Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Гены и нация

Нет конца спорам о беларусах: они «младший брат русских», или же они самостоятельная европейская нация, как чехи, поляки, словаки?

 Журнал «Беларуская думка» в №9 за 2011 год опубликовал статью «Заблытаная «таямніца» гісторыі беларусаў» доктора биологических наук Инессы Саливон. Это попытка критики представлений об этносе беларусов, которые изложены в моей книге «Тайны беларуской истории» и в сборнике работ беларуских ученых «Предыстория беларусов с древнейших времен до XIII века».

Не понравился наш подход: мы опровергаем миф о беларусах как «младшем брате русских». Суть рассуждений И. Саливон сводится лишь к двум мыслям:

1. Содержание этноса определяется не его генами и антропологией, а культурой, поэтому балтское у беларусов и финно-угорское у русских – не имеют значения для этнического определения. Наоборот, если беларусы станут выпячивать свои балтские корни, то это шовинизм и расизм. Что осуждено ООН.

2. По культуре беларусы наиболее близки к русским, поэтому наиболее близки к ним и как этнос.

Оба этих тезиса тенденциозные и ошибочные, не имеют ничего общего с наукой.

1. «ГЕНЫ ВТОРИЧНЫ»

Инесса Саливон пишет:

«После обретения Беларусью статуса самостоятельного государства значительно возрос интерес беларусов к биологическим закономерностям происхождения и культурным особенностям своего народа. К сожалению, дилетантские интерпретации антропологических данных встречаются все чаще. Их авторы не имеют должной квалификации и точного знания основных закономерностей становления и генетических процессов в популяциях человека, и представление о его биологической и социальной сущности у них искажено. Если дилетанты на свой манер, как говорится, трактуют смысл определенных специалистами закономерностей, возникает ряд грубых ошибок, которые вводят читателей в заблуждение.

…Как яркий пример «популяризации» с неадекватным пониманием и использованием антропологических данных при обсуждении очень сложной проблемы этногенеза беларусов можно рассматривать монографию В.В. Деружинского «Тайны беларуской истории». Автор стремится доказать какую-то «генетическую исключительность» этнического формирования беларусов по сравнению с украинцами и русскими на основании сопоставления полученных беларуским исследователем доктором биологических наук А.И. Микуличем антропогенетических данных с данными, которые получили антропологи доктора биологических наук А. В. Балановская (Россия) и С.П. Сегеда (Украина).

При этом В.В. Деружинский приводит цитату из публикации А.В. Балановской о значительном вкладе финно-угорского компонента в генофонд русского народа, но игнорирует высказанное ею предупреждение, что «…любая привязка гена к народу (то есть к этносу) неверна – это разные системы координат. Принадлежность к народу определяется самосознанием человека…».

Еще в 1870-е годы учредитель антропологии в России А.П. Богданов предвидел возможность спекуляций на основании антропологических данных. Он предупреждал, что при решении вопросов о происхождении народов необходимо оставаться на строго научных позициях:

«Нам нет надобности делать из выводов науки ненаучные средства, вроде заграничных брошюр о происхождении народонаселения Средней России. Не в русском характере, не в духе истинной русской науки ломать факты и ложно освещать их, да и нет в них надобности. Не брахикефалия или долихокефалия дает право народу на уважение, не курганные предки, каково бы ни было их происхождение, могут унизить или возвысить русский народ и ход его истории».

Неужели В.В. Деружинский не знает, что никакие биологические черты – цвет кожи, глаз, волос, особенности телосложения и даже совокупности генов – никак не влияют на исторические процессы и на культурные особенности народов? Наоборот, исторические процессы влияют на формирование генофонда любого народа, а тем более на формирование его этноопределяющих черт – материальной и духовной культуры».

И так далее: доктор наук пугает, что такие взгляды являются шовинистическими и расистскими.

*     *     *

Что ответить? И. Саливон отстаивает концепции советского времени, ныне полностью устаревшие. Эти концепции отражали великодержавные интересы союзного Центра и служили пресечению «сепаратизма в союзных республиках». В них было мало науки, но много идеологии и политики.

Сегодня честные беларуские ученые указывают на ИНОЕ, ЧЕМ У РУССКИХ, генетическое и антропологическое происхождение беларусов – вовсе не для того, чтобы этот факт использовать для какой-то пропаганды «Великой Беларуси». (Только в Германии Гитлера говорили о «Великой Германии», и только сегодня в России все, кому не лень, кричат о «Великой России» – а в Беларуси подобного шовинизма нет.)

Никто не собирается утверждать какое-то «расовое превосходство» беларусов на том основании, что у нас балтский субстрат. Что в этом вообще можно найти «шовинистического»? Раньше считали, что мы «восточные славяне», сейчас – что мы славянизированные балты. Так в чем тут над кем-то «превосходство»? Чем балты вдруг «выше» славян или кого-то еще?

Все с точностью наоборот: правда о балтском субстрате беларусов опровергает ШОВИНИСТИЧЕСКУЮ ложь царизма о беларусах как каком-то «младшем брате русских». Инесса Саливон, видимо, забыла – кто кого называл и продолжает называть «младшим братом», что является откровенным шовинизмом. Но попытки беларусов избавиться от этого колониального идеологического и ненаучного ярлыка – представляются как якобы «проявления беларуского шовинизма». Да с какой же стати?

Сам термин «шовинизм» для беларусов не просто чужд, но дик – так как противоречит всей сути беларуской толерантности. Другие авторы более точны в своих суждениях: они говорят лишь о «сепаратизме от России» и о том, что в Беларуси обосновывают теоретически право беларусов на свое независимое от метрополии государство. И данные генетики и антропологии помогают это делать. То есть, наука на нашей стороне.

Политическую суть вопроса выдает и приведенная в статье цитата 1870-х годов «учредителя антропологии в России» А.П. Богданова, в который тот критикует некие «заграничные брошюры» о финно-угорском происхождении народонаселения Средней России. Дескать, «не брахикефалия или долихокефалия дает право народу на уважение».

Спорить не буду, это так: финны отличаются узкой формой черепа (беларусы наоборот широкой уже 3500 лет) – то есть у беларусов и русских разная форма черепа. Но финны Финляндии живут намного богаче беларусов, как и угры Венгрии. Так что «право народа на уважение» задается вовсе не формой черепа.

Беларуская пара

Беларуская пара

Абсолютно верно: вовсе не форма черепа и не гены определили бытие одних финно-угров в Орде и в Восточной Цивилизации, а других – в Европе и Европейской Цивилизации. Но при этом одновременно и неверно, так как именно царские и потом советские ученые постулировали существование каких-то «восточных славян» как некоей формации, происходящей от выдуманного ими «этноса Древней Руси», «древнерусской народности». Эта концепция появилась для обоснования захвата царизмом территории ВКЛ-Беларуси и Руси-Украины, затем поддерживалась для обоснования власти Кремля над этими народами уже в СССР.

Концепция постулировала некую «общность трех восточнославянских народов», пряча любыми путями все то, что противоречило идеи этой «общности». В том числе финно-угорский субстрат русских, балтский субстрат беларусов, сарматский субстрат украинцев. Зачем это прятать – если, как заявляет Саливон, это «вторично»? В БССР, например, партийные идеологи на корню пресекали само научное изучение балтского субстрата беларусов. Так значит – все-таки НЕ ВТОРИЧНО, все-таки было ПОЛИТИЧЕСКИМ И ИДЕОЛОГИЧЕСКИМ в царской России и в СССР. Так зачем же лицемерить?

Об этом, в том числе, рассказывает в своей работе «Балтский субстрат в формировании беларуской народности» доктор философских наук (1969), профессор (1970) Георгий Петрович Давидюк (1923 г.р.):

«Российские историки в своем большинстве до сих пор выступают против теории балтского субстрата. В основе их аргументации лежат постулаты, сформулированные идеологами царского самодержавия и Русской православной церкви, а позже воспроизведенные идеологами ЦК КПСС. Таково «научное обоснование» шовинистической политики правителей России всех времен.

…В 1973 году в Минске пытались организовать Всесоюзную научную конференцию на базе Института истории АН БССР по проблеме этногенеза беларусов, с той целью, чтобы «разбить идейно-порочную теорию балтского субстрата». Однако в тезисах многих докладов, присланных на конференцию, содержалась поддержка этой теории. Это напугало высшее партийное руководство БССР, затеявшее проведение форума. Оно спустило «директиву»: конференцию не проводить. Директору Института истории Н.В. Каменской поступило телефонное «указание» от секретаря ЦК КПБ по идеологии А.Т. Кузьмина: «материалы конференции уничтожить». Каменская, в свою очередь, приказала заведующему сектором профессору Адаму Залесскому сжечь тексты докладов, присланных на конференцию. Заядлый великорусский шовинист, ненавистник всего беларуского, Залесский с великой радостью выполнил приказ директора института.

В то время я работал в Институте философии и права АН БССР заведующим отделом социальных исследований. Однажды директор нашего института академик Казимир Буслов под секретом рассказал мне об этом злодеянии людей, смеющих называть себя учеными».

Получается анекдот: Инесса Саливон в статье настаивает, что по советской научной традиции балтский субстрат неважен для этноса беларусов – мол, сам вопрос появился только с 1991 года как глупый, ненаучный. Но зачем тогда ее научные учителя сожгли тексты докладов конференции на эту тему в 1973 году?

Зачем сжигать то, что якобы неактуально?

Оказывается, весьма и весьма актуально – но в ПОЛИТИЧЕСКОМ и ИДЕОЛОГИЧЕСКОМ плане, а эти аспекты и СОЗДАЮТ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ САМОИДЕНТИФИКАЦИИ. Ведь в царской России и в СССР они формировались вовсе не «сами по себе», а лепились свыше идеологическими органами. Задавались как «часть культурных представлений».

Антропология и гены не являются этнообразующим фактором? А почему тогда в СССР эта тема была полным табу? Значит, являются – пусть опосредовано, через СПЕКУЛЯЦИИ ВЛАСТЕЙ, их фильтрацию научных знаний в этой проблематике. Но – вот удивительно! – в рамках советской научной школы сама ВЛАСТЬ исключена из факторов насаждения представлений в рамках национального самосознания! Почему же?

Сегодняшние массовые представления о каком-то «родстве» и прочем в головах беларусов – это всецело продукт ПРОПАГАНДЫ ОФИЦИОЗА. Нет же – это констатируется абстрактно как «часть культуры», будто рождено самим народом. Да не от народа это! Это от пропаганды официоза. Но официоз не фигурирует в представлениях советских ученых как фактор, задающий представления в области национального самосознания. Хотя это и есть самый главный фактор в условиях деспотии и тоталитаризма.

И еще нюанс. Беларусы, как известно, кардинально отличаются от соседей (в том числе русских) своей толерантностью и дисциплинированностью. Если это – продукт «работы» разных культур, то в таком случае это показывает как раз различия между беларусами и русскими в культурном плане (который якобы и формирует этнос по Саливон). Но эти отличия (как и форма черепа) могут объясняться именно генетически, ведь – как показывают исследования – гены существенно влияют на социальное поведение человека, в том числе в этническом аспекте.

Приведу лишь один пример. 24 июня 2009 г. СМИ передали сообщение под названием «Ученые выявили ген преступника у мужчин»:

«Мужчины с измененным вариантом гена моноамина оксидазы А (MAOA), называемого геном «воина», по словам ученых из Государственного университета Флориды, более вероятно присоединятся к бандам и будут применять оружие. Однако на женщин с подобной генетической особенностью результаты исследования не распространяются.

Именно сочетание генетики и среды развития человека рождает жестоких преступников, считают эксперты в области криминалистики. Банды обычно расценивались в качестве социального феномена, однако вариант гена MAOA (с тремя повторяющими участками) играет значительную роль в их формировании. Генетический вариант указывает на того члена группировки, который готов применить в ход оружие.

Ген MAOA катализирует окисление большого количества различных моноаминов, в том числе адреналина, норадреналина и серотонина, которые влияют на поведение. Варианты выработки нейромедиаторов, связанных со склонностью к насилию, относятся к наследственным и более распространены в культурах воинов и агрессоров.

Ген расположен на Х-хромосоме, потому мужчины, обладающие одной Х-хромосомой и одной Y-хромосомой, имеют единственную его копию, а женщины с двумя Х-хромосомами – две. Таким образом, у мужчины с вариантом гена MAOA, связанным с насилием, нет второй копии, которая противодействует ему. Новое исследование изучало данные по ДНК и информацию касательно образа жизни, собранную по 2500 участникам».

Что означает «более распространены в культурах воинов и агрессоров»? Это и означает ЭТНОСЫ и явно не относится к беларусам, у которых ген «воина» угнетен. Так что гены не только влияют на социальное поведение, но и прямо участвуют в формировании облика нации.

2. «КУЛЬТУРА ПЕРВИЧНА»

Итак, Инесса Саливон не стала отрицать, что русские Центральной России по генам и антропологии тождественны финнам мордовской группы, а беларусы – мазурам Польши. Она считает, что этот факт не указывает на большую близость беларусов полякам, чем финнам-русским, так как степень этнической близости, по ее словам, определяется «культурой, историей, духовностью».

Но какая может быть общая культура у балтов и финнов? У нас своя балтская культура, у русских – своя финская. У них гусли (финские кусли), лапти, матрешка (угорский языческий идол «Золотая Баба»), русская (то есть финская) баня, русский терем – то есть гарем (второй этаж дома, где держали взаперти женщин и девочек по ордынским обычаям), татарская балалайка, а народная кухня – смесь финской и татарской. Разве у беларусов такая культура? Нет, конечно.

В начале XVI века Михалон Литвин написал книгу «О нравах литвинов (беларусов), мосхов (ныне русских) и тартар (татар)». Вот прекрасное исследование, дающее материал для сравнения средневековой культуры беларусов и русских. Беларусы (литвины) описаны как европейский этнос, мосхи (мокшане, московиты – не от слова «Москва», а от народа мокша) – как азиатский, весьма близкий татарам. Мосхи (русские) носят «одежду ислама» и соблюдают по традициям ислама сухой закон, их женщины носят на восточный манер чадру и сидят в гаремах (теремах), в целом же у мосхов нет абсолютно ничего общего с литвинами, но зато масса общего с татарами.

По восточной традиции мосхи не допускают женщин в церкви (те молятся у их стен), не бреют лица, носят обувь с загнутыми вверх носами – чтобы, по восточному обычаю, не затронуть при ходьбе землю как вместилище праха предков. Государство устроено на восточный манер, плюс ко всему мосхи матерятся через слово – этих матов беларусы не знали до XX века.

Когда к Ивану Грозному прибыло беларуское посольство, московский митрополит попросил принести ему образец одежды беларуса (литвина). Долго ее вертел и дивился, а потом истыкал ножницами в дыры как «бесовскую одежу».

Хочется задать вопрос: зачем тыкать ножницами одежду якобы «ближайшего этноса» и «родственной культуры»?

Предполагаю, что мне могут возразить: дескать, в культурном плане русские и беларусы стали ближе в позднее время, к XX веку. То есть когда все вокруг надели европейские пиджаки? Но так европейский пиджак – это не нечто русское.

