Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Черная Дама Несвижского замка

Chornaya Panna Niasvizha - 1На старинном шляху, ведущем из Минска в Гродно, стоит, окруженный глубоким рвом и прудами, величественный Несвижский замок, родовое гнездо. В полночь в нем появляется Черная дама.

Со стоном и плачем она обходит залы и покои замка и в пятнадцать минут пятого исчезает, скрываясь в подземных ходах.

До восемнадцатого века считалось, что она показывается на глаза влюбленным, которых ждет скорая разлука.

Позже стали говорить, что своим появлением она предупреждает хозяев замка о грозящей беде — пожаре, болезни или войне.

В середине XVIII столетия Чёрная дама начала выполнять еще и новые обязанности – следила за поведением молодых красивых девушек и женщин. Некоторых она проучивала в тёмных местах во время балов, когда они позволяли себе появляться в очень открытых туалетах.

Существование в замке Чёрной дамы верили и немцы, которые дважды оккупировали Несвиж. Когда они видели в конце парка что-нибудь чёрное, то с криком «Шварц фрау!» стреляли в том направлении и в воздух, в ужасе разбегались по парку, пытаясь спрятаться…

Но в том, что Черная дама существует, не сомневался ни один из гостей Несвижского замка…

Ее называют Джульеттой белоруского средневековья, средневековой Еленой Прекрасной. Она была одной из самых известных и при этом самых загадочных женщин во всей истории Великого Княжества Литовского и Речи Посполитой, без сомнения, была и остаётся Барбара Радзивилл.

Chornaya Panna Niasvizha - 2

Её жизнь составляла одну из самых больших загадок для её современников, такой же таинственной она остаётся и для потомков.

Белорусский литератор и краевед XIX века Владислав Сырокомля писал, что ее судьба «…более печальна, чем история прославленных коронованных мучениц Анны Болейн, Джоанны Грей или Марии Стюарт». Ее возлюбленного называли польским Ромео, современники называли их роман «любовью века»…

Дочь воеводы Юрия I Радзивилла, младшего сына основателя династии Николая Старого (Юрий I Радзивилл считался опытным полководцем, которого называли Геркулесом Литовским за то, что он одержал 30 побед над врагом) и Барбары Колас. Она родилась в декабре 1522 года в Вильне, в одной из могущественнейших магнатских династий своего времени. Несмотря на то, что наследство у Радзивиллов передавалось по мужской линии, Радзивиллы были настолько сказочно богаты, так что выделенное Барбаре «небольшое» состояние могло поспорить с наследством королей. Родители дали ей блестящее образование, она свободно говорила и писала на старобелорусском языке (самом распространенном тогда языке Великого княжества Литовского, на котором составлялись государственные документы, деловые бумаги, договора, завещания, и т.п.) и на литовском, свободно владела латынью, знала греческий и немецкий. Многочисленные гувернантки и няни её научили рисованию, поэзии, игре на музыкальных инструментах, фехтованию, верховой езде. Она также изучала математику, географию и теологию. Её знания находились на уровне самых высоких стандартов европейского Ренессанса.

В пятнадцатилетнем возрасте ее выдали замуж за тракайского воеводу Станислава Гаштольда, последнего представителя одного из самых могущественных родов в Литве. В 1542 году воевода умер, оставив Барбару двадцатилетней вдовой.

К тому моменту Барбара из династии Радзивиллов по праву считалась самой красивой женщиной Польши и Великого княжества Литовского. Блондинка выше (для своего времени) среднего роста (162 см), со стройным, правильно сложенным телом, светло-карими глазами, мягкими, нежными руками, невыразимо прекрасным взглядом, со снежно-белыми (чудо! – для её времени) зубами. Свежая и всегда чистая, как благоухающий цветок, источающая запахи духов, она поражала окружающих и этим: в эпоху, когда все, включая коронованных особ, мылись далеко не каждый день, распространяя острую вонь гнилых зубов, пота, несвежей одежды. Обожала фасоны, наряды и косметику; понимала в них толк. Одевалась с огромным вкусом. Пользовалась косметикой и хорошо в ней разбиралась. Употребляла духи, пудру для лица и тени. Обитательница самых прекрасных дворцов и замков Европы: в Несвиже, Вильно (Вильнюсе), Троках (Тракае), Кракове, Слуцке, Варшаве, и т.д.

Ее современники единодушно отмечали плавность и величественность движений Барбары, ласковый взгляд, стройную речь. Но главное — необычайное обаяние. Посол Венеции писал о чудесной алебастровой коже, изящных руках, удивительных глазах цвета настоящего пива северной красавицы. Для иностранцев смуглая блондинка Барбара Радзивилл была истинным воплощением славянской красоты.

К счастью или несчастью, дворец Гаштольдов в Вильне находился рядом с дворцом-замком великого князя Литовского, наследника польской короны Сигизмунда Августа. Из Кракова уже доходили вести, что его отец, король Польши Сигизмунд Старый, тяжело болен. К тому же болела эпилепсией и молодая жена Сигизмунда Августа — Елизавета Габсбургская. Наполовину итальянец, Сигизмунд Август воспылал страстью к Барбаре. Красавица ответила ему взаимностью. В те времена отказывать великим князьям было не принято, а кроме того, она росла в семье довольно свободных нравов. Сигизмунд Август и Барбара стали встречаться каждую ночь, о чем, естественно, вскоре узнали не только в Вильне, но и далеко за ее пределами.

События к тому времени развивались весьма стремительно. В самом начале разгоравшегося романа умерла семнадцатилетняя жена Сигизмунда Августа Елизавета Габсбургская.

И этому особенно взволновался владелец Несвижа, двоюродный брат Барбары Николай Радзивилл Черный. Выдающийся дипломат, он мечтал выйти из-под власти польской короны и стать независимым королем Великого княжества Литовского. Вместе с родным братом Барбары Николаем Радзивиллом Рыжим он приехал в Вильню и потребовал от Сигизмунда Августа либо жениться на Барбаре, либо оставить ее в покое. Королевич, который знал о ненависти своей матери, королевы Боны Сфорца, к Радзивиллам, пообещал больше с Барбарой не встречаться.

Поскольку «всё могут короли, но вот жениться по любви не может ни один король», то и в планы молодого Жыгимонта женитьба на красавице также не входила. Он прекрасно понимал, что такой брак может закрыть для него перспективы занять польский трон, ведь польский Сейм вряд ли обрадовала бы идея ещё больше укрепить таким образом позиции Радзивиллов на политической арене того времени. И так же по этой причине он дал обещание прекратить взаимоотношения с Барбарой.

Но красота молодой вдовы манила его, как первые цветы – пчелу. И потом, он действительно любил эту молодую женщину. Это показало время. И в первую же ночь он не выдержал, тем более что между их дворцами уже был построен специальный переход.

Но и Радзивилл Черный был не промах: распустив слух, что он возвращается в Несвиж, ночью с Радзивиллом Рыжим в полном рыцарском облачении нагрянул к Барбаре. На всякий случай они и ксендза с собой прихватили..

Во время встречи влюбленных внезапно появившиеся братья потребовали от Сигизмунда, чтобы он женился на их сестре, так как он нарушил своё слова. Королевич согласился, потому что очень любил Барбару. Попросил только, чтобы свадьба оставалась в тайне до того времени, пока он не займёт польский трон, иначе он не сможет защитить не только Барбару, но и себя. И в 1547 году Барбара Радзивилл тайно обвенчалась с великим князем литовским Сигизмундом Августом. И вскоре после церемонии молодожены расстались на полгода — король отправился на сейм в надежде добиться разрешения на этот брак, а Барбару отослал в Дубинки, местечко расположенное приблизительно в 50 км от Вильнюса у самого длинного в Литве озера Асвея, называющегося также Дубингяй. Молодожены поддерживали связь, посылая друг другу письма и маленькие подарки. От пребывания Барбары в Дубинках остались трогательные письма, свидетельствующие о её образованности и широте интересов.

А в 1548 году умер и Сигизмунд Старый. И королевича срочно вызвали в Краков. Королева-мать Бона Сфорца активно ищет для молодого короля невесту. Брак должен укрепить трон и увеличить престиж Речи Посполитой в Европе. Но как удар грома было известие, что у короля уже есть жена. Бона Сфорца прикладывает все усилия, чтобы сейм не короновал Барбару. Сейм, сенаторы, духовенство и шляхта потребовали от короля отречения от жены-литвинки (во времена Великого Княжества литовского нынешние белорусы называли себя литвинами).

Надо сказать, что у королевы-матери и двора были причины противиться этому браку. Барбара была из тех женщин, при виде которых мужчины теряли голову. Недруги Радзивиллов кричали, что к моменту встречи Сигизмунда Августа и Барбары у нее было 38 любовников. А ее родная сестра еще до замужества родила нескольких детей. Все это могло быть.. Но надо признать и то, что после встречи с королевичем Барбара уже ни на кого не смотрела… Кстати, они были чудесной парой: стройный, темноглазый и темноволосый Сигизмунд и очаровательная кареглазая блондинка Барбара.

Chornaya Panna Niasvizha - 3

Для успешного решения этого вопроса пришлось специально поехать в Рим к папе. И в результате, Барбара была представлена двору как законная жена молодого короля.

Chornaya Panna Niasvizha - 4

Бона Сфорца в знак протеста уехала из Кракова в Италию, оставив, правда, в Польше некоего аптекаря по имени Монти с особым заданием..

А в декабре 1550 года сейм признал королеву Барбару и короновал ее в Краковском соборе. В марте 1551-го ее признала королева-мать.

Трудно сказать, какой была совместная жизнь этих молодых людей. Легенды говорят об огромной любви, которую питал Жыгимонт к своей Басеньке. Эта любовь настолько выбивалась из традиций жизни тогдашней аристократии, что над ним даже втихомолку посмеивались. Что совершенно не мешало счастливой чете польских королей наслаждаться друг другом.

Однако спустя год Барбара тяжело заболела. Сперва болезнь пытались лечить придворные медики, потом Жыