Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Гений артиллерии: Казимир Семенович

«Авторитет автора этой книги был и до сих пор  остается для ракетчиков и фейерверкеров святым»… (Джордж Шелвок, 1729 г.)

Какие имена приходят на ум, когда речь заходит о ракетах, освоении космоса? Константин Циолковский, Фридрих Цандер, Роберт Годдард, Сергей Королев… Знатоки могут вспомнить военных-ракетчиков ХIХ века Уильяма Конгрева, Александра Засядко, Константина Константинова… Но, оказывается, огромный вклад в теорию и практику ракетной техники внес наш земляк, живший в ХVII веке.

В 1650 году в Амстердаме была издана на латинском языке книга ранее неизвестного автора Казимира Семеновича «Artis magnae artilleriae pars prima» («Великое искусство артиллерии часть первая»). В ней, среди прочего, описан принцип устройства многоступенчатой ракеты, приведены рисунки треугольного крыла и ракетной системы залпового огня. И это – за 250 лет до трудов Циолковского!

Контур жизненного пути

Дата рождения Казимира Семеновича неизвестна. Сопоставляя немногие известные факты, исследователи пришли к выводу, что он родился между 1600 и 1605 годом.

Неизвестно также место рождения. На его происхождение указывает дарственная надпись Леопольду Вильгельму Габсбургу на титульной странице (во французском издании дарственная надпись посвящена уже Вильгельму Фридриху) – «eques Lithuanus», что обозначает шляхтича из Великого Княжества Литовского.

Написание фамилии встречается разное. Так, в рeестре короной артиллерии в одном месте указан Семянович, в другом месте – Семенович. Правильным является вариант Семенович, который использовал сам автор (в названии книги, в посвящениях Леопольду Вильгельму и Вильгельму Фридриху). Его же привел Юзеф Наронович-Наронский в своей работе «Артиллерия» (1665 г.).

На титуле книги изображен геральдический щит с гербом «Остоя» и инициалами С.S. – Casimirus Siemienowicius. Правда, в списке фамилий, имеющих право на этот герб, нет ни Семеновичей, ни похожих (1). Но Юзеф Наронович-Наронский отметил, что от герба «Остоя» происходит герб «Шелига». В Жамойтии, где великие князья Литвы селили своих панцирных бояр и других военнослужащих, в Росенске около 1560 года жила семья Семеновичей, использовавшая герб «Шелига» (2).

(1) См.: Z. Leszczyc. Herby szlachty polskiej. Tom I. Poznań, 1908, с. V.

(2) Polska encyklopedia szlachecka. Tom XI. Warszawa, 1938, с. 47.

Петр Кравченко из Минска утверждает, не ссылаясь ни на какие источники, будто бы автор «Artis magnae» родился близ Новогрудка и принадлежал к обедневшему княжескому роду Семеновичей, который в ХIV—ХVI веках владел землями на Витебщине, в нынешнем Дубровенском районе. Но такие князья в беларуской истории неизвестны. Сам Казимир написал во вступлении к своей книге следующие слова:

«В юности оставил всякую мысль сделать политическую карьеру, хотя и она, по происхождению предков, была мне доступна, и полностью посвятил себя прежде всего практическому изучению этой науки /артиллерии/, а позже все свои силы отдал теоретическому исследованию ее, и так увлекся ею, что не жалел никаких затрат, только бы узнать то, чего не знал раньше».

Сообщение Александра Краушара о том, что Семенович учился в артиллерийской школе во Львове ничем не подтверждено. Кроме того, в первой половине ХУII века эта школа еще не существовала.

Адольф Ивашкявичус (2004 г.) установил, что Казимир учился в иезуитской Академии в Вильне (3). Он поступил в нее в возрасте 20 лет, то есть, между 1620 и 1625 годом. Но экзамен на степень магистра вольных искусств и философии (Magistri Artium Liberalium et Philosophiae) сдал значительно позже – 7 июня 1651 года, в конце своей жизни (4).

