Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Головчинское сражение (1708 г.)

Местечко Головчин расположено в нынешнем Белыничском районе Могилёвской области Беларуси. В начале XVIII века оно принадлежало Доминику Слушке и насчитывало 262 «дыма» («дым» — хозяйство одной семьи или общее хозяйство двух-трех родственных семей)*. /* Доминик Слушка (ок. 1655—1713) – в разное время был старостой речицким, суражским, борисовским. С 1686 – воевода полоцкий./

Здесь 3 июля 1708 года произошло крупное сражение между войсками шведского короля Карла XII и московского царя Петра I. Все биографы шведского короля (и он сам) единодушно считали произошедшее здесь сражение вершиной его полководческого искусства. По словам шведского историка К. Лундблата, возле Головчина «в последний раз взошла звезда счастья Карла XII».

Знаменитый французский философ, историк и писатель Вольтер написал в 1731 году в своей книге, посвященной шведскому королю-воину:

«Из всех данных им сражений, это было самое славное, в нем он испытал наибольшую опасность и выказал наибольшую искусность». В память о нем была выбита медаль с надписью на одной стороне: «Silvae, paludes, aggeres, hostes victi»; а на другой следующий стих Лукана: «Victrices copias alium laturus in orbem».* /* Вольтер. «История Карла XII, короля шведского». /Пер. с франц. Н. Кранихфельд/ СПб.: кн. т-во «Деятель», 1913, с. 132./

Но если мы откроем 4-й том «Советской Исторической Энциклопедии», изданный в 1963 году, то увидим, что после статьи «Головнин» идет статья «Голодед», «Головчин» отсутствует. Зато в 8-м томе «СИЭ» (1965 г.) помещена статья «Лесная», посвященная разгрому обоза генерала Левенгаупта 28 сентября того же 1708 года. Ее объем – 40 строк, не считая карты.

«Военный энциклопедический словарь» (издание 2001 г.) сообщает в маленькой статье (12 строк), что под Головчиным русские войска (12 тысяч конницы, 10 тысяч пехоты, 4 тысячи казаков), не имевшие единого командования и четкого взаимодействия, подверглись удару превосходящих сил шведов (18 тысяч конницы, 12 тысяч пехоты) и отступили. Выходит, что шведов было больше на 4 тысячи человек.

Российский автор Н. Шефов пишет в книге «Битвы России» (Москва, 2002 г.), что в этом сражении у русских было 28 тысяч человек, у шведов – 30 тысяч. Опять-таки, численное превосходство на стороне шведов, правда, не на четыре тысячи, а на две. Если учесть великолепную выучку шведских войск, их огромный боевой опыт и высокий моральный дух, становится совершенно непонятным, почему речь идет «о вершине мастерства полководца».

Секрет прост. На самом деле численное превосходство было на стороне русских, притом весьма значительное, как минимум на 10 тысяч человек! Кроме того, они занимали выгодную оборонительную позицию. Но, несмотря на это, потерпели серьезное поражение и не отступили, а в панике бежали, открыв шведам путь на Могилёв и к Днепру.

Чтобы установить количество шведских войск в сражении 3 июля, сделаем простейший расчет. После Головчина король Карл 7 июля занял без боя Могилёв, оттуда 5 августа вышел по направлению к Смоленску. Не дойдя 14 верст до него, он повернул на Стародуб и неспешно двинулся в Украину по маршруту Батурин – Ромны – Гадяч – Веприк – Полтава.

27 июня следующего 1709 года состоялась Полтавская битва. В ней Карл XII использовал 8200 шведских пехотинцев и 7800 кавалеристов, а также Валашский конный полк (1000 сабель). В осадных укреплениях вокруг Полтавы находились 2,5 тысячи шведов; вне поля битвы (на Ворскле) – 1800 шведских кавалеристов; в обозе 200 кавалеристов и 50 пехотинцев, в лазаретах 2250 раненых и больных. Всего шведских солдат и офицеров, округленно – 22.800 человек. Кроме них, под Полтавой было 11 тысяч казаков, присоединившихся к шведам в украинских землях, а также 6800 гражданских лиц (чиновники, конюхи, денщики, рабочие, жены и дети военных).* /* По подсчетам шведского историка П. Энглунда, приведенным в книге «Полтава: Рассказ о гибели одной армии», изданной в Москве в 1995 г./

Итак, у короля Карла было при Полтаве менее 23 тысяч соотечественников в пехоте и кавалерии. И это после того, как генерал Адам Людвиг Левенгаупт привел к нему 12 октября 1708 года от Лесной около 6500 человек! Никаких других подкреплений шведскими войсками король с момента выхода в поход из Гродно не получал. Если мы учтем потери при Головчине убитыми, умершими от ран, искалеченными (до 500 человек), а также потери от стычек и болезней с августа 1708 года по июль 1709 (максимум 500 человек), то получим, что при Головчине было около 19,5 тысяч шведских кавалеристов и пехотинцев, но никак не 30 тысяч.

