Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Гибель Машерова: несчастный случай или убийство?

Это произошло 4 октября 1980 года. Автомобиль «Чайка», в котором находился первый секретарь ЦК компартии БССР Петр Миронович Машеров, на большой скорости врезался в пересекавший шоссе тракторный прицеп, до верху груженый картофелем. Водители автомобиля и трактора были ранены, но остались живы. Беларускому генсеку не повезло: травмы, полученные им, оказались несовместимыми с жизнью.

Практически сразу в нашем народе пошел слух о том, что эту катастрофу «подстроили», что «Мироныча убили». Кто? Ясное дело, москали. Мол, одна группа «товарищей» в Политбюро ЦК КПСС хотела сделать главного беларуского коммуниста главным «партайгеноссе» всего Союза ССР, а другая группа из того же учреждения была категорически против.

ххх

Свинцовое небо висело над Ленинградом, тихо осыпая мелким дождем прохожих, спешивших на работу. С привычной организованностью транспорт развозил человеческие потоки по заводам, институтам, учреждениям огромного города. В тот день я добрался от Финляндского вокзала до своего объединения раньше обычного. Открыл лабораторию и взялся за служебные бумаги, сортируя их для совещания по результатам испытаний аппаратуры космодрома.

Углубившись в работу, я не услышал, как в лабораторию вошел Игорь Дмитриев, заведующий технологическим сектором и мой приятель. Аккуратно прикрыв за собой дверь, он посмотрел на меня как-то растерянно, а потом выжал – Ну что, Альберт, укокошили твоего Машерова… Зная его как человека интеллигентного, я тем не менее воспринял его слова как неудачную шутку: Ты что, белены объелся, или… – Никакого “или”! По “Голосу” сообщили – дескать, автомобильная катастрофа под Минском».

Если сказать, что эта весть ошеломила меня, значит – ничего не сказать. Я стоял как вкопанный! – Машеров погиб?! Невероятность того, что случилась, придавила. Посмотрел на Игоря: Ты что-нибудь понимаешь? Взявшись за ручку двери, Игорь обернулся и ответил: Ты не хуже за меня понимаешь – убили шельмы. Стал сильно мешать, не вписывался».

Весть быстро проникла в коридоры и курилки института. Местные аналитики исключали случайность катастрофы. Общим рефреном звучало – убили кремлевские жадюги Петра Мироновича.

В последующие дни все, кто хорошо знал кремлевский ритуальный протокол, обратили внимание на его нарушение – задержку с похоронами Машерова. Бюрократизм партийной жизни предопределял меньший срок прощания с кандидатами в члены Политбюро по сравнению с телами членов.

Но наплыв в Минск тысяч людей со всего Союза заставил задержать погребение. Представители республик, городов и областей страны, а также бывшие партизаны в течение нескольких дней самолетами и поездами спешили в Минск попрощаться с Машеровым, отдать дань уважения героическому сыну Беларуси. Резонансная волна миллионов сердец огорчила кремлевских воротил: Машерова явно хоронил народ.

«Чайка» Петра Машерова

Официальная версия трагического происшествия у многих людей не вызвала ни малейшего доверия. В их головах не укладывалось странное обстоятельство: как мог самовольно выехать поперек дороги грузовой автомобиль с прицепом, нагруженный колхозной картошкой именно в тот момент, когда стремительно приближалась «Чайка» высшего партийного чиновника – вопреки строжайшему регламенту для автотранспорта в подобных ситуациях, обеспечиваемому ГАИ?!

Водители, которые немного позже объезжали место катастрофы, оцепленное милицией, удивлялись: как могла технически случиться катастрофа, если только это не умышленный шаг?

…Прошли годы. Закономерно рухнул Союз. Бурные события в Беларуси постепенно оттеснили внимание ошеломленного люда от той катастрофы. Как-то, покидая Московское кладбище в Минске после прощания с Геннадием Карпенко в апреле 1999 года, я подошел к серому камню – памятнику Петру Машерову. Вглядевшись в черты каменного облика, обратил внимание на удачно переданное скульптором выражение лица Машерова – задумчиво-печальное…

…Через пару лет приехал я уже не в Ленинград, а в Санкт-Петербург навестить дочь и племянника. Перед возвращением домой вспомнил старых друзей моего отца, наших земляков, и решил повидаться с ними, но, к сожалению, они уже умерли, остался их сын Владислав. С ним вместе учились в Берлине после войны. Он, как и его отец, связал свою жизнь со службой в КГБ, тоже был не молод, на пенсии, полковник…

Стоял теплый летний вечер. На метро добрался до Лесного проспекта, быстро нашел знакомый дом. Двери открыл Владислав, весь седой, сильно располневший, но высокий – в отца. Пригласил в гостиную: «Нам повезло. Я один, мои на юге, никто не мешает нырнуть в прошлое и поговорить о днях молодости».

По телевизору диктор с нотками таинственности в голосе сообщал по какому-то поводу очередную версию давнего события – гибели известного британского водолаза капитан-лейтенанта Лайонела Крэба. Погиб Крэб 19 апреля 1956 года при скандальных обстоятельствах – обследовал конфигурацию днища крейсера «Орджоникидзе», на котором в Англию прибыла правительственная делегация СССР во главе с Н.С. Хрущевым. Тогда возник большой политический скандал, в британском парламенте «размазывали» спецслужбы кто только хотел… Глядя на экран телевизора, мы с Владиславом улыбнулись. Он – мне: Ты помнишь? Я ему: – Конечно.

А дело было так. 1956 год, тихий осенний вечер. В этой же квартире мы, студенты, «режемся» в шахматы. За шахматной партией критически наблюдает его отец, большой знаток этой игры (в 1948 году в Берлине он сыграл вничью с гроссмейстером Максом Эйве, бывшим чемпионом мира). Раздался звонок. Отец пошел открыть дверь. Донесся странный диалог: Все свои? – Да, проходи. Я улыбнулся про себя: и здесь конспирация.

Вошел высокий мужчина, одетый для того времени задиристо не по-советски: узкие кремовые брюки, оранжевая рубашка и неслыханно яркие туфли на толстой подошве – ну, просто находка для комсомольского патруля! Видимо хозяин успел сообщить гостю мое досье надежного советского гражданина, потому что тот неожиданно для меня протянул руку и представился: «полковник Васильев».

Старшие начали свой разговор, из которого я с удивлением узнал, что гость не просто полковник, а человек, отвечавший за вопросы безопасности визита Хрущева в Великобританию. Наша шахматная партия закончилась моим поражением, правда, – достойным, и мы с любопытством присоединились к разговору ветеранов. Полковник Васильев увлеченно рассказывал о деталях похода, о крейсере и его экипаже, специально укомплектованным процентов на семьдесят курсантами ленинградских высших военно-морских училищ.

Автомобиль после аварии

Автомобиль после аварии

Поскольку в прессе уже появлялись разные версии причин гибели Крэбба, я спросил у Васильева – что же произошло на самом деле? Он улыбнулся, посмотрел на нас:

«Я по агентурному каналу получил информацию о намерении морских английских коллег квалифицированно изучить конструктивные особенности днища нашего крейсера (английская военная разведка МИ6 с трудом уговорила известного водолаза оказать ей эту услугу). Поэтому мы отслеживали каждый его шаг под водой. Я с помощником находился на самом краю носовой части, смотрел вниз и в какой-то момент хорошо рассмотрел его фигуру рядом с коком гидролокатора».

Я тогда наивно спросил у Васильева: «И что, сбросили ему на голову колосник?»

Васильев усмехнулся и спросил: «На каком факультете, студент?» Отвечаю: «На радиотехническом». Васильев: «Тогда поймешь. Я приказал включить гидролокатор, а это 40 киловатт! Последнее, что мы увидели, – почти всплывшее тело Крэбба с раскинутыми в стороны руками, которое плавно пошло вниз. Но это уже было не тело, а мешок с костями. 40 кВт – не шутка!»*

/* Эти слова Васильева расходятся с фактами. Крейсера проекта 68-бис, в т.ч. «Орджоникидзе» действительно имели гидроакустическую станцию «Тамир-5Н». Но в акватории Портсмутской гавани было обнаружено обезглавленное тело Крэбба в легководолазном снаряжении. Его голову не нашли. По мнению следователей полиции, во время осмотра винто-рулевой группы крейсера винты неожиданно стали вращаться и отрубили Крэббу голову. Понятно, что у крейсера, ставшего на рейде, винты просто так не вращаются. – Прим. ред./

Посмеявшись над очередной туманной версией телевидения, мы с Владиславом прошли на кухню, где он соорудил вокруг бутылки армянского КВВК удачный натюрморт «Встреча друзей». Вспоминали Берлин 1946 – 48 годов, остров Рюген с пионерским лагерем, американских военных с их раскованной манерой поведения. Много радостного и печального. Пожужукали о том, что прячется за семью печатями, подальше от глаз и ушей бывших советских граждан.

Разговор потихоньку перешел на родную Беларусь с ее экзотическим «узурпатором» и «рассудительным» населением. Было заметно, что Владислав аккуратно визирует даже старую политическую информацию – профессия! Я не настаивал на уточнениях и расшифровках его кратких сообщений. Однако затронул вопрос о редкостном несоответствии деятелей нынешнего правящего режима и Машерова, о нашей чересчур эмоциональной и профессионально незрелой оппозиции. Владислав неожиданно встал, подошел к раскрытому окну. Помолчал, вернулся, наполнил бокалы коньяком. «Давай выпьем за светлую память убиенного беларуса Петра Мироновича». Мы выпили стоя.

Помолчали, Владислав закурил:

«То, что искажу, – абсолютная правда. Мелкие детали можно опустить. Не спрашивай потом ни о чем. Так вот… Машеров был осужден. Те лидеры, которые болеют за нацию, любят по-настоящему свою землю, свой народ – недопустимая опасность для Кремля. Тем более – такой лидер! О каких бы его недостатках не полоскали потом языками доморощенные критики-эстеты, важно помнить, что он резко выделялся среди высшего клана своей порядочностью и человечностью. Как уважительно к нему относились люди во всех регионах Союза! Кремлевский клан ощутил большую опасность существования Машерова не только на политическом Олимпе, но и вообще – существования.

Ну, да ладно. Теперь коротко о самом убийстве. «Контора» сработала профессионально. В стороне была выставлена нагруженная бульбой колхозная шаланда, которая направлялась, кажется, в Выборг. Путь далекий, кабина заставлена канистрами. Водитель дисциплинированно сидел за рулем, ожидая разрешения гаишников (он никакой причастности к афере не имел). Неожиданно открывается левая дверца и в кабину, резко оттолкнув водителя вправо, запрыгивает военный в форме старшего прапорщика (конечно, на самом деле не прапорщик, а боевик из спецструктуры). Выворачивает руль резко влево и дает газ. Машина выползает на дорогу, почти перекрывая ее. Прапор спрыгивает с машины резко влево, за полотно дороги. Сзади – ужасный удар, взрыв горючего. Все. К счастью, водитель шаланды остался жив, хотя и пострадал*. В госпитале ему объяснили правила дальнейшего поведения и выживания, если жалко семью.

/* По такому же сценарию 12 ноября 1996 года на автостраде Брест – Минск произошла ликвидация журналиста Анатолия Майсени. В отличие от Машерова он сам сидел за рулем своего джипа, а вместо прицепа с картофелем на его пути появился тяжелый грузовик КРАЗ. – Прим. ред./

Но не все обратили внимание на случайную, казалось бы, деталь. За Машеровым в нескольких минутах отставания неслась «Волга», где сидел в форме генерал-майора ответственный сотрудник Административного отдела ЦК КПСС. Задача отдела – контроль выполнения решений ЦК (как открытых, так и закрытых). Ради этого и мчался на «Волге» тот сотрудник.

Все, Альберт, ты и так слишком много знаешь. Давай выпьем за тебя. То, что я тебе рассказал, это слабая попытка очистить душу. Передавай привет Беларуси, сходи на могилу Машерова и …береги себя»*…

/ Версия Владислава тоже расходится с фактами – как и версия «полковника Васильева» относительно Крэбба. Грузовик ГАЗ-53 с прицепом ехал по дороге, а не переезжал ее. Перед ним следовал самосвал МАЗ. Внезапно самосвал затормозил. Избегая столкновения, водитель грузовика вывернул на встречную полосу, по которой мчалась машина Машерова. Водитель «Чайки» резко повернул влево и удар грузовика пришелся по той части салона, где сидел Машеров. На схеме ДТП все это хорошо видно. – Прим. ред./ .

Возвращаясь от Владислава к своей дочери, а потом из Питера в Минск, я еще более отчетливо представил себе, что раковая опухоль москвоцентризма должна быть удалена ради спасения самой же России – обновленной, не «нашистской», не ордынской.

А моя Беларусь-Литва, ее морально униженный, духовно отравленный народ должен очиститься от грязи более чем 200-летнего подчинения Российской империи. И дай Боже мне и моим друзьям силы, разума и терпения для обновления любимой Отчизны.

Источник: Альберт Лазакович (Май 2010 г.), альманах “Деды”, выпуск 5.

One thought on “Гибель Машерова: несчастный случай или убийство?

  1. Андрэй Чэслававіч Кашэўскі

    ў той дзень мы з бацькам Чэславам і маці Валянціна ехалі (прыехалі) каля 17.00 (бо завод “Белаз” працаваў хіба да 16.00 гадзіны), на аўто “Масквіч” з г.Жодзіна ў пасёлак Дарожны(да бабулі Аляксандры Міхейчык) дом бабулі знаходзіўся якраз на супраць таго скрыжавання дзе было “дтз”, бацька Чэслаў амаль кожны дзень(сезон восень-вясна) ездзіў на працу(“Белаз”) на аўто – са Смалявіч ў г.Жодзіна і вазіў мяне ў дзецячы садок і маці на працу. Калі мы прыехалі ў пасёлак Дарожны то ўжо пасля аўтакатастрофы , там нікога не пускалі блізка каб паглядзець.

    Вось такія ўспаміны.
    Андрэй Чэслававіч Кашэўскі ,1977 год.

Пакінуць адказ

Ваш адрас электроннай пошты не будзе апублікаваны. Неабходныя палі пазначаны як *

Гэты сайт выкарыстоўвае Akismet для барацьбы са спамам. Даведайцеся пра тое, яе апрацоўваюцца вашы дадзеныя.