(3) Ивашкявичюс А. Казимир Семенович и его книга „Великое искусство артиллерии. Часть первая”, Вильнюс, 1971, с. 9.

(4) A. Bumblauskas et al. Universitas Vilnensis 1579—2004, Vilnius, /2004/, p. 85.

Мариан Суботович (1957 г.) предположил, что в 1624—25 гг. Семенович совершил свое первое путешествие в Европу – в свите королевича Владислава (1596—1648), будущего короля Владислава IV, который посетил испанские Нидерланды, Германию (Рейнские земли), Австрию, Швейцарию, Баварию и Италию. Однако никаких документов об этом нет.

Книга «Artis magnae…» свидетельствует о широком гуманитарном образовании автора. Семенович владел, кроме родного старобеларуского, польским, латинским, греческим и французским языками. Среди 200 работ, на которые он ссылается в книге, только несколько относятся к военной тематике, тогда как остальные из области теологии, риторики, грамматики и даже поэзии. Кстати говоря, в Виленской академии он мог изучать только эти предметы. Преподавание физики, механики, математики и других «точных наук» было введено здесь лишь в XVIII веке.

По книге «Artis magnae…» видно, что Семенови разбирался в механике, гидравлике, пневматике, оптике, фортификации, физике, химии, математике, рисовании, скульптуре, граверном и литейном деле. Он сам писал, что «изучил много искусств, как свободных, так и механических». Где Казимир приобрел столь обширные знания – неизвестно. Несомненно, что главным образом путем самообразования. Но, может быть, он еще и учился где-то в Европе?

Генрик Барыч (1970 г.) и Мацей Иловецкий (2001 г.) утверждают, будто бы Семенович учился в Лейденском университете, и притом за счет короля Владислава IV. Такое предположение возникло на основе его собственных слов о том, что он использовал в своих экспериментах воду из притока Рейна близ Лейдена. Следовательно, мог находиться в этом городе достаточно долго. Между тем, в Лейдене существовал университет, имевший факультет механики, а преподавание осуществлялось на латинском языке, который Семенович хорошо знал. Но никаких свидетельств об учебе Казимира в архивах Лейденского университета не обнаружено.

Относительно службы в войсках Речи Посполитой до 1647 года (когда Семенович получил должность инженера коронной артиллерия), он приводит в своей книге два факта.

Первый – участие в осаде крепости Белой (с 22 марта до 27 мая 1634 г.), о чем автор пишет как непосредственный свидетель, хотя и не указывает, какую роль он там исполнял. Мариан Суботович заявил об участии Семеновича во всей Смоленской войне 1632—34 гг., но не подтвердил это фактами. Сам Семенович пишет о штурме Смоленска в феврале 1634 года, но из этого еще не следует, что он принимал в нем непосредственное участие.

Второй момент – участие Семеновича в битве с крымскими татарами под Охматовым в Украине (30 января 1644 г.), о которой он рассказывает от первого лица*. Однако и в этом случае мы не знаем об исполняемых им обязанностях. Возможно, что Семенович состоял в артиллерии коронного гетмана Станислава Конецпольского. Он пишет, что татарские пиротехники прикрыли дымовой завесой свое отступление: «С помощью дьявола туманом и паром затемнили солнце на побоище».

/* Белая находится в нынешней Калининской области России. Охматово – в Черкасской области Украины./

В конце 1644 или в начале 1645 года Семенович выехал в Нидерланды, где совершенствовался в артиллерийском деле. Он пишет о личном знакомстве с Павлом Гродским, командовавшим коронной артиллерией в 1637—45 гг. Поэтому можно предположить, что его послало командование артиллерийского корпуса по согласованию с королем. Казимир служил в армии Республики Соединенных Провинций под командованием Вильгельма Фридриха в качестве канонира. Вероятно, дослужился до более высоких чинов, о чем свидетельствуют его собственные слова.

О боевом пути «канонира» известно немного. Как свидетель он упоминает только осаду в 1645 году крепостей Гульст и Мурспей, хотя можно предположить, что военных приключений было больше. Семенович также пишет, что выезжал из Нидерландов в Германию, в Ольденбург, для знакомства с коллекцией оружия графа ольденбургского.

