Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Где находилось Дайновское княжество?

А.Варнас. Коронация Миндовга

А.Варнас. Коронация Миндовга

6 июля 1253 года на Великого князя Литовского Миндова (Миндовга) и его жену Марту были возложены королевские короны. Миндов стал первым, единственным и последним королём Литвы. Акт коронации осуществил Кульмский епископ Хейденрик (Гайденрик, Геденрих, Гейденрейх, Гейндрих) в присутствии магистра Ливонского ордена Андрея Стирланда (Стирланта, Стукланда, Штирлянда), Прусского архиепископа Альберта Зауэрбера (Суебера, Суербера), представителей Тевтонского, Доминиканского и Францисканского монашеских орденов, литовской знати.

При заключении договора присутствовали «пан Кульмский епископ, Андрей, мастер упомянутых братьев, и его братья Андрей, Ян чашник, Ситер стольник и Теодорик из Гасендорпа, от братьев проповедников Синдерам, от братьев меньших Адольф и его соратники и многие другие». Произошло это событие «в Летовии на нашем дворе, в год Господа MCCLIII (1253), в месяце июле».

В тексте договора король поблагодарил братьев Тевтонского ордена и Папу римского Иннокентия IV за коронацию и будущую поддержку в борьбе с неверными, подарил Тевтонскому ордену 12 земель (7 целиком, 5 наполовину) и пообещал им поддержку против врагов. Текст договора написан на латыни, перевод на беларуский язык осуществил Алесь Жлутка:

«…мы с согласия наших дедичей передали их дому на вечное, свободное и безопасное владение ниже названные земли… Названия же земель такие: Расеене (Rasseyene) половина, Лукове (Lukowe) половина, Бетегале (Betegalle) половина, Эрегале (Eregalle) половина, Дейнове (Deynowe) половина, Кулене (Kulene) все, Карсове (Karsowe) все, Кроже (Crase) вся, Недарова (Nederowe) вся, Вейже (Weyze) вся, Вейсе (Weyse) вся, Ванге (Wange) вся» (Міндаў, кароль Літовіі, у дакументах i сведчаннях. 1.2)

Земля Дайнов

В этом официальном документе впервые упоминается земля Дайнов (Deynowe). Именно на договор 1253 года ссылаются историки, когда говорят о Дайновском княжестве. Названия перечисленных земель исследователи договоров Миндова уверенно связали с современными поселениями. Rasseyene это Расейняй, Lukowe – Лукове, Betegalle – Бетигола, Eregalle – Ариогола, Kulene – Калненай, Crase – Кражай, Karsowe – Каршува. Эти семь поселений находятся в Жамойтии (ныне Летува) на северо-запад от слияния Вилии и Немана.

Остальные земли определены с некоторой долей вероятности: Weyze – Вижайны в Польше у границы с Летувой, Weyse – Вейсеяй в Ладзияйском районе Летувы, Wange – Вангай в Пренайском районе Летувы, Nederowe возможно бывшая прусская земля Надровия в Калининградской области. По поводу Deynowe мнения разделились: это либо Дайновишкяй в Лаздияйском районе Летувы, либо Данова в Сувалкии, либо вся прусская земля Дайнова.

Расеене, Лукове, Бетегале, Эрегале, Дейнове передавались Тевтонскому ордену по договору наполовину, тем самым эти земли признаны пограничными, а это, в свою очередь означает, что земля Дайнов в 1253 году находилась на западной границе королевства Летовия.

21 августа 1253 года папа Иннокентий IV утвердил передачу земель Немецкому Ордену, в том числе и половину земли Дайнова (Dainowe):

«мы узнали, что дорогой во Христе сын наш, светлейший король Летовии… даровал, как вы утверждаете, вам и вашему госпиталю земли Ванги и Каршова, а также половину местностей, которые называются просто Дайнова и Расионы, и некоторые другие местности и имущества, которые насколько известно, принадлежали ему. Поэтому мы, …апостольской властью это заверяем и утверждаем силой этого письма» (Там же, II.9.)

12 марта 1254 года Миндов:

«…хорошо посоветовавшись со своими, приняли преподобного отца пана Христиана, которого попросили освятить на епископа нашего королевства, вводя его в обладание, а также назначая ему же в обладание половину Расейнов, половину Бетиголы, половину Лукова, на вечную память об этом деле мы дали утвердить это письмо нашей печатью. Устроено это в присутствии и c согласия наших сыновей Репли и Герстута, и нашего верного Парбуся». (Там же,1.3 ).