Это и есть главное обстоятельство. Имея значительно меньше сил, чем противник, король решительно атаковал русских, занимавших выгодную укрепленную позицию, разбил их и обратил в бегство!

Российские авторы специально преуменьшают численность русских войск и увеличивают число шведов, чтобы картина победы противника выглядела менее впечатляющей.

ххх

Так что же произошло на самом деле?

Армия Карла XII выступила из Минска. 18 июня, переправившись через Березину ниже Борисова, она двинулась по дороге на Могилёв. За ней следили разъезды русской кавалерии генерала Г. Гольца. Между ними и авангардом шведов происходили небольшие стычки. Гольц предложил перекрыть путь шведам на удобной для обороны болотистой местности вдоль реки Бабич (или Вабич) у местечка Головчин. Предложение было принято, и командующий генерал-фельдмаршал граф Б.П. Шереметев приказал:

«…для удержания пассов при Головчине отправить А. Меншикова, дивизию А. Репнина, отряд Л. Алларта, бригаду генерала Флюка (…) и те пассы от неприятеля держать по всякой возможности».

Русская армия расположилась вдоль левого болотистого берега неширокой реки Бабич (или Вабич), укрепив свои позиции рогатками и шанцами.* /* Рогатки – противопехотные заграждения в виде бревенчатых опор с прибитыми к ним накрест заостренными кольями; шанцы – неглубокие окопы с земляными брустверами./ Линия фронта растянулась на 10 километров, она закрывала дороги на Могилев, Шклов и Копысь. Два интервала между центром позиции и флангами составляли до тысячи метров каждый. В интервалах находились болота.

В центре (напротив Головчина) стояли – пехотная дивизия Б.П. Шереметева (5 тысяч человек) и конная бригада князя Александра Даниловича Меншикова (4 тысячи); на правом фланге (напротив деревни Сурды) – пехотная дивизия генерала Л. Алларта и пехотная бригада генерала Флюка (около 9 тысяч); на левом фланге (в районе деревни Гнездин) – пехотная дивизия генерала князя Аникиты Ивановича Репнина (5 или 6 тысяч) и 10 драгунских полков фельдмаршала-лейтенанта Г. Гольца (до 8 тысяч конницы). Позади русских войск был лес. Левее Гольца, в верховье реки Бабич, находился конный отряд казаков князя Михаила Михайловича Голицына (4 тысячи). В общей сложности русских войск было, как минимум, 35 тысяч, а не 26.

Они перекрыли плотину с двумя мостами у Головчина, мост напротив деревни Сурды и брод у деревни Гнездин. Однако единое командование тремя группами войск и связь между ними отсутствовали.

Карл XII скрытно сосредоточил свои силы напротив центра русских войск. Применив военную хитрость, шведский король отправил в лагерь русских двух своих лазутчиков с ложной информацией. Поверив данным «перебежчиков» о планах шведов, русское командование укрепило свой правый фланг. Шведы же нанесли главный удар по центру и частично левому флангу русских.

В ночь со 2 на 3 июля шел сильный дождь, сменившийся туманом. Под прикрытием темноты и непогоды шведские солдаты навели понтонный мост к заболоченному участку противоположного берега, где русские не ждали опасности. Здесь находилась дивизия князя Репнина.

В три часа ночи пять пехотных полков во главе с королем Карлом, под прикрытием артиллерийского огня, устремились через мост в атаку. Форсировав болото, считавшееся непроходимым, они отрезали дивизию Репнина от кавалерии Гольца. Бой длился около трех часов. Он проходил в густых прибрежных зарослях, мешавших управлению войсками, а также действиям конницы и артиллерии. Дивизия Репнина не выдержала шведского натиска и побежала в лес, бросив все 10 пушек. К счастью для русских, болотистая местность затруднила шведам преследование. В бою Карл XII едва не погиб. Его лошадь увязла в болоте, и шведские солдаты с большим трудом вытащили короля из трясины.