Семенович вернулся в отечество по приказу короля Владислава IV. Он впервые упомянут в документе 1647 года – четвертым после полковника-лейтенанта артиллерии Николая Арцишевского, цехмастера(инспектора)  Фридриха Генткана и капитана Себастьяна Адерса, на должности инженера артиллерии, с месячной зарплатой 100 злотых (Н. Арцишевский получал 200 злотых).

Деятельность Семеновича в качестве инженера почти неизвестна. Но именно в тот период он встретился с людьми, имевшими знания и опыт в деле строительства ракет. В варшавском арсенале работали специалисты из Дрездена Генрих Бухер и Каспер Киттель. Производство ракет осуществлялось большими партиями, о чем свидетельствуют факты покупки нужных материалов (например, бумаги). Об этом читаем в приказе командующего коронной артиллерией Криштофа Арцишевского (видимо, родственник Николая Арцишевского). Ракеты использовались не только для фейерверков, но и в военных целях. Так, в 1646 году при выступлении в поход были выписаны веревки для связывания ракет.

Весной 1648 года, предположительно 20 апреля, умер заместитель командующего коронной артиллерии Николай Арцишевский. Именно на его место был назначен Семенович. Известно, что решение об этом принял еще Владислав IV (так сказано в меморандуме сенатско-сеймовoй комиссии от 31 января 1651 г.), то есть, это произошло до смерти короля, наступившей 20 мая 1648 года.

В новой должности Семенович 28 мая 1648 года выдал из варшавского арсенала по письменному распоряжению регента, примаса Мацея Лубеньского полку королевских мушкетеров 100 голландских мушкетов и 60 пик на общую сумму 1030 злотых (по другой версии – выдал оружие по требованию командира этого полка Самуэля Асинского). Генерал Криштоф Арцишевский, вернувшись из Гданьска, возмутился: почему оружие выдано бесплатно? И стал требовать от подчиненного возмещения ущерба. Но Семенович не смог или не захотел сделать это. Вероятно, он считал, что королевский полк, идущий на войну, имел право на бесплатное вооружение из королевского арсенала.

29 июня 1648 года Семенович прибыл в Львов с 17 пушкарями и обозом, где присоединился к походу против восставших украинских казаков. Воинские качества казаков он оценивал невысоко, считал их обыкновенными разбойниками.

В августе туда же прибыл и К. Арцишевский. Он выдал Семеновичу 24.879 злотых для оплаты услуг обоза и выдачи жалованья пушкарям. Артиллерия находилась в лагере сначала в Глинянах под Львовом, затем под Староконстантиновым и Пилявцами. Неизвестно, участвовал ли он в битве с казаками под Пилявцами (23 сентября) и в обороне Львова (в октябре).

В ноябре возникло дело о деньгах, когда начальник артиллерии Криштоф Арцишевкий обратился в суд с обвинениями против Семеновича. Многое в этом деле остается неясным. Сначала Арцишевский указал в своем заявлении, что Семенович 24 августа в основном отчитался в расходовании полученной им суммы (осталось только 1155 злотых). Однако через два месяца опять обвинил Семеновича в присвоении денег и потребовал суда.

Только через два с половиной года (31 января 1651 г.) сенатско-сеймовая комиссия, которая рассматривала дело, определила, что Семенович присвоил деньги, предназначенные для оплаты подвод. Он якобы посчитал, что все подводы и возчики погибли в битве под Пилявцами либо попали в плен к казакам. Но некоторые возчики появились в Варшаве, а позже и в Кракове, требуя платы. После проверки всех счетов получилась разница в 7885 злотых, которые должен был вернуть Семенович.

К присвоению денег его могло склонить трудное материальное положение. Имея чин полковника-лейтенанта и должность заместителя начальника артиллерии, он получал всего лишь 200 злотых на месяц, тогда как Наронович-Наронский предлагал, чтобы жалованье лиц командного состава артиллерийского корпуса составляло не менее 1000 злотых в месяц.

В итоге Семенович так и не рассчитался. Он получил от нового короля Яна II Казимира отставку от службы без обязанности возврата долга в казну и разрешение на выезд в Нидерланды. Не исключено, что король, который знал о его работе над книгой по артиллерийскому делу, посчитал эти деньги вознаграждением за нее.

Весной 1649 года Семенович прибыл в Нидерланды, где окончил книгу. В конце того же года он сдал рукопись и эскизы рисунков в типографию Яна Янсона. Но и после этого дополнял ее разными вставками. Например, текст вступления закончил в феврале 1650 года в Амстердаме. Следовательно, большую часть 1649 и начало 1650 года Семенович провел там.

Правда, Семенович упоминает о том, что отсутствовал во время печатания книги. Возможно, выезжал из Амстердама для поиска денег. Он нашел покровителя в лице Леопольда Вильгельма Габсбурга, испанского наместника в Бельгии и Бургундии. Это свидетельствует о трудном материальном положении автора, которое заставило искать мецената в лагере бывших противников (ведь он в свое время воевал в армии Провинций).

Последний след Семеновича – его подпись под посвящением Вильгельму Фридриху в изданном в 1651 году французском переводе «Artis magnae». Посвящение доказывает, что автор по-прежнему испытывал нужду в деньгах и нуждался в поддержке.

О личной жизни автора мы не знаем практически ничего. Может быть, у него была семья, а может и нет.

Все современники писали о преждевременной смерти Казимира Семеновича. Но причины ее нам неизвестны. Существуют три версии.

Первая — погиб во время опытов со взрывчатыми веществами.

Вторая — был убит. По мнению А. Штернфельда, собратья по ремеслу якобы вынесли ему смертный приговор за то, что он в своем трактате разгласил профессиональные тайны пиротехников. То, что его научная открытость встречала определенное сопротивление, можно судить по трактату, где Семенович словно оправдывается перед кем-то:

«Если к горящей лампе приблизить тысячу не зажженных, чтобы они зажглись от нее, то первая лампа не потеряет ни своего масла, ни своего пламени… Я с полным искренности сердцем выявил то, что нечестно было скрывать… Я не ради награды, ни по какой иной причине, а даром даю то, что даром и получил, чтобы служить всеобщему добру».

Но истинная причина более прозаична. Его собственные слова в книге, а также тот факт, что магистерский экзамен в Виленской академии был перенесен в связи с болезнью, свидетельствуют, что в годы работы над «Artis magnae…» здоровье автора сильно ухудшилось. Длительное путешествие в Вильню для сдачи экзамена окончательно подорвало силы, результатом чего и стала скоропостижная смерть. Она наступила то ли в конце 1651, то ли в первой половине 1652 года.

Историк польской литературы Феликс Бентковский писал в начале XIX века, что в библиотеке Варшавского лицея находился бюст Семеновича с орденской лентой и орденом Звезды на груди (5). Полагают, что орденом его наградил король Ян II Казимир за выдающийся научный труд – книгу «Великое искусство артиллерии».

(5) F. Bentkowski. Historya literatury polskiey wystawiona w spisie dzieł drukiem ogłoszonych, t. II. Warszawa-Wilno, 1814, с. 361.

Труд жизни

В трактате «Великое искусство артиллерии» 304 страницы, в том числе 22 гравюры, содержащие 206 рисунков. Гравюры выполнил по эскизам автора известный голландский гравер Якоб ван Мейрс.

Книга эта – учебник для артиллеристов, поэтому в ней обобщен весь опыт того времени. Немало в ней оригинальных мыслей и разработок самого Семеновича.

В первом ее разделе изложены методы определения калибра пушек, размеров и веса ядер в зависимости от материала. Для сравнения веса ядер одинаковых размеров из разных материалов Семенович дал таблицу относительного веса ядер из 19 материалов, взяв за 100 единиц вес ядра из золота. То есть, впервые создал таблицу удельных весов.

