежения к групповым и личностным интересам, поскольку обеспечение национальной безопасности является в то же время приоритетным интересом как любой социальной группы, так и каждой отдельной личности» [11].

Однако нынешнее состояние белорусской духовности вызывает глубокую озабоченность. Результаты многочисленных исследований фиксируют снижение показателей духовной жизни общества, переориентацию общественного сознания с гуманистических идеалов на ценности материального благополучия, гедонизма [8].

Не менее существенные проблемы наблюдаются в гуманитарной сфере. Происходит интенсивное разрушение белорусского языка, ведущее к деформации национальной картины мира. Теряет свои позиции в обществе гуманитарная интеллигенция, которая традиционно являлась «совестью нации». Практически невостребованным в ходе реформирования страны остается огромный потенциал белорусской гуманитарной культуры.

С научной точки зрения гуманитарная культура имеет ряд существенных специфических черт. По мнению В.А. Сластенина, гуманитарная культура это:

«…упорядоченная совокупность общечеловеческих идей, ценностных ориентаций и качеств личности, универсальных способов познания и гуманистических технологий профессиональной деятельности» [9, с. 16].

Н.Г. Сикорская понимает такой тип культуры как интегративное личностное образование, представленное когнитивно-мотивационным, коммуникативным, эмоциональным, конативным компонентами, в которых интегрируются ценностные ориентации и качества личности, выражающие то истинно человеческое, что заложено в общечеловеческой культуре — знания, чувства, общение, творческое действие [12].

По нашему мнению, гуманитарная культура — это совокупность духовных ценностей, знаний и норм поведения, выработанных личностью или исторически определенным сообществом на основе познания социальных процессов, выступающих в виде регулятивных форм жизнедеятельности человека.

Такая формулировка наиболее лаконична и отражает основные представления исследователей относительно поставленной проблемы.

Гуманитарная культура — это, прежде всего, высшее проявление идеальной деятельности человека, процесс, результат и критерий духовного богатства индивида и общества, условие индивидуализации культуры и социализации личности. Пронизывая все уровни культурного организма, она концентрируется вокруг духовно-нравственных основ человеческого бытия.

Мир гуманитарной культуры — это рефлексируемый срез человеческого опыта и бытия, содержащийся в языке, традициях, преданиях, т. е. в текстах культуры. Развитые формы человеческого самосознания, вырабатывая идеальные представления о должном и опредмечиваясь в формах гуманитарной культуры (религия, философия, искусство, нравственность), становятся надличностной системой регуляции отношений человека к миру, другим людям, самому себе.

«Тело» гуманитарной культуры уходит в бесконечное прошлое, в текстах и преданиях которого зафиксирована совокупность духовно-нравственных, художественно-эстетических, политических, ценностных ориентаций, потребностей, идеалов, содержатся идеальные модели будущего.

Гуманитарная культура, находя свое концентрированное выражение в сфере религии, философии, морали, не сводится к аксиологическому пласту культуры. Онтологический срез ее бытования обнаруживается в системе базовых культурных ценностей, в языке, искусстве, в общественной нравственности, нормах, традициях, преданиях.

Праксиологический аспект гуманитарной культуры проявляется в идеологии, политике, образовании, которые институционализируют ее ценности и идеалы, создают условия для их практической реализации.

Особое место в гуманитарной культуре занимает искусство как универсальный способ художественного освоения человеком мира.

«Гуманитарная культура выполняет важнейшие функции в системе личность-общество, задает жизненные ценности и идеалы (как личностные, так и общественные), социальные ориентации и стандарты поведения, способствует общественному согласию, консолидации человеческих сообществ, обеспечивает индивидуальное самоопределение личности (ее понимание смысла жизни, представление о чести и достоинстве и т. д.), социальный контроль (как внешними запретами, осуществляемыми с помощью социальных институтов, так и внутренними “контролерами”, функцию которых выполняет нравственное переживание ответственности и долга, совести и вины)» [8].

Гуманитарная культура выступает специфическим средством познания мира и человека, является уникальным социальным механизмом, благодаря которому совершается процесс наследования, передача духовных ценностей, социального опыта от одного поколения к другому.

ххх

Обращение к понятию гуманитарной культуры в связи с решением задач обеспечения национальной безопасности соотносится с острой необходимостью духовного оздоровления нации, возрождения национального духа. На этом пути происходят творческие поиски и дискуссии ученых-обществоведов, публицистов, политиков.

«Лечение национального духа» должны начаться с формирования концепции духовного оздоровления нации, которая имеет ряд направлений.

Одним из них, является формирование стратегического ресурса общества. Мобилизация активной части граждан на осуществление жизненно важных национальных проектов создает возможность воспитания новой национальной элиты. Должна быть выработана программа формирования нового поколения Беларуси — свободного и ответственного, динамичного и духовного, глобально мыслящего и патриотически ориентированного.

В целом, деятельность по всем направлениям, способствующим духовному возрождению нации, должна привести к формулированию национальной идеи.

Новая, и вместе с тем основанная на белорусских традициях национальная идеология должна формировать образ Беларуси и задавать историческую миссию белорусской цивилизации, объяснять обществу, куда ведет его белорусская власть, придавать смысл существованию Беларуси и жизни ее граждан, являться духовной основой национального единения, пробуждать национальную энергию как основной мобилизующий ресурс для плодотворных преобразований.

Игнорирование духовных оснований национальной культуры в политике, экономике, образовании особенно опасно в условиях общественной трансформации.

Осмысление противоречивого опыта белорусских реформ позволяет глубже и полнее осознать роль образования, прежде всего гуманитарного. Уникальные возможности для формирования духовно целостной личности и одновременно воспроизводства культуры народа (через систему ценностей и жизненных смыслов) позволяют рассматривать гуманитарное образование как важнейшую предпосылку духовной безопасности общества.

Духовная безопасность — это система условий, позволяющая культуре и обществу сохранять свои жизненно важные параметры в пределах исторически сложившейся нормы. Их выход за рамки нормы под воздействием разного рода факторов (прежде всего культурного, ценностно-нормативного характера) ведет к дезорганизации и, в конечном счете, — к национальной катастрофе, т. е. к распаду общества как целостной системы в связи с разрушением структурирующих его духовных оснований.

Пласт культурной системы обеспечивает передачу духовных ценностей от одного поколения к другому, фиксирует и сохраняет язык нации, картину мира, свойственную конкретному культурному сообществу, выполняет функцию национального самосознания и культурной самоидентификации поколений, задает жизненные ценности и идеалы, способствует общественному согласию и консолидации человеческих сообществ.

ххх

Основу для обеспечения национальной безопасности Беларуси составляют стратегические национальные приоритеты, которыми определяются цели и задачи социальных, политических, экономических преобразований, обеспечивающих условия реализации конституционных прав и свобод граждан, осуществление устойчивого развития страны, сохранение территориальной целостности и суверенитета государства.

Одним из этих приоритетов является сфера культуры, в т. ч. гуманитарной. В качестве главных угроз национальной безопасности в сфере культуры является засилье продукции массовой культуры, ориентированной на маргинальные слои населения, а также противоправные посягательства на объекты культуры. Негативное воздействие на национальную безопасность в сфере культуры оказывает также пропаганда вседозволенности и насилия, расовой, национальной и религиозной нетерпимости, осуществляемая через глобальные средства массовой информации, особенно через Интернет.

Одним из реальных механизмов обеспечения духовной безопасности является высшее гуманитарное образование — важнейший социальный институт трансляции культурных ценностей, норм, идеалов национально-культурного мира.

Именно способность образования сохранять и утверждать смыслообразующие координаты культурной системы позволяют рассматривать его не только как систему профессиональной подготовки, но и как эффективный инструмент геополитики и обеспечения духовной безопасности нации:

«Гуманитарное образование — важнейший механизм трансляции и воспроизводства культурных ценностей, идеалов и смыслов жизни, форма и содержание которого детерминированы спецификой “национально- культурного мира”, образуемого историей, языком, философией, литературой, традициями, психологией» [9].

Диалектическая взаимосвязь между культурой и образованием, возможности последнего оказывать существенное влияние на состояние духовной атмосферы в обществе делают сегодня особенно важной проработку теоретических и методологических основ его реформирования. Именно в этом ключе следует говорить о необходимости интенсивной и целенаправленной реализации программы гуманизации и гуманитаризации образования.

Игнорирование духовных оснований национальной культуры — в политике, экономике, образовании — особенно опасно в условиях общественной трансформации. Более 10 лет назад участники международного семинара, проведенного в рамках ЮНЕСКО, отмечали, что важнейшей из основных причин угасания творческого потенциала народа является ослабление интеллектуальных и духовных традиций в результате разрушения национальной системы образования и подготовки слоя интеллигенции, чуждой своему народу, его истории, традициям, культуре [9].

Следовательно, развитие национально ориентированного гуманитарного образования — главная предпосылка активизации творческих сил и способностей нации, мобилизации ее духовных ресурсов.

ххх

В связи с проблемой гуманитарного аспекта национальной безопасности представляется целесообразным обратиться к анализу понятия «культура безопасности». Его содержание в настоящий момент недостаточно прояснено. В социологической, педагогической и методической литературе оно обозначается при помощи различных терминов.

В.Н. Кузнецов определяет культуру безопасности как процесс сохранения и развития целей, идеалов, ценностей, норм и традиций человека, семьи и общества; социальных институтов и сетей; обеспечения устойчивого и конструктивного взаимодействия людей с защищенностью их от неприемлемых рисков, угроз, опасностей и вызовов [5, с. 221].

«Культура безопасности» — социологическая категория, отображающая социальные отношения, направленные на устранение и минимизацию (либо создание и эмиссию) социальных рисков, опасностей и угроз, возникающих на уровне личности, группы, общества, государства в различных социальных условиях [6, с. 8].

Культура безопасности белорусского общества — это специфическая совокупность ориентиров, средств, форм и способов взаимодействия людей (социальных групп, институтов и др.) со средой существования, которые они вырабатывают в совместной жизни для поддержания (изменения) определенных структур деятельности, социального взаимодействия и общения.

Анализ основных категорий формирующейся социологии культуры безопасности приводит также к актуализации такого понятия социологии национальной безопасности, как «стратегическая культура» [11].

Данное понятие первоначально употреблялось в американской политической науке и характеризовало специфику американского общества. А. Джонсон определяет ее как интегрированную систему символов (язык, аналогии, метафоры и т. п.), обозначающих стратегические преференции общества, отраженные в основных принципах концепции национальной безопасности.

Речь идет о том, как общество говорит, думает, пишет, снимает кинофильмы, рассказывает анекдоты и т. п., о том, что сегодня составляет его представления о безопасности, например, о роли, функциях и эффективности военной силы в межгосударственных отношениях, о том, что в настоящее время воспринимается в качестве угроз безопасности.

Таким образом, стратегическая культура представляет совокупность подвижных (не статичных) историко-культурных, лингвистических, социально-политических и этнических факторов, влияющих на разработку оптимальных решений, которые направлены на выживание данной системы. [7, с. 76—77].

Стратегическая культура, помимо прочего — это способность ответственных представителей сообщества предвидеть длительные последствия своих решений и принимать их, оценивая множество конкурирующих точек зрения и оценок перед лицом сложных и динамических процессов с весьма неясными исходами.

Такие представители должны (обязаны!) предвидеть динамику событий и преодолевать те барьеры неопределенности, изменчивости, сложности и неоднозначности, которые в принципе не могут преодолевать руководители рутинного типа. Оценки стратегической культуры, следовательно, зависят от ответов на вопросы о том, какими характеристиками обладают группы господства, ставящие цели для стратегических сообществ в области национальной безопасности, и что собой представляют сами эти сообщества [11, с. 10—11].

В отличие от США, группы господства (ответственные представители) в Беларуси имеют не корпоративное, а номенклатурное происхождение, на две трети состоят из представителей бывшей советской партийно-хозяйственной номенклатуры. Между тем известно, что психология и культура групп относительно устойчивы и меняются гораздо медленнее, чем реальные условия их деятельности.

Поэтому новая номенклатура воспроизводит основные фрагменты психологии старой, хотя и в специфических формах, что вызвано резкой сменой их представлений о социальном порядке и применении политического насилия для достижения господства. Роль сообщества военнослужащих и спецслужб в определении стратегии национальной безопасности по целому ряду причин оказалась слабой.

Итак, стратегическая культура — это сложная развивающаяся система, объединяющая ценности, стереотипы, мифы, знания, интуицию тех, кто участвует в процессе решения проблем национальной безопасности.

«Традиционно важнейшими составляющими безопасности были военная, техногенная, экологическая, экономическая. Сегодня со всей остротой должен быть поставлен вопрос о безопасности духовной, ибо без человека, его душевного здоровья, интеллекта как жизнь, так и само понятие безопасности теряют всякий смысл. Это обусловлено обстоятельствами как внутреннего, так и глобального, общемирового характера» [9].

Общая цивилизационная ситуация настойчиво требует переориентации общественного сознания с материальных ценностей на духовные, гуманистические. Необходимо новое мировоззрение, ориентированное на человека, на высокий уровень развития духовных потребностей индивида, на интенсивную реализацию их в созидательной практической деятельности.

Поскольку развитие гуманитарной культуры основано на овладении системой духовных ценностей общества и опытом ценностного отношения к миру, смена качества жизнедеятельности современного человека возможна в первую очередь в результате преодоления технократического мышления. Альтернативой ему может служить разработка и реализация программы гуманизации образования, а также формирование социальных отношений, способствующих непрерывному саморазвитию и самосовершенствованию личности.

Из всего сказанного следует, что гуманитарная безопасность — важнейший аспект национальной безопасности, именно та составляющая, которая способна и должна цементировать национальную безопасность вообще. Именно развитие человека во всей полноте, разнообразии и единстве его сущностных сил должно составлять основу национальной безопасности Беларуси. На это должна работать культура в целом и каждая из ее сфер в отдельности.

Литература

1. Гуманитарный стратегический маневр / Ред.-сост. В.Н. Кузнецов/. М., 2004.

2. Ерасов Б.С. Социальная культурология. М., 1998.

3. Коршунов С.В. Становление политики безопасности. Формирование политики национальной безопасности России в контексте глобализации. М., 2003.

4. Кузнецов В.Н. Культура безопасности: Социологическое исследование. М., 2001.

5. Кузнецов В.Н. Социология безопасности. Формирование культуры безопасности в трансформирующемся обществе. М., 2002.

6. Кузнецов В.Н. Социология безопасности (Учебное пособие). М., 2007.

7. Николаев П. Культура как фактор национальной безопасности. М., 2007.

8. Сапронов В.В. Пути формирования современной культуры безопасности // Актуальные проблемы формирования культуры безопасности жизнедеятельности населения. Материалы (…) конференции./ Москва, 2008.

9. Сергеева Л. Основы гуманитарной безопасности. Опыт политологического анализа // «Безопасность Евразии», 2000, № 1.

10. Сластенин В.А. Гуманитарная культура специалиста // «Магистр 1», 1991, № 1.

11. Сулименко Е.Г. Культурная политика как фактор национальной безопасности в условиях глобализации. М., 2008.

12.Флиер А.Я. Культура как фактор национальной безопасности // «Общественные науки и современность», 1999, № 3.

13. Явчуновская Р.А. Глобальные проблемы в человеческом измерении (Основы гуманитарной безопасности). Курс лекций. Москва, 2001.

Другие доклады конференции:

1. Нацыянальная бяспека і канцэпцыя нацыянальнай гісторыі Беларусі

2. Минное поле белорусской истории

3. Нацыянальны пантэон – падмурак гуманітарнай бяспекі

4. Манументальная прапаганда і тапанімічная “рэфармацыя” ў палітыцы і практыцы нацыянальна-дзяржаўнага будаўніцтва: гісторыя і сучаснаснасць

5. Праблемы сучаснай беларускай гістарыяграфіі на прыкладзе даследавання гісторыі Заходняй Беларусі ў міжваенны час (1921—1939 гг.)

6. Культурнае праектаванне як элемент нацыянальнай гуманітарнай бяспекі

7. «Бітва за Гродна»

8. Историография национальная и антинациональная

2 thoughts on “Гуманитарная культура как фактор гуманитарной безопасности

Пакінуць адказ

Ваш адрас электроннай пошты не будзе апублікаваны. Неабходныя палі пазначаны як *

Гэты сайт выкарыстоўвае Akismet для барацьбы са спамам. Даведайцеся пра тое, яе апрацоўваюцца вашы дадзеныя.