Этим дарственным документом три из пяти пограничных земель 1253 года, a именно половина Расейнов, половина Бетиголы, половина Лукова, были подарены епископу Христиану. Айрагола и Дайнова в документе не упоминаются, из чего следует, что эти две земли остались пограничными.

Третий раз земля Дайнов упоминается в договоре Миндова с Немецким Орденом в Ливонии от 7 августа 1259 года. Этот договор J. Latkowski (1892) и W. Ketirynski (1907) считали фальсификацией. K. Maleczynski (1936) доказывал его подлинность. Если это и фальсификация, то тех времен, что позволяет относиться к географическим названиям местностей и поселений как к достоверным. По договору 1259 года Миндов якобы уступил крестоносцам почти всю Дайнову:

«…мы с согласия наших дедичей передали их дому на вечное, свободное и безопасное владение ниже названные земли, ничего не оставляя себе из права или юрисдикции или власти на ниx. … Названия же земель такие: Данова (Denowe) вся, которую также некоторые называют Eтвезь (Ietwesen), за исключением некоторых небольших земель, a именно Сентаны (Sentane), Дернав (Dernen) и Кресмав (Cresmen), и деревни, которая называется Губиниты (Gubiniten), с тремя деревнями в Вельцове (Welzowe), которые сохраняем в своем владении. Сверх того мы дали упомянутым братьям всю землю Скалову (Schalowen), всю Жамойть (Sеуmеtеп), с исключением только тех имуществ в самой Жамойтии, которые мы передали преподобному отцу и пану епископу Лeтовии». (Там же, 1.8.)

  1. Kętrzyński (1907) и H. Lowmianski (1932) локализовали три топонима из этого договора: Sentane это Свентайна, Deinen – Дернова, Cresmen – Скаментна. Эти поселения находятся в Польше в южной части Судовии, между Мазурскими озерами и рекой Бебж (Бобр).

Таким образом, из текстов договоров 1253 и 1259 гг. следует, что земля Дайнов (Дайнова) сначала была разделена на две половины, одна из которых была подарена братьям Тевтонского Ордена в Ливонии, а через 6 лет, возможно, и вторая половина, за малым исключением, была передана в иx владение. Земля эта размещалась на западном пограничье королевства, в Судовии.

Еще раз земля Дайнов упоминается в Салинском договоре 1398 года, когда Великий князь Литовский Витовт в очередной раз уступил крестоносцам половину Судовии.

Дайновское княжество

Дайновское (Дайневское) княжество упоминается –

– в «Летописце Великих князей Литовских» (конец 1420-х гг.):

«А пятый брат Тройндень мешкал пры брате своем великом князе Нарымонъте. И доведался князь великий Нарымонт, што ж князи Ятвезъские померли, а люди их мешкают без господара. И князь Нарымонт поидеть на них. И они не противечыся поддалися и поклонилися ему. А так он, оставшы им господарем и вземшы их, дал брату своему Тройнденю за вдел. И князь великий Тройдень наидеть гору красную над рекою Бебрею. И сподобалося ему там вельми и зарубил город и назоветь его Райгород, и прозоветься князем Ятвезским и Дойновъским»;

– в “Хронике литовской и жамойтской” (XVII век):

“Тройден ятвиги, где теперь Подляше и князство Дойневское, доброволне собъ поданое, опановал, который, заъехавши з пригоды в пущу на ловы, нашол гору роскошную над Бобром ръкою, которой положене собъ уподобавши, збудовал Райгородок замок” (ПСРЛ. Том 32. М. 1975, с. 32);

– в «Хронике Быховца» (конец XVII – начало XVIII века):

“Y kniaź weliki Troyden nayde hora krasnu nad rekoiu Bebroju, у spodobalosia jemu tam welmi, у zarubil horod, у nazowet ieho Rayhorod, у prozowetsia welikim kniazem jatwizskim у doynowskim” (Там жа, с. 135).

Как видим, поздние беларуско-литовские хроники сходятся в том, что был такой князь Тройден, который без битв и насилия “опановал” территорию ятвягов и дайнов; что ятвяги жили в Подляшье, рядом размещалось княжество Дайновское; на территории ятвягов над рекой Бобр Тройден нашел гоpy, на этой горе построил Райгород и стал князем ятвяжским и дайновским.