Рассматривая возможность выстрела из пушки двумя ядрами, автор фактически сформулировал закон неупругого столкновения тел. Любопытно, что незадолго до этого в Амстердаме вышла книга Рене Декарта «Начала философии», где были изложены ошибочные законы упругого удара…

Во втором разделе автор описал методы получения черного пороха – единственного метательного и взрывчатого вещества того времени, описал пиротехническое и артиллерийское оборудование.

Наибольшее внимание привлекает третий раздел книги – «О ракетах». В ней содержится описание конструкций и способов производства нескольких десятков видов ракет.

ххх

Семенович был «натуралистом», то есть приверженцем опытного естествознания, традиции которого связывали его с Античностью и Средними веками, и в то же время одним из первых учёных Нового времени.

Он стремился к созданию научных основ артиллерии. Это выразилось в критическом отношении к предыдущей литературе на данную тему, в практической проверке ряда теоретических положений, в использовании математических расчетов и т.д.

Благодаря использованию информации из многих источников, проверке их опытным путем, систематизации и дополнением собственных концепций он создал работу более полную и точную, а потому более ценную, чем предшествующие.

В результате трактат Семеновича стал одним из фундаментальных в теории артиллерии и ракетостроения, несмотря на то, что в нем имеется множество отступлений от основной темы.

В своём мировоззрении он в основном придерживался концепции Аристотеля. Об этом свидетельствуют те места в его книге, где он переходит от эмпирических результатов к их интерпретации или к общим вопросам. Ему были хорошо известны и учение древнегреческих философов о естественном и вынужденном движениях, и современная ему концепция «импетуса» – движения тела под действием другого тела-двигателя.

Польский историк Г. Новак подсчитал, что Семенович привел цитаты более чем из 200 авторов, использовал свыше 260 произведений, изданных на немецком, греческом, латинском, французском языках. Это сочинения Платона, Аристотеля, Сенеки, Эвклида, Архимеда, Аполлона из Пергама, авторов Средних Веков, Возрождения и Нового времени по медицине, природоведению, земледелию, химии, технике, истории,

ххх

Трактат «Artis magnae artilleriae pars prima» очень долго был популярен в Европе.

Уже в 1651 году появился французский перевод, подготовленный под наблюдением самого Семеновича. Он служил основным учебником по артиллерии и пиротехнике в артиллерийской школе в Париже. Но это издание было популярно не только во Франции. Позже многие авторы чаще всего ссылались на французский текст, несмотря на то, что в нем имелось много неточностей и ошибок.

Затем книга вышла в Лейпциге на немецком языке в переводе Томаса Берена, со вступительным словом капитана артиллерии Даниеля Эльриха. В это издание вошла и вторая часть, которую Д. Эрлих написал по плану Семеновича, приведенному в предисловии к «Artis magnae». Издание Эрлиха неоднократно использовали другие авторы, например, Франсуа Блондель (6). Правда, Макс Янс утверждал, что немецкий полковник фактически повторил материал Семеновича, только дал свои названия разделам во второй части книги, и изложил трудным языком то, что Семенович написал вразумительно (7).

(6) F. Blondel. L’art de jetter les Bombes. Paris, 1683.

(7) M. Jähns. Geschichte der Kriegswissenschaften. Tom I. München – Leipzig, 1889, s. 1196.

В 1729 году (через 79 лет после появления оригинала!) вышло английское издание в переводе Джорджа Шелвока, использовавшего французский вариант книги, поскольку у него не было латинского оригинала. В этом издании переводчик сделал немало исправлений*. Сегодня именно этот текст наиболее понятен современным читателем, потому что английская техническая терминология меньше изменилась с ХVIII века, чем французская или немецкая с ХVII века. Но англоязычная версия редко встречается вне Англии, так как в то время уже появились новые работы по теории артиллерии.

(8) K. Siemienowicz. The Great Art of Artillery. Translated from the George Shelvocke. London, 1729.

Возможно, существовал также голландский перевод (о нем упоминал польский библиограф К. Эстрейхер в 1930 году) и итальянский (об этом писал Христофор Щит).

