Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Гора, родившая мышь (О сочинении В.В. Новосельского)

На прилавках книжных магазинов появились сразу 5 выпусков компилятивного сочинения Валерия Новосельского «История Великого княжества Литовского от рождения до Люблинской унии» (выпуски №№ 3—7, первые два еще не изданы). Согласно анонсу издательства, они являются частью грандиозного исследования, разделенного автором на 14 частей.

Объем указанных пяти книжек – 1290 страниц (308 + 224 + 216 + 248 + 294). Нетрудно подсчитать, что в завершенном виде вся работа составит около 3,6 тысяч страниц (средний объем 258 страниц умножаем на 14). Объем впечатляет! При виде цветных обложек изданных частей возникает надежда на то, что автор, ранее неизвестный читателям, составил своего рода историческую энциклопедию о событиях, происходивших на наших землях в XIII—XVI веках.

Увы, увы! Это поистине тот случай, когда, образно выражаясь, «гора рождает мышь»! Качеству очень далеко до количества. Но давайте по порядку.

(1) Общая теоретическая концепция Новосельского – позавчерашний день. Достаточно сказать что ВКЛ, по его мнению, создали литовские феодалы (то есть жамойтские) путем захвата «исконно русских» княжеств. Наши с вами предки при этом, во-первых, объявляются «русскими», а во-вторых, уподобляются скопищу безвольных баранов, с которыми воинственные литовцы (жамойты) делали что хотели.

Такое ретроградство автора имеет конкретную причину. Имя ей – невежество. Изучение списков использованной Новосельским литературы показывает, что он опирался на сочинения российских и литовских авторов, в том числе советского периода, а исследований беларуских историков среди них практически нет. Например, среди 345 названий в библиографии выпуска № 5 указаны всего 4 работы отечественных ученых: «История БССР» (1961 г.), книги М. Улащика (1973 г.), З. Копысского и В. Чепкова (1986 г.) по источниковедению, «Замки Белорусии» М. Ткачева (1977 г.) Это – всё! Такая же картина в остальных четырех выпусках.

Бесполезно искать у Новосельского мнения, факты или цитаты из исследований М. Бича, Ю. Бохана, Г. Голенченко, А. Грицкевича, А. Довнара, Н. Ермоловича, А. Кравцевича, В. Конона, В. Носевича, В. Пануцевича, В. Позднякова, Г. Сагановича, В. Тумаша, П. Урбана, В. Чаропко, В. Чемерицкого и других признанных специалистов по истории ВКЛ. Никого из них автор не знает, и знать не хочет. Вдобавок у меня возникло подозрение, что он не умеет читать по-беларуски.

После этого не приходится удивляться тому, что Новосельский целенаправленно проводит линию идейных противников беларуской национальной историографии – дореволюционных и современных «западнорусистов», российских «державников», летувисских сказочников.

(2) Суждения и характеристики автора, как правило, некорректны по отношению к описываемой им эпохе. Например, князей Тройдена, Доманта, Бутигейда и Бутвида он называет «закоренелыми националистами»! (выпуск 3, с. 47). Национализм – понятие ХХ века, даже не XIX, что уж говорить о веке XIII. Поэтому столь смелое заявление о сути проводимой ими политики является абсолютно ненаучным измышлением. Кстати говоря, князь Литвы по имени Домант нашей исторической науке неизвестен, а существование Бутигейда подвергается сомнению.

Или возьмем такое суждение автора: «все это произошло благодаря дипломатическому искусству князя /речь идет о Миндовге – А.Т./ и прочному союзу литовцев с белорусами» (вып. 3, с. 83). Не было в XIII веке никаких «белорусов» и не было союза между ними и литовцами!

Вслед за сказочниками из современной Летувы Новосельский утверждает: «…6 июля 1253 года в Кафедральном соборе Вильно, специально построенном к этому важному событию Миндовгом, епископ кульмский Гайденрейх (…) торжественно венчал литовско-белорусского монарха и его супругу королевской короной» (вып. 3, с. 207).