Современный Райгород с Замковой горой находится в Польше в Подлясском воеводстве, в Граевском повете, в 24 км от Августова на берегу Райгородского озера. Немного южнее протекает река Бобр (Бебжа по-польски), правый приток Нарева. В 10 км на юго-запад от Райгорода находится деревня Данова и немного дальше еще одна деревня Данова. Местные краеведы считают, что в средние века на острове, где возвышался холм, ятвяги заложили укрепленный город Рай. Этот город был главной резиденцией ятвяжского племени злинцев. Он охранял торговый путь, который вел из Мазовии в глубину ятвяжских земель. Город имел большое значение, его неоднократно завоевывали, сжигали и заново отстраивали. Около 1290 года был занят литовским князем Наримунтом, и с того времени за городом закрепилось название Райгород.

Отметим противоречие между текстом договора 1259 года и беларуско-литовскими хрониками. В договоре Данова – это земля, «которую также некоторые называют Етвезь (letwesen)», тогда как в хрониках князь Тройдень – князь ятвяжский и дайновский. Противоречие позволило исследователям разделиться в мнениях, одни считают, что Дайнова и Ятвягия – синонимы, другие, что это две разные территории (Ятвягия и Дайнова), на которых проживали разные прусские племена – ятвяги и дайны. Мнений в действительности еще больше, например: ятвяги общее название прусских племен; дайнова – литовское название ятвягов.

Несмотря на имеющиеся противоречия очевидно, что во второй половине XIII века земля Дайнов и Дайновское (Дейновское) княжество находились на западной окраине Великого княжества Литовского в Сувалкии (ныне Подлясское воеводство Польши).

Утверждение Т. Нарбута

Но, как это нередко случается, нашелся авторитетный историк, который имел свое мнение по поводу местонахождения Дайновского княжества. Теодор Нарбут (1784—1864), описывая весьма сомнительный поход легендарного великого князя Скирмунта в 1160 году на князя владимиро-волынского Мстислава Изяславовича и победу над волынянами в битве на берегу Ясельды, захват Пинска и Турова («откуда принес трофеи победы и радостные вести отцу своему в Дяволтве») завершил абзац совершенно неожиданной фразой:

«К этой, либо близкой эпохе относится полное присоединение к Литве Княжества Дайновского, теперь юго-восточная часть Лидского повета» (Narbutt Т. Dzieje starożytne narodu litewskiego. T. 3. S. 298.)

И затем несколько раз упрямо повторил эту мысль в 4-м и 5-м томах своей «Истории литовского народа»:

«…в 1234 году Русь, лежащая между Дитвой и Пелясой, с одной, и Неманом с другой стороны, от устья Гауи до устья Котры, уже стала принадлежать Великому княжеству Литовскому, включая Дайнов, Лидy, Дубровно и по реке Жижме, которая сейчас есть граница между уездами Лидским и Ошмянским» (Т. 4. S. 74).

«Был он одновременно князем Дайновским (это о Тройдене), …названный от Дайновы, известной поныне волости в повете Лидском, приходы этого повета были русские, в то время как часть Пелюзии составляли приходы литовские. Дайнов, или как сегодня пишут, Дейнов, лежит недалеко от Лиды и Мыто» (Т.4. S. 285).

«Это место, после завоевания Княжество Дайновского, около 1180 года, в котором находилось, есть поселение литовское; потому что Лида означает порубка, поле, очищенное от леса» (Т. 5. Dodatki… S. 1).

Благодаря этим ничем не подтвержденных фантазиям Т. Нарбута Дайновское княжество оказалось локализованным на Лидчине, а город Лида, как стали писать в некоторых энциклопедиях, появился в XII веке.

Должен отметить, что Нарбут был знаком с текстом договора Миндова с Немецким Орденом 1259 г. (см. Т. IV Dodatki, s. 15) и с литовско-беларускими хрониками. Вслед за текстом «Хроники литовской» он писал:

«Великий князь Литовский Наримунт, около 1268 г., ворвался с войском в Ятвяжское Подлесье (Подляшье) и заставил народ принять хозяина от руки своей назначенного. Был им Тройден, родной брат Наримунта, который стал князем Ятвяжским и Дайновским, с обязательством подчинения ВКЛ и уплаты определенной дани. Этот князь построил замок Райгород, и женился с мазовецкой княжной…» (Т. 2, S. 189).