Все эти этнические реалии мосхов-русских, подробно описанные зарубежными путешественниками тех веков, Инесса Саливон напрочь забывает. Следуя советским идеологическим указаниям, настоящий этнос мосхов подменяется в концептах некими вымышленными «восточными славянами», которые якобы мигрировали в Центральную Россию и являются «предками русских», фантастическими «русичами».

Возникает вопрос: предположим, действительно были некие «восточные славяне», мигрировавшие в Залесье, – но что в них осталось «славянского» после трех веков жизни в Орде и среди финнов? Будет ли один «восточный славянин» тыкать ножницами одежду другого «восточного славянина»?

Согласно концепциям самой Инессы Саливон (которые она использует в критике моей книги), эти «восточные славяне» в Суздальских землях должны были ЭТНИЧЕСКИ стать финнами и ордынцами после веков пребывания в этой среде. Почему же она в данном случае не утверждает, что этнос – это «культура, история, духовность», а вместо этого постулирует, что сии мигранты «восточные славяне» неким странным образом «сохранили идентичность»? Как это вообще возможно?

Причем – какую? Фамилии болгарские, язык болгарский (от церковнославянского, то есть солунского диалекта болгарского языка), плюс вместо беларуского, польского, украинского «Так» в знак согласия мосхи говорят балканское «Да». Ясно, что единственными «восточными славянами», которые мигрировали в Суздаль, были болгарские попы: они и научили местную мордву «славянскому языку».

Беларуские девушки

Беларуские девушки

Факт некоей «массовой миграции славян» в земли Суздаля отвергает и топонимика (гидронимы тоже все финские). Там только четыре древних славянских топонима: Ростов, Владимир, Ярославль, Нижний Новгород – но все эти города основаны киевскими князьями (о каждом факте сказано в летописях), то есть не местными «восточными славянами», не этими гипотетическими «мигрантами» Инессы Саливон. Но почему эти «восточные славяне-мигранты» не создали славянские топонимы? Почему славянские топонимы появляются в Залесье только с захватом этой территории киевскими князьями? Почему все СВОИ ЭТНИЧЕСКИ древние топонимы Центральной России – финские: Москва, Рязань-Эрзя, Суздаль, Кострома, Тверь, Калуга и т.п.?

Ответ возможен лишь один: до захвата Залесья киевскими князьями там НЕ БЫЛО НИКАКИХ «восточных славян».

Аналогично и с Беларусью: тоже никакой «массовой миграции славян» на нашу территорию не было. Гидронимы балтские, почти все топонимы в исконном звучании – тоже балтские. Минск – от реки Менка (menkas – мелкая), Полоцк – от реки Полота (palute – туманная), Пинск – от реки Пина (pyna – мокрая почва), Лида – от реки Лидянка (liede – щука) и т.д.

Ясно, что миф о какой-то «миграции восточных славян» выдуман только для того, чтобы «пристроить» литвинов как «младшего брата» мосхов. Чистой воды политика.

*     *     *

Инесса Саливон пишет:

«Мысль А.И. Микулича об «этнической автохтонности» беларусов, то есть первозданности на данной территории, противоречит результатом многочисленных археологических свидетельств о том, что славяне начали расселяться по территории Восточной Европы не ранее 1500 лет назад. Археологические и языковые материалы убедительно свидетельствуют, что до прихода славян на территорию современной Беларуси здесь жило население, которое дало начало формированию современных балтоязычных этносов. При этом «балцкi субстрат» никуда не исчез, а в течение длительного времени славяне… вступали в культурные и брачные связи. Так что «балцкiя» гены также вошли в генофонд «переселенцев» славян».

Что за «переселенцы»? Откуда? Из Польши? Тогда мы – это поляки? А откуда еще? Из Украины? Тогда мы – украинцы? И что тогда в нас своего?

По долихокранной форме черепов беларусы неизменны 3500 лет – «переселение славян» к нам, оказывается, никак не сказалось на антропологии и генах. Поэтому уместно поставить вопрос Инессе Саливон: в каком именно году произошло массовое переселение неких «славян» (поляков? чехов?) на территорию Беларуси? Сколько именно переселилось и откуда? Каковы имена и фамилии переселившихся? Где их сегодняшние предки с их именами-фамилиями НЕ БЕЛАРУСКИМИ? Назовите хоть один исторический документ, зафиксировавший эту «миграцию славян».

И самое главное: С КАКОЙ СТАТИ ОНИ НАС ЗАСЕЛЯЛИ, А НЕ МЫ ИХ? Ведь сегодня в России якобы 140 миллионов славян – они заселяют активно Беларусь и Украину, почему этого процесса не было тогда? Разве не странно?

Почему все «мигрировали на Восток», и откуда взялось 140 миллионов славян в России? Ладно, Беларусь «славяне заселили». Но 140 миллионов славян России – это уже ни в какие ворота не лезет. Откуда же столько мигрантов-славян взялось при всей нынешней такой же численности остальных славян всей планеты?

Для сравнения: во всех летописях Европы отражена миграция булгар-болгар и мадьяр-венгров с Волги в Европу. Потомки этих мигрантов в Болгарии и Венгрии сегодня насчитывают примерно по 10 миллионов человек. Почему в таком случае ни в одном источнике не сказано о миграции в 15 раз большей по объему – миграции неких «восточных славян» в Беларусь и через нее в Россию?

Так мало того: булгары-болгары и мадьяры-венгры – это кочевники, их миграция понятна. Но гипотетические «древние славяне» были землепашцами. Они в принципе не могут кочевать и тем более скопом куда-то мигрировать. Есть четкий пример: захват немцами славянского Полабья, когда в Погезанию Миндовга и затем к нам в Новогрудок бежали от немецкой экспансии горожане и князья с их дружинами – которые и создали у нас ВКЛ. Но никакой массовой миграции всего населения к нам не было: селяне остались на месте (ободриты, русины, лютичи, лужичане, поморяне, погезане и прочие пруссы), почти все были ассимилированы немцами. Потому что это не кочевники, они не могут дружно собраться и уйти со своего места.

Все данные истории, археологии, антропологии, генетики – напрочь отвергают басню о какой-то «массовой миграции славян» на территорию Беларуси и – через нее – на территорию Центральной России. Это миф идеологов сталинского режима, лысенковщина.

Еще деталь: численность беларусов ВКЛ в 1500 году порядка 3-х миллионов, а численность московитов (мосхов-русских) тогда порядка 1,5 миллионов. ВКЛ потому и не боялось Москвы, что нас было вдвое больше, чем всех московитов. Откуда же ныне 140 миллионов русских? Была какая-то «массовая миграция славян» во времена уже после Ивана Грозного? Что за загадка?

Так вот не было ни в царской России, ни у нас в древнем средневековье никакой «массовой миграции славян». Была славянизация населения. А миграции не было.

На каком языке говорили предки русского историка Карамзина или русского фельдмаршала Кутузова, потомков татарских мурз? На татарском языке, не славянском. Хотя сегодня это якобы «славяне». Равно: на каком языке говорили литвины – предки беларусов – из Переписи войска ВКЛ 1527 года Монвиловичи, Гедмонтовичи, Скирмонтовичи и десятки тысяч других Литвы? Ясно, что не на славянском, так как славянский язык не образует этих литвинских имен, каковые были ЯЗЫКОМ НАШЕГО НАРОДА, этнической сутью.

Суть спора между концептами литвинизма и западнорусизма в том и заключается: мы все являемся продуктом славянизации, но западнорусизм это пытается скрыть – выдумывая, что якобы народы бывшей Орды всегда были «восточными славянами». Привлекается понятие «цивилизационный менталитет восточных славян», под которым подается менталитет Орды, который без существенных изменений унаследовали в России от Орды – при внешней славянизации ее населения. Это, мол, и есть СУТЬ НАШЕГО ЭТНИЧЕСКОГО СОДЕРЖАНИЯ.

И. Саливон предлагает оставить в стороне гены и смотреть на этносы только в призме развития культур. Хорошо, пусть так. Ну и кому в таком случае мы должны быть ближе КАК ЭТНОС, если наше культурное становление этноса проходило в ВКЛ и Речи Посполитой, а русских (славянизированных финских и татарских народностей) в Орде? Ясно, что с таким подходом мы – часть Западной цивилизации, русские – Восточной. И ближайшие нам по культуре этносы – вовсе не русские, а поляки, лужицкие собры, чехи, словаки, украинцы. Причем самые близкие – мазуры и собры, у нас с ними общие имена и фамилии на «-ович», появившиеся на западнобалтском субстрате.

*     *     *

Инесса Саливон:

«Сейчас не имеет смысла искать мифическую «генетическую чистоту» ни у одного народа на территории Европы, так как ее не существует. Ссылаясь на различия в генофонде беларусов и русских, В.В. Деружинский намеренно игнорирует очевидные факты, создает терминологическую путаницу, когда делает вывод: «… беларусы – индоевропейцы, а русские – нет». Как может генофонд повлиять на языковые особенности этноса? Языковеды же считают индоевропейскую языковую общность древней основой, на которой позже сформировались романские, германские и славянские языковые группы. Поэтому и русские, и украинцы, и беларусы не только «индоевропейцы», и даже не только «славяне», но в пределах славянской языковой общности они наиболее близки между собой, так как принадлежат к родственной восточнославянской языковой группе. Тесное «этническое родство» этих народов очевидное.

…НЕ родство по генам, а определенные исторические и природные условия способствуют или препятствуют формированию единства хозяйственно-культурной жизни,  …духовных ценностей и сохранения в следующих поколениях определенных традиций».

Снова совершенно ненаучный подлог понятий. Это разные в научном понимании вещи: «исконные индоевропейцы» и якобы «ныне индоевропейцы по языку». Да, как и население России, ныне население Индии, Гонконга, Тайваня – это тоже по языку индоевропейцы, так как их родным языком является индоевропейский английский. Ну и что с этого? Фантазировать, что они тоже исторически часть Индоевропейского мира?

Я уже приводил пример: при последней переписи населения в РФ 160 тысяч бурятов себя записали как «русские», так как своего языка не знают, говорят только на индоевропейском славянском языке. Они стали от этого индоевропейцами? Или стали при переходе на славянский язык «славянами» в научном понимании тех, кто формирует представления о неких «славянских генах», что фикция?

Индоевропейцы – это не только некая НЫНЕШНЯЯ языковая общность, как это определяет Инесса Саливон, но при этом и часть концептов о древней истории, когда ЯЗЫК БЫЛ АНТРОПОЛОГИЧЕСКИМ КАЧЕСТВОМ. Выдавать нынешних русскоязычных России за якобы «древних индоевропейцев» только по тому основанию, что человек в 1963 или в 1899 году стал по-славянски говорить, забыв язык своих предков, – это ненаучно.

Само название исследований типа «Черепа индоевропейцев на территории современной Финляндии» и т.п. уже показывает, что понятие носит АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ характер. Который, конечно, утратился в позднее время – когда многие народы перешли на индоевропейский язык, были ассимилированы индоевропейцами. Но это две разные эпохи. В той же Индии, подобно Московии, каста власть имущих говорила на санскрите – индоевропейском языке: при окружении местных не индоевропейских диалектов, в Московии аналогично – мордовской группы. Но мы же не считаем индусов всех скопом индоевропейцами, как приняли считать в Москве. Хотя равно финские языки не считаются индоевропейскими, как и языки «низших каст Индии». Уж не в этом ли «шовинизм индоевропейцев»?

Конечно, это проще всего назвать «дилетантскими рассуждениями». Ученым виднее. Пусть суть этноса беларусов определяется не генами, формой черепа и прочим биологическим. А якобы культурой, согласно чему Инесса Саливон нас находит наиболее близкими для русских. Ибо по генам мы оказались ближе как раз к полякам.

Но тут можно только руками развести, повторяю: а что вообще у беларусов общего с русскими в своей культуре и истории? Да абсолютно ничего, кроме силой навязанного царизмом и СССР!

Никогда мы не жили в составе России до нашей оккупации в 1795 году (при одновременной оккупации Польши). Религия: никогда беларусы в своей истории не были московской веры – несторианской, обожествляющей власть. Мы изначально веры европейской Византии и РПЦ Киева, потом униаты, равно католики и протестанты, и вообще толерантные в вере. Что абсолютно дико для русских России. Представления об устройстве страны: мы часть Западного Мира, 400 лет до российской оккупации – Магдебургия, полное муниципальное самоуправление городов и поветов, замененное царизмом на «вертикаль власти». У нас первая в мире Конституция – Статуты ВКЛ. В новое время в новом понимании – вторая в мире Конституция после США, принятая 3 мая 1791 года. Это что – что-то «российское»? Ментальность: мы толерантны, а русские – великодержавны, что антиподы в менталитете.

Оставляю в стороне суть беларусов от западнобалтского субстрата, включая национальные обычаи (от Радуницы, Дедов, Яна Купалы) и кончая национальной кухней и реалиями языка, который фактически балтославянский – в отличие от русского языка как диалекта болгарского от болгарских попов.

ЧТО ТУТ ОБЩЕГО? Не похожи ни в чем.

Беларусы как этнос начали формироваться с 1250-х годов и впервые в своей истории стали отдаленно схожи с русскими только в послевоенном СССР, когда на основе наций советских республик ИСКУССТВЕННО строилась «единая общность – советский народ». В 1987 году я сам писал курсовую работу на кафедре марксизма-ленинизма «Советский человек – новая этническая формация».

Почему доктор наук не помнит этой эпопеи? Да очевидно: ведь понятие «советский этнос» – которое истекает из концепций таких ученых – уже показывает ложность представлений о какой-то «схожести советских беларусов и советских русских». На самом деле беларусы были не на русских похожи, а на эталон СОВЕТСКОГО ЧЕЛОВЕКА, но сам термин «советский этнос» ныне вспоминать уже непопулярно. Вот и происходит подмена понятий, при которой, к тому же, коммунистическое насилие над нациями подменяется термином «самостоятельный культурный выбор».

А ведь суть подходов этих ученых советской школы не изменилась – они вместо «новая советская общность» теперь говорят «восточнославянская общность», а в остальном все то же самое: те же вульгарные представления, что власть искусственно эту общность формирует как нечто в первую очередь идеологическое, и уж затем научное, культурное, этническое.

3. ТАК ЧТО ТАКОЕ ЭТНОС?

В СССР хотели за пару десятилетий совместного проживания в огромном концлагере создать «единую этническую общность советский народ». Оказалось – это химера.

Во-первых, «советский народ» должен был представлять собой вовсе не этнос, а ПОЛИТИЧЕСКУЮ НАЦИЮ из разных этносов. Но единая политическая нация может формироваться только из свободных граждан, а таковых в тоталитарном СССР в принципе не могло быть. А значит – и не могло быть никакой единой политической нации.

Во-вторых, беларусы в два раза дольше, чем с русскими, жили вместе с поляками в Речи Посполитой – едином беларуско-польско-украинском государстве, весьма демократичном. Почему же там не появилось за почти три века единой политической нации Речи Посполитой? Уже один этот факт опровергает вульгарные представления ученых советской школы.

В-третьих, в течение нескольких веков беларусы и украинцы жили в едином государстве ВКЛ. Почему же беларусы (литвины) и украинцы (русины) еще тогда не слились в единый этнос? А ведь вера была общая, и государственным языком Литвы литвины приняли канцелярский язык Киевщины и Волыни, который затем на нашем балтском субстрате стал «старобеларуским».

В-четвертых, за последние 20 лет, согласно переписи, число беларусов, говорящих в семье на мове, снизилось на 50% и составляет сегодня только около 25% от всех беларусов.

Инесса Саливон доказывает нам, что если финно-угр или татарин в России стал говорить на индоевропейском славянском языке – то это теперь «индоевропеец» и «славянин». Но по этой логике Саливон, если сегодня 75% беларусов говорят в семьях вместо беларуского на русском языке, то это УЖЕ НЕ БЕЛАРУСЫ, А РУССКИЕ. Ведь такова логика доктора наук.

Однако мы видим обратное: согласно переписи, число называвших себя беларусами не только не снизилось, а возросло. Получается, что НЕТ СВЯЗИ МЕЖДУ ЯЗЫКОМ И ЭТНОСОМ. Получается, что беларус стал говорить по-русски – но русским не считает себя и не является им. А что касается России, то там говорящий по-русски себя вовсе не русским считает, а россиянином – что понятие государственное, а не этническое.

В-пятых, при огромной схожести между поляками и беларусами вообще и беларусами-католиками тем более – оказались обреченными на провал попытки полонизации населения Западной Беларуси во времена Второй Речи Посполитой (1920-1939). Хотя никакой автономии беларусов вообще не предусматривалось, а власти вели жесткую пропаганду концепции «единого народа Речи Посполитой».

В-шестых, обреченными на провал оказались и все попытки царизма по ассимиляции литвинов в этнос московитов в XIX веке. Антироссийские восстания 1794, 1830, 1863, участие литвинов-беларусов в войне с Россией на стороне Наполеона – объяснялись тем, что якобы их участники выступали «за Польшу», что является ложью. Но иного объяснения идеологам «единства трех восточнославянских народов» трудно найти для своих выдумок, ведь точно так власти Второй Речи Посполитой репрессировали сторонников беларуской идентичности как «агентов московского империализма». И полякам, и русским всегда трудно было увидеть в нашем патриоте беларуса, а не «агента Польши» или «агента России» – с какой стороны света на нас посмотреть.

В-седьмых, в XIX-XX веках были ассимилированы соседями «периферийные» области беларусов – Смоленщина, Виленщина, Белосточчина. РСФСР попыталась прикарманить наши Гомельщину, Витебщину, Могилевщину – но вынуждена была их вернуть. «Право сильного» – что удивительно для тоталитаризма – все-таки не сработало в этой ситуации.

Это и другое, на мой взгляд, показывает, что в сути этнического самосознания лежит не нечто государственное, а РЕГИОНАЛЬНОЕ. Не имеет значения, как регион называется: Литва, Беларусь, Северо-Западный край, Кресы Всходние, Белорутения, Крива или Гудия. Как говорится в анекдоте, можно откликаться на любое имя. И язык вторичен. Главное – ощущение себя частью этого обширного РЕГИОНА. Мы – тутэйшие.

Таким образом, уходит на второй план все то, что предлагает Инесса Саливон как главные факторы этнического самоопределения: и язык, и некая культура (которая может быть хоть советской культурой или культурой нынешней глобализации и урбанизации), и там более такая условность, как «духовность» у атеистического постсоветского общества. И уходит на второй план даже фактор государственности и политического давления властей, что может влиять на формирование политической нации, но не касается основы основ – представления беларусов о себе как о тутэйших.

А что же выходит на первый план? Как раз то, что Инесса Саливон отвергает: это ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ НАРОДА о своем исходном субстрате. Балтском в нашем случае. Это нетрудно увидеть, если взглянуть на этнический регион беларусов – он совпадает с границами проживания тут западных балтов в «дославянские времена».

Древние люди, как и западные балты, предки беларусов, на «генетическом уровне» ощущали, кто свой, а кто чужой – уже по виду человека. Это вполне могло сохраниться у беларусов по сей день – как у населения, которое куда как в меньшей степени подверглось смешению с другими племенами со времен Бронзового века. Ведь с той поры остались неизменными черепа беларусов. Возможно, это «генетическое чувство» и являлось определяющим для сохранения нашей самоидентичности – в самые трудные времена, когда, казалось, нас этнически уже не может быть. Но мы были – потому что сохраняли автохтонность нашего регионального балтского субстрата. Что неуничтожимо.

Инесса Саливон критикует «мысль А.И. Микулича об «этнической автохтонности» беларусов» (а этой концепции «этнической автохтонности» сегодня придерживаются почти все серьезные ученые страны). Причина критики в том, что у русских и украинцев этой автохтонности нет – просто по объективным причинам.

С генетической и антропологической точек зрения русских как этноса не существует: есть РОССИЯНЕ, а не русские. Невозможно найти общих генов и антропологии у «русских восточных славян» с фамилиями Мордвин, Татаринов, Магомедов, Чухонцев. Поэтому приходится идти к иной «научной методологии»: рассуждать, что этнос – не гены и форма черепа, а самосознание – или вообще самоназвание. Мол, раз бурят себя назвал в переписи славянином – то и стал таковым. Насколько это «научно», можно судить по данным российской переписи, где еще фигурируют несколько десятков тысяч хоббитов, эльфов, орков и прочих. Это что – этносы РФ?

