Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Что значит «быть беларусом»

PagoniaВот уже 20 лет мы живем в независимом государстве – Республика Беларусь.

На его нынешней территории люди поселились еще в доисторические времена, после окончания ледникового периода, но наше государство совсем юное. Даже для человека 20 лет не считаются «биографией», что уж говорить о державе.

Более четырех пятых населения страны составляют беларусы, но беларуским языком пользуется в повседневной жизни не более четверти жителей страны.

Три четверти населения проживает в городах и поселках, однако у беларусов пока еще преобладает крестьянская ментальность.

Беларуское государство идет по пути буржуазного развития, но многим его гражданам, несмотря на это, по-прежнему нравятся идеалы и ценности социализма…

Давайте вместе подумаем о том, что значит быть беларусом сегодня.

1. Порознь или вместе?

Досадно видеть разобщенность граждан нашего государства. На кого только мы не делимся! На горожан и селян, «коренных» и «пришлых», лукашистов, и демократов, верующих и атеистов, «западников» и «восточников», самостоятельных хозяев и людей наемного труда… Беларусы тратят на противостояние друг другу массу времени и сил. В результате каждый в отдельности остаётся беспомощным «винтиком».

Разобщенность беларусов проявляется на всех уровнях – от политического до бытового. Одни выступают за действующего президента, другие за оппозицию. Кто-то считает, что Беларусь должна объединиться с Россией, другие, что лучший вариант – вступление в Евросоюз. Часть граждан сознательно говорит только на беларуском языке и осуждает тех, кто пользуется русским. Другая часть считает беларуский язык безнадежно устаревшим, отказалась от него, не верит в возрождение «мовы».

Линий раскола в нашем обществе столько, что невольно задумываешься, существует ли вообще беларуский народ? Многие люди в нашей стране и за ее пределами полагают, что Республика Беларусь всего лишь географический и политический феномен, а не социокультурная реальность.

Причины разобщенности беларусов

Нельзя объяснить такую ситуацию каким-то одним фактором. Причин несколько.

Во-первых, разобщенность является серьезной проблемой жителей наших земель с давних пор. Во времена ВКЛ и Речи Посполитой они тоже дробились по многим признакам – этническому (на западе страны – литвины, на востоке – русины), языковому (шляхта и мещане говорили на польском, крестьяне на различных славяно-балтских диалектах), религиозному (католический Запад, православный Восток), культурному (в городе – польско-еврейская культура, на селе – беларуская). Эти различия успешно использовали в своих целях наши соседи – Польша и Россия, всячески их раздувая.

Во-вторых, вспомним, сколько раз Россия едва ли не «под корень» уничтожала нашу национальную элиту: в 1831 году, в 1863—1864, в 1918—1921, в 1930—1941…

Этот «лесоповал» сопровождался ликвидацией всех образовательных институтов Северо-Западного края (затем БССР), имевших национальную специфику. В том же ряду находится уничтожение униатской церкви в 1839 году и навязывание беларусам вместо нее православной церкви московского образца.

В результате была прервана связь между поколениями нашей интеллигенции – создательницы и главной носительницы национального самосознания (по научному – идентичности). Иными словами, российские власти, и царские, и советские, на протяжении 200 лет успешно осуществляли культурно-национальный геноцид в беларуских губерниях своей империи*.

/* Напомню эти губернии. Виленская (включая Свенцяны), Витебская (включая Режицу и Себеж), Гродненская (включая Белосток и Дрогичин над Бугом), Минская, Могилевская (включая Гомель). Их территория значительно превосходила современные области с теми же названиями./

В-третьих, из 9,5 млн граждан Беларуси 6,5 млн (67 %) живут в малых городах, поселках и деревнях. Среди их жителей преобладает традиционная психология «тутэйшых» («здешних», «местных»). Но такие люди не мыслят категориями истории, политики, культуры, они «просто живут». Еще точнее – стремятся приспособиться к любой ситуации, не пытаясь изменить ее.

В-четвертых, политическая, духовная, культурная и образовательная сферы жизни беларуского общества продолжают испытывать мощное давление со стороны России.

В-пятых, ни в одной постколониальной стране не удалось быстро построить благополучное общество. Отсутствие политического опыта у новой властвующей элиты, длительное уничтожение национальных корней и наиболее активной части общества еще долго тормозят развитие стран после обретения ими формальной независимости. Беларусь в этом смысле не является исключением.

Слабость национального самосознания в постколониальных странах приводит к тому, что интересы внешних «друзей» (правильнее сказать – врагов) сильнее влияют на политику и экономику таких стран, чем их собственные. И тогда страна, юридически обладающая независимостью, продолжает играть роль марионетки в руках опытных «кукловодов».

Разобщенность беларусов выгодна нашим соседям, но только не нам самим. Отсутствие национальной идеи и национального единства делает нас слабыми, мешает давать надлежащий отпор геополитическим и культурным влияниям соседних народов и государств.

Поэтому консолидация народа на базе национальной идеи, понятной массам и способной воодушевить их, должна стать важнейшим направлением внутренней политики руководства государства – ради своей же безопасности.

Что объединит нацию?

Что объединяет поляков, французов, шведов и прочих? Прежде всего, общая для большинства граждан национальная идея (она служит маяком, ориентиром) и осознание гражданами самих себя частью нации (национальное самосознание).

Эту задачу решают в первую очередь системы образования, пропаганды и культуры. К сожалению, образованием, пропагандой и культурой с целью формирования национальной идентичности (самосознания) в нашей стране фактически не занимается ни власть, ни интеллектуальная элита общества. Последняя к тому же раздроблена, пребывает в депрессии. Вот почему в Беларуси до сих пор используют программы, учебники, пособия, созданные в советские времена и пропитанные духом пресловутого «западнорусизма». Частичные изменения и дополнения не решают проблему.

Пора бы уже понять и представителям власти, и «простым людям», что все мы граждане одного государства, независимо от этнического происхождения, вероисповедания, политической ориентации, имущественного и социального положения каждого индивида. Основой для нашей государственности в настоящее время должно быть именно то, что идеологи КПСС и СССР называли «национализмом» и «сепаратизмом».

Быстрее достичь единства общества нам поможет изучение своей истории, своей культуры, а также художественных произведений наших выдающихся литераторов (таких как Янка Купала, Владимир Короткевич и Василь Быков) – не имеет значения, на беларуском языке или в русских переводах.

2. Знание истории Отечества

Ответы на вопросы о том, с какого рубежа вести отсчет беларуской государственности, вокруг каких событий прошлого строить национальную идеологию, делят беларусов на два лагеря.

Представители одного считают Беларусь наследницей Великого княжества Литовского (ВКЛ) и Беларуской Народной Республики (БНР), другие ориентируются на «партизанскую» БССР периода Великой Отечественной войны. Соответственно, они признают две разные группы выдающихся деятелей, две принципиально различные идеологии и разные символы. Далеко не случайно и то, что большинство сторонников первого из этих «лагерей» относится к числу верующих, большинство других – к числу атеистов.

Так мы далеко не уедем. Надо, чтобы история нашей страны (как и христианская вера) объединяла нас, а не разделяла.

Хорошее знание прошлого поможет избежать многих ошибок на пути в будущее. Например, история ВКЛ, которое все 550 лет своего существования было демократическим (пусть то была «шляхетская демократия»), полиэтническим и многоконфессиональным государством, дает нам прекрасные образцы самоуправления граждан, национальной и религиозной терпимости. А история советской Беларуси показывает много примеров героизма и самопожертвования в борьбе против внешних врагов.

Исторические мифы как форма идеологической диверсии

Нередко приходится слышать от чиновников разных уровней, руководителей трудовых коллективов, журналистов государственных средств массовой информации и даже от деятелей «культурного фронта» высказывания о «бедности» беларуской истории. Такие заявления – свидетельство невежества. Разобранной на части, нашей истории вполне хватает трем народам – полякам, летувисам и русским.

Но почему они так думают? Да потому, что двести последних лет беларуское историческое и культурное наследие замалчивали, искажали и «прихватизировали» наши соседи.

Например, летописи, способные пролить свет истины на наше далёкое прошлое были умышленно уничтожены, либо вывезены и до сих пор скрываются в секретных хранилищах России*. Первым об этом позаботился московский великий князь Иван IV. Сей душегуб, печально «прославившийся» истреблением десятков тысяч жителей своего государства, был умен и для своего времени неплохо образован. Он прекрасно понимал значение исторических документов. Поэтому, захватив в 1583 году Полоцк, немедленно распорядился увезти в Москву наиболее ценную часть архива и библиотеки из подвалов полоцкой Софии. А другую часть приказал сжечь вместе с нашей духовной святыней.

/* В Государственном архиве Российской Федерации, где хранятся документы только досоветского периода истории, есть большой секретный отдел. Вот где спрятано множество документов, имеющих прямое отношение к нашей истории. Их вывезли российские захватчики в трагические моменты нашей истории – в 1583, 1655, 1795, 1919, 1941 годах./

Если бы дела наших предков были постыдными, это давно бы использовали в своих интересах идеологи колониальных режимов России и Польши. Однако они либо молчат о событиях нашей древней истории, либо полностью искажают их. Между тем, при изучении летописей, написанных противниками наших предков (например, хронистами Тевтонского ордена), проступает образ сильного гордого народа. Вот почему в советской историографии изложение истории Беларуси всегда начиналось с образования БССР в 1919 году, как будто бы тысячу лет до этого здесь находилась какая-то «чёрная дыра».

У нас украли не только летописи. За пределами территории Беларуси сейчас находится 95% наших исторических и культурных ценностей**. Возвращать эти сокровища никто не собирается – хотя бы потому, что беларуское политическое руководство этого не требует.

/** Ббеларуские историки и архивисты опубликовали обширный список национальных ценностей, вывезенных в разные времена с территории Беларуси и в настоящее время остающихся за пределами нашей страны. Это шесть томов под общим названием «Вяртанне». Седьмой том подготовлен к печати./

Российские, польские и летувисские фальсификаторы уже давно направляют общественное мнение своих стран в обход многих важных событий, словно охотники гонят дичь между верёвками с флажками. Для этого они завышают значимость одних фактов и принижают другие. О многом просто молчат.

Например, Ледовое побоище в сочинениях русских историков и в советском кинематографе всегда изображалось колоссальной битвой. Чтобы понять её истинное значение, достаточно вспомнить, что число рыцарей исчислялось пятью десятками. Вместе с оруженосцами рыцарей и пехотой эстов на берегу Чудского озера в тот день было не более двух тысяч «немцев». Это была рядовая стычка между Господином Великим Новгородом и Тевтонским орденом, одна из множества. А сам Новгород в 1242 году являлся независимым государством словенов и кривичей. Московский великий князь Иван III, дед Ивана IV, захватил его только в 1478 году – через 236 лет после сражения, якобы имевшего «судьбоносное» значение для «истории России».

Точно так же поляки полностью приписали своим предкам победу в битве с Тевтонским орденом на Грюнвальдском поле в 1410 году. Среди 93 воинских подразделений («хоругвей»), сразившихся в тот день с тевтонцами, собственно польских было только 38. А литвинских (беларуских) – 31, русинских (украинских) – 14, жамойтских (летувисских) – 3, прочих – 7. Но напрасно искать в книгах и статьях польских историков признание выдающегося вклада в победу этого большинства (55 отрядов из 93). Если им верить, «союзники» не совершили ничего героического. Решающую роль сыграли, конечно же, поляки.

Ну, а историки Летувы еще в 20-е годы ХХ века «доказали» самим себе, что вовсе не литвины и русины (предки беларусов) создали Великое княжество Литовское (ВКЛ), а …жамойты (предки нынешних летувисов). И хотя Жамойтия стала частью ВКЛ только в 1422 году, это их абсолютно не смущает. ВКЛ к тому моменту существовало около 170 лет и прекрасно обходилось без жамойтов! Чтобы свести концы с концами, они придумали какую-то «истинную Литву» (Lithuania propria) и еще многое другое. Вообще, сочинения историков-летувисов – это такая словесная эквилибристика, что когда читаешь, трудно удержаться от использования некоторых идиоматических оборотов русской лексики, не переводимых на другие языки.

Нам всем – и «кіраўнікам», и «идеологам», и «простым» гражданам следует хорошо понимать, что никто, кроме нас самих, не заинтересован в правдивом освещении истории беларуского народа и тех государственных образований, которые существовали на наших землях. Все, что происходило в Полоцком княжестве (и других древних княжествах – Туровском, Минском, Смоленском…), Великом княжестве Литовском, Речи Посполитой, Северо-Западном крае Российской империи, в БНР и БССР, историки других государств всегда искажали и будут искажать, исполняя политические заказы своего руководства.

Существующая сегодня официальная история Российской империи (как и СССР) насквозь лжива. Ее «каркас» создал Н.М. Кармзин в своей 12-томной «Истории государства Российского», сам откровенно признавший наличие в этом сочинении большого «примеса лжи». Последующие российские историки (М.П. Погодин, С.М. Соловьев, В.О. Ключевский, С.Ф. Платонов, А.Д. Нечволодов и сотни других) лишь дополняли его идеи и уточняли детали. Главная цель официальной русской и советской историографии – оправдание захвата чужих земель и обоснование пресловутого «права Москвы» на «собирание земли русской» – то есть, на захват чужих земель, русификацию порабощенных народов, навязывание им своей церкви, подавление национально-освободительного движения.

Наша история – не сплетни третьесортного уезда, претендующего на роль второсортной губернии. Великое княжество Литовское, Русское и Жамойтское было действительно великим, одним из самых крупных и мощных государств средневековой Европы. Оно весьма существенно влияло на общеевропейские исторические процессы.

Длительное игнорирование роли наших предков в истории Европы привело к современному состоянию исторической науки. Сегодня это два ничем не связанных массива – история Западной Европы и история Российской империи. Связующее звено между ними – история ВКЛ – полностью «выпало». Но теперь пришло время и ей выйти, наконец, из забвения.

Образ народа-неудачника

Российская и особенно советская историческая «наука» сыграла очень важную роль в воспитании комплекса неполноценности у беларусов. Созданные ею мифы настолько прочно вошли в сознание значительной части граждан, что наши давние и недавние предки видятся только в образах туповатых отсталых лапотников.

Все рассказы о нашей стране обычно начинаются либо с «великого октября 1917 года», либо с первых лет XX века. Вот, например, детская энциклопедия «Что такое. Кто такой», изданная в 1975 году. Тысячелетняя история Беларуси сжата в ней до нескольких абзацев. Доверчивому детскому воображению предлагается весьма мрачная картина:

«Это был один из самых нищих и отсталых краёв царской России. В деревнях, носивших горькие названия – Голодное, Бесхлебицы, Мохоеды, Короеды, виднелись покосившиеся, полуразвалившиеся домишки, а зачастую просто землянки. Лишь в некоторых местах дымились трубы маленьких заводиков. За годы Советской власти Белоруссия стала развитой промышленной республикой. Над ней поднялся новый лес – лес заводских и фабричных труб».

Просто какой-то «кошмар на улице Вязов»!

Воспитание комплекса неполноценности у подневольного народа является обязательным элементом колониальной политики любой державы. Колонии своими ресурсами питают метрополию, поэтому требуется как-то объяснять тяжелое положение их жителей. С этой целью создается образ глуповатого народа-неудачника, который давно совсем бы пропал, если бы не «помощь» колонизаторов.

В этой связи надо прямо сказать, что воспитанием комплекса неполноценности усердно занималась поощряемая и царизмом, и большевиками «крестьянско-пролетарская» беларуская литература. Она сосредоточилась на изображении всего самого неприглядного и убогого в народной жизни. Произведения в стиле «Пяць лыжак зацiркi» считались «шедеврами» такой «литературы». Мы знаем, что в любой стране есть нищета. В жизни любого народа и каждого человека есть моменты, которыми не принято гордиться. Но беларусам слишком долго внушали мысль, что у них ВСЁ было только негативным.

Начиная с «Дудкі беларускай» (1891 г.) Франтишека Богушевича, беларуские литераторы культивировали образ многострадального народа. Почему многострадального? Да потому что он «отсталый» и «забитый» (читай – «недалёкий»). У человека даже со средним интеллектом такая «картинка» способна вызвать только отвращение. К сожалению, наши классики – Максим Горецкий, Якуб Колас – «стонали» о том же. Лишь Владимир Короткевич посмел нарушить эту мерзкую колониальную традицию!

Не только «чужие» историки и писатели, но и многие «свои» вот уже больше сотни лет «долдонят» беларусам о том, что они – «жертвы». Людям, выросшим на такой «истории» и такой «литературе», трудно поверить, что их предки не были убогими.

Псевдобеларуское воспитание продолжается и сейчас. Например, в школах детей учат делать так называемые «беларуские хатки», основные атрибуты которых – прялка, лучина и лапти. Уместно спросить: почему там не делают макет крепости в Ляховичах, одной из сильнейших в Европе XVII века? Крепости, спроектированной и построенной нашими предками, единственной, устоявшей перед ордами московских завоевателей во время войны 1654—67 гг. Лапти уместны на артистах фольклорных ансамблей, но не как символ нации.

Владения наших магнатов были крупнее некоторых европейских княжеств и герцогств. Образованная шляхта составляла 10—12% населения ВКЛ, тогда как дворянство в Московии – только 1%. Радзивиллы и Сапеги содержали театры с громадными даже по нынешним временам труппами в 60 артистов и 40 музыкантов, а в Московии театрами еще и не пахло.

Статистика, на основе которой можно сделать выводы о негативном влияния России на Беларусь, всегда скрывалась. Например, данные о соотношении количества зерна, собиравшегося до и после коллективизации, не публикуются даже сейчас. Конечно, в БССР появилось много фабрик и заводов. Но в сопоставимых по территории и населению европейских странах, где удалось скрутить местных большевиков, их построили намного больше.

При любой власти люди пашут и сеют, рожают и растят детей. Это заслуга природы, а не властей. Оценить качество политического строя можно, только сравнивая соотношение положительных и отрицательных факторов, влияющих на естественный ход жизни. Не так уж давно (в 2002 г.) в Гродно праздновали 200-летие учреждения Гродненской губернии. Как сообщали официальные источники, это «эпохальное» событие «способствовало развитию» Гродненщины. Почему же тогда Гродненщина из передового воеводства Речи Посполитой, где находилась ставка короля Стефана Батория, где жил король Станислав Понятовский, превратилась в «один из самых нищих и отсталых краёв царской России»?

Между тем, не так уж трудно найти причину, объясняющую экономическую деградацию беларуских губерний во времена царизма. По указу императрицы Екатерины от 1795 года, налоговые платежи в бюджет Российской империи разрешалось перечислять как монетами, так и ассигнациями. Но беларусам предписали делать это только монетами. Эта, казалось бы, второстепенная инструкция, регламентировавшая порядок использования платёжных инструментов, подорвала экономическое процветание беларуских земель. Если официальный курс обмена металлических денег на бумажные составлял 1:1, то реально за 22 рубля серебром давали 100 рублей ассигнациями. Таким образом, налоговая нагрузка на беларуские губернии оказалась почти в 5 раз выше, чем на российские! О каком развитии после этого могла идти речь?! Это поистине коварное изобретение вынуждало беларуских помещиков и купцов вкладывать деньги в развитие экономики России, а не своего края…

Сейчас уже нет беларусов, имевших сомнительное «счастье» своими глазами видеть коллективизацию 20—30-х годов. Зато рассказов очевидцев «исторических» преобразований в селениях Западной Беларуси в 50-е годы ХХ века еще достаточно. Они помнят, как до осени 1939 года читали всей деревней исчёрканные советскими цензорами письма от родни, жившей в БССР: «…живём мы так хорошо, что на обед едим даже брюкву». Над сельчанином, поверившим в реальность такого обеда, смеялась вся родня. После воссоединения и коллективизации уже не смеялись. Брюкву стали есть сами.

Внедрять «коллективные принципы хозяйствования» в беларуские деревни Москва прислала «двадцатипяти…» и прочих «тысячников» – лодырей, пьяниц и самодуров со всей России. Именно эти ничтожества учили беларусов «жить по-новому». Трудно услышать хоть один положительный отзыв об их «помощи», зато отрицательные – только записывай. Люди непутевые даже по российским меркам, они спаивали и деморализовали беларускую деревню. Последствия их деятельности и сегодня можно увидеть в любом ближайшем колхозе.

3. Христианская религия

В октябре 2011 года в России состоялось международное совещание по проблеме «Семья и будущее человечества» с участием делегаций из стран Европы, Северной Америки и Китая. Там была озвучена цифра: 42 % людей на земном шаре живет в странах, где уже нет замещения поколений (к их числу относится и Беларусь). По прогнозам экспертов ООН, к 2040 году суммарный коэффициент рождаемости во всем мире опустится ниже порога воспроизводства населения.

Проявления мирового демографического кризиса известны. Это массовые разводы, рост числа неполных семей, огромная волна абортов, распространение гомосексуализма, педофилии, наркомании, отказ от вступления в брак и деторождения и т.д.

Где же выход из кризиса, прямо угрожающего самому существованию человечества?

Все участники совещания единодушно признали, что главная причина такого положения вещей не экономическая и не политическая, а духовная. Если люди не вернутся к духовным традициям, то семья будет окончательно разрушена как общественный институт, а в результате человечество просто вымрет.

Если же говорить о технологии решения проблемы, то самый яркий позитивный пример последнего времени – Венгрия. Весной 2011 года там приняли новую Конституцию, в которой четко сказано, что всех жителей страны объединяют «Бог и христианская религия»! Та же статья Конституции гласит, что государство обязано защищать жизнь всех своих граждан и что жизнь человека начинается с момента зачатия. Фактически это означает запрет на аборты.

В 2009 году международный коллектив ученых завершил работу над масштабным прогнозом «Будущее цивилизации до 2050 года». Вывод из этого исследования примерно такой же: без культивирования ценностей солидарности, когда будущее важнее настоящего, а справедливость («правда») важнее закона, человечество не сможет решить надвигающихся на него проблем (глобальных угроз, или вызовов, как принято сейчас говорить). Именно этому, по сути дела, учит вся христианская традиция.

ххх

Христианство живет уже две тысячи лет. Разве можно сказать то же самое о тысячах общественно-политических теорий и учений, возникших за это время? Подавляющее большинство их давно исчезло, оставив слабый след в виде упоминаний в научной литературе. Только христианское учение по-прежнему обладает огромной жизненной силой. Перефразируя марксистов, можно сказать, что «учение Христа всесильно и бессмертно, ибо оно истинно!»

Беларусы – христиане с давних времен. Традиции христианства на нашей земле древнее и глубже, чем у соседей. Оно пришло сюда из Великоморавского государства в последней четверти IХ века. Наших предков, живших по берегам Припяти и Случи, Березины и Днепра крестили ученики Святого Мефодия. Крещение Киевского княжества состоялось на 100 лет позже.

Но христианство разделено на конфессии. Как быть с этим фактом? Лично мне конфессиональные споры кажутся абсурдными. Ведь все христиане согласны с тем, что Бог – один. И что Он – всеведущ. Следовательно, Бог знает о каждом из миллиардов землян – верит конкретный человек в единого Бога или нет, стремится ли соблюдать в своей жизни заповеди Иисуса Христа, понимает ли свою земную жизнь как подготовку к Вечности?!

Если это так, то о чем споры? Оказывается – сугубо о земном. О числе прихожан, о принадлежности культовых сооружений, о поддержке со стороны государства, о финансовых льготах, о свободе своей пропаганды и т.д. То есть – о деньгах и власти. Бог здесь абсолютно не при чем! Так что не путайте веру с конфессией.