Кроме переводных изданий «Artis magnae» часто встречается ее цитирование и использование различными авторами. Так, работа Георга Андреаса Бёклера на треть состоит из фрагментов работы Семеновича (9). Семеновича очень высоко ценил Валентин Франк фон Франкенштайн, который прославлял его наравне с Йозефом Фартенбахом, считавшегося гением артиллерийского дела. Французский автор Амаде-Франсуа Фрезье издал в 1747 году великолепную работу, которую можно считать современной ему версией «Artis magnae» (10).

(9) G.A. Böckler. Manuale architecturae militaris. Frankfurt am Main. 1659 – 1660.

(10) A.-F. Frezier. Traité des feux d’artifice pour le spectacle. Paris, 1747./

К трактату Семеновича часто обращались авторы, осуществлявшие собственные исследования. Например, специалисты в области ракет Жорж-Луи Ледер де Буффо и Жак-Филипп Мерижонд, математики и военные инженеры Патрик д’Арци, Леонард Эйлер, Эней Безо, Христиан фон Вольф, Клод Миллет Дехале, Эрнест Браун, Мишель Мет, Роберт Андерсон, Гуллем ле Блонд и другие.

Ракеты!

Семенович в своем трактате обобщил знания в области артиллерии, пиротехники и ракетостроения середины XVII века. Что касается его собственных изобретений и открытий в области ракетной техники, то они таковы:

а) В области конструкции ракет

– описание метода точного вычисления длины ракеты в зависимости от ее диаметра;

– схема и детальное описание устройства трехступенчатой ракеты;

– описание ракетной батареи (т.е. системы залпового огня);

– описание стабилизаторов типа «дельта» и стабилизатора в виде железного шара, размещенного в головной части ракеты.

б) В области ракетного топлива:

– описание методов приготовления пороховых зарядов в соответствии с размерами ракет (основанных на математических расчетах) и рекомендации по практическому применению таких зарядов;

– описание состава материалов, дающих цветные вспышки ракет, более полные по сравнению с ранее опубликованными.

в) В области механизмов для изготовления и пуска ракет:

– более точное, чем прежде, описание сверл для формирования каналов в пороховых зарядах ракет, а также описание станка для изготовления;

– более точное описание ракетных форм и штамповок, а также описание калиброванной лопатки для измерения составных частей при изготовлении пороховых зарядов и красящих составов;

– описание трех столов для связывания ракет, специальных клещей для соединения частей ракет и приспособления для смешивания топлива в больших ракетах;

– описания ручного пускового ствола для ракет со стабилизаторами типа «дельта».

ххх

В ХVII веке пороховые ракеты использовались в военных целях редко, больше для забавы на массовых празднествах. В этом мастера пиротехники преуспели: многие фейерверочные «фигуры» – взрывающиеся огненные шары, разлетающиеся разноцветные искры и т.п. – радовали тогдашнюю публику. Семенович увидел за этой мишурой другое, более важное, предназначение ракет.

Предложенный им принцип абсолютно новой ракеты – многоступенчатой – явился скачком научной мысли на качественно новый уровень. Его суть вкратце выглядит так. Когда топливо (порох) сгорает в первой ступени, она отбрасывается. Теперь порох горит во второй ступени, и облегченная ракета продолжает движение. Когда и он выгорает, включается третья ступень, и так далее. Это позволяет ракете подниматься все выше и выше. Таким образом, задолго до Циолковского, до бельгийского инженера Р. Бинга (получившего патент в 1911 году), до американца Р. Годдарда (патент 1914 года) принцип и конструкцию многоступенчатой ракеты описал беларуский шляхтич.

Очень важно и то, что он не только впервые описал многоступенчатую ракету, но и нарисовал ее. Это очень важно для последователей – инженеру нужна не столько сотня страниц текста с описанием устройства, сколько чертеж, чтобы опереться на него.

И еще одна принципиально важная мысль, облеченная Семеновичем в поэтическую форму: «Огонь возвращает свою силу, если вытекает и с большой мощью бросает ракету…». В переводе на современный научный язык это означает те движущие силы, которые заставляют ракету лететь: реактивную тягу и реактивную силу. Но тогда такой терминологии еще не было. Этим он подчеркнул, что вовсе не от воздуха ракета отталкивается (как считали даже в ХХ веке). У Семеновича нечто совсем иное!

Именно эту процитированную фразу проверили на практике уже в ХХ веке американцы, запустив ракету в безвоздушном пространстве. Она полетела, несмотря на отсутствие воздуха. Главное в том, что, как и предполагал Семенович, возникающая при сгорании топлива реактивная тяга создает реактивную силу, которая «толкает» ракету. Отдача – результат не отталкивания от воздуха, а действия струи газа.

Эти важнейшие идеи свидетельствуют о поразительном предвидении беларуского ученого, опередившего свое время. Они позволяют поставить его имя первым в когорте ученых, с именами которых связывают успехи человечества в создании ракетно-космической техники…

Семенович исследовал многие важные вопросы, связанные с эксплуатацией ракет. В частности, их аэродинамические особенности. Он считал, что внешний контур ракеты сильно влияет на дальность и устойчивость полета. Указал на такой важнейший параметр, как соотношение диаметра и длины корпуса. Сделал ряд практических рекомендаций для конструкторов ракет, которые не устарели до сих пор. Например: высота ракеты должна быть пропорциональна диаметру сопла; поднимаемый ею груз должен иметь такую форму, которая бы создавала как можно меньшее сопротивление воздуха при вертикальном взлете; ракета с прикрепленным грузом должна иметь форму пирамиды или конуса, и т.д. Установил он взаимосвязь и между расположением сопла ракеты и ее опрокидыванием во время полета.

Его трактат – настоящий кладезь идей. Например, Семенович описал ракеты с хвостовыми стабилизаторами-крыльями различной конфигурации. В том числе стабилизатор формы «дельта», который широко применяется в современной реактивной авиации и космических системах. Плодотворным назвали бы инженеры и конструкторы ХХI века его замечание (очевидно, основанное на экспериментах) о том, что полезно сверлить отверстия в пороховом заряде для того, чтобы «огонь достиг нутра и зажег материал…».

Исследования Семеновича были связаны с пиротехникой и артиллерией, потому что ракетостроение появилось значительно позже. Но его предложения и чертежи можно назвать уникальными. Когда смотришь на них, кажется, что это – современные схемы! Доктор технических наук Руслан Есьман из Минска так прокомментировал чертежи Семеновича:

«Исследования и чертежи нашего великого земляка можно назвать фантастическими, если учесть, что совсем незадолго до этого все признали, что Земля круглая! До Семеновича топливо в ракетах размещалось в одном отсеке. Поэтому сгорало оно очень быстро, ракета не успевала набрать необходимую скорость и силу. Семенович предложил революционную технологию: разделить топливо по отсекам, сделать ракету многоступенчатой. Принцип такой. Сначала сгорает топливо в одном отсеке – ракета разгоняется, потом в другом – ракета ускоряется, потом в третьем – ракета летит еще дальше… Сейчас все ракеты строят по такому принципу – и военные и космические.

Треугольное крыло тоже немыслимый прорыв! Ведь в наше время до этого додумались только после Второй мировой войны, в начале 50-х. Получается, что и здесь наш земляк опередил свое время на 300 лет! Сейчас на всех ракетах и даже на «Шаттле» используют такие крылья-стабилизаторы».

Судьба второго тома

Семенович подготовил к печати и вторую часть «Великого искусства артиллерии». По свидетельству его самого, она имела 7 глав. В них он подробно изложил свои взгляды на причины движения ракет, дал экскурс в историю древней военной техники, дал обзор современных ему артиллерийских орудий, описал литейные формы и технологию их изготовления, приемы обслуживания, рассмотрел способы строительства укреплений, методы прокладки подземных ходов и подрыва крепостных стен.

Не зря книга называлась “Великое искусство артиллерии”. Семеновичу принадлежит еще и первенство в разработке, как сейчас принято говорить, «умного» оружия. В седьмой главе была описана уникальная система прицеливания для орудий и ракет:

«Это моя новая находка, в которой содержатся все наши знания. Она одна превосходит многие другие приспособления и заменяет их все».

С помощью этого изобретения можно было точно прицеливать пушки и мортиры, измерять расстояния, высоту и глубину объектов и даже переносить плоские фигуры с листа бумаги на поле и наоборот. Предположительно, речь идёт об оптико-механическом приспособлении наподобие буссоли универсального назначения.

Справка: Буссоль артиллерийская – вращающаяся зрительная труба (монокуляр), соединенная с угломерным кругом, компасом и нивелиром (пузырек воздуха в стеклянной трубке). Применяется для определения магнитного азимута на местности с целью управления артиллерийским огнем.

Кроме того, во втором томе Семенович проанализировал многие геометрические, астрономические и географические вопросы. Он писал:

«Как только всё это дойдёт …до сознания каждого, тогда поверят в мои слова».

Но том не был издан из-за смерти автора.

Судьба подготовленной рукописи неизвестна. Библиотекарь Ян Даниель Еноцкий уверял, что какое-то время она находилась в собрании книг князей Сангушко в имении Любартово, на Волыни*.

/* Библиотеку создал Симон Самуэль Сангушко, умерший в 1638 г. Собирательство книг продолжили его сын Героним Владислав (1611—1657), внук Павел Кароль (1680—1750), правнук Януш Александр (1712—1775)./

А в 1909 году в польском журнале «Przeglаd Biblioteczny» появилась информация, будто польский военный историк Бронислав Гембажевский видел эту рукопись в библиотеке Артиллерийского музея в Санкт-Петербурге. По его сведениям, она попала туда вместе с собранием книг и рукописей семьи Залуских, вывезенным русскими после захвата Речи Посполитой (11).

(11) Cм.: Estreicher. Bibliografia pоlska. Tom 28, Krakow, 1930, s. 24—26.

Где она теперь, никто не знает…

Не поляк, а беларус

В предисловии к книге Семенович подчеркнул, что сознательно отбросил стремление сделать военную карьеру. Гораздо притягательнее для него было постижение тайн природы.

Важной особенностью его научной деятельности и творческих поисков было чувство принадлежности родной земле. Основную цель своей книги он видел в том, чтобы послужить Отчизне и своим соотечественникам, «которые всегда проявляли большую склонность к этой науке и которые ценили её более, чем другие области военной науки». Воспоминание о дорогом Отечестве можно найти в описании родной природы, народных традиций и праздников, в привычных названиях предметов, в старых беларуских мерах веса – «бочка», «барыла», «вядро», и, наконец, «беркавец».

Он писал, как дома празднуют Купалье:

«Собиралось огромное количество народа обоих полов и всех возрастов на улицах городов, а также на лугах, чтобы у множества зажженных костров ладить хороводы и веселые танцы».

Разумеется, поляки считают его «своим». Однако литовский шляхтич с фамилией на «ич» – это однозначно беларус.

Отец русской космонавтики К.Э. Циолковский прямо ссылался на Семеновича в своих трудах. Американское космическое агентство НАСА называет Казимира Семеновича одним из основоположников современной ракетной техники.

В Минске есть улица Космонавтов, во многих городах Беларуси – проспекты, улицы, скверы, названные в честь покорителей космоса. Но имя Семеновича увековечено лишь на почтовых марках, выпущенных малой серией в 1995 году.

Автор: Анатоль Тарас

Источник: альманах “Деды”, выпуск 5.

One thought on “Гений артиллерии: Казимир Семенович

Пакінуць адказ

Ваш адрас электроннай пошты не будзе апублікаваны. Неабходныя палі пазначаны як *

Гэты сайт выкарыстоўвае Akismet для барацьбы са спамам. Даведайцеся пра тое, яе апрацоўваюцца вашы дадзеныя.