Здесь все – неправда! Не было еще никакой Вильни (Вильно – это польское название). Возможно, что существовал на холме возле реки Вилии деревянный замок кривичей (Кривой град), т.е. укрепленное поселение, вовсе не город. Не могло быть в те времена в языческой стране католического собора, да к тому же кафедрального! Тем более не мог свежеиспеченный католик Миндовг построить его за пару лет: каменные соборы строили десятилетиями! Коронация происходила в Новогородке, это давно доказали наши историки. Не был Миндовг литовско-белорусским монархом, он был князем Литвы, стал королем Литовии, а выражение «литовско-белорусский» относится к ХХ веку.

Вот еще один авторский перл: «Осуществлению заветной мечты великого князя /Миндовга – А.Т./ по объединению всех балтов и восточных славян в единую конфедерацию свободных земель воспрепятствовали события…» (вып. 3, с. 244).

Ничего себе заявление! По Новосельскому, феодал XIII века, когда люди служили князьям, герцогам и королям, но не государству, мыслил понятиями, на сотни лет обогнавшими свое время. К тому же он поставил себе политическую цель, которая по масштабу сравнима с целью Александра Македонского или Наполеона! Непонятно только, где Миндовг мог найти людские и финансовые ресурсы для столь гигантского предприятия.

Каждый из выпусков сочинения Новосельского переполнен его выдумками. Нет смысла перечислять. Если кому-то интересно, пусть сам подчеркивает красным фломастером на соответствующих страницах. Поэтому приведу еще одну выдержку и на этом остановлюсь.

«Главной причиной смерти Миндовга стала не банальная месть или жгучее желание политической элиты княжества избавиться от надоевшего всем деспота, но хорошо спланированный и не менее успешно осуществленный династический заговор. (…) Тайный сговор близких родственников Миндовга с участием верховного языческого жреца всех литовцев Криво-Кривейте возможно не обошелся без посредничества заинтересованных сил Запада, до последнего момента не терявших надежды триумфа католичества в Литве» (вып. 5, с. 25—26).

Вот сколько всего наплел автор! Не только жреца-кривейта сделал идеологом заговора, так еще и «Запад» вовлек. Вот этот проклятый Запад! С древних времен панически боялся объединения славян, а потому наносил превентивные удары по «объединителям» везде, где только мог.

Бесполезно объяснять Новосельскому, что балтские племена не знали никаких «криве» и «кривейтов», эти термины употребляли авторы немецких хроник (Петр из Дусбурга, Симон Грюнов, Августин Ротондус), точно так же, как они использовали старонемецкое слово «куниг» для обозначения жамойтских старейшин (это я к тому, что не было в действительности никаких «литовских кунигасов», обильно присутствующих в сочинении Новосельского).

(3) Истории Руси (Галицкой, Киевской и Московской – но не литовской), а также завоеваниям татаро-монголов, деяниям Тевтонского и Ливонского орденов посвящено так много места, что сам собой возникает вопрос: при чем здесь ВКЛ?

Вот, к примеру, распределение материала в 5-м выпуске под названием «Великие князья Кейстут и Ягайло. События в Золотой Орде и Северо-Восточной Руси (1377—1382)». В нем 294 страницы. Рассказ о событиях в Орде, о Куликовской битве и походе Тохтамыша на Москву занимает 166 страниц, перепечатка в приложении «сказаний» о сражениях московитов с татарами – 48, библиография – 17, выходные данные и реклама – 4. В сумме – 235 страниц, или 80,4 % объема данного выпуска. На все «литовские дела» остается только 57 страниц, из которых 10 страниц по совокупной площади занимают иллюстрации.

Добавим к статистике тот любопытный факт, что Куликовской битвы на самом деле никогда не было, это грандиозный миф, созданный усилиями нескольких поколений московских сказочников*. И что после всего этого остается от содержания данного выпуска?

/* Новейшей, наиболее глубокой и убедительной работой по этой теме является книга Владимира Егорова «Загадка Куликова поля, или Битва, которой не было», изданная в Москве в 2011 году./ (прочитать книгу можно на нашем сайте Загадка Куликова поля, или Битва, которой не было

А вот соотношение тематики в 3-м выпуске – «Великий князь Миндовг». Из общего его объема в 304 страницы примерно 135 занимает изложение событий истории Галича, Новгорода и Пскова, а также прибалтийских рыцарских орденов. Добавим сюда 30 страниц приложений, посвященных Даниилу Галицкому, Александру Невскому и немецким рыцарям (против 9 страниц о Миндовге и его преемниках), 21 страницу библиографии и 4 страницы выходных данных. На Миндовга вместе с его Литвой остается 114 (37,5 %), включая примерно 20 страниц, занятых иллюстрациями. Т.е. всего лишь треть книги, якобы посвященной – если судить по названию – летописной Литве и ее князю Миндовгу.