Вслед за пехотой по мосту переправилась шведская кавалерия и атаковала конную дивизию Гольца. После жаркого боя конница Гольца тоже обратилась в бегство по дороге на Могилев. В его группе наибольшие потери понесли Белозерский, Троицкий и Санкт-Петербургский драгунские полки. Знамя Белозерского полка досталось врагу. Царь не простил драгунам такого позора и приказал расформировать полк.

Войска русского центра отступили к Шклову, войска Алларта и Флюка – к Копыси.

Вот как описал это сражение Вольтер:

«Карл превозмог все препятствия и неуклонно продвигался к Борисфену /Днепру/. На своем пути он встретил московитов, укрепившихся в местечке Голоссин /Головчин/, за болотом, к которому можно было подойти, лишь перейдя реку. Чтобы напасть на них Карл (…) бросился в воду во главе своей пешей гвардии. Он перешел через реку и болото, часто находясь по плечи в воде. Наступая таким образом на неприятеля, он приказал своей кавалерии обойти болото, чтобы ударить на врага с фланга. Удивленные тем, что никакие преграды не могут их защитить, московиты подверглись одновременно нападению и короля с пехотой и шведской кавалерии. Пробившись сквозь ряды неприятеля, кавалерия соединилась с королем среди боя»*.

Энглунд дал живописное описание картины на поле у Головчина сразу после сражения. После того как противник бежал, пехотинцы смогли сесть и отдохнуть, а маркитантки пробрались к ним с водкой и хлебом. Священники ходили по полю боя, причащая умирающих воинов. Шведы разбили палатки прямо на поле боя, представлявшее ужасное зрелище: груды мертвых людей и лошадей, пушки, ружья, ранцы, медные котлы и сломанные повозки в едином жутком сумбуре среди мокрой глины.

Своих павших солдат шведы похоронили в братских могилах, оказав воинские почести, но большинство русских остались лежать без погребения. В летнюю жару вскоре над местностью распространился смердящий дух гниения. Кругом бегали одичавшие собаки, пожиравшие голые раздувшиеся останки людей и лошадей, разбросанные повсюду…

Для Головчина это сражение обернулось сожжением почти всех домов и разрушением замка, который в дальнейшем так и не восстановили.

В сражении при Головчине русские потеряли, по разным данным, от 1300 до 2700 человек убитыми и ранеными, около 630 – пленными.

Потери шведов царь Петр значительно преувеличил. В письме генерал-адмиралу Федору Матвеичу Апраксину он сообщил, будто бы погибли генерал Врангель и два полковника, около сотни офицеров, тысяча рядовых, а раненых еще больше. Это ему так хотелось. Энглунд на основе рапорта главного врача шведской армии привел в своей книге точные цифры: 255 убитых, 1219 раненых. Часть раненых позже умерла.

ххх

Брать число убитых врагов «с потолка» и молчать о своих поражениях – такова старая традиция российских авторов. Например, если вы прочтете в российских источниках описание войны 1654—1667 гг., когда армия московского царя Алексея Михайловича вторглась в земли Великого Княжества Литовского (ВКЛ), вы не обнаружите в них ни одного упоминания о победах литвинов и поляков. И у вас может возникнуть впечатление, что московиты, разбив противника, принудили его к миру на выгодных для себя условиях, после чего спокойно ушли домой.

Между тем, цель войны заключалась в присоединении ВКЛ к Московии! Однако московиты на втором этапе войны (уже после захвата Вильни) потерпели ряд сокрушительных поражений: на реке Полонка (июнь 1660 г.), на реке Бася (октябрь 1660 г.), под Кушликами (сентябрь 1661 г.), под Брянском (январь 1664 г.). Кроме того, провалилась осада Ляхович и Старого Быхова, в Могилёве восставшие жители истребили московский гарнизон (февраль 1661 г.). А на всей оккупированной территории ВКЛ действовали отряды партизан, изматывавшие войска оккупантов непрерывными нападениями на обозы и мелкие подразделения Но в сочинениях русских историков об этом нет ничего.

Автор: Максим Петров, альманах «Деды», выпуск 10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *