Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Экономическая ментальность беларусов на современном этапе

JaumienienkaПредставляем вам доклад магистра экономики (Минск) Виктора Евмененко , который был представлен на конференции «Трансфармацыі  ментальнасці беларусаў  у XXI ст.», которая прошла в Минске 24 ноября 2013 года, и который вошел в одноименный сборник.

Предпосылки для становления современной беларуской нации были заложены в период распада СССР. Кризис начала 1990-х годов вынудил не только элиты, но и само население новообразованных государств искать пути выхода из сложного социально-экономического положения. Фактически происходила ломка общественного сознания наряду с трансформацией ценностных ориентиров, и этот процесс в нашей стране не завершён до сих пор.

Обретя независимость, Беларусь оказалась перед сложным выбором пути дальнейшего развития. С 1991 по 1994 гг. были предприняты попытки заимствования опыта западных стран – в плане копирования рыночных преобразований. Предполагалось, что такие изменения помогут в кратчайшие сроки сократить разрыв между уровнем развития республики и её западноевропейских соседей. Однако даже первые попытки рыночных преобразований в нашей стране натолкнулись как на стену непонимания со стороны основной части населения, так и неприятия их большинством представителей властных структур.

Причины данного явления, помимо всего прочего, лежат в особенностях экономической ментальности беларусов. Под экономической ментальностью обычно подразумевается такая специфика сознания населения, которая формирует в человеке исходные установки в отношении хозяйственной деятельности, определяет мотивы и стереотипы его экономического поведения. А это, в свою очередь, непосредственно влияет на общий вектор экономического развития народа и государства.

Многие философы, начиная с древности, ведут споры о том, что первично –  сознание или бытие. У каждой стороны имеются свои весомые аргументы, но для экономиста однозначно ясно, что именно экономическое сознание определяет бытие как отдельного домохозяйства, так и государства в целом.

Поэтому важно разобраться в природе экономической ментальности беларусов и постараться понять, почему рыночные реформы в Беларуси «буксуют», почему страна не сделала экономический рывок, как, например, «азиатские тигры» (Южная Корея, Сингапур, Гонконг и Тайвань) и почему существуют именно такие экономические реалии, которые мы наблюдаем сейчас.

Распад СССР отчетливо показал, что командно-административная модель экономики полностью проиграла соревнование с капиталистической моделью. Соответственно, перед беларусами встал вопрос относительно быстрого и наименее болезненного пути перехода на «рыночные рельсы». Был принят целый ряд прогрессивных на тот момент законодательных актов, однако практика показала, что множество из них просто не работало, или работало не так, как это изначально задумывалось. Через несколько лет пришло осознание того, что далеко не всё задуманное успешно реализуется, ввиду чего назрела необходимость пересмотра дальнейшей перспективы развития.

Разговоры о некоем «особом пути экономического развития» усилились с избранием президента в 1994 году, после чего в стране началось внедрение странной гибридной модели «социалистического хозяйствования с рыночным уклоном». Провал рыночных преобразований многие аналитики склонны объяснять слабой экономической базой, потерей устойчивых экономических связей в рамках СНГ и со странами Запада. Но это малая часть объяснения проблемы, главная же причина неудач состоит в том, что консервативный характер экономической ментальности беларусов отнюдь не способствовал преобразованиям.

В целом, экономическая ментальность неразрывно связана с общей ментальностью нации. Что касается беларусов, то, несмотря на то, что генетически мы тождественны нашим предкам, живших здесь несколько тысяч лет назад, ментально мы совершенно разные люди. Даже разница в полвека обуславливает колоссальную разницу в ментальности людей разных поколений, что уж говорить о периодах в 100 и более лет.

Бесспорно, очень большой след в экономической ментальности белорусов оставил то обстоятельство, что почти 500 лет наши предки жили в режиме войн или переживания их последствий, наш этнос несколько раз подвергался истреблению почти наполовину в количественном выражении, при этом людей лишали почти всех нажитых ценностей и благ. А на отрезке с 1772 по 1991 год белорусские земли существовали де-факто как колония России со всеми вытекающими из этого социально-экономическими проблемами (не говоря уже о культурно-языковых). В частности, здесь упорно насаждался «сверху» принципиально иной хозяйственный уклад (жизнь в общине, колхозе, в большой общности под названием «русский», а позднее – «советский народ»).

При этом этнические беларусы были практически исключены из активной экономической деятельности. В системе торговли и мануфактурного производства господствовали евреи, на уровне местного самоуправления ведущую роль играли поляки или русские. Все это не способствовало развитию независимого экономического сознания основной части населения. В экономических вопросах беларусы не разбирались, ориентировались на указания и нормы, разработанные пришлой властью, что усиливало недоверие коренных жителей к переменам вообще, издавна существующим в нашем народе. Недаром выражение «инициатива наказуема», которое приобрело особую популярность в советскую эпоху, по сей день продолжает играть роль своеобразного норматива в сфере экономического поведения.

К введению новых законов и нормативов беларусы с давних пор относятся недоверчиво и недоброжелательно. Достаточно вспомнить бытовавший в старину и не потерявший актуальности в наши дни принцип «старого не рушити, нового не вводити». Если во времена ВКЛ и Речи Посполитой ментальные характеристики рыночной направленности (инициативность, жертвование своими интересами ради идеи, рациональность и экономия, стремление к личному обогащению и т.д.) начали активно формироваться среди беларуских магнатов и шляхты, то в колониальный период (1772—1991 гг.) они, напротив, вытравливались и заменялись совершенно иными постулатами.

В итоге, на современном этапе развития наше народонаселение демонстрирует весьма своеобразный тип экономической ментальности. К характерным чертам последней можно отнести следующие:

– упование на власть или, другими словами, патернализм. Используя терминологию Г. Ховстеде, в Беларуси наблюдается большая дистанция власти. Это значит, что беларусы привыкли осуществлять перенос ответственности на власть и ждут от нее «подачек» в виде различных льгот и преференций;

– низкая эффективность, конкурентоспособность и производительность труда. Общий объем труда беларусов достаточно велик (например, работа на приусадебном участке, на “своем” поле), но работа выполняется слишком долго и зачастую некачественно. Так, во все постсоветские годы рост заработной платы и общего благосостояния неуклонно опережал рост производительности труда. Как правило, беларусы, оценивая свои трудовые способности, сравнивают себя с русскими или украинцами, на фоне которых выглядят более трудолюбивыми, однако, если сравнивать нашу работоспособность с европейскими или североамериканскими показателями, то мы безнадежно проигрываем;

– в экономическом смысле беларусов скорее можно отнести к коллективистам (более 52 % опрошенных), чем индивидуалистам. Более того, беларусы скорее автономисты, чем индивидуалисты. Принцип «моя хата с краю» присущ как раз автономной личности, которая не любит, чтобы вмешивались в ее дела и всячески прячет от посторонних свои победы и неудачи. Но при этом такая личность старается избегать столкновений с окружающими, мало способна отстаивать свои индивидуальные интересы внутри группы (коллектива). На работе среднестатистический беларуский обыватель как правило старается слиться с коллективом, чтобы избежать прямой ответственности, а также скрыть свою низкую работоспособность;

– избегание риска. Беларусы обычно стараются избегать риска и действовать по принципу «лучше синица в руках, чем журавль в небе». По своей природе они расчетливы и осторожны, рисковый бизнес рассматривают как опасный и недостойный;

– неприятие резких изменений и революций. Беларусы крайне неохотно принимают любые экономические изменения, а порой воспринимают их вовсе враждебно. Даже сегодня, по прошествии более чем 22 лет с момента обретения независимости, абсолютное большинство беларусов выступает за эволюционный путь развития (так, по данным опросов НИСЭПИ, 75 % респондентов выступают против публичных протестов и 76 % против участия в каких-либо забастовках);

– настороженное отношение к частной собственности. На сегодняшний момент, по данным Института социологии Национальной академии наук РБ, не более 20 % жителей Беларуси поддерживают идею частной собственности на землю;

Итак, мы видим, что основные черты беларуской экономической ментальности по-прежнему далеки от рыночных. За годы независимости произошли некоторые позитивные сдвиги в образе мышления людей, однако они все еще недостаточны для проведения полноценных экономических реформ.

Беларусы и сегодня стараются избегать риска, но при этом готовы много трудиться, что является почвой для повышения производительности труда.

У беларусов и сегодня присутствует рациональный жизненный подход, готовность терпеть и ждать позитивных изменений («терпение и труд все перетрут»), что дает потенциальную возможность проведения реформ без особых социальных потрясений.

К сожалению, за последние десятилетия не произошло кардинальных изменений в экономической сфере ментальности. Беларусы по-прежнему стараются избегать ответственности, склонны к патернализму (основные надежды с улучшением своего благосостояния связывают с государством и/или государственной поддержкой), считают, что государство обязано вмешиваться в регулирование экономических аспектов жизнедеятельности.

Когда вопрос касается «краеугольных столпов» рынка, таких как собственность и выгода, то движение вперед останавливается. Беларусы в собственности видят лишь возможность простого потребления, а не способ извлечения доходов. Это показывает, что современное беларуское общество состоит в основном из потребителей. Данный тезис наглядно подтверждается динамикой структуры потребления: как только вырастают доходы, вырастают и покупки потребительских товаров, особенно импортных. Но при этом увеличение доходов населения никак не способствует увеличению вложений в бизнес и инвестиционные товары для получения дополнительной прибыли.

Так какие шаги нужно сделать, чтобы наш экономический менталитет приблизился к менталитету населения экономически развитых стран?

(1) Путь экономического развития Беларуси должен быть эволюционным, поскольку абсолютное большинство населения приемлет только такой характер общественного развития.

(2) Необходимо совершенствовать систему государственной помощи и дотаций, чтобы она помогала только тем, кто в этом действительно нуждается (так называемая система адресной помощи). Беларусы должны приучить себя к мысли, что полагаться они могут только на свои силы и возможности, а государство им поможет лишь в самых крайних случаях.

(3) Нужно осуществить приватизацию всех несырьевых отраслей экономики, где все предприятия постепенно должны перейти в собственность к грамотным хозяйственникам.

(4) На предприятиях нефтехимической, ресурсодобывающей отраслей, которые должны остаться под контролем государства, надо внедрить систему антикризисного менеджмента, с наймом персонала на конкурсной основе.

Эти меры приучат беларусов к работе на рыночных условиях и к пониманию того, что рост заработной платы должен быть обусловлен исключительно увеличением реальной производительности труда.

(5) Следует всячески способствовать развитию частной инициативы и законодательно закрепить право частной собственности. Например, законодательно установить, что определенные отрасли экономики являются только частными, например, сфера услуг. Это выработает у граждан уверенность в том, что они могут в полной мере распоряжаться своим имуществом без посягательства на него извне, что право частной собственности незыблемо. А такое право, в свою очередь, сделает граждан более ответственными в плане использования (распоряжения) различных видов материальных благ.

Безусловно, процесс трансформации экономического менталитета как части общего менталитета нации протекает очень медленно. Важнейшую роль в этом процессе играют, наряду с государственной политикой, так называемые «пассионарные личности», которые своим примером оказывают существенное влияние на массовое сознание людей.