Если же это книга о Литве и Миндовге, то при чем здесь князь Александр Ярославич, Невский бой и Ледовое побоище? Они произошли в 1240 – 1242 гг., то есть еще до возникновения ВКЛ и, к тому же, очень далеко от Новогрудка. Кстати говоря, были это битвы, по одной версии, рядовыми стычками между новгородцами, шведами и ливонцами, вовсе не судьбоносными сражениями; по другой версии, их вообще не было, как и Куликовской битвы*. Все подвиги князя Александра придумали монахи Рождественского монастыря во Владимире, когда сочиняли через 35 лет после его смерти фантастическую повесть – первый вариант «жития святого». (Всего таких вариантов известно 14, и чем позже был написан очередной, тем больше в нем присутствует фантастики). Во всяком случае, семь десятилетий поисков места боя на Чудском озере и по берегу вокруг него не дали абсолютно никаких результатов*.

/* В этой связи приходит на ум название книги московского историка Алексея Бычкова «Ледовое побоище и другие мифы русской истории» (2008 г.)./

(4) Иллюстрации – отдельная тема. Их много, но радости от них мало. Возьмем для примера выпуски 4 и 5. Первый называется «Темные десятилетия (1263—1316 гг.)» (224 страницы), он содержит 94 иллюстрации. В том числе: изображений тевтонских и других европейских рыцарей – 54; татаро-монголов – 5; географических карт – 6. На ВКЛ остается только 29 картинок, т.е. менее трети.

Качество подбора оставляет желать много лучшего. Например, на страницах 123—125 приведены 4 портрета князя Витеня, но при этом два – один и тот же рисунок из книги А. Гваньини, только повернутые влево и вправо, а еще один (верхний на стр. 124) известен как фантастический портрет князя Рюрика! Названия населенных пунктов на четырех картах из шести (с. 15, 64, 110, 122) абсолютно не читаются. Кому нужны такие карты?!

Следующий выпуск – «Великие князья Ольгерд и Кейстут» (248 стр.). В нем 140 иллюстраций. Из них 53 составляют изображения западноевропейских воинов и рыцарских замков. Изображений татар – 7. Совершенно посторонних по содержанию картинок (вроде самобичевания флагеллянтов или гробницы польского короля Казимира Великого) – еще 19. Иллюстраций московской тематики – 9. Итого – 90. На Литву-Беларусь остается 50 (36 %). Но при этом один и тот же портрет Ольгерда, извлеченный из «Хроники европейской Сарматии» Александра Гваньини повторяется 10 раз (!), а портрет Кейстута, нарисованный в XIX веке художником А. Пеньковским – 4 раза.

Примерно такое же соотношение и в других выпусках. Если судить о содержании исследования В.В. Новосельского только по иллюстративному материалу, складывается впечатление, что оно посвящено рыцарским орденам и взаимоотношениям Московии с Золотой Ордой! Отнюдь не истории Литвы – Беларуси.

(5) Мое мнение о пяти изданных выпусках таково. Это – труд графомана от истории. Они представляют собой странную смесь выписок из старинных летописей с ультрасовременными по смыслу объяснениями автора. Как я уже сказал выше, такие объяснения не соответствуют реалиям феодальной эпохи. У людей в те времена была совершено иная мотивация. Вдобавок автор настолько категоричен в своих суждениях, как будто он лично побывал в XIII – XIV веках с помощью «машины времени», а потому точно знает какие планы лелеяли рассматриваемые им исторические деятели, и каковы были истинные причины их поступков.

В общем, полная ерунда! Между тем каждая из книжек продается по цене от 62 до 72 тысяч рублей. За все пять – около 320 тысяч рублей (38 долларов). Если кто-то хочет выложить эту сумму за весь комплект, пусть знает, что он выбрасывает деньги на ветер!

Автор: Анатоль Тарас, редактор исторического альманаха «Деды»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *