Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Государства наших предков

flag_gerb_byДолгое время советские историки уверяли беларусов, что никогда раньше у них не было своего государства, и что самая первая беларуская держава появилась на свет только 1 января 1919 года. Правда, о размерах «советской Белоруссии», несколько недель существовавшей в этнографических границах расселения беларусов, они старались не вспоминать, потому что очень скоро (в феврале – марте того же года) большевистское руководство России обрезало нашу территорию более чем вдвое.

Прошли годы. Сейчас любой беларуский школьник знает о Полоцком княжестве – нашей первой державе, о Великом Княжестве Литовском (ВКЛ), о Беларуской Народной Республике (БНР). Но если мы посмотрим на любую этнографическую карту Беларуси, напечатанную в российских, немецких и других изданиях начала ХХ века, то увидим, что она простирается далеко за восточные границы ВКЛ. Как в этих местах очутились беларусы, как они сохранили вплоть до Первой мировой войны свой язык, фольклор, обычаи, традиционную одежду и кухню? И это несмотря на то, что с XV—XVI веков здесь правили московские власти, поднаторевшие в ассимиляции покоренных народов. Куда, например, девались многочисленные тюркские племена, оказавшиеся в составе Московии в XV—XVI веках, одновременно с частью беларусов?

Беларусы – потомки нескольких племен, в том числе кривичей – сильнее сопротивлялись ассимиляции потому, что отличались более высоким уровнем культурного развития, и в разные времена имели не одно, а несколько своих государств. Так, у кривичей, которых летописи в последний раз упоминают в XII веке, было четыре суверенных государства – Полоцкое княжество, Великое Княжество Смоленское, Великое Княжество Тверское и Господин Великий Псков. Эти государства иногда враждовали между собой, но чаще они совместно выступали против общих врагов: крестоносцев, татар и московитов.

Справка. Кривичи – объединение балтских племен, живших в VI—XII веках южнее Чудского озера, в бассейне верхнего течения Западной Двины, Днепра и Волги. Впервые упоминаются в «Повести временных лет» под 859 годом, последний раз – в 1162 году как жители Полоцкого и Смоленского княжеств. Главными центрами кривичей являлись города Полоцк, Смоленск, Изборск и Псков.

Сам термин «кривичи» употреблялся и позже. Так, Петр из Дусбурга в «Хронике земли Прусской» сообщает, что в 1314 году маршал Тевтонского ордена Генрих возглавил вторжение в землю кривичей (terra Criwicze), во время которого разрушил Новогрудок (Новогородок).

Известный деятель беларуского национального движения Вацлав Ластовский (1883—1938) считал кривичей прямыми предками беларусов. Об этом красноречиво свидетельствуют названия его книг «История беларуской (кривской) книги» и «Русско-кривский (беларуский) словарь», а также журнала («Кривич»), который он издавал в Ковно (Каунасе) в 1923—27 гг. Однако выводы современной науки менее жесткие. Кривичи – только одна из групп предков беларусов, наряду с другими племенами.

Псковская феодальная республика

На территории нынешней Псковской области кривичи появились на рубеже VII—VIII веков. Они дошли до южных берегов Чудского озера, частично смешались с местными финскими племенами и образовали отдельную группу «псковских кривичей», обладавшую этнографической спецификой.

Псков возник в VIII веке на высоком холме у слияния рек Великой и Псковы. Археологи обнаружили в исторической части города многочисленные остатки (целые ряды) дохристианских жертвенников. Они имеют овальную форму, сложены из чистого речного песка и по периметру обложены каменными плитами. Рядом лежали скелеты коней, принесенных в жертву. Это означает, что Псков был крупным религиозным центром кривичей. Древнейшей частью города является детинец – Кром, сначала деревянный, а с XIII века каменный. В плане он представляет неправильный многоугольник стен с башнями. Самые знаменитые башни называются Кутекрома и Смердя. Позже вокруг города воздвигли каменные стены с мощными башнями и сильно укрепленными воротами.

Впервые псковские кривичи упоминаются в «Повести временных лет» под 859 годом, в связи с участием в походе на Византию в составе войск киевских князей-варягов Олега и Игоря. Под 862 годом в летописи говорится о варяге Труворе, поселившемся среди псковских кривичей, на берегу Городищенского озера. Это место получило название Труворово городище. Чуть восточнее его (в 250 метрах), на так называемой Жеравьей горе, в 1330 году была построена каменная крепость. Она сложена из плит известняка, имеет 6 башен и занимает площадь в 15 кв. км. Вокруг нее постепенно образовался город Изборск (ныне в 30 километрах западнее Пскова).

Сам Псков впервые упоминается в летописи под 903 годом. До середины XIII века он входил в состав Господина Великого Новгорода, но имел при этом внутреннее самоуправление по новгородскому образцу. Высшим органом власти являлось вече, выбиравшее посадских, сотских и судей. Вече регулировало отношения между феодалами и посадскими людьми, между земледельцами и смердами, ограничивало полномочия служилых князей.

В 1240 году город захватили крестоносцы Тевтонского ордена, но уже в 1242 году его отбило войско новгородцев.

В 1265 году из Нальшан, что в Литве, бежал в Псков вместе с дружинниками (до 300 человек) и семьями литвинский князь Довмонт. В следующем году все новоприбывшие крестились. Довмонт получил христианское имя Тимофей, женился на дочери переяславского князя Дмитрия Александровича и стал служилым князем Пскова. Он возглавлял псковитян около 33-х лет.

В конце января 1268 года новгородцы организовали поход против ливонских рыцарей и дерптского епископа, на помощь которым прибыли датчане. Противники сошлись 18 февраля на реке Киюла, в 7 км от Раковора (ныне эстонский Раквере). Датское войско занимало правый фланг, немецкие рыцари – центр, дерптское ополчение стояло на левом крыле. В центре союзной армии стояли новгородцы под командованием посадника Михаила Федоровича и тысяцкого Кондратия, на правом фланге разместились псковичи во главе с князем Тимофеем (Довмонтом), на левом – переяславцы князя Дмитрия Александровича. Поначалу немцы нанесли тяжелые потери новгородцам и псковичам, и потеснили их, но затем переяславцы ударили во фланг немцам. Немецко-датское войско отступило.

В следующем году Ливонский орден устроил ответный поход на Псков. Но псковичи под предводительством Тимофея и с помощью новгородцев отстояли свой город. В 1271, 1272 и 1298 годах Тимофей снова защищал Псков от нападений ливонцев. Последний раз он разбил их весной 1299 года и вскоре после этого умер (20 мая), оплакиваемый всеми жителями города. После смерти Тимофея Псковского (Довмонта) здешняя церковь объявила его святым и заступником Пскова. Меч князя стал символом псковского государства. В его житии сказано:

«Страшен ратоборец быв, на мнозех бранях мужество свое показав и добрый нрав. И всякими добротами украшен, бяше же уветлив и церкви украшая и попы и нищия и на вся праздники попы и черноризцы кормя и милостыню дая».

Примерно к 1280 году Псков обрел фактическую независимость от Новгорода. Это было прямо связано с деятельностью князя Тимофея (Довмонта). Например, в 1282 году Тимофей захватил новгородское Копорье, откуда совершил нападение на Ладогу. Но только через 55 лет Болотовский договор 1348 года юридически оформил обособление Пскова от Новгорода. С того момента он официально назывался Господин Великий Псков.

Псковское государство было относительно невелико. Оно занимало территорию вдоль рек Великая и Нарова, а также вокруг Псковского озера. С юга на север – около 300 км, ширина до 100 км. Систему укреплений создавали крепости пригородов Пскова (Изборск, Гдов, Остров) и монастырей (Печерский монастырь и другие).

В псковских землях существовало пашенное земледелие, было развито рыболовство. Торговля с Новгородом, Литвой и городами Ганзейского союза сделала Псков крупным ремесленным и торговым центром. Среди ремесел выделялись кузнечное, строительное и ювелирное дело. Псков являлся также значительным центром архитектуры, книжной культуры, изобразительного искусства, книжной культуры. Здесь были созданы многочисленные летописи*.

/* Псковские летописи составлены в XIV—XVI веках. Известны 25 списков (вариантов). – Прим. ред./

В отличие от Новгорода, в Псковской земле не было крупных феодальных землевладельцев – ни светских, ни церковных. Особенности экономической жизни и землевладения, а также постоянная военная угроза со стороны крестоносцев обусловили сохранение в Пскове вечевого строя. Особое влияние на решения вече оказывал совет бояр (Господа), собиравшийся в пристройке Троицкого собора. Там же находились канцелярия и архив веча, хранились наиболее важные государственные и частные документы. Вече приглашало князей на службу Пскову в качестве военных предводителей.

Сложившиеся в Псковской республике социальные отношения зафиксированы в своде ее законов – Псковской судной грамоте. Она была составлена на основе отдельных постановлений веча, Господы и устоявшихся обычаев. Древнюю часть грамоты историки датируют началом XIV века, последняя редакция текста относится примерно к 1469 году. Большинство статей этого документа регламентирует торгово-ремесленные отношения: вопросы купли-продажи, залога, дарения, займа, ссуды, аренды, найма на работу и т.п. Смертная казнь была предусмотрена за государственную измену, кражу имущества в Кроме, поджог или кражу, совершенные трижды.

Псков неоднократно воевал с Полоцким княжеством и ВКЛ, а временами выступал вместе с ними против Ливонского ордена. Наиболее тесный союз с ВКЛ существовал в 1342—49 годах, когда служилым князем в Пскове был Андрей. сын Альгерда*.

/* В 1378 году князь Андрей снова стал князем в Пскове, а в 1380 во главе псковской дружины участвовал в Куликовской битве. Он погиб в 1399 году в битве на Ворскле. Вероятно, ему было тогда не менее 70 лет. – Прим. ред./

В отличие от Новгорода, Псков с середины XV века последовательно проводил промосковскую политику. «Отцы города» считали Москву своей защитницей от территориальных претензий Ливонского ордена, Новгорода и Великого Княжества Литовского.

В 1406—08 и 1426 годах великий князь литовский Витовт безуспешно пытался установить власть над Псковом. В 1456, 1471 и 1478 годах Псков активно поддержал действия Москвы по ограничению, а затем и ликвидации независимости Новгорода. Он выступил на стороне Московии и в ее войне 1500—1503 годов против ВКЛ.

Однако все это не помогло псковичам. В 1510 году Московия силой и коварством захватила Псковскую республику. По приказу великого князя Василия III вече было ликвидировано. Триста семей «лутших людей» московиты вывезли из Пскова в разные города Московии. Их имущество, усадьбы и земли великий князь конфисковал и раздал своим служилым людям.

А в 1570 году великий князь московский Иван IV («Грозный») окончательно добил Псков. В городе его опричники казнили свыше 100 приказных людей (чиновников), купцов и монахов. Но главное, они ограбили «до нитки» всех жителей, все церкви и все монастыри. Более того, по приказу Ивана московиты сожгли в окрестных селениях множество жилых и хозяйственных построек, отобрали запасы хлеба, домашний скот и лошадей. С тех пор Псков превратился в захолустье Московского государства, где поселились многочисленные пришельцы – военнослужащие и чиновники вместе со своими семьями.

Тем не менее, этнографическая специфика кривичей сохранялась в псковских землях еще очень долго, до начала XX века. А южные уезды Псковской губернии вообще были населены преимущественно беларусами – в современном смысле термина.

Великое Княжество Смоленское

На территории нынешней Смоленщины изначально жили племена днепровских балтов. В VIII веке здесь появились кривичи и радимичи. Они под натиском германских племен переселялись в бассейн Сожа и Днепра. Пришельцы ассимилировали местное население и стали называться «смоленскими кривичами». В то же самое время здесь появились и варяги, проложившие по Двине и Днепру торговый путь «из варяг в греки».

В IX веке возникли первые городища смоленских кривичей – Гнёздово на Днепре, а затем Смоленск (12 километров восточнее Гнёздово). Смоленск быстро стал крупным пунктом торговли и ремесленного производства. В «Повести временных лет» он впервые упоминается под 863 годом. А в Устюжском (Архангелогородском) летописном своде о Смоленске сказано под 865 годом. Название города ученые выводят от слова «смолить», имея в виду пропитку смолой корпусов купеческих кораблей, плывших по Днепру в Черное море и далее в Константинополь.

Политическое обособление земель в верхнем течении Днепра началось с 30-х годов XI века, однако Смоленщина оставалась волостью Великого княжества Киевского. Кроме самого Смоленска, другими важными ее центрами были Орша, Мстиславль и Торопец. При князе Ростиславе Мстиславиче (1125—1159), внуке Владимира Мономаха, княжество стало вполне самостоятельным и значительно расширило свою территорию. В 1136 году Ростислав учредил в Смоленске епархию греческой православной церкви, даровал ей земли и привилегии. При нем был создан и первый законодательный документ – «Устав Ростислава».

Территория Смоленского княжества значительно увеличилась. Князь Ростислав захватил полоцкий город Копысь, затем отобрал у черниговских князей земли северных радимичей. Здесь возникли крупные (по меркам того времени) города Рославль, Кречут (Кричев) и Прупой (Пропойск, ныне Славгород). На востоке Смоленщины в то время появились Дорогобуж и Ельня. Путь с Днепра на Волгу контролировал город Вязьма.

Следующим смоленским князем стал старший сын Ростислава – Роман (1160—1180). При нем укрепилось местное боярство, а на севере Смоленщины возникло первое удельное княжество с центром в городе Торопец. Здесь княжил Мстислав, младший сын Ростислава, брат Романа.

Когда князь Роман Ростиславич умер, его сменил другой младший брат – Давыд. Он в 1187 году подавил восстание горожан, спровоцированное голодом, и казнил многих видных бояр. У Давыда была сильная дружина из наемников-варягов. С ее помощью он захватил полоцкие земли на Западной Двине. Это позволило Смоленску развернуть активную торговлю с ганзейскими городами, расположенными по берегам Балтийского моря.

В 1230 году произошли сразу несколько трагедий: землетрясение, неурожай, голод и эпидемия чумы, от которой умерли тысячи людей, в том числе князь Мстислав Давыдович. В 1238 году к Смоленску подошли войска хана Батыя. О борьбе смолян с татаро-монголами рассказывает «Повесть о Меркурии Смоленском». Смоляне выстояли, но с 1275 года им все же пришлось платить дань Золотой Орде.

Хотя им удалось избежать татарского вторжения, с того времени начался упадок княжества, отягощенный усобицами между двумя линиями смоленских князей – Романовичами и Давыдовичами. В результате серии вооруженных конфликтов во второй половине XIII века выделились Вяземский и Можайский уделы.

В начале XIV века Смоленск окончательно утратил контроль над Витебском, но в его сферу влияния попал Брянск. Тогда же от Смоленского княжества отошли к ВКЛ земли Поднепровья, бассейн реки Проня, Верхнее Поволжье. При князе Иване Александровиче (1313—1358) Смоленск оказался в вассальной зависимости от ВКЛ. Около 1328 года князь Иван признал Гедимина, отца Альгерда, своим «старшим братом» – ради сохранения торгового пути по Западной Двине.

В 1331 и 1333 годах московские войска дважды нападали на Смоленск, но он сумел отразить агрессию и после этого прекратил выплату дани Золотой Орде*.

/* Напомним читателям, что Московское княжество, возникшее в 1276 или 1277 году при Данииле Александровиче, изначально являлось одним из улусов Золотой Орды. Его властителям был поручен сбор дани для великого хана у северных и западных соседей княжества. – Прим. ред./

В 1348 году смоленская дружина участвовала вместе с войсками ВКЛ в сражении с крестоносцами на реке Страве. В этой битве погиб один из смоленских князей.

В 1352 году на Смоленщину пришла из Московии эпидемия чумы. Умерло много людей и государство ослабело. Воспользовавшись этим, великий князь литовский Альгерд присоединил к ВКЛ города Мстиславль, Кричев и Рославль.

Позже он заключил союз со смоленским князем Святославом Ивановичем (1358—1386) и они вместе совершили в 1377 году успешный поход на Москву. После смерти Альгерда (в 1377 г.) власть в ВКЛ перешла к Ягайло, который с 1385 года стал еще и королем Польши. Его старший брат, полоцкий князь Андрей решил с помощью крестоносцев и смоленского князя Святослава воспользоваться переездом Ягайло из Вильни на постоянное жительство в Краков и захватить власть в ВКЛ. Святослав безуспешно попытался взять Витебск и Оршу, потом осадил Мстиславль. Однако войска Ягайло 7 мая 1386 года разбили смолян на реке Вехре, под Мстиславлем. Князь Святослав Иванович погиб, а Смоленское вече заплатило большой выкуп. Княжество утратило еще часть территории, в том числе город Ржев.

Новый князь Юрий Святославич (1386—1392) присягнул на верность Ягайло, то есть, стал его вассалом. Его брат Глеб Святославич (1392—1396) тоже находился в вассальной зависимости от ВКЛ. Использовав в своих интересах усобицу между Глебом и Юрием, великий князь Витовт в 1395 году захватил Смоленск и посадил там своих наместников. Вместо княжества Витовт учредил Смоленскую землю, то есть воеводство. Глеба он отправил в ВКЛ, а Юрий бежал в Рязань к своему тестю Олегу Ивановичу и с его помощью в 1401 году вернул город.

Витовт немедленно прибыл к Смоленску, но взять не смог. То же самое повторилось в 1402 и 1403 годах. Зато Витовт взял Можайск, после чего Смоленск оказался в окружении земель ВКЛ. Использовав нейтралитет Москвы и смерть Олега Рязанского, в 1404 году Витовт вернул Смоленск: «винных всех… позабивал до троих тысячей и, абы в Смоленску не было болшей уже бунтов, а княжество обернул в воеводство».

Несмотря на принятые меры, в апреле 1440 года жители Смоленска снова восстали и свергли воеводу Андрея Саковича, наместника великого князя. Смоляне пригласили к себе воеводой дорогобужского князя Андрея Дмитриевича, а «осподарем» – мстиславского князя Юрия Лугвеновича (ок. 1395—ок. 1458). Юрий арестовал смоленских бояр, вернувшихся из Вильни с выборов нового великого князя, конфисковал их собственность и раздал ее своим сторонникам.

Новый князь ВКЛ и польский король (в одном лице) Казимир IV, только что занявший престол, послал войско к Смоленску. Но оно, простояв три недели под стенами города, не решилось на штурм и вернулось назад. Тогда в ноябре1440 года Казимир сам выступил против повстанцев. Узнав об этом, князь Юрий бежал в Москву, а оттуда в Новгород, войска Казимира заняли Смоленск и другие города княжества. Восстание угасло.

В XV веке Смоленск процветал. Смоленской землей управлял наместник великого князя, представлявший местных феодалов в Сейме и Раде ВКЛ. Существовало городское вече, решавшее вопросы повседневной жизни города и окрестностей. При наместнике заседала местная Рада. В нее входили смоленский епископ, маршалок и другие должностные лица. Горожане избирали себе старосту. Смоленская земля делилась на волости во главе с тиунами. Привилегии смолянам даровали великие князья Литвы Витовт (в 1404 г.), Казимир IV (в 1442 г.), Александр (в 1505 г.) и Сигизмунд I (в 1513 г.).

В 1410 году Смоленский полк (хоругвь) отличился в Грюнвальдской битве*.

/* Русские авторы обычно упоминают «три смоленских полках», но в действительности при Грюнвальде были хоругви их Смоленска, Орши и Мстиславля под общим командованием князя Семена (Лугвена) Альгердовича. Все три «земли» являлись частью ВКЛ. – Прим. ред./

Смоленск являлся важным центром беларуского летописания. В XIII—XV веках здесь были созданы несколько летописей, известных под общим названием «Смоленские», а также «Смоленская хроника» (около 1430 г.), «Беларуско-литовская летопись» (1446 г.) и переписана в XV веке знаменитая «Радзивиловская летопись», составленная двумя столетиями раньше.

В начале XVI столетия мирная жизнь Смоленска прервалась. В 1514 году, во время войны 1512—22 годов между Московией и ВКЛ, город и все воеводство захватили московиты. Они сделали его своим форпостом на западном направлении. С этой целью «розмысл» (архитектор) Федор Конь в 1596—1602 годах построил вокруг Смоленска мощные каменные стены с башнями, сохранившиеся до нашего времени.

Таким образом, с 1396 и до 1514 года (115 лет, не считая мятежа 1401—1404 гг.) Смоленское княжество являлось составной частью ВКЛ. Далее им до 13 июня 1611 года (97 лет) владели московиты.

Сигизмунд III, король Речи Посполитой, в 1611 году отвоевал Смоленск, после чего город и воеводство еще 43 года оставались за Литвой. В ноябре 1611 года король даровал Смоленску Магдебургское право, в нем были созданы 4 цеха ремесленников. В 1613 году сейм Речи Посполитой официально восстановил Смоленское воеводство. Кроме самого Смоленска, в него вошли города Белый, Дорогобуж, Красный Городок, Невель, Почеп, Рославль, Себеж, Стародуб, Трубчевск и Чернигов с прилегающими к ним землями. Этот факт в 1618 году признали власти Московии, когда заключали Деулинское перемирие с Речью Посполитой.

Но в октябре 1654 года московиты вторично захватили Смоленск. С тех пор он входит в состав России. Тем не менее, даже в 1859 году – после 205 лет российского господства – большинство населения губернии считало себя беларусами. Вот данные из книги «Смоленская губерния. Список населенных мест по сведениям 1859 года» (издание Центрального статистического комитета МВД, Санкт-Петербург, 1868 г.): беларусов – 46,68% против 42,42% русских. И что еще важнее – они жили не смешанно, а раздельно. Из 12 уездов семь (включая Смоленский) были этнически беларускими (беларусов там жило в 10—20 раз больше, чем русских), а в пяти уездах беларусов не было вообще.

Примерно такие же результаты дала всероссийская перепись населения 1897 года. Снова большинство жителей Смоленской губернии своим родным языком назвали беларуский!

Эти данные, в числе других, приводило в 1926 году руководство БССР, аргументируя необходимость возврата в состав ССРБ пусть не всей Смоленской области, но хотя бы беларуских уездов. Однако московское руководство не вернуло Беларуси ни одного из этих уездов, так как этнически беларуским был сам город Смоленск. Возврат уездов без Смоленска выглядел бы «непоследовательным». Сыграли роль и представления о Смоленске как «западных воротах на Москву», и суждения шовинистически настроенных российских историков-консультантов о том, что Московия «давно отвоевала Смоленск у ВКЛ». В итоге Смоленский уезд (в 1859 году 82.636 беларусов против 7611 русских и 1077 лиц других национальностей) остался в России, хотя 90,4% его населения – этнические беларусы…

Великое Княжество Тверское

Это государство возникло в XIII веке на территории, населенной кривичами, и существовало с 1247 по 1485 год – 238 лет.

Сам город Тверь появился в XII веке и сначала принадлежал Господину Великому Новгороду, а с 1209 года стал уделом Переславль-Залесского княжества, вассального по отношению к Владимиру. Но в связи с тем, что татаро-монголы в 1238 году завоевали Владимиро-Суздальские земли, Тверь с 1247 года стала независимой. Тогда здесь правил князь Ярослав Ярославич, родной брат Александра Ярославича «Невского». С 1264 года он стал великим князем Владимирским. Возвышению Твери весьма способствовало учреждение здесь около 1265 года епископии во главе с Симеоном, бывшим епископом Полоцким. Вторым тверским епископом в 1289—1316 годах был Андрей, сын полоцкого князя Герденя.

К числу основных тверских «градов» относились Дорогобуж, Зубцов, Калязин, Кашин, Клин, Кснятин, Микулин, Старица, Телятево и Холм. На стыке границ ВКЛ, Господина Великого Новгорода, Московии и Твери, в верхнем течении Волги, стоял город Ржев, неоднократно переходивший из рук в руки. Определенное время Ржевом одновременно владели и ВКЛ, и Новгород, а жители города делили свою дань поровну между обоими господами.

Столица новой державы не могла обойтись без каменного собора. И в 1285 году его заложили князь Михаил Ярославич, его мать княгиня Аксинья и епископ Симеон. Епископ Андрей в 1290 году освятил новый храм во имя святого Спаса Преображенского (это название созвучно Спасо-Преображенской церкви, построенной в XII веке святой Ефросинией Полоцкой). Храм был кафедральным (т.е. главным) в новом государстве, его духовным центром.

Таким образом, Тверь опередила Москву в области каменного строительства. Храм был воздвигнут из белого камня и украшен резьбой. В XVI—XVII веках храм несколько раз перестраивали. Но в 1935 году большевики снесли его, разрушив до основания.

В 1369 году князь Михаил Александрович укрепил Тверь деревянным кремлем, а в 1372 город окружили земляным валом.

Расцвет Твери пришелся на XIII—XV века, когда он был крупным культурным, ремесленным и торговым центром. Тверские купцы торговали с городами Прибалтики и Кавказа, Ближнего Востока и Средней Азии. Самый известный среди них – Афанасий Никитин, который в 1466—1472 годах первым из европейцев совершил путешествие в Индию. Он был образованным человеком, владел татарским, персидским и арабским языками. Сначала по Волге и Каспию Никитин доплыл до города Дербент (в нынешнем Дагестане), а оттуда в Баку и Персию. Из персидского порта Ормуз (ныне Бендер-Аббас) Никитин морем добрался до Индии. В Индии купец прожил около трех лет. Назад он возвращался через Аравийское море, Персию, Малую Азию. Из Трапезунда он, переплыв Черное море, прибыл в Крым, в город Кафа (ныне Феодосия). Покинув Крым, немного не доехал до дома и осенью 1472 года умер под Смоленском*.

/* Научное издание его записок было осуществлено в 1958 году под названием «Хождение за три моря». – Прим. ред./

В 1955 году земляки поставили в Твери на гранитном постаменте бронзовый памятник Никитину.

Весьма активно развивалось в Твери изобразительное искусство. Местные художники создали в XIII—XV веках свою живописную школ, прославившуюся иконами и книжными миниатюрами. Известна Тверь и летописями, часть которых сохранилась до наших дней. Самая знаменитая среди них – «Хроника Георгия Амартола».

В первой половине XIV века шла борьба между князьями Твери и Москвы за ярлык хана Золотой Орды на великое Владимирское княжение. Как отметил один современный русский историк, на стороне тверских князей были права старшинства, личный героизм, юридические и моральные аргументы. На стороне московских – деньги, умение приспосабливаться к обстоятельствам и склонность к предательству. Все же трем князьям Твери удалось получить заветный титул. Это Михаил Ярославич (великий князь Владимирский в 1305—1317 гг.), его сыновья Дмитрий Михайлович (в 1322—1326 гг.) и Александр Михайлович (в 1326—1328 гг.).

В это же время Тверь установила дружеские отношения с ВКЛ. В 1320 году Мария, дочь великого князя Гедимина, вышла замуж за тверского князя Михаила Александровича, а несколько позже дочь князя Кейстута стала женой его сына Ивана Михайловича. Довольно часто тверские хоругви вместе с литвинскими воевали против крестоносцев.

В борьбе против тверских князей московские правители постоянно опирались на Орду и татарские войска. Так, московский князь Юрий Даниилович убил в Орде своего свояка князя Михаила Тверского, но и сам 21 ноября 1325 года погиб от руки его сына Дмитрия.

В 1327 году Тверь восстала против Орды. В городе был убит татарский посол, уничтожена его дружина. Тогда хан Золотой Орды поручил московскому князю Ивану Калите покарать тверичей. Калита возглавил татарское войско, разгромил повстанцев и полностью разграбил Тверское княжество. За это в 1328 году он получил от хана титул великого князя Владимирского. Именно с этого мерзкого эпизода началось возвышение Московии.

Однако Тверь постепенно возродилась. С помощью литовского великого князя Альгерда, которой в 1347 году вторым браком женился на тверской княжне Ульяне Александровне, она продолжала сражаться с Москвой. Так, в ноябре 1368 года Альгерд поддержал тверичей, пошел вместе с ними на Москву, осадил ее и три дня стоял под стенами города, пока не получил откуп.

В 1370 году московский князь Дмитрий Иванович («Донской») снова напал на Тверь. Тогда Альгерд вторично пошел на Москву и 6 января 1370 года взял ее в осаду. В это же время тверской князь получил в Орде ярлык на Владимирское великое княжение. В 1372 году войска ВКЛ под предводительством Витовта и Кейстута снова вторглись в Московию, чтобы поддержать своего ставленника.

В 1375 году московский князь Дмитрий Иванович организовал своего рода «крестовый поход» против Твери, мобилизовав воинские дружины 19 удельных князей. Князь Михаил мужественно оборонялся. Осада Твери длилась 5 недель, но город выстоял. Тогда захватчики разрушили окрестные города и села. Князь Михаил предложил мир, что и было принято.

В 1385 году тверской князь Василий Михайлович женился на дочери киевского князя Владимира Альгердовича. Таким образом, связь тверичей с литовской династией Гедеминовичей не прерывалась.

В 1430 году великий князь Витовт пригласил на свою коронацию вместе с московским князем Василием Васильевичем и тверского князя Бориса Александровича. Шесть недель множество гостей пировало у Витовта, но коронация не состоялась. По дороге через Польшу корону украли, а 80-летний Витовт вскоре после этого умер. Однако связи тверских князей и Гедеминовичей остались крепкими, так как тверская княжна родила от Альгерда семерых сыновей, в том числе знаменитого Ягайло.

Наибольший расцвет экономики и культуры тверской державы пришелся на первые две трети XV века, когда в Московии шла долгая гражданская война, вследствие чего набеги на Тверь прекратились. В начале этого столетия князь Иван Михайлович стал чеканить свои деньги – тверские пулы. Широкой славой пользовались тверские металлурги: они лили колокола и пушки.

Последний период расцвета Твери наступил при князе Борисе Александровиче, правившем в 1425—1461 годах.

Однако при князе Иване III Васильевиче Московия укрепилась, ее подчинение Орде после знаменитого «стояния на Угре» (в 1480 г.) значительно ослабло, и она приступила к систематическому захвату земель по всем направлениям. Первой ее жертвой стал Новгород. Пришла очередь и Твери. Сначала здесь (как раньше в Новгороде, Пскове и Рязани) была создана среди бояр – путем подкупа – своя «пятая колонна». Великий князь литовский Казимир IV, являвшийся одновременно и польским королем, проводил недальновидную внешнюю политику. Он не поддержал Тверь, несмотря на союзные договоры 1449 и 1484 годов.

В сентябре 1485 года войска Ивана III окружили Тверь. Через несколько дней подкупленные бояре перешли на сторону Москвы. Тверской князь Михаил Борисович с семьей и небольшой дружиной сумел бежать в Литву, тогда как его мать, княгиня Настасья, попала в плен к московитам и была вывезена в Москву. «И так кончилось Великое Княжество Тверское» – печально отметил летописец в Волынской краткой летописи.

Справка: Тверские князья: Ярослав Ярославич (1247—1272) – Святослав Ярославич (1272—1285) – Михаил Ярославич (1285—1318) – Дмитрий Михайлович (1318—1326) – Александр Михайлович (1326—1339, убит в Орде с сыном Федором) – Михаил Александрович (1339—1349) – Василий Михайлович (1349—1368) – Михаил Александрович (1368—1399) – Иван Михайлович (1399—1425) – Александр Иванович (1425, май – октябрь) – Борис Александрович (1425—1461) – Михаил Борисович (1461—1485)/

 Утратив Тверь – последнего надежного союзника на Востоке, ВКЛ вскоре стало терпеть серьезные поражения от Московии. В 1513 году оно утратило Смоленск. Только победа князя Константина Острожского под Оршей в сентябре 1514 года приостановила московскую агрессию на 50 лет, до Ливонской войны.

Новый московский царь Иван IV Васильевич – внук Ивана III, хорошо знал, что тверичи часто вспоминали былое вольное житье, когда у них были свои собственные князья, породнившиеся с династией Гедиминовичей. В декабре 1569 года войска Ивана Грозного со всех сторон окружили Тверь и стояли тесным кольцом пять дней. А в городе злодействовали опричники. Сначала они ограбили священников, начав с епископа, потом горожан. Затем войска вошли в город и вместе с опричниками убили множество простых людей, в том числе женщин и детей. Затем по приказу Ивана взялись за пленных полочан и ливонских немцев. Их всех порубили на куски, останки бросили в проруби на замерзшей Волге. В Твери было уничтожено почти все население, не менее 90 %. Отсюда царские каратели пошли в Торжок и Новгород – истреблять тамошних жителей.

Весь XVII век Тверь пребывала в запустении, и только в XVIII столетии постепенно отстроилась. В 1775 году она стала центром одноименной губернии.

Вопреки столетиям господства московитов, беларуское присутствие в ряде уездов Тверской губернии сохранялось и в XIX веке. Согласно переписи 1897 года, беларусами назвали себя около 125 тысяч человек, живших в Осташковском, Зубцовском и Ржевском уездах. В наибольшей мере сохранили свою этнографическую специфику крестьяне, жившие по берегам реки Туд, впадающей в Волгу. Их язык, мотивы песен, традиционная одежда и пляски были тождественны беларуским. Этих приволжских беларусов называли тудовляне. В 1903 году они насчитывали до 45 тысяч человек. Более того, этнические признаки беларусов местные краеведы зафиксировали у тудовлян даже в середине 1960-х годов!

ххх

В конце своего рассказа о забытой беларуской державе – Великом княжестве Тверском – хочу привести цитату из книги современного российского историка Андрея Буровского:

«Там, где воюют Москва и Литва, воюют Европа и Азия. Не случайно границу этих частей света с XV века и до этого времени упорно проводят через территорию Руси. И выбор… Твери между Великим Княжеством Литовским и Москвой – это не просто выбор вассала между двумя сюзеренами и не просто решение, в какое более крупное и сильное государство войти. Это выбор между Европой и Азией».

Совершенно верно европейцы на своих картах на месте Московии помещали надпись «Великая Татария».

Чтобы нам снова не оказаться в составе соседнего «евроазиатского» государства – вместе с Чечней, Татарстаном, Башкирией и Тувой, надо хорошо знать свою историю. Далеко не случайно трудно найти сведения о независимой Твери в российских учебниках и энциклопедиях. Тверь и сегодня остается для Москвы тем «Карфагеном, который должен быть разрушен».

Большевики в 1931 году даже изменили древнее название города на Калинин, чтобы ничто не напоминало о былой славе тверичей. Однако СССР рухнул, слово «Тверь» снова появилось на географических картах. Нам следует помнить о беларуском присутствии на берегах Волги и о том, что Волга, которую в России называют великой русской рекой, начинается в кривичской (беларуской) земле – как и Днепр, как и Западная Двина.

Автор: Олег Трусов

Источник: альманах “Деды”, выпуск 2

One thought on “Государства наших предков

  1. Альгерд

    Шаноўныя Спадары, дзякуй, Алегу- за выдатны артыкул, Анатолю за яго апублікаванне. Ён паказвае на фактах сапраўдную сутнасць братэрства маскоўскай дзяржавы-“виртузно переходящего в элегантное принуждение к единству”. Хаця гэта аповяд публістычна-гістарычны , але спасылкі на першакрыніцы па наібольш балючым падзеям дадалі яму бы тэрмаядравую моц. Мноства зацікаўляных разабрацца павялічылася бы, бачачы спасыкі як дзверы у сапраўдную гісторыю нашага Народа. Цяпер інтарнэт зняў амаль усе абмяжаванні у распаўсюджваўні, дасягненні інфармацыі. Дык ня толькі апавядайце пра сапраўднае мінулае, а паказвайце паважаныя і “дзверы” да яго.
    Калі з’явіліся Вашы кнігі спадар Анатоль, дык едучы па чыгунцы у напрамку Піцера ці Масквы бачыў як іх чыталі і, што мноства паселішчаў за мяжою па дарозе маюць назвы як ў Беларусі па гучанню і канчаткі іч. А па напрамку на Піцер сустракаюцца аж амаль да мяжы горада. Успомніў, як у 90-я шабашыў на усход ад Смаленску на кароўніку і гаворка была мясцовых пажылых людзей беларуская.
    Пачуў вельмі далікатны гумар на інтымную тэму, без жывельнай пашляціны па маскоўску.
    Прыклад:
    Ой, кума душачка!
    Дзе твая птушачка?
    Не кукуець, не пяець
    Толькі роцік раззяець.
    Дзе – канне яскравае і ў дадатак прыгожае -ець.
    Маскоўскага дыалекту і зблізку не чуваць.
    Посьпехаў у адраджэнні сапраўднай гісторыі Літвы-Беларусі без перабольшванняў-хлусні, як ў гісторыі Жамойці-Ліетувы і Масковіі-Расіі !!!

Пакінуць адказ

Ваш адрас электроннай пошты не будзе апублікаваны. Неабходныя палі пазначаны як *

Гэты сайт выкарыстоўвае Akismet для барацьбы са спамам. Даведайцеся пра тое, яе апрацоўваюцца вашы дадзеныя.