Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Дивизия имени Кастуся Калиновского (Несостоявшаяся «Белоруская советская армия»)

2 Susvietnaja vaina - bojКак считают историки, трагическое лето 1942 года было страшнее лета 1941-го. Красная армия потерпела сокрушительные поражения под Харьковом и в Крыму, на Дону и Северном Кавказе… Сталин тогда метался, словно зверь, загнанный в угол. Пытаясь добиться перелома в ходе войны, он использовал любые средства. Именно тогда появились заградительные отряды, стрелявшие в своих солдат, не устоявших под натиском немцев, именно тогда он издал неимоверно жестокий приказ № 227, получивший известность в войсках под названием «Ни шагу назад!». Фронту катастрофически не хватало людей. В этой связи возникла идея создания в составе РККА национальных воинских формирований.

И действительно, создали польские вооруженные силы. Причем дважды – сначала армию Владислава Андерса, затем армию Зигмунда Берлинга. Сформировали чехословацкий корпус генерала Людвика Свободы. Появилась на свет грузинская дивизия, французская авиационная часть «Нормандия».

Но планы в указанном направлении были гораздо шире. Историки обнаружили в архиве папку документов с интригующим названием: «Материалы по вопросу создания Белорусской Армии. Начато: август 1942. Окончено: октябрь 1942».

Тут возникает крамольная мысль. Неужели первый секретарь ЦК компартии БССР Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко за 13 месяцев войны стал таким «национал-коммунистом», что по собственной инициативе взялся разрабатывать для Сталина и Молотова план формировании беларуских воинских частей?.. Ведь из документов однозначно следует вывод, что понятие «Белорусская Армия» означало национальные вооруженные силы БССР*. /* Вадим Деружинский в своей книге «Тайны беларуской истории» (стр. 517—522) ошибочно относит проект создания Белорусской Армии к 1944 году./

В проекте, подписанном Пономаренко в августе 1942 года, численность Белорусской Армии (встречаются также другие варианты названий Белорусская Национальная Армия, Белорусская Особая Армия) определялась в 169 тысяч человек. Пономаренко сообщал в своем докладе высшему руководству СССР:

«Нет сомнения в том, что как только будут организованы эти армии, к ним устремится большое количество добровольцев-белорусов и уроженцев Белоруссии.

Вопрос о младшем, среднем и старшем начсоставе и политсоставе решается хорошо. Этих кадров хватило бы и на 5 белорусских армий.

В высшем командном составе РККА имеется 66 генералов-белорусов. Из них командуют армиями 6: генерал-лейтенант Лопатин, генерал-лейтенант Корзун, генерал-майор Марцинкевич, генерал-майор Гастилович, генерал-майор Свиридов, генерал-майор Юшкевич. Начальников штабов армий — 8, зам. начальника штафронта — 2, командиров корпусов и дивизий — 12»…

Как известно, Пономаренко всегда был чужд идеям беларуского национального движения. Образно выражаясь, он «не страдал» ни национал-коммунизмом, ни – тем более – национал-демократизмом. Этого уроженца Кубанской области, этнического украинца, Сталин назначил в Минск в июне 1938 года, чтобы «окончательно навел порядок»*. Известно его предвоенное письмо Сталину «О белорусском языке, литературе и писателях», в котором секретарь ЦК КПБ откровенно издевался над всем беларуским… Тогда же он предложил Сталину «ликвидировать» классиков беларуской литературы Янку Купалу и Якуба Колоса. /* Вообще, национальная принадлежность многих руководителей «белорусского отряда большевиков» говорит сама за себя. Мицкевич-Капсукас (1919) – летувис, Вацлав Богуцкий (1922—24) – поляк, Янкель Гамарник (1928—29) – еврей, Константин Гей (1930—31) – эстонец, Пантелеймон Пономаренко (1938—47) – украинец, Николай Гусаров (1947—50) и Николай Патоличев (1950—56) – русские./

Несомненно, что еще одной причиной появления данного проекта послужило умение большевиков перехватывать инициативу противника, копировать его приемы. Достаточно вспомнить, что в 1919 году БССР была создана именно как альтернатива «буржуазной» Беларуской Народной Республике. Не было бы БНР — не появилась бы БССР! Это сегодня признают все наши историки.

В 1942 году не только Пономаренко разрабатывал планы создания беларуских воинских формирований. На полтора месяца раньше его — 29 июня 1942 года — в оккупированном Минске руководитель курсов подготовки полиции Франц Кушель представил немцам план создания Корпуса Беларуской Самообороны в составе трех дивизий (50 тысяч человек). Штаб корпуса должен был находиться в Минске, штабы дивизий — в крупных центрах Генерального округа «Weissruthenia» (Беларусь) — в Минске, Барановичах и Вилейке.

Так что нет сомнений: команда о формировании национальной армии поступила из Кремля. Пусть беларуские товарищи «проработают вопрос», составят проект, а мы его рассмотрим. «Товарищи» поработали на славу!

Огромные усилия приложили сотрудники секретаря ЦК КП(б)Б по кадрам Николая Ефремовича Авхимовича. Уже 7-го августа 1942 года Авхимович представил Пономаренко развернутые сведения об армейских командирах-беларусах, имевших звание от майора и выше! Например, об уроженце Заславльского района майоре П.П. Внуке в перечне было сказано, что в данный момент он командует 25-й воздушно-десантной бригадой в подмосковном Внуково.

Подробно были расписаны перспективные кадры политработников — вся эвакуированная номенклатура ЦК, начиная с уровня председателей райисполкомов. Так, о секретаре Щучинского райкома С.П. Шупене сообщалось, что ныне он является начальником политотдела Федоровского совхоза в Каменском районе Пензенской области…

Одновременно был подготовлен доклад Совнаркома БССР «О возможностях мобилизации белорусского населения, эвакуированного в тыловые области СССР»:

«По учету значится 780 000 чел. эвакуированного населения из Белоруссии. На 127 000 имеется списочный учет. Из этого количества можно отобрать для армий 10 000 чел. белорусов и 4 000 белорусок-женщин»…

Пономаренко внимательно работал с проектом, сделанные им дополнения и исправления имеются на многих страницах черновиков этого дела. Так, он предлагал включить в Белорусскую Армию добровольческую дивизию, сформированную Новосибирским обкомом ВКП(б), в которой служило много сибирских беларусов. Он также решил «реабилитировать» военнообязанных, успевших летом 1941 года уйти из Западной Беларуси. В эвакуации беларусов-западников поначалу отправили в рабочие колонны, а не в регулярную армию, но теперь Пономаренко «вдруг» вспомнил «важные обстоятельства»:

«…в числе этих людей имеется ушедший от немцев низовой советский актив, колхозники, милиционеры и б. члены КПЗБ и КПП, из которых можно отобрать и призвать в Белорусские армии 10 000 человек, а кроме того, можно отобрать не менее 5 000 белорусов из военно-строительных организаций».

Как видим, Пономаренко получил необходимые сведения в масштабе всего Союза ССР, поэтому он мог учесть, сколько беларусов на всей свободной от немцев территории служит во внутренних и пограничных войск НКВД, в милиции, сколько учится в военных училищах, сколько работает на железной дороге и в дорожно-мостовых отрядах… В результате Пономаренко «учел» всех, кроме контингента заключенных.

Рассмотрев поступившее предложение, Москва дала «добро» на подготовку проекта постановления Государственного комитета обороны «О формировании Белорусских армий». И вот какой документ лег на стол Верховного главнокомандующего Сталина:

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ

Постановление № … ГОКО

О ФОРМИРОВАНИИ БЕЛОРУССКИХ АРМИЙ

« » августа 1942 г.                           Москва, Кремль

Государственный Комитет Обороны ПОСТАНОВЛЯЕТ:

  1. Сформировать 1 и 2 Белорусские армии каждую в составе:
  2. Полевого Управления Армии по штату 02/158…
  3. Шести стрелковых дивизий по штатам №№ 04/300–04/314 по 10.374человека каждая…
  4. Пяти артиллерийских полков РГК…
  5. Двух танковых бригад…
  6. Части связи…
  7. Инженерные части…

Общей численностью каждой армии — 84.560 человек, а всего двух армий численностью — 169.120 человек.

  1. Армии дислоцировать:

1-ю Белорусскую армию на территории Московского Военного Округа.

2-ю Белорусскую армию на территории Уральского Военного Округа.

III. Формирование и укомплектование армий закончить к 10 сентября с. г. и немедленно приступить к боевой подготовке.

Срок готовности армий — к 10 ноября 1942 г.

Вопросы идеологического обеспечения в проекте не упоминались. Но в деле есть весьма любопытный документ без подписи, с грифом «Отпечатано в 1 экземпляре. Строго секретно». Он озаглавлен: «Вопросы политического воспитания и дисциплины». Фактически это манифест тотальной войны против немцев и наставление по ее ведению силами отдельно взятой нации — беларусов.

В документе содержатся высокопарные слова об исторических традициях, о том, что дивизиям, бригадам и полкам присваиваются сугубо национальные наименования. Например, вот как должны были называться 36 стрелковых полков (по три в каждой дивизии):

Антопольский, Белостокский, Березинский, Беловежский, Борисовский, Бобруйский, Быховский, Витебский, Волковысский, Гомельский, Гродненский, Дубровенский, Дукорский, Заславльский, Кобринский, Кричевский, Лепельский, Логойский, Лунинецкий, Минский, Могилевский, Мозырский, Мстиславский, Несвижский, Ново-Белицкий, Новогрудский, Оршанский, Пинский, Полесский, Полоцкий, Пружанский, Речицкий, Слонимский, Слуцкий, Суражский, Туровский.

Дивизии предполагалось назвать в основном именами героев-беларусов. Одного «старого» (Кастуся Калиновского) и девяти «советских» – Тихона Бумажкова, Владимира Ванеева, Николая Гастелло, Николая Грицевца, Льва Доватора, Викентия Наркевича, Михаила Сильницкого, Феодосия Смолячкова, Анатолия Талалихина. Еще для двух дивизий тоже были предусмотрены названия с национальным колоритом – имени Верховного Совета БССР и имени Фрунзе (сей молдаванин с марта по декабрь 1917 года был начальником милиции города Минска, одновременно занимал другие важные посты в новых органах власти).

Но главная «изюминка» скрывалась не в этом. Уже во втором абзаце документа дано определение: «армия мстителей-белорусов». Рекомендован своеобразный «семейный подряд» на формирование войск: «При комплектовании армии поощряется прием родственников: 2–3 брата, отец и сын, друзья с одного завода, колхоза в отделении и взводе».

И далее: «Армия воспитывается в духе абсолютного презрения к смерти…» Смысл тезиса достаточно прозрачен: «Раз уж край свой вы потеряли, братки-беларусы, так и жизнь ваша мало чего стоит…»

И еще. Вместо уставного приветствия РККА «здравия желаю» бойцы и командиры Белорусской Армии должны обращаться друг к другу следующим образом: «Приветствующий провозглашает: «Смерть фашистам!», отвечающий — «Смерть!». Вместо приветствия-вопроса (типа «как поживаешь?») предлагалось ввести фразу: «ты сколько фашистов убил?».

Используя современный жаргон, можно сказать, что партийные вожди готовились к созданию армии фанатиков. Если бы немцы овладели Сталинградом, перешли Волгу, то в заволжских и уральских степях их встретили бы национальные беларуские части. Недаром 2-ю Белорусскую армию планировали дислоцировать на Урале. Такая уж ваша судьба, бульбаши — сражаться насмерть за товарища Сталина и отступать вместе с ним хоть до Омска, хоть до Байкала.

Как видим, патриотический марш на стихи Макара Кравцова «Мы выйдзем шчыльнымi радамi» вполне мог зазвучать с обеих сторон фронта. Вот что писал об этом беларуский историк Илья Курков:

«Нет сомнения, что если бы Белорусская армия была создана и вступила бы в 1943 году в Белоруссию, то ее личный состав начал бы стремительно увеличиваться. К августу 1944 года это могло бы быть уже несколько армий количеством до миллиона штыков. И вот представим: в мае 1945 года существует огромная Белорусская армия, которая добивает фашистов, конечно, под лозунгами «За Родину!», «За Сталина!», но при этом ясно сознает, что своим существованием она всецело обязана белорусскому ЦК. В послевоенной политической жизни такая армия — очень сильный фактор. А как на это дело посмотрели бы, допустим, братья-украинцы?»…

Итак, все было готово для создания «Белорусской армии». Оставалось получить подпись Сталина под текстом постановления Государственного комитета обороны. Но после того, как в ноябре 1942 года под Сталинградом обозначился перелом в войне, идею тихо закрыли. И тем более не вспоминали о проекте создания беларуского национального войска летом 1944 года, когда пришла пора освобождать Беларусь от нацистов.

 Автор: Максим Петров, альманах “Деды”, выпуск 7.

One thought on “Дивизия имени Кастуся Калиновского (Несостоявшаяся «Белоруская советская армия»)

  1. Licvin

    Да вайны былі так называемыя ”тэратэрыяльныя войскі”, адзін украінец мне казаў, што ў беларускіх тэратэрыяльных войсках была беларуская мова. Былі слоўнікі, і ён тады служыў у Старым Быхаве. Былі каманды ”Зважай”, ”шарагуйся”. Як пачалася вайна то ўсё гэта ляснула, бо ў тэратэрыяльных войсках была слабая боегатоўнасьць. Н а гэта жалаваўся з сваіх успамінах Жукаў Г.К . Тэратэрыяльная дывізія з Забайкалья на Халхін-Голе трапіўшы пад артабстрэл у паніцы кінулая бегчы ў тыл. ”Едва остоновілі”. –Успаінаў Жукаў. Зразумела што ў першы месяц вайны тэратэрыяльны войскі, асабліва на Украіне, хто разбегся па хатах, хто здаўся ў палон. У наіўных і маладых людзей існуе ілюзія, што ён прыйдзе з вайны героем, лёгка раненым і з ардэнамі на грудзі. Але той жа Жукаў ў інтэрв’ю К.Сіманаву казаў, што ў баях на подступах да Масквы, пад Сычаўкай і Вязьмай, ад некаторых дывізій, таксама і дывізій НКВД, нікога не засталося ў жывых, ні ад радавога састава ні ад каманднага. І нават пасля вайны лёс гэтых дывізій застаўся невядомым.
    Зараз, напачатку трэцяй сусветнай вайны, мы павінны ясна разумець, што на вайне застацца ў жывых мізэрныя шанцы. Сёння крытыкаваць тых хто некалі камандаваў, лёгка і нават прыемна, але вось мы бачым цяперашніх кіраўнікоў, як яны, я дзеці вядуць свае народы ў гнюсныя братазабойчыя войны. ”Не вер! Не бойся! Не прасі!” Тады можа і выжывем!