Последователи Нарбута

Вслед за Т. Нарбутом пошли Ю. Ярошевич, А. Киркор, Н. Барсов, Э. Вольтер, Ф. Покровский и другие авторы.

Юзеф Ярошевич (1793—1860):

«Дейна это теперешняя Дайнова, поселение на запад от Лиды» (1844 г.);

Адам Киркор (1818—1886):

«Древнъйшая же столица Дейновцевъ, Дейново, въ 15 верстахъ от Лиды, нынъ небольшая деревня. Дейновское княжество существовало еще въ начале XIII столътия…. В Дейновъ сохранился большой камень, который народъ называет кобылкою, ибо, по преданію, на нем казнили преступниковъ» (1882 г.);

Николай Барсов (1839—1889):

«Область Денова находилась между Неманом и Вилией, по притокам Немана, Меречанки, Дитве иЖижме, в теперешних уездах Лидском, Ошмянском и в южной части Виленского, и, может быть, Вилейского. Здесь до сей поры находятся несколько населенных мест, сохранивших древнее областное название. Нам известны – по р. Меречанке и ее притокам: Дойнова иДойновка к югу от Медников (верстах в пяти), Дайнова на юго-запад от них (верстах в двадцати), Дайнишки и Дайнова на р. Сольче, Дейново на юг от Сольчи (все в Вилейском уезде); по Дитве – Дойново к западу от Лиды верстах в пяти; по Жижме – Дайнувка у верховьев ее на Виленско-Ошмянской границе, Дайновка ниже Германишек; два селения Дайнова, между Жижмой и Ольшанкой, к северо-востоку от Лиды. Сверх того, подобноименные селения встречаются и в южной части Ошмянского уезда, на Минской границе, в области Неманского притока Березины: Дойнова Большая и Дойновка на речке Пурвиле» (1873 г.);

Эдуард Вольтер (1856—1941):

«Дейновское княжество XII в. находилось в пределах нынешнего Лидского у. Виленской губ. Около фольварка Дейнова (близ р. Дзитва) заметны следы замка и города, который был главным в Д. княжестве. Сохранился большой камень, называемый «кобылкой», на котором, по преданию, казнили преступников» (1893 г.).

Утверждение Нарбута, благодаря столь авторитетной поддержке исследователей, большинство из которых были скорей литераторами, чем историками, дожило до конца прошлого столетия:

«Дайновцы – потомки ятвяжского племени, проживавшие на правом берегу Немана. В 13—14 вв. имели княжество, которое занимало тер. между Неманом (правые притоки Дитва, Гауя с р. Жижма) и Вилией. Впервые княжество упоминается под 1259 в грамоте Миндовга. С 1260-х годов дайновцы, утратив своих князей, пригласили к себя кн. Тройденя. Постепенно ассимилировались, большинство в беларусов, остальные – в литовцев» (Энцыклапедыя гісторыі Беларусі. Том 3. 1996, с. 195).

К концу ХХ века обозначилось перенесение Дайновского княжества на северо-запад, в нижнее течение реки Меркис (Мяркис, Меречь):

«Дайнава (Дайнова), ист. область в Литве и на Сев.-3ап. Беларуси. Впервые упомин. в 1255 в грамоте Миндовга крестоносцам (возможно, поддельной). Первоначально представляла собой, вероятно, территорию одноименного западнобалтского (ятвяжского) племенного княжества, которое во 2-й пол. 13 века вошло в состав ВКЛ и было постепенно ассимилировано на С. литовцами, на Ю. – беларусами…

Основная территория Д. охватывала правобережье Немана на Сев.-Вост. от Гродно, в нижнем теченнии р. Мяркис (совр. Варенский р-н Литвы) и прилегающих частях совр. Гродненского, Щучинского и Вороновского р-нов, откуда происходило расселение далеко на Юг (даже на левобережье Немана) и на Восток. В 15 веке и позже большую часть этого пространства занимала слабо заселенная Дайновская пуща» (Беларуская энцыклапедыя. Том 6. Мінск, 1998. С. 11).

В нынешние времена Валерий Поздняков во 2-м томе энциклопедии «Великое Княжество Литовское» (2007 г.), собрав все сведения о Дайновском княжестве, оставил вопрос открытым.

Таким образом, существует закрепленное в исторической литературе убеждение, которое базируется на голословном утверждении Теодора Нарбута о расположении Дайновского княжество между Лидой и Мыто в Лидском повете. Нет никаких фактов, которые это подтверждают, кроме названия деревни и исчезнувшей «кобылки». Более того, оно противоречит документам XIII века. Сомнения и споры о местонахождении Дайновского княжества давно утратили бы смысл, если бы не топонимы Дайнава и небольшая статья академика В.В. Седова.

Мнение академика Седова

Валентин Седов (1924—2004) в работе «Ятвяжское племя Дайнова» подтверждает выявленное ранее Н.П. Барсовым и A. Каминским сосредоточение топонимов, производных от Дайновы, и приводит карту, на которой видно, что 80 % иx концентрируются в междуречье Вилии и Немана.

Здесь же в бассейнах рек Меречь (Мяркис), Дитва и Гауя академик Седов выявил район широкого распространения каменных могил XIII – XIV веков (см. карту). Он обратил внимание на следующие моменты:

  1. В конце XII и в XIII вв. в междуречье верхнего Немана и Вилии на смену каменным курганам пришли каменные могилы.
  2. Захоронения в каменных могилах совершались по обряду ингумации (трупоположения).
  3. Вещевой материал каменных курганов с трупоположениями и каменных могил однотипен.

Исходя из сходства каменных курганов и каменных могил, однотипности иx вещевого состава Седов утверждает, что каменные могилы на этой территории являются эволюцией каменных курганов и принадлежат к одной и той же этнической группе населения. Вывод он делает однозначный:

«Каменные могилы сосредоточены в тех районах междуречья Вилии и Немана, где выявляется концентрация топонимов типа «Дайнова» и где, согласно преданиям находилась Дайновское княжество».

Топонимы Дайнова

Действительно, поселений с названием производным от Дайнова (Дейнова, Дайнова, Дайновка, Дайнувка, Дайнишки) известно свыше 40. На территории современной Летувы А. Каминский насчитал 28, в Гродненской области в настоящее время имеется 10 таких селений. В границах Лидского уезда в начале XX века имелось 5 деревень и один фольварк с названием Дайнова. Казалось бы – много, если не принимать во внимание того факта, что в то время на территории этого уезда насчитывалась более двух тысяч поселений, потому 6 топонимов на 2000 это всего 0,3 %.

Почему Т. Нарбут назвал придитвенскую Дайнову столицей княжества непонятно. Наряду с Дайновой Дитвенского сельсовета поблизости от Лиды имеются еще три Дайновы – в Бастунском и Беняконском сельсоветах Вороновского района и в Геранёнском сельсовете Ивьевского района. Кстати, возле бастунской Дайновы лежат два валуна (4 x 1.85 x 0.3 м и 3,3 x 3,2 x 1.8 м) ничем не хуже киркоровской «кобылки». Только на территории Вороновского района известны 17 огромных валунов, два из ниx с ямками (Аляшкевіч, 2006).

В Гродненской области имеются многочисленные топонимы с названиями Бартяки, Гуды, Жамойдзь, Кривичи, Литва, Латыши, Ляховичи, Мазуровщина, Москали, Татарцы, Хохлово, Цыгановка, Черкесы, Чехи, Швабы, Шлавенцы, Ятвезь. Но ведь никто не пытается утверждать, что на Гродненщине существовали Ляховичское, Москальское и тому подобные княжества. Названия эти свидетельствуют о том, что население области полиэтничное. И не более того.

Я считаю, что деревни с названием типа Дайнова – это поселения дайновцев, беглецов из Сувалкии. Наличие таких поселений на широком пространстве юго-восточной Литвы и северо-западной Беларуси свидетельствует о дискретном расселении племени в регионе Принеманья. Селились там, куда смогли дойти или там, где им предложили.

Каменные могилы

В.В. Седов отнес каменные могилы Понеманья к XIII—XIV векам, не к XII веку и не к XIII, а только к XIII—XIV. Попав под удары мазовшан, а затем под «тевтонский бульдозер» дайновцы вынуждены были переселиться на свободные земли в глубину Литовского государства. С собой они принесли на эти земли свои похоронные обряды и памятники, которые получили название каменных могил. В свое время эту мысль высказала Фрида Гуревич (1962 г.):

«Есть все основания полагать, что во второй половине XIII века часть населения из Побужья переселилась в Понеманье и принесла с собой новый тип погребальных сооружений. …не только тип погребальных сооружений, но и ряд специфических находок становится общим для Побужья и Понеманья».

Подтверждение этому есть и в «Великой Хронике»:

«В этом же году (1260 – B.C.) окрещенные пруссы cо своим королем Мендольфом из-за многочисленных невзгод, причиненных им крестоносцами, оставив христианскую веру, которую приняли раньше, ушли с некоторыми братьями Ордена крестоносцев к литовцам, отважно к ним присоединившись» (гл. 132).

Выводы

Придется отказаться от целого ряда устоявшихся ошибочных положений:

— На Лидчине никогда не было Дайновского княжества. Дайновское княжество, если такое было, в середине XIII века размещалось в Сувалкии между Мазурскими болотами и рекой Бобр (Бебж);

— Лидская Дайнова никогда не была столицей Дайновского княжества;

— Дайновцы не жили в X—XII веках на междуречье Дитвы и Гауи;

— Дайновцы поселились на Лидской земле в XIII – начале XIV века и быстро растворились среди местного населения.

 Источники

1. Аляшкевіч Д.С. Сучасны стан геалагічнай спадчыны, помнікі прыроды i геолага-геамарфалагічная характарыстыка раёна. // З гісторыі краю i лёсаў людзей Воранаўшчыны. Ліда, 2006, с. 245.

2. Барсов Н.П. Очерки русской исторической географии. /2-е изд./, Варшава, 1885, с. 237.

3. Беларуская энцыклапедыя. Том 6. Мінск, 1998, с. 11.

4. «Великая хроника» о Польше, Руси и их соседях XI—XIII вв. Москва, 1987, с. 185.

5. Вольтер Э.А. Дейнова. // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Том Х. СПб., 1893.

6. Гуревич Ф.Д. Древности Белорусского Понеманья. М-Л., 1962, с. 139.

7. Деружинский В.В. Печать Миндовга. // Деружинский В.В. Тайны беларуской истории. Минск, 2010, с. 221—236.

8. Ілюстраваная храналогія гісторыі Беларусі. Мінск, 1995, с. 45.

9. Квятковская A.B. Ятвяжские могильники Белоруси (к. XI—XVII вв.). Вильнюс, 1998.

10. Киркор А. Литовское и Белорусское Полесье. // Живописная Россия. Репринт издания 1882 г./ Минск, 1993, с. 170.

11. Міндаў, кароль Літовіі, у дакументах i сведчаньнях. Мінск, 2005.

12. Насевіч В.Л. Пачаткі Вялікага княства Літоўскага: Падзеі і асобы. Мінск, 1993.

13. Пазднякоў В. Дайнава. // Вялікае Княства Літоўскае: Энцыклапедыя. Том 1. Мінск, 2007.

14. Покровский Ф.В. Археологическая карта Виленской губернии. Вильна, 1893. ПСРЛ. Том 32. М., 1975, с. 32, 135.

15. Седов В.В. Ятвяжское племя Дейнова. // Краткие сообщения Института археологии. Выпуск 113. М., 1968.

16. Narbutt Т. Dzieje starożytne narodu litewskiego. Tom 2, s. 189; Тom 3, s. 298; Tom 4, s. 74, 285; Tom 5 (Dodatki), s. 15.

Автор: Валерий Сливкин,  Из журнала «Лідскі Летапісец», № 2 (50), апрель – июнь 2010 г., с. 24—29. Перевод и редакция А.Е. Тараса.

3 идей о “Где находилось Дайновское княжество?

  1. Виктор

    Эта статья — фигня полная, мнение дилетанта.

    1. Александр

      Так, а где какие-то опровержения или хоть что-нибудь??
      Ты что колдун или христианин?? Вера это не то что нужно всем демонстрировать.

  2. Aleh

    Чаго прынцыповага хацеу данесьци аутар з маскоуска-жыдоуским прозвишчам?
    З.ы: тое, што «в Гродненской области имеются многочисленные топонимы с названиями Бартяки, Гуды, Жамойдзь, Кривичи, Литва, Латыши, Ляховичи, Мазуровщина, Москали, Татарцы, Хохлово, Цыгановка, Черкесы, Чехи, Швабы, Шлавенцы, Ятвезь» зусим не кажа, што «население области полиэтничное. И не более того.»