Что касается конкретной беларуской специфики, то о ней хорошо сказал наш философ Валентин Акудович:

«Мы вызрели как Нация без непосредственного участия Церкви. Когда на просторах нашей страны происходило огосударствление религии (ВКЛ, Речь Посполитая), Нация еще не вызрела. Когда Нация вызрела, уже не было ни своего Государства, ни своей Церкви».

/* Акудович В. Код адсутнасці. Минск, 2007, с. 19./

Итак, беларусы – это христиане разных конфессий: православные и католики, протестанты и униаты.

Для того, чтобы преодолеть церковный раскол, всем нам следует понимать и учитывать то, о чем сказано выше: конфессиональное разделение – явление сугубо земное. Что бы ни утверждали на словах иерархи Римско-Католической и Русской Православной церквей, пресвитеры Евангельских христиан (баптистов), они следуют генеральной линии своего высшего руководства. А это руководство «сидит», соответственно, в Ватикане, Москве и США.

Но пока они спорят между собой, во всей Европе традиционные христианские конфессии неуклонно вытесняются исламом, псевдовосточными и прочими сектами. Перед лицом этой очевидной угрозы православным, католикам и протестантам давно пора договориться между собой о единстве взглядов и действий.

Платформой для согласия должно стать признание того общего, что есть в вероучении (догматике) и культе этих конфессий, вместо безумных по сути заявлений о том, будто бы единственный обладатель истины – «наша Церковь», а не какая-либо другая. Я верю в то, что именно беларусы, всю свою историю живущие на пограничье не только географическом, но и духовном, способны показать миру пример церковного примирения и согласия.

Правда, на пути к решению этого вопроса существует большое препятствие. Оно называется политика патриархии Русской православной церкви (РПЦ). Эта политика абсолютно неприемлема для патриотов Беларуси.

РПЦ изначально обслуживала интересы правящих группировок Московского государства, затем – Российской империи. Людей покоряли русские солдаты, потом попы внушали им мысль, что московский царь – от Бога, и что сопротивляться ему – значит, выступать против Бога.

Что изменилось сегодня? В независимой Беларуси православные священники официально объявили себя филиалом московской церкви и на разные лады призывают к «объединению» с Россией. Известно, каким способом: через отказ от независимости и вхождение в состав России в виде шести областей, или – в лучшем случае – автономией по типу Татарстана. И службы свои они служат (в отличие от католических ксендзов, униатских батюшек и евангельских пресвитеров) на русском языке, а не беларуском.

Кстати говоря, для РПЦ нет и беларусов как таковых. Еще в середине XIX века ее деятели объявили нас частью «великого русского народа», назвав «западными русскими»! Нынешний «Белорусский экзархат» РПЦ не союзник беларуским националистам. Он выступает за интересы России. Оно и понятно: иерархи этого экзархата в своем большинстве – россияне. Они там родились и выросли, там учились. Наша страна для них – чужая.

Взять, например, главу экзархата – митрополита Филарета. Его настоящее имя – Кирилл Вахромеев. Родился в Москве в 1935 году, в 1957 году окончил Московскую духовную семинарию, в 1961 – духовную академию. Пост митрополита Минского и Белорусского в первый раз занял в 1978 году, будучи зрелым 43-летним человеком, вторично – в 1989. Риторический вопрос: неужели он способен любить нашу Отчизну так, как любят ее сами беларусы?

Филарет и слышать не хочет о превращении экзархата в самостоятельную церковь. Для него принципиально важно, чтобы наша страна если не политически, то хотя бы в церковном отношении продолжала оставаться частью «единой неделимой России». Соответственно, он и его сподвижники преследуют деятелей Беларуской автокефальной православной церкви, существующей полулегально. Обвиняют их во всевозможных церковных и политических прегрешениях.

Думаю, что работу по сближению христианских церквей в Беларуси можно было бы начать с выработки единой терминологии на беларуском языке. Далее подготовить и издать каноническую литературу на «мове». Это – совершенно конкретное дело, практическое значение которого трудно переоценить.

Надо также убедить руководство «Белорусского экзархата» провозгласить «автокефальность» – то есть, независимость от Московской патриархии! Если убедить не удастся – заставить!

Что касается «рядовых» верующих, то хочу сказать им, что личную веру надо ставить выше интересов церковного руководства. Бог сам видит, веришь ли ты в Него, служишь ли Ему, и как именно. Это – небесное. А земное – борьба за подлинную независимость своей страны. Не позволяйте никому, в том числе священнослужителям, дурить нам головы в вопросах независимости и суверенитета. Наша столица – не Москва, не Варшава, не Ватикан, не Вашингтон, а Минск!

ххх

Человечество однажды возникло и когда-то исчезнет. В религиозных терминах это значит, что оно идет от Сотворения мира к Страшному суду. Поэтому столь важно поведение каждого отдельного члена общества.

Граждане Беларуси наконец-то стали зарабатывать деньги. Они строят себе коттеджи и дачи, покупают квартиры, машины и массу других вещей, о которых раньше только мечтали. Вполне закономерно большинство жителей страны оказалось в плену материальных искушений, поскольку нет у них опыта материального благополучия. Более того, многочисленные искушения сферы потребления многие люди приняли за свободу, решив, что в мире вещей все возможно. Сегодня вектор культуры повернулся в сторону человека потребления. Это, безусловно, плохо, ибо «не хлебом единым жив человек».

Пусть каждый, кто читает эти строки, посмотрит на себя. Благодарите ли вы Создателя каждый день за то, что он даровал счастье жить? Участвуете ли в мессе («имше») хотя бы раз в месяц? Каетесь ли в своих грехах на исповеди хоть раз в год? Стараетесь ли в повседневной жизни соблюдать Десять Заповедей и заветы Иисуса Христа? Наконец, есть ли у вас дети?

А ведь Евангелие дает ясный ответ на вопросы о том, как надо жить.

Может ли быть успешной жизнь человек, у которого в голове ералаш противоречивых стремлений и желаний? Настолько успешной, чтобы в старости, перед лицом приближающейся смерти, испытывать удовлетворение от пройденного пути и с радостным волнением ожидать встречи со Всевышним. Может ли достичь каких-то высот общество, блуждающее в потемках, состоящее из запутавшихся людей, чьи сердца закрыты для веры? Ответ ясен: никогда!

Да, Бог помогает. Но только тем, кто и сам старается. В этом смысле чудес не бывает. Что посеешь, то и пожнешь – при том условии, что в поте лица своего трудился телесно и духовно.

Конечно, хорошо бы найти и вернуть наш национальный символ – крест Ефросинии Полоцкой, украденный в 1941 году «заклятыми друзьями» из Москвы. Но независимо от того, произойдет это или нет, более важным является то, какое государство мы строим сегодня и кем мы сами себя считаем. Бог и святые помогают, но не работают за нас.

ххх

По моему мнению, именно религиозная идея является тем «паровозом», который способен потащить за собой все вагоны поезда национального возрождения.

В библейской «Книге Бытия» сказано: «В начале было слово, и слово было у Бога, и слово было Богом». Библия – неисчерпаемый источник вечных истин. Что означает на практике примат «Слова»?

Именно «слово истины» – основа успехов любой страны, любой экономики, любого общественного движения. Вот есть на свете такая страна – Япония. Она полностью лишена полезных ископаемых. Но занимает одно из первых мест в мире, например, по выплавке стали. Руду японцы привозят из Южной Америки, уголь из Канады, то и другое они везут через огромный Тихий океан. Выплавляют у себя в стране сталь, а потом продают ее в той же Канаде дешевле канадской!

Благодаря чему возможна такая фантастика? Благодаря японской идее. Она родилась в результате сплава народной религии Синто и заимствованного в Китае буддизма с достижениями мировой науки и техники. И вот результат: за какие-то 30 послевоенных лет усилия всей нации по реализации этой идеи превратили Японию в одного из мировых лидеров!

На какой почве мы можем вырастить свою национальную идею? Только на своей собственной! Беларуская национальная идея невозможна без учения Христа. В истории есть примеры удивительных подъемов наций, проникшихся христианскими идеями. Самые известные – это Швейцария, принявшая кальвинизм, и английские колонии в Америке, основанные пуританами, а затем превратившиеся в Соединенные Штаты.

Мне представляется, что сутью нашего «Слова» могла бы стать концепция Всеединства, подчеркивающая то общее, что есть в православии, католицизме и протестантизме, а не, что их разделяет.

И последнее суждение. Мы все живем среди людей – в обществе. Хотим того или нет, но каким-то образом участвуем в общественной жизни – даже тогда, когда старательно этого избегаем. Есть ли в нашей стране хотя бы одно политическое движение, руководствующееся принципами христианства? К счастью, есть. Это партия Беларуская Христианская Демократия. Она объединяет христиан разных конфессий, а также атеистов, признающих значение христианских ценностей. Я не призываю всех читателей поголовно вступать в нее. Но обдумать этот вопрос не помешает.

3. Культура шляхетская и крестьянская

Фабиан Шантырь, первый нарком национальных дел Беларуси, заявил в 1919 году:

«Живой народ, имеющий под собой неизменные основы своего национального быта, не умрет, а рано или поздно возродится».

Но именно основы национального быта за последние 50 лет колоссально изменились. Беларуские историки и социологи утверждают, что Беларусь традиционно (т.е. с древности и вплоть до 70-х годов ХХ века) была преимущественно крестьянской страной (80 – 85 % населения). Крестьянство очень долго сохраняло традиционный уклад своего быта, свои обычаи, верования, фольклор и прочее. Но где оно сейчас?

Формально, в сельской местности еще живут 26 % граждан Беларуси. Однако то, во что превратилось крестьянство благодаря “неустанной заботе коммунистической партии и советского правительста” – общеизвестно. Поэтому рассчитывать на возрождение традиционных крестьянских ценностей – ненаучная фантастика.

Современные беларусы – это горожане (74 % населения). А горожанам уже во втором поколении, не говоря о третьем или четвертом, непонятна и абсолютно чужда извечная крестьянская мечта о земле. По одной только этой причине огромный пласт традиционной народной культуры безвозвратно ушел из реальной жизни. Крестьянские обычаи, моральные нормы, житейские принципы, приметы, сказки, песни, танцы и прочие элементы повседневной жизни кажутся горожанам либо скучным примитивом, либо вообще чушью. Оставляют их равнодушными и классические произведения отечественной литературы, посвященные проблемам «мужыкоў». Наглядный пример – степень нынешней «популярности» поэмы Якуба Колоса «Новая зямля», написанной 100 лет тому назад.

Для крестьянина прошлых веков земля представляла абсолютную ценность. Все его мысли были о ней, о посевах и урожае, о покосах и скотине. Заморозки или ливни, гибель лошади либо коровы могли поставить его семью на грань голодной смерти. Верования, приметы и обычаи крестьян имели своим первоисточником культ земли, берущий начало во временах язычества. Но горожанину все это «по барабану». Сегодня ему фактически намного ближе образ жизни не крестьянства, а шляхты и мещанства.

Во-первых, у горожанина, как и у шляхтича, имеется так называемое «свободное время». У крестьянина его никогда не было, нет и сегодня.

Во-вторых, нынешний горожанин, как и шляхтич, не только грамотный, но и образованный. Среднее образование получают практически все (как минимум, в объеме 8 классов). Крестьяне же до 1860 года почти все были неграмотными, до 1950 года – малограмотными.

В-третьих, в плане наличия благоустроенного жилища, бытовых удобств, одежды и обуви, транспорта, средств связи и прочих технических устройств современный горожанин весьма значительно превосходит шляхту XIX века, тем более – тогдашних крестьян.

А образ жизни рождает соответствующий образ мыслей – это аксиома.

Но вдумайтесь в то, к чему нас призывают «нацыянальна сьвядомыя адраджэнцы». К тому, чтобы морально-нравственным и эстетическим эталоном для нас оставались произведения крестьянских писателей и поэтов первой трети ХХ века, на все лады голосивших «аб цяжкай сялянскай доле»! Это смешно и глупо. Прежняя жизнь сегодня никому не интересна по той простой причине, что даже крестьяне живут и трудятся в совершенно иных условиях, не говоря о горожанах. От прежней жизни мы уехали далеко и навсегда.

По моему мнению, ошеломляющий успех произведений Владимира Короткевича был вызван в свое время именно тем обстоятельством, что они выступили убедительной альтернативой и «плачу» крестьянских литераторов 1900—30 годов, и «колхозному быту» писателей 1950—60-х годов.

В самом деле, о ком идет речь в его книгах «Седая легенда», «Дикая охота короля Стаха», «Кастусь Калиновский», «Христос приземлился в Гродно», «Колосья под серпом твоим», «Черный замок Ольшанский», «Колыбель четырех волшебниц», да и других тоже? Неужели о крестьянах? Пролистайте снова и вы увидите: его герои – шляхтичи, разночинцы, горожане! Наши литературоведы стыдливо затушевывают этот факт, тогда как он является фундаментальным для понимания творчества В.С. Короткевича.

Достаточно сравнить его книги с классическим «колхозным» романом Ивана Мележа «Люди на болоте» (1961 г.), включенным в школьную программу. Может ли кто-нибудь сказать – о чем он? В чем там интрига? Вообще, что происходит на страницах этого романа? «Іван пайшоў у стайню”, “Ганна прынесла малака”, “Мікола ўвесь дзень будаваў дах на сьвіране”. Примерно в таком духе. Разумеется, при желании подобные тексты тоже можно считать литературой. Вот и считают…

Нашим идеологам, как официальным, так и оппозиционным, как признанным, так и неформальным, давно пора переориентироваться на ценности, нормы, традиции шляхетско-мещанской культуры.

Правда, нет ее вокруг. Ведь то была культура «панская», ненавистная «мужыкам» по определению. Невежественные революционеры, переполненные завистью и злобой (прежде такие настроения называли «классовой ненавистью»), эти «выходцы из народа» долго и старательно уничтожали ее. Истребили без остатка. А крестьянская культура умерла естественной смертью. В результате мы имеем то, что имеем – вакуум, активно и успешно заполняемый продуктами массовой культуры иностранного производства, в первую очередь – с ярлыками «сделано в России» и «made in USA». Следовательно, когда мы говорим о «возрождении», под этим надо понимать нормы и ценности культуры образованных слоев населения ВКЛ и Северо-Западного края.

Отмечу в данной связи очень важный аспект. Для шляхты моральные ценности (личное достоинство, честь семьи, верность королю и магнату, честное слово) являлись мощными регуляторами поведения. Для крестьян же такие понятия просто не существовали. В этом смысле большинство нынешних горожан Беларуси до сих пор остается «крестьянами» – то есть, людьми лишенными чувства личного достоинства, уважения к самим себе. Власть любого уровня делает с ними что хочет, унижает по всякому, обманывает даже в мелочах – они все терпят, не смеют бунтовать. Их лозунг: «абы ціха!» Вот чиновники и топчут их в свое удовольствие.

А что касается «крестьянского короля Стаха», о котором писал Короткевич… Он, наконец, пришел. Хочется спросить у «адраджэнцаў»: что же вы не радуетесь ему? Ведь это – идеальный архетип беларуского крестьянина*. Такой же индивидуалист и хитрец. Такой же скупердяй и завистник. Так же неблагодарен и злопамятен. Столь же искренне презирает «навукі», «скубэнтов», специалистов-профессионалов. Аналогично ненавидит талантливых и ярких людей. Наконец, такой же трус… А уж «кіраваць» ему нравится до полного самозабвения.

/* Архетип (греч.) – первичная форма. В психологии под архетипом понимают изначальный, базовый образец, воспроизводимый людьми бессознательно и определяющий их поведение./

Видимо, радости нет потому, что неприятно ежедневно в больших дозах видеть свои родные черты, гипертрофированно отраженные в зеркале средств массовой информации…

Видимо, не нужен нам «крестьянский король» – ни сейчас, ни в будущем.

Какой позитивный вывод можно сделать из очерченного выше «негатива»?

Очень простой. Каждому из нас (включая автора) надо заниматься самовоспитанием. Ежедневно работать над изменением своего образа мыслей в духе завета великого Чехова: «по капле выдавливать из себя раба». Сознательно культивировать те качества, которые в своей совокупности образуют идеальный образ «благородного человека» – горячего патриота, смелого рыцаря, человека долга и чести. Любой нормальный человек, читавший книжки хотя бы в молодости, имеет представление обо всем этом.

Воспитывать свои моральные качества возможно только через поступки. Например – не позволять никому плевать на себя. Не прощать обман ни знакомым людям на уровне быта, ни государственным деятелям на уровне политики. Всегда держать свое слово. И многое другое в том же духе. В противном случае человек будет казаться «настоящим» только самому себе. И только тогда, когда остается один в комнате.

Конечно, говорить об этом намного легче, чем делать. Но в Библии сказано – «По делам вашим воздастся вам!» Иного пути нет.

4. «Адзіная мова» или двуязычие?

Яростные споры о роли языка в формировании национального самосознания (идентичности) беларусов идут давно. Оппоненты делятся на две основные группы.

Представители одной («адраджэнцы», или – по Акудовичу – «этнографически-языковые националисты») убеждены, что в случае полной утраты жителями Беларуси «матчынай мовы» не станет на свете ни беларусов, ни беларуского патриотизма, ни оригинальной культуры – ничего «своего» («адметнага»).

Другая группа (по Акудовичу, «общественно-гражданские националисты») мыслит в категориях современной культурологии. Они считают, что и при таком варианте развития беларуская нация не исчезнет, и с патриотизмом тоже все будет в порядке.

«Адраджэнцы» постоянно твердят встречным и поперечным, что «без беларускай мовы сучасная беларуская нацыя немагчыма»! Лично я убежден в обратном: вполне «магчыма». Примером тому служат многие бывшие колониальные нации, перешедшие на язык колонизаторов, но показывающие завидный для нас пример консолидации народа на платформе национальной идеологии. Один из самых ярких таких примеров – Ирландия. Среди ее жителей «коренных» ирландцев – 94 %, но родным гэльским языком пользуются только 2 % населения, тогда как 98 % – английским. И это несмотря на то, что между гэльским и английским языками (принадлежащими к кельтской и германской лингвистическим группам) нет никакого сходства, в отличие от беларуского и русского.

В качестве примера «возрождения» языка некоторые наши граждане ссылаются на Израиль, где якобы «полностью восстановлен язык древних иудеев – иврит». Увы, это сказка!

Во-первых, во всех учебных заведениях Израиля обязательно изучают английский язык. Уже – официальное двуязычие. Причина проста: иврит, вследствие своей древности, непригоден для использования в науке, технике, военном деле.

Во-вторых, евреи, приехавшие в Израиль из разных стран, в повседневной жизни пользуются еврейскими жаргонами прежних мест обитания – идиш, спаньоль, ладино. А миллион эмигрантов из бывшего СССР (25 % населения страны) вообще говорит, читает и думает исключительно на русском!

В-третьих, в процессе первичной ассимиляции вновь прибывшие должны выучить лишь минимальный набор общеупотребительных слов и выражений на иврите – примерно тысячу языковых единиц. Если сравнить в этом плане жителей Беларуси с жителями Израиля, то средний беларус способен вспомнить намного больше беларуских слов и выражений!

Почти все «адраджэнцы» – представители беларускоязычной части интеллигентов-гуманитариев (литераторы, филологи, журналисты, историки, деятели искусств). За последние 20 лет стало ясно, что под «возрождением» они подразумевают в основном директивный (насильственный) перевод на беларуский язык всех сегментов социума: детских садов, школ и вузов, государственных предприятий и коммерческих фирм, общественных организаций, судов и милиции, вооруженных сил.

Нетрудно понять – почему. По той простой причине, что только таким образом они могут обеспечить СЕБЕ руководящие роли в структурах политической и общественной системы. Иными словами, «адраджэнцы» уже давно защищают не «мову», а свое место под солнцем. Ведь если у «мовы» нет перспектив, то и они никому не нужны.

Известно, что жители беларуских городов и местечек в XIX веке говорили, читали и думали на польском, еврейском, русском языках. Однако никто не ставит вопрос об их возрождении. О чем тогда речь? Именно о том, что надо заставить жителей городов, поселков и деревень Беларуси – всех поголовно – перейти с русского языка на беларуский. Несмотря на то, что единого языка для всех жителей страны никогда в нашей истории не было.

Между тем, большинство жителей Беларуси ни о чем подобном не мечтает. Результаты последних двух переписей населения хорошо это показывают. Напомню, если кто-то забыл. За 10 лет, прошедших с 1999 до 2009 года, число граждан, назвавших родным языком беларуский, сократилось с 73,6 до 53,2 %, то есть на 20,4 % . Реально же пользуются «мовой» в повседневной жизни (разговаривают дома, в семье) уже не 37, а только 23 % людей. И это вопреки тому, что число тех, кто считает себя беларусами, увеличилось за тот же период с 81 до 83,7 %. При сохранении такой тенденции через следующие 10 лет «мову» назовут «родной» максимум 20 % населения, а в реальном ее «употреблении» признается не более десятой части граждан.

Казалось бы, что печальная судьба БНФ должна была убедить всех в бесперспективности выпячивания на первый план проблемы языка. Так нет же! И это еще больше усиливает мое убеждение, что дело не «мове, а в самих ее защитниках.

Я категорически не согласен с мнением тех, кто искренне верит, что и сегодня вполне возможно возрождение беларуского языка в полном объеме. Возвращение «мовы» на те позиции, которые она занимала хотя бы в начале 1930-х годов – абсолютно нереально. И дело здесь далеко не в одном лишь желании или нежелании наших государственных деятелей.

Вследствие русификаторской политики царских (затем советских) властей беларуский язык в течение 200 лет фактически не развивался в научно-технической, медицинской, военной и общественно-политической сферах. Поэтому для того, чтобы он стал единственным средством коммуникации (чего никогда не было в нашей тысячелетней истории – даже во времена ВКЛ), требуется решить несколько задач, на практике не решаемых.

Во-первых, в силу своей архаичности современный беларуский язык закономерно проигрывает неофициальное соревнование с русским. Русский язык возник как средство общения представителей разных этносов и до сих продолжает успешно играть эту роль. Весь мир вступил в период глобализации. Контакты между государственными органами, общественными организациями, коммерческими фирмами и частными лицами приобрели небывалую ранее интенсивность. Неужели беларуский язык способен заменить в этом плане русский?

Поскольку русский язык появился именно как «жаргон» межнационального общения («койне»), постольку обладает исключительной гибкостью, «терпит» без ущерба для себя лексические и синтаксические заимствования из самых разных языков. В этом плане беларуский язык даже близко не может сравниться с ним. В качестве средства выражения сложных идей и замысловатых концепций русский несравненно удобнее, что бы ни говорили на эту тему беларуские «філёлагі».

Например, чем восполнить многозначность весьма значительной части русской лексики? Это ведь касается даже самых простых слов. Например, «коса». О какой косе идет речь (женские волосы, орудие сельского хозяйства или узкая полоса суши, протянувшаяся от берега вглубь водоема) можно понять только из контекста. А вот в беларуском языке, как и во всяком другом архаическом наречии, подавляющее большинство слов имеет лишь одно значение. Это свидетельство бедности языка, отнюдь не богатства.

Вспомним знаменитую фразу лингвиста Щербы – «глокая куздра штеко будланула бокра и зачала кудрячить бокренка». Беларуский язык такого синтаксиса не выдерживает. Когда, например, эмигрант из бывшего СССР, проживающий на Брайтон-бич, говорит «чилдренята в скуле скачут через виндовку, а тичер не видит», это все еще русский язык. Попытки же строить таким образом фразы на «мове» превращают ее в бессмыслицу.

Во-вторых, на русском языке существует гигантский массив научной, технической и профессиональной литературы (монографии, учебники, пособия, рефераты, наставления, инструкции, статьи и т.п.) – МИЛЛИОНЫ публикаций. Чтобы перевести всю эту литературу на беларуский и издать, требуется очень большой коллектив переводчиков, работающий в непрерывном режиме лет так 100. Это невозможно и по экономическим соображениям, и в смысле «человеческого фактора» – нет у нас специалистов по всем отраслям знания, в совершенстве владеющих двумя языками.

К тому же в беларуском языке отсутствуют десятки тысяч специальных терминов и лексических конструкций. Их нет в юриспруденции и экономике, политологии и социологии, психологии и математике, астрономии и географии, медицине и спорте, военном деле и технике, информатике и логике, биологии и физиологии, химии и физике…

Неужели возможно такое, чтобы обладатели тысяч и тысяч профессий отбросили гигантский корпус учебной, служебной и научной литературы по своим специальностям и начали, что называется, «с чистого листа?» Это абсолютно исключено.

Вспомните, как в начале 90-х годов наши власти потребовали перевести на беларуский язык деловую документацию и служебную литературу для работы предприятий и учреждений. И что же? Самых упрямых хватило на два – три месяца. Потом они сдались.

Конечно, если мобилизовать ресурсы нашего небогатого государства и нанять сотни три переводчиков, то за несколько лет они придумают беларуские аналоги для всех специальных терминов. Вот только интересно было бы увидеть, как народ добровольно начнет запоминать и внедрять в повседневную речь – устную и письменную, деловую и личную – десятки тысяч искусственно придуманных терминов. Я уж не спрашиваю: ради чего?

ххх

Сегодня 99 процентов населения Беларуси говорит либо по-русски, либо на «трасянке»*. Владение «чыстай мовай» – прерогатива крайне немногочисленной группы «нацыянальна сьвядомых» интеллигентов (по моим подсчетам, в Минске таковых не более 500 человек на 1,7 млн жителей – 0,03 %).

/* Украинский аналог трасянки называется суржик./

Эти люди самоуверенно считают самих себя «властителями дум» и законодателями «интеллектуальной моды». Они стараются «не замечать» научную, научно-популярную, общественно-политическую и, тем более, художественную литературу, выходящую на русском языке. Между тем, в Беларуси книги по экономике и социологии, психологии и политологии, биологии и медицине, математике и физике, информатике, химии, геологии и прочим предметам все 19 лет независимости в 99 % случаев издаются на русском. Почему? Да хотя бы потому, что – как уже сказано – современная научная терминология на «мове» в этих дисциплинах отсутствует.

Например, в 2009 году вышло исследование Ярослава Романчука и Леонида Заики «Беларусь: транзитная зона» (768 страниц). В ней исчерпывающим образом рассмотрены все «извивы» и «изгибы» отечественной экономики. Поставлен диагноз, дан четкий прогноз на будущее. Но, поскольку книга издана на русском языке, «сьвядомые» не смогли разглядеть ее даже сквозь очки с толстыми стеклами.

И так – что ни возьми. Вот наглядное сравнение. Выход в свет сборника исторических статей Анатолия Грицкевича «Старонкі нашай мінуўшчыны» в апреле 2009 года “беларускамоўны” рецензент назвал «событием» в отечественной историографии, хотя сборник полностью состоит из ранее опубликованных работ профессора, а его тираж – всего лишь 500 экземпляров.

Зато издание в сентябре того же 2009 года трехтысячного тиража книги того же А.П. Грицкевича “Западный фронт РСФСР 1918—1920: Борьба за Белоруссию между Россией и Польшей” статуса “события” не получило. Книга совершенно новая и написана с точки зрения патриота Беларуси. Тем не менее, она не удостоилась ни одного отзыва ни в одной газете, выходящей на “мове”, ни в одном электронном средстве информации! Причина исключительно в том, что издана на русском языке.

А ведь А.П. Грицкевич в свое время был одним из учредителей БНФ, затем возглавлял объединение “Бацькаўшчына”. Однако “сьвядомые интеллектуалы” безжалостны: “кали нешта ў Беларусі друкуецца не на мове, дык гэта не існуе”. Почти по Декарту – сogito ergo sum.

Это просто смешно. Стоит появиться в трех – четырех «точках» Минска какому-нибудь сочинению на «мове», как пресловутая «негосударственная» пресса начинает дружно его хвалить. И тогда становится ясно, что к изданиям на беларуском языке неприменимы такие критерии, как способности автора, то, в какой мере он «владеет вопросом», просто – интересно ли его сочинение. Все прощается лишь за то, что «выдаў на мове». Между тем, многих из этих авторов следовало бы время от времени пороть ремнем по голой заднице, приговаривая: не пиши, коль не умеешь. Не пиши ни на каком языке – беларуском, русском, монгольском…

ххх

В связи со сказанным кратко коснусь некоторых аспектов истории «мовы». Академик Российской Императорской Академии наук Ефим Карский (первый академик-беларус) еще в начале ХХ века утверждал:

«Все главнейшие особенности современных беларуских диалектов в большей или меньшей степени сложились не позже XIII столетия. В большинстве особенностей беларуский язык является прямым носителем общерусских черт»*.

/* Карский Е.Ф.. Белорусы. Введение в нзучение языка н народной словесности. Вильно, 1904, с. 105./

Иначе говоря, пресловутый старобеларуский язык – это общий «рюський» язык жителей Киевской, Полоцкой и Галицкой Руси*.

/* Кое-кто из читателей воспринял слово «рюський» как насмешку. Это не насмешка, в старину он назывался именно так, а не «русский»./

Впервые он появился на территории так называемой Черняховской археологической культуры, простиравшейся от Днепра на востоке до Днестра на западе, от Припяти на севере до Черного моря на юге. Здесь в III—VI веках нашей эры мирно сосуществовали десятки племен самого разного этнического происхождения. В процессе длительного взаимодействия друг с другом (торговля, смешанные браки) они выработали язык общения между собой («койне», или «арго») – «рюський», а точнее славянский.

Поскольку этот новый язык изначально был средством «межнационального общения», постольку он отличался исключительной гибкостью. Это качество позволило ему постепенно вытеснить балтские, сарматские и прочие языки на весьма обширном пространстве. Около тысячи лет «рюський» язык являлся общим для жителей тех земель, что ныне разделены на Украину, Словакию, Беларусь, Брянщину, Смоленщину…

Убедиться в справедливости моих слов нетрудно. Почитайте ту же «Библию» Скорины (1519 г.), или любой из трех «Статутов ВКЛ» (1529, 1566, 1588 гг.). Вот для примера фрагмент из Статута 1588 года:

«Артыкулъ 5. О хоружих земъском, дворномъ и поветовыхъ.

Хоружъства во всих земляхъ и поветехъ великого князства где до того часу бывали, таким радомъ и способомъ мають быти захованы, ижъ мы, господаръь, хоружихъ инакъшихъ не маем установляти, только людей зацныхъ, годных, ростропных, родичовъ властных того панства и оселыхъ в повете томъ. Ведь же того вряду хоружства иначей давати не маемъ за обраньемь на то певныхъ особъ через обывателей кождое земли и повету тымъ порадъкомъ, яко обиранье врядъниковъ судовых, земъскихъ в сем же статуте описано. А с тых особъ, обраных и намъ от становъ поданыхъ, кому се намъ с паны радами нашими напристойней видети будетъ, того мы зверхности нашое, господаръское, на тотъ врядъ преложимъ и привильемъ нашым потверъдим»…

Неужели это «беларуский» язык, пусть даже «старый»? Может быть все-таки просто славянский?

А вот цитата из церковной рукописной книги “Четьи-минеи”, написанной в 1669 году на якобы «старобеларуском» языке:

«Сию книгу глаголемую житие святыхъ отецъ на монастырь Кутеенский панъ Іван Касабуцкій мещанин Шкловскій».

И это тоже беларуский язык?

Финско-тюркская Московия не имела никакого отношения к возникновению и развитию «рюського» языка. Она сама усваивала его более 800 лет. Литературным он стал благодаря такому гению как Пушкин лишь в начале XIX века.

События в прошлом развивались по следующей схеме. После объединения ВКЛ с Польшей правящие круги, шляхта и значительная часть мещанства Великого Княжества постепенно перешли с общеславянского языка на польский. А после разделов Речи Посполитой – с польского на русский (московский). Валентин Акудович объяснил феномен переходы беларуской элиты со славянского на польский и позже на русский язык следующим образом:

«Старобеларуский (русский) язык… с момента основания ВКЛ в XIV веке был… языком Власти (от политической и религиозной до финансовой и культурной). Поэтому на нем (независимо от этнической или племенной принадлежности) разговаривали, писали (или хотя бы его знали) все, кто был при власти или стремился занять определенное место в ее структурах. Но как только языком Власти стал делаться польский, так старобеларуский сразу пришел в упадок, ибо он был ценным не сам по себе (…); он был ценным только как коммуникационное средство отношений между разными властями и внутри каждой из них. И вытеснение беларуского языка польским не говорило ни о чем другом, кроме как о смене властвующих элит» (с. 37).

А вот в крестьянской среде славянский язык приобрел вид местных диалектов («гаворак»). Лингвисты объединяют многочисленные «гаворкі» на территории Беларуси в четыре основные группы: северо-восточную, среднебеларускую, юго-западную, полесскую. Считается, что современный литературный беларуский язык был создан на базе среднебеларуских диалектов. Обратите внимание: создан искусственно, а не возник естественным путем!

После 1920 года, когда власть в БССР оказалась в руках беларускоязычной «номенклатуры», поголовно вышедшей из крестьян, этот литературный вариант беларуского языка на какое-то время приобрел «официальные права» в Беларуси. Но очень скоро его снова стал вытеснять русский язык.

И еще. Язык – в первую очередь средство общения! Но где содержание? Неужели наивные сказки об «умных мужиках» и «глупых панах», произведения «сельских пролетариев» прошлого века да заумные сочинения нынешних «оригиналов» (вроде Альгерда Бахаревича), пишущих для узкого круга «избранных», это и есть то, что мечтают читать в подлинниках современные беларусы?!

Увы! «Філёлагі-адраджэнцы” думают именно так. Поэтому вполне закономерно они оказались на обочине общественной и политической жизни Беларуси. В этом суждении я не одинок. Вот высказывания Валентина Акудовича, с которыми полностью солидарен:

«Языково-этнографическая форма… национального обустройства Беларуси уже не жизнеспособна и, значит, не пригодна для формирования вполне качественной нации» (с. 146 – 147).

«Необходимо прекратить невидимую войну двух беларуских национализмов – «языково-этнографического» и «общественно-гражданского». И первым просить о мире должен этнонационализм: и потому, что он побежден, и потому, что это он начал войну, и потому, что ему придется искать у победителя снисхождения и понимания, чтобы найти себе место и сохраниться в той конфигурации беларуского общества, которая исподволь формируется на концепте посполитого национализма» (с. 151).

А вот что пишет наш историк Вячеслав Носевич:

«Было бы большой ошибкой отождествлять национальную консолидацию белорусов с языковыми процессами. Те белорусские политики и деятели культуры, которые сделали ставку на возвращение в обиход белорусского языка, наталкиваются на полную индифферентность и даже глухое сопротивление своего народа, ощущая себя вследствие этого весьма дискомфортно.

(…) Впрочем, белорусы в этом отнюдь не уникальны (…) Можно было бы привести длинный перечень народов, формально не имеющих собственного языка: австралийцы, австрийцы, алжирцы, американцы, англо-канадцы, аргентинцы – и так далее в алфавитном порядке»*.

/* В.Л. Носевич. Белорусы: становление этноса и «национальная идея» // Белоруссия и Россия: общества и государства». М., 1998, с. 29 – 30./

ххх

Так что, в близком будущем нас ждет полная кончина «мовы»? Не знаю, я не пророк. По моему мнению, решение данной проблемы следует разделить – условно говоря – на «программу-минимум» и «программу-максимум».

Программу-минимум надо оформить в виде закона о защите национального языка. Насколько мне известно, Общество беларуского языка имени Фр. Скорины («Таварыства беларускай мовы імя Францішака Скарыны») проект такого закона давно подготовило.

При таком варианте дальнейших событий «чыстая мова» – скорее всего – повторит судьбу иврита древних евреев. Она останется достоянием небольшого круга специалистов (филологов, лингвистов, литераторов). А народ будет по-прежнему говорить либо на «трасянке», либо на русском языке.

Программа-максимум – это мечта. Мечта о том, что хорошо бы лет за 15—20 перевести на беларуский язык те сегменты общественной жизни, которые выдержат такой перевод без потери качества. Это топонимика и гидронимика, торговля и реклама, церковь (все конфессии), радио и телевидение, органы государственного управления, милиция (лучше бы полиция), дошкольные учреждения, начальная и средняя школа.

Науку, технику и оборону не трогать ни в коем случае. Разве что поставить себе цель отбросить эти сферы общества в XIX столетие. Тогда, конечно, флаг в руки и полный вперед далеко назад!

В средней школе надо изучать русский язык как иностранный (на материале классических произведений русской литературы – без «советских творцов»). В высших и средних специальных учебных заведениях предметы общественно-политического и культурно-исторических циклов преподавать на беларуском языке, технические и естественнонаучные дисциплины – исключительно на русском. Не заниматься дурью под названием «беларусизация физики, химии, математики, биологии, психологии…».

Реально все это означает ДВУЯЗЫЧИЕ, с тем отличием от нынешнего положения вещей, что «первую скрипку» должна – теоретически – играть «мова», а не русский язык.

Почему теоретически? А вот почему.

Во-первых, неизвестно, хочет ли вернуть «мову» наш народ (по мнению «адраджэнцаў» – «неправильно ориентированный» и «деморализованный», сначала коммунистами, а после них – «антинародным режимом»). Лично я сильно сомневаюсь в наличии подобного желания. Данные переписи 2009 года говорят о том же.

Во-вторых, кто конкретно и на какие средства будет заниматься решением серьезнейших практических проблем, отмеченных выше? Таких специалистов крайне мало, а денег для достойной оплаты их труда найдется еще меньше.

Если же кто-то всерьез думает, что в скором будущем беларусы волшебным образом поголовно вернутся к своему родному языку, полностью отказавшись от русского, тот просто дурак.

И в заключение хочу сказать тем, кто ратует за немедленное «восстановление позиций» беларуского языка в обществе: Если кто-то хочет сегодня всегда и везде говорить на беларуском языке, ему никто не мешает! Пусть говорит, его поймут. Большинство беларусов не видит в двуязычии никакой проблемы.

6. «Коренные» и «пришлые»

На самом деле это – надуманная оппозиция. Она является завуалированным выражением многовековой ненависти деревни к городу, крестьян – к «панам», малограмотных – к образованным. И больше ничем.

В книге Юлии Чернявской «Белорусы: От “тутэйшых” к нации» вычитал следующее признание одного из блоггеров:

«Я родился здесь, вырос, мои деды тут похоронены. Да, я русский, но неужели я не могу быть полезен Беларуси? Мулявин, например, смог, хотя был русским, но совершил практически подвиг, став едва ли не апологетом культуры другой страны…»

Хочу сказать автору этих слов, укрывшемуся под псевдонимом: «не комплексуй, парень!» Не имеет значения, кто ты генетически («по крови»). Важно кто ты по своему сознанию. Ученые давно доказали, что главный признак этнической принадлежности (национальности) – не «кровь» (генетика), а самосознание.

Просто беда, что люди не знают прописных истин современной науки. Определяющим фактором национального самосознания является то, в духе какой культуры человек воспитан. Например, Пушкин «по крови» был эфиоп; Лермонтов – шотландец; Фонвизин, Герцен, Блок и Гиппиус – немцы; Даль – датчанин; Гоголь, Ахматова, Бунин, Короленко, Зощенко – украинцы; Достоевский, Булгарин, Соллогуб, Грин, Минский – беларусы; Надсон, Мандельштам, Пастернак, Маршак – евреи; Грибоедов и Мережковский – поляки. Но все они заслуженно считаются выдающимися русскими литераторами.

Продолжу эту мысль примером из нашей истории. Можно сколько угодно заявлять о том, что Костюшко и Немцевич, Ясинский и Малаховский, Огинский и Вавжецкий, Князевич и Траугут, Мицкевич и Монюшко, Киркор и Чечот, Борщевский и Сырокомля по своему этническому происхождению были беларусами. Принципиально важно иное – то, что сами они считали себя «польской шляхтой литовского происхождения», говорили, писали и ДУМАЛИ на польском языке.

Поэтому, если вырос в Беларуси и считаешь себя беларусом – значит, ты беларус. Не обращай внимания на ущербных типов, пытающихся делить наш народ на «карэнных» и «прышлых», «беларускамоўных» и «рускамоўных». Истинная мотивация тех, кто хочет резать по живому, находится в иной плоскости. Для них «коренные» – исключительно выходцы из деревень, то есть – они сами, их родня и земляки. Наша деревня всегда ненавидела город, а горожан, как отметил известный культуролог Николай Крюковский в одной из своих статей, всех скопом называла «жидами».

Эти «лузеры» по собственной воле засели в канаве возле шоссе, по которому наше общество движется в будущее. И оттуда пытаются удивлять своими глупостями проезжающих и проходящих мимо. Только никто их давно не слушает, кроме других таких же «лузеров».

Скажу для примера несколько слов о себе. Мои отец, дед и прадед были минчане, а мой род, принадлежавший до 1831 года к служилому сословию, существует не менее 300 лет (документальное свидетельство тому – грамота императрицы Екатерины II от 11 апреля 1785 года, подтверждающая шляхетское достоинство моего предка Николая Тараса). Долгое время они пользовались польским языком, в XIX веке перешли на русский. Неужели я, минчанин в четвертом поколении, прямой потомок беларуской шляхты, буду обращать внимание на мнение вчерашней деревенщины «аб гараджанах і сялянах», «беларускамоўных” и «рускамоўных»?!

Ориентир для меня и множества моих единомышленников – высказывание выдающегося общественного деятеля дореволюционной Беларуси, потомка древнего шляхетского рода Эдварда Войниловича (1847—1928):

«Войниловичи не пришли ни с Востока, ни с Запада – они коренные, местные, кость от кости, кровь от крови того народа, который когда-то хоронил своих предков в этих курганах…».

7. Соседи и враги

Друзей у нас нет и никогда не было. Великий политик Уинстон Черчилль когда-то сформулировал этот принцип предельно четко: «В политике не может быть постоянных друзей. В политике могут быть только постоянные интересы».

К сожалению, данный принцип не относится к врагам. Враги у нас все те же, извечные. На востоке – Москва, на западе – Варшава.

Некоторые люди старшего поколения все еще лелеют надежду на объединение Беларуси с Россией. Они верят, что благодаря этому решатся все наши проблемы. В своем подавляющем большинстве те, кто хочет «объединяться», это пенсионеры. Лица пенсионного возраста составляют более четверти населения – 26 %. Мягко говоря, они весьма наивны. Мол, у нас нет природных запасов энергоносителей, поэтому единственный выход – объединение с Россией. Но и в этом случае нефть и газ все равно придется покупать. Дарить никто ничего не собирается. В чем тогда смысл объединения? В более низких ценах на энергоносители? А за это платить жизнями наших сыновей в очередной колониальной войне России?

В России полно своих проблем. Глупо думать, что наши вопросы Москва начнет решать раньше, чем застарелые беды всех 89 субъектов федерации. В России из-за долгов министерства обороны энергетики отключали от электричества даже ракетные комплексы. Тем более они не будут церемониться с пенсионерами, не желающими полностью оплачивать коммунальные услуги.

Сравнительно малочисленная, но влиятельная часть беларуского общества, ратующая за соединение с Россией – чиновники. Они забывают о российских чиновниках, которых сейчас в два раза больше, чем было во всем СССР. Зачем российскому правительству беларуские управленцы высшего и среднего эшелонов власти? Внутри российской властвующей элиты идет жестокая борьба за контроль над финансовыми и товарными потоками. Неужели кто-то из ее представителей пустит на свое место беларуских чиновников в знак благодарности за сдачу суверенитета Беларуси? Да и зачем платить тем, от кого уже ничего не зависит?

Энергоносители, стратегическое сырье, продовольствие – вовсе не абсолютные ценности. В этой области всё зависит от того, как государство умеет распоряжаться тем, что имеет. Многие страны – экспортеры нефти и газа – сотрясаются в результате внутренних конфликтов. Фактически, ими манипулируют из-за рубежа.

Норвегия – единственная европейская страна, добывающая нефть в значительных объемах. Тем не менее, трудно себе представить замёрзших, передвигающихся на гужевых повозках немцев, французов или датчан. Дело в том, что современная экономика далеко ушла от натурального средневекового хозяйства, когда каждый пользовался только тем, что сам производил. Нефть, газ или зерно – это товар. Чтобы иметь в изобилии кукурузу, не обязательно выращивать ее в Беларуси. Всё можно купить за деньги. А чтобы иметь деньги, нужно производить конкурентоспособные товары, неважно, ракеты, одежду, или мотоциклы с телевизорами. Важно лишь, чтобы это покупали.

Беларусь обладает большим производственным, научным и сельскохозяйственным потенциалом. У нас нет объективных предпосылок для нищеты. При условии полной экономической свободы для предпринимательства (сегодня отсутствующей) и стратегической линии государства на всемерную поддержку отечественных бизнесменов, мы вполне можем стать европейским Сингапуром или Тайванем.

Для российских политиков Беларусь – это стратегическая, «буферная», «бамперная» или ещё какая-нибудь другая «зона». А для нас это Родина, и она у нас одна. Несмотря на многочисленные речи о братстве и дружбе, российские политики всегда проводили четкую границу: это беларусы, а это – они (вспомните слова В.В. Путина о «мухах и котлетах»). Исходя из данного принципа, они строят экономические и политические отношения с нами.

Нигде на свете мы никому не нужны. И тот факт, что население в нашем государстве в 15 раз меньше, чем в Российской Федерации, означает лишь то, что мы в 15 раз сильнее должны любить свою Беларусь.

Вооружённый нейтралитет – единственно приемлемая военная доктрина для Беларуси. Участие и в антироссийских, и в антизападных коалициях не соответствует нашим интересам. Российские политики традиционно стремятся заслониться беларусами от возможного столкновения с Европой. Наш народ уже много раз оказывался под огнем с двух сторон. Неужели требуются новые эксперименты в этом направлении? Амбиции всех российских генералов, вместе взятых, не стоят жизни ни одного беларуского солдата, милиционера, сотрудника спецслужб.

Российские политики до сих пор не оставили мысль о том, чтобы усадить депутатов от «Северо-Западного края» в Совете Федерации между представителями Башкирии и Бурятии. Если такое когда-нибудь случится, это станет трагедией для беларуского народа, потому что никакую личную ответственность нельзя сопоставить с утратой государственной независимости.

Конечно, российские империалисты будут продолжать натравливать одну часть беларуского народа на другую, чтобы им легче было проглотить Беларусь. Президентские выборы 2010 года показали это очень наглядно. Но, «товарищи» и «господа», такая политическая игра небезопасна для стабильности самой России. Например, численность населения во всей Чечне в полтора раза меньше, чем в одном только Минске. Российским политологам, всем этим Павловским, Марковым и Леонтьевым, следует напомнить, какой национальности был народоволец Гриневицкий, бросивший бомбу в царя Александра II, в каком городе проходил Первый съезд РСДРП, разрушившей Российскую империю, и на территории какой страны был подписан документ, покончивший с существованием СССР.

Русские для нас в прошлом – завоеватели и колонизаторы, уничтожившие наше древнее государство – Великое княжество Литовское, существовавшее 550 лет. Ныне – просто соседи. И хотя это соседи высокомерные, алчные и наглые, с ними надо жить в мире, ибо другого выбора у нас просто нет.

ххх

А что касается Польши…

Во-первых, хочу напомнить тем, кто склонен восторгаться Республикой обоих народов (т.е. Речью Посполитой), что конец ей положили не русские, а поляки. По конституции 3 мая 1791 года Речь Посполитая превратилась в унитарное государство, автономия ВКЛ подлежала ликвидации. Другое дело, что российская оккупация последовала так быстро, что это положение конституции не успели провести в жизнь.

Единственным языком государственных учреждений, а также образовательных заведений всех типов задолго до 1791 года стал польский. Католическую церковь занимала привилегированное положение в обществе и государстве по сравнению с униатской, православной и протестантской Церквами.

Поэтому, если бы 2-й и 3-й разделы Речи Посполитой не состоялись, то примерно за 100 лет все население Беларуси было бы полностью полонизировано и окатоличено. На этот счет не должно быть никаких иллюзий. Привилегированное сословие (магнаты и шляхта) к тому времени и так уже ополячилось. Вслед за ним быстро ополячивалось городское население, затем пришел бы черед крестьянства. Тем, кто сомневается, рекомендую детально ознакомиться с национальной политикой Варшавы на «крэсах всходних» в 1930-е годы. Очень поучительно!

В «новой» или «второй» Речи Посполитой (1918—1939 гг.) все 20 лет независимости каждое очередное правительство, независимо от своей политической окраски, последовательно проводило один и тот же курс – на полонизацию всех неполяков. Например, к 1939 году в Западной Беларуси не осталось ни одного учебного заведения с беларуским языком обучения.

Во-вторых, хочу напомнить, что ровно через 128 лет после 3 мая 1791 года, а именно – 2 мая 1919 года, депутаты сейма только что возродившегося польского государства одобрили так называемую Виленскую декларацию. В ней однозначно сказано: «Отечество Костюшко, Мицкевича и Траугута /т.е. Беларусь – Авт./ принадлежит Польше как неделимая часть»! До сих пор никто в Польше не заявлял об отказе от этого принципиального тезиса. Между тем с того дня прошел 91 год, можно было бы уже и признать право беларусов на свое суверенное государство.

Надо прямо говорить об этом нашим сторонникам открытия границы с Польшей. Нынешние польские идеологи и политики по отношению к беларусам действуют поистине как «волки в овечьей шкуре». Иногда довольно успешно.

В качестве примера сошлюсь на деятельность группы гродненских историков, финансируемой польскими фондами. Посмотрите в библиотеке по каталогам, чему посвящены их исследования. Исключительно доказательству прогрессивного польского влияния – во все времена – на темных отсталых беларусов*. В этом ряду и иезуиты с базилианами, и польский костёл в целом, и Виленский университет, и пресловутые «краёвцы», и даже «богатэры» (в смысле – «герои») Армии Краёвой, отважно сражавшиеся с нацистами и коммунистами.

/* Я составил список, убедительно подтверждающий этот тезис. Но не называю гродненских авторов по фамилиям и не привожу перечень их работ, чтобы избежать заявлений о «клевете» и судебных исков с целью возмещения «морального ущерба»./

Кстати о бойцах АК. Множество документов 1940-х годов неопровержимо доказывает, что они лютой ненавистью ненавидели беларусов именно за то, что беларусы хотели быть самими собой. Польские «богатэры» безжалостно убивали беларуских женщин и детей, скитавшихся по Западной Беларуси в поисках пропитания лишь на том основании, что эти несчастные говорили на беларуском, а не польском языке, и на шее у них висел православный, а не католический крестик! О беларуских учителях, агрономах и председателях колхозов лучше вообще не вспоминать.

Партизаны АК категорически не желали признавать беларуские земли – беларускими. Они упрямо считали их польскими. В Польше и сегодня очень многие так думают. Почитайте, например, мемуары Чеслава Милоша, выдающегося польского поэта, лауреата Нобелевской премии. Сей высокообразованный и талантливый литератор, родившийся на Виленщине, до конца своей жизни был убежден в том что «крэсы»– окраина именно Польши, а не какая-то Беларусь. Для этого «вроде бы гуманиста» мы так и остались туземцами, в принципе неспособными развиться до уровня «эўропейчыков», то бишь – поляков!

В заключение этой печальной главы я призываю: «Беларусы! Не ждите никакого сочувствия со стороны. Мы нужны только самим себе! А любые подарки нам всегда оказываются сыром в мышеловке».

8. О власти и оппозиции

В начале 1990-х годов представители беларуского крестьянства на короткое время взяли власть. Но затем выпустили ее из рук. Да не просто выпустили, сами отдали!

Ах, как они себя любили в этой власти, с каким увлечением делили должности и деньги, вещали стране и миру о своих смутных идеях. Например, «аб Адраджэннi». Возрождении чего? «Сялянскай гаворкі»? А кроме нее еще чего? Это так и осталось неизвестным.

Когда произошли события, о которых ныне помнят только историки и политические пенсионеры, когда председатель Верховного совета Республики Беларусь Семен Шарецкий вопреки собственному желанию вдруг оказался не у дел, что он предпринял? Призвал народ на баррикады? Или стал раздавать оружие своим сторонникам, как это делал в августе 1991 года покойный Егор Гайдар? Потребовал от руководства какой-нибудь силовой структуры (например, МВД) арестовать главных виновников узурпации власти? Может быть, попытался объявить в стране чрезвычайное положение?

Нет, он стал… жаловаться! Жаловаться ближнему и дальнему свету через газеты, радио, телевидение. Видимо всерьез надеялся, что в ответ на жалобное нытье «шаноўнага старшыні» вдруг кто-то приедет, то ли из Брюсселя, то ли из Москвы, надерет задницу «узурпаторам» и на вышитом полотенце вернет власть «правильным хлопцам»!

Но в политике так не бывает. Политика – это война. В ней сражаются насмерть. А кто не может драться – тот не политик. Вот я и говорю: наши оппозиционеры – не политики. В своем большинстве – фантазеры и эгоисты. Они сторонники не какой-то величественной идеи, а исключительно своих мечтаний «аб уладзе». Поэтому у них нет перспектив. В лучшем случае эти барашки когда-нибудь создадут свою фракцию в Верховном совете (пусть даже его переименуют в «Сойм») и будут долго объяснять волкам «як будаваць нацыянальную дзяржаву». Впрочем, сами они имеют туманное представление об этом предмете. В действительности, главное их стремление – чтобы волки барашков не кушали, дали возможность спокойно питаться импортной «зеленью» на политической лужайке.

Нынешнюю правящую группировку неизбежно сменит новое поколение («молодые волки»), поголовно состоящее из горожан и столь же поголовно русифицированное. Заранее прошу «нацыянальна сьвядомых адрадэжэнцаў» не волноваться по этому поводу – вы лишние на этом празднике жизни.

Кого я имею в виду под лишними? Например, Беларуский Народный Фронт.

Во-первых, лидеры БНФ напугали преобладающую часть населения своими обещаниями заставить всех изучать не просто «мову», а «правильный» ее вариант – «тарашкевицу» вместо «наркомовки». Некоторые считают это безумием. Я предпочитаю термин «глупость», потому что так поступили не сумасшедшие, а обыкновенные сельские дураки.

Во-вторых, они не сделали надлежащего вывода из уроков истории. Ведь и в 1917—1921 годы большевики легко обыгрывали беларуских национал-демократов, всех этих полуобразованных крестьянских социалистов за счет того, что рисовали наивным селянам гораздо более заманчивые перспективы. А после победы над политическими оппонентами тут же отказывались от своих обещаний. Мало того, в 30-е годы еще и уничтожили их физически.

Большинство “нацыянальна сьвядомых” интеллигентов до сих пор продолжает восхищаться деятелями БНР. Мне непонятно, в чем причина восторга? В том, что “бацькі Беларускай Народнай Рэспублікі” ни в 1917-м, ни в 1918-м не посмели взять власть силой? Или в том, что с упорством сектантов-идеалистов отстаивали безумный тезис “все отнять и поделить”? Или в том, что их микроскопические партии и группы непрерывно грызлись между собой (точно так же как грызутся сегодня их идейные наследники)?

«Основатели» превыше всего ставили социальную революцию, причем непонятно, от имени кого выступали, потому что беларуский народ в своем подавляющем большинстве (на 85 %) состоял тогда из крестьян, был консервативен и монархически настроен.

Некоторые исследователи говорят, что «бацькі» опирались как раз на крестьянство. Вовсе нет. Они вдохновлялись идеей «крестьянского равенства», придуманной российскими народовольцами. Почитайте программу Беларуской Социалистической Громады кануна Первой мировой войны! Отобрать у людей землю, потом сдавать ее в аренду, никакой частной собственности – разве могли крестьяне воевать за такую бредятину?!

Короче, для беларуских «народных интеллигентов» на первом месте было социальное, а не национальное. То же самое мы видим сегодня: «колбаса» и «кіраўніцтва» (то есть, приоритет материальных благ и монополия на власть для себя) в сознании «беларускамоўных» идеологов гораздо важнее «флага» (консолидирующей общенациональной идеи) и «храма» (веры в Бога).

Почему? Да потому, что «нацыянальна свядомая» публика в своем большинстве состоит из вчерашних крестьян. А крестьянство – как общественный класс – никогда не мыслит в понятиях исторического процесса или в категориях национально-государственного строительства*.

/* Именно поэтому имеет чрезвычайное значение историческое образование и просвещение, осуществляемое с позиций беларуского патриотизма./

Наши оппозиционеры плохо понимают реальное состояние общества, если понимают вообще. Достаточно напомнить их недавние надежды на то, что в связи мировым экономическим кризисом «народ выйдет на улицы». Не вышел. Вообще, ни один политический прогноз лидеров оппозиционных партий за последние 15 лет не сбылся. Ни один! Так разве они не фантазеры?!

Реформы, которые предлагают оппозиционные деятели, пугают народ. Народ не сомневается в том, что все связанные с переменами тяготы, лишения и страдания (пресловутая «шоковая терапия» экономики) выпадут именно на его долю. И категорически этого не хочет!

«Шаноўнае спадарства» мечтает заседать в Страсбурге и Брюсселе, мельтешить на официальных приемах и пресс-конференциях, разъезжать в роскошных лимузинах, заседать в огромных кабинетах, произносить речи и раздавать интервью… А «простые люди» боятся потерять работу вместе с закрытием нерентабельных предприятий (таких – третья часть от всех), боятся дикого роста цен в связи с неизбежной инфляцией, боятся перевода жилищно-коммунальной сферы на самоокупаемость, боятся всего того, что неизбежно принесут радикальные экономические реформы. Народ хочет просто жить, вместо того, чтобы своими телами прокладывать путь в Белый Дом для «нацыянальна сьвядомых» интеллигентов.

Сколько у нас в наличии микроскопических партий и движений, столько же имеется кандидатов в «спасителей нации». Но когда в Беларуси произойдет смена первых лиц (это неизбежно случится хотя бы потому, что все люди смертны), нынешних оппозиционеров никто никуда не пригласит. Как я уже сказал, «капитанский мостик» займут «молодые волки», они подросли, топчутся на лужайке целой стаей. Решительные, энергичные, образованные, безжалостные, циничные. Валентин Акудович правильно пишет:

«С ХХ столетием закончилась и великая эпоха «бури и натиска», в результате которой возникла независимая Беларусь. Дальше началось нечто целиком иное, но никак не похожее на то, о чем грезилось и мечталось в начале 90-х годов. Мы попали совсем не туда, куда стремились…» (с. 7).

Мой вывод сводится вот к чему. «Шаноўныя спадары»! Спуститесь с облаков на землю. Попытайтесь понять, что ваша основная задача на много лет вперед – терпеливое просвещение народа. Это значит:

1) пропаганда в широких массах отечественной истории (преимущественно на положительных примерах);

2) пропаганда христианского мировоззрения и христианских ценностей (с подчеркиванием того общего, что имеется у разных конфессий);

3) пропаганда традиций и норм шляхетской и городской культуры (пусть даже не реальной, а идеальной).

То есть, ежедневная работа – будничная и неблагодарная. Надо спокойно делать ее, не думая о наградах, должностях и общественном признании. Это и есть служение идее.

Не переживайте из-за того, что власть принадлежит не вам. Вспомните истину, известную с древности: всякая власть – неизбежное зло! Какой бы моралист-идеалист не занял кресло № 1, он со следующего дня либо начнет делать много всяких гадостей, либо окажется на помойке. Середины быть не может. Это обстоятельство прекрасно известно каждому человеку, изучающему давнее и недавнее прошлое любого государства.

Прекрасно известно, что чиновники в постсоветских государствах не фактически ставят себя выше общества. Всегда, везде, во всем они ищут свой корыстный интерес (только это, и ничего больше!) и ради него «топят в болоте» лучшие намерения граждан. Чиновников на этом свете интересует исключительно личное благополучие, а о «том свете» они никогда не думают. Любому из них легче повеситься, чем дать возможность кому-то обогащаться, создавать что-то новое, вообще радоваться жизни независимо от чиновничьего племени.

А общество тем больше способно к развитию экономики и росту материального благополучия граждан, чем больше в нем самоуправления на всех уровнях и чем меньше в нем чиновников. Это мировой закон. Внимательно посмотрев на Беларусь, мы увидим, что в нашей стране (как и в России) все с точностью наоборот.

Есть ли на свете нечто, способное заставить чиновников хотя бы часть своего времени и энергии направлять на служение благу соотечественников? По моему убеждению, фактором такого рода способен выступать только национализм. Ибо он выше разделения общества на начальников и подчиненных, богатых и бедных, верующих и атеистов, горожан и селян, либералов и консерваторов…

 9. Выводы

Мне кажется, что вопрос о “конструировании” национальной идеи надо решать следующим образом.

1) Что такое человек без памяти? Двуногое животное! Что такое народ без памяти? Стадо двуногих скотов! Именно в таких скотов стремились превратить нас российские завоеватели. Во многом им эта затея удалась. У нас сегодня есть население, но нет нации. Одна из важнейших причин такого положения вещей заключается в незнании нашей подлинной истории, в навязывании нам вместо нее истории Московского царства, Российской империи и СССР.

Значит, во главу угла обсуждаемой «конструкции» надо ставить изучение и популяризацию истории Отечества с целью возрождения исторической памяти народа. И делать это надо не только на “мове”, но и на том языке, которым реально пользуется подавляющее большинство жителей нашей страны – на русском.

2) Что принципиально отличает человека от животного? Наличие идеальных потребностей – в истине, добре, красоте, сострадании, любви. В совокупности эти потребности означают духовность. Сверхличностным источником духовности является христианская религия – независимо от конфессий. А художественные, публицистические и даже философские произведения разных самовлюбленных личностей – это антипод духовности. Значит, «вторая компонента» национальной идеи – религия.

3) Что делает из примитивного индивида (малого ребенка, жителя убогой деревни) человека цивилизованного? Воспитание в нормах и традициях высокоразвитой культуры!

Поэтому «третья компонента» – возрождение культуры образованных слоев населения Великого княжества Литовского и Северо-Западного края – шляхты и мещанства. Только они и обладали культурой в широком смысле слова – интеллектуальной, эстетической, бытовой. Как в свое время правильно заявляли большевики, у трудового народа не было ни времени, ни средств для получения образования и овладения достижениями культуры.

Ответ на вопрос, вынесенный в заголовок статьи, достаточно прост. Быть беларусом сегодня, в этом сложном и безжалостном мире, – значит быть националистом.

Националист – патриот своей Отчизны.

Националист верит в Бога и воплощает свою веру в конкретных поступках.

Националист следует нормам и традициям «высокой» национальной культуры.

Националист является быть профессионалом в избранном деле.

Националист, как верующий человек, следующий традициям предков, это образцовый семьянин.

Автор: Анатоль Тарас, («Беларусь превыше всего!», г.Смоленск, Книжный клуб «Посох», 2011)

8 thoughts on “Что значит «быть беларусом»

  1. Андрей Берестовский

    Ув. г-н Тарас!
    Если то, что Вы здесь предложили — это только информационное воздействие на общество, мирное распространение Вашей системы взглядов без попыток войти во власть, то все издержки сведутся к сосуществованию Вашего видения национализма с иными т.зр. Но приход во власть Ваших сторонников неизбежно повторит историю Германии и Японии 30-40-х гг. ХХ в: сожжение книг, изоляция несогласных и потенциально опасных, объединение общества вокруг определенных идей, понятия “гостя в гос-ве” и “кто не с нами, тот против нас”. Второй вариант очень не радует.
    Любая идеология это искажение идеи. Поясню: советский строй был пародией на теории Маркса и пр. Политическая идеология, основанная на христианстве тоже искажает аполитичные учения Христа, к-рый отказывался от участия в политике и патриотизме. Также создание идеальной шляхетской культуры неизбежно будет попыткой ретушировать образ шляхтича с удалением таких неприглядных фактов, как стрельба некоторых магнатов по ягодицам крестьянок мелкими пулями в рамках игры “ку-ку”, барщины, гаремов из крепостных… Хорошо, если это будет как в США, где кроме идеологии есть и нормальная историческая наука с правом критиковать мифы идеологии.
    Не могу не заметить у Вас противостояния крестьянства и горожан, что противоречит концепции объединения нации. Кстати, “Люди на болоте” Мележа в разы превосходит по честности и драматизму “Поднятую целину” Шолохова, так что напрасно Вы ее вычеркнули из нормальной лит-ры.
    Наконец, как переводчик, не вижу проблем перевода на бел.яз технических и естественнонаучных терминов: компьютерная лексика русского языка — это почти полностью транслитерация с англ. Не обязательно придумывать новые слова, когда можно транскрибировать слова чужого языка. Уверяю, Вас, что на бел.яз возможно создавать качественный контент не только об истории и культуре Беларуси, чем и занимается Ваш покорный слуга.
    Есть ошибки в цитировании Библии, но для контекста они не принципиальны.
    Наконец, не могу не согласиться со многими положениями Вашей работы (напр., я тоже против абортов), но как говорил один киногерой, “осчастливить против воли нельзя”: общество многополярно и не получится заставить всех любить Родину по Вашим рецептам без принуждения и крови.
    Я не беларус (т.к. русский по национальности), не националист и не патриот, (т.к. вижу как за Родину в своем понимании люди готовы убивать др.др. в гражданской войне в Украине), но никто и ничто не мешает мне говорить по-белорусски со своими детьми, учить их не мусорить в лесу, т.к. это часть их родины, ценить природные особенности Беларуси. И писать работы по истории и филологии на бел.яз, хоть это автоматически ограничивает аудиторию моих читателей. Я не хочу никуда уезжать, даже если Ваши идеи начнут воплощать в жизнь на административном уровне. В конце концов мне могут набросить петлю на шею и там, куда я убежал бы. Может в этом и есть любовь к Родине, не переходящая в патриотизм и национализм?
    С уважением,
    А. Берестовский
    историк и переводчик

  2. Алексей Веремовский

    Уважаемый, Анатолий Ефимович! В вашей замечательной статье вы цитируете Игоря Литвина, а вот ссылки на его труды я что-то не вижу :-(

  3. Андрей

    Cтолько презрения к мове и её носителям можно прочитать только у Тараса или западнорусистов. Статья похожа на одно большое кривляние и навешивание ярлыков. Статья от 2011 года, надеюсь из-за событий в Украине Тарас пересмотрит свои взгляды относительно мовы и её значения в информационной безопасности государства.

    Не видя имени автора статьи, по содержанию можно заметить “дух Тараса”:
    – утверждение о том, что беларусы делились на литвинов и русинов, при том, что Русь в названии ВКЛ относилась именно к Украинским землям и русины – это именно украинцы, о чём писал и А.Мицкевич, кстати.
    – “Полоцкая Русь” – это вообще откуда?
    – Притягивание за уши пресловутой Руси в Беларусь.
    – Прямое унижение мовы и её носителей.

    В статье столько ляпов и преувеличений, что в некоторых местах статья вызывала чувство омерзения, особенно в моменты кривляния мовой относительно оппозиции, навязывание мысли о селянской и ничтожной сути мовы и тд.

    На последок хочется спросить Тараса, а какой язык московиты называли литовский в дипломатической переписке в средние века? Уж не “рюський” ли? И не упрощает ли русификация общества дальнейшую ассимиляцию беларусов в россиян (как и полонизация в поляков)? Украинская армия давно переведена на украинский язык, что помешает беларусам это сделать? Бухгалтерия, программирование и многие другие дисциплины успешно существуют на мове. Если не использовать мову, унижать её, то в ней и не появятся новые термины. Как язык станет современным, если тарасы будут каждый раз писать о его бессмысленности и насмехаться над ним? Писать о “причинах разобщённости” и при этом самому выступать с речами разделяющими народ на католиков и православных, неких якобы православных русинов и якобы католиков литвинов (если сами московские попы писали “литвин русской веры”), прогрессивных русскоязычных и глупеньких беларускомовных селян-оппозиционеров без будущего.

    Вам не хватает мудрости, Анатоль.

  4. Licvin

    Каб мову ведаў народ трэба яе выкладаць у школе, універсітэце, карыстацца на тэлебачанні, кіно, ва ўладзе, у дзіцячых садках, тады мы яе будзем ведаць. Нават тут на сайце артыкул напісаны на языку, каментары таксама на языке. Што дае мова? Мова яднае людзей, мова дазваляе мець незалежнасьць, захоўвае суверынітэт, мова памагае не ўдзельнічаць у чужых войнах. Нарэшце мова аўтаматычна выклікае павагу да нас грамадзян іншых краін.
    Мову трэба папулізаваць, ганарыцца, любіць, шанаваць, бо мова гэта акуляры праз якія мы ўсведамляем рэчаіснасьць, сусвет, космас… Мову патрэбна вывучаць, удасканальваць сваё веданне роднай мовы і тады яна адчыніць свае таямніцы і багацці… Нажаль рускаязычным гарадскім жыхарам гэта цяжка зразумець, бо яны выраслі пад гарадскім небам, дзе не бачны зоркі, не чутны песня жаўрука, пах узаранай глебы, гук жаўны ў вясеннім лесе, стракатанне конікаў у жнівеньскай зорнай ночы…

  5. Licvin

    Дарэчы Берестовскому, крэпастнога права ў ВКЛ не было. Чытайце Статут ВКЛ. Крэпастное право прынеслі на нашыя землі рускія штыкі, тады мабыць і пачалі разгуляўшыяся баяры страляць па ягадзіцах крэпасных (рабынЬ) жанчын.

  6. Сlaire

    Эта статья написана до украинских событий, но и сейчас ещё находятся люди,видящие гибель мирных жителей и их разбомблённые дома, не имеющие совести призывают выходить на площадь…для чего…для смертей…Батька ведь не хочет повторить путь Януковича, который не дал приказ расстреливать майдан…и он раздумывать не будет-это должно быть ясно любому. Национализм не может быть прогрессом неужели не понятно..и на мове подавляющее число говорить не будет,украинский пример,что бывает,когда насильно заставляют ничему не учит…видимо,да. А уж объявлять Россию врагом для Беларуси-это такой идиотизм,что и комментировать стыдно…это уровень Псаки…

    1. Андрей

      Cразу видно – гость из Кацапии писал.

  7. литвин - беларус

    СЕЙЧАС В Белоруссии закончатся выборы, будет запрещён этот сайт, так что, пока есть шанс читайцi, вучыцi гiсторыю радзiмы.