По итогам переписи РФ их не внесли в официальные таблицы как «несерьезные» (равно в РБ не внесли несколько десятков тысяч литвинов, их записали как «литовцев», хотя это совершенно разные понятия). Но как быть с подходом Саливон, что «ты тот, кем себя считаешь»? Значит, есть-таки научные рамки для критериев этого подхода. Но почему в таком случае в переписи РФ сотни тысяч бурятов, якутов, ненцев и прочих с фамилиями «Петров» и «Смирнов» фигурируют как «русские» – то есть «восточные славяне», «индоевропейцы»? Тотально переписаны в «славян» десятки миллионов коренных народов бывшей Орды. Причем, до абсурда доходит: в православных храмах служат русские попы с фамилиями Магомедов или Махамуддинов.

В Украине ситуация тоже в чем-то подобная: Восточная Украина этнически близка московитам из-за своего финно-угорского субстрата, в Киеве остался субстрат днепровских балтов, Западная Украина имеет сарматский субстрат, Крым – татарский. Тоже нет общих для всех генов и антропологии предков. Тоже как вариант интеграции нации остается лишь концепт о том, что в основе украинского этноса иное – в виде культуры, истории, ментальности, самоощущения, общих границ. Наконец, осознания себя как части политической нации Украины.

Аналогично поляки: у них два субстрата – славянизированные ляхами Кракова западные балты мазуры Варшавы (от них балтское «пшеканье» в польском языке) и сами эти ляхи, которые являются сарматами, славянизированными за несколько веков до этого.

А в Беларуси все принципиально иначе. Нам не нужны эти ухищрения, которые скрывают отсутствие единых генов. Мы в этом плане – МОНОЛИТ, у нас один для всех беларусов субстрат – западных балтов процентов на 90. Как, кстати, и в Чехии: там все чехи – славянизированные кельты, с малой примесью славянизированных сарматов.

Ситуация разная – а потому и разным должен быть подход. В нашем случае нет никакой нужды акцентировать внимание на том, что у нас, как у русских и украинцев, в основе этногенеза лежит только нечто из области культуры и сознания. Зачем копировать их подходы для нас, если мы не созданы на основе слияния разных субстратов? Тем более что наше единое субстратное – и стало тем, что выручало нас всегда в трудные времена, угрожавшие потерей нашей этнической идентичности.

Эта чужая «научная методология» в слепом переносе к нам – не просто противоречит нашим реалиям с чисто научных позиций, но еще и вредна для интересов беларусов и Беларуси как суверенного Государства. Не служат эти иностранные «научные методы» нашей нации и нашей стране.

*     *     *

Вернусь к словам Инессы Саливон, с которых она начинала свою статью:

«Если дилетанты на свой манер, как говорится, трактуют смысл определенных специалистами закономерностей, возникает ряд грубых ошибок, которые вводят читателей в заблуждение».

Обращаю внимание на три слова: «определенных специалистами закономерностей».

Как это похоже на тот «отлуп официоза», который давала лысенковщина Сталина тем же генетикам-морганистам!

Во-первых, реальность ОБЪЕКТИВНА, а не суть «определенных кем-то закономерностей», будь они определены ЦК КПСС или нынешними заказами идеологов. Грош цена такой «определенности».

Во-вторых, что это за «специалисты»? Школа советских ученых?

В-третьих: что это за «закономерности»? В этом и вся суть научных споров: одни пытаются Беларусь описать в рамках «узких закономерностей России» – исходя из представлений о Беларуси как придатке России, а другие считают, что Беларусь не нуждается в «закономерностях России» и имеет СВОИ СОБСТВЕННЫЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ БЕЛАРУСИ.

Ясно, что общего языка одни «специалисты темы» с другими в принципе найти не смогут, так как у них разные подходы прежде всего к тому, что такое вообще Беларусь.

Я, конечно, не специалист в вопросах генетики – тут спорить не стану. Но в том и дело, что статья Инессы Саливон вообще не имела никаких ссылок на данные генетики, а только постулировала концепцию, что гены не имеют с этносом ничего общего, что этнос – самосознание и что мы как этнос ближе всего «старшему брату».

И что дальше из таких представлений следует? Ведь зачем все это?

Я пусть не специалист, но имею свое мнение.

Беларусь – европейская страна, беларусы – такие же нормальные люди, как чехи, словаки, поляки. И никому мы не «младший брат». Мы сами по себе.

Мы – самостоятельное творение Бога.

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ, «Аналитическая газета «Секретные исследования»

http://www.secret-r.net

2 thoughts on “Гены и нация

  1. Obama

    Великолепная статья, рвущая западнорусистов в клочья.

Пакінуць адказ

Ваш адрас электроннай пошты не будзе апублікаваны. Неабходныя палі пазначаны як *

Гэты сайт выкарыстоўвае Akismet для барацьбы са спамам. Даведайцеся пра тое, яе апрацоўваюцца вашы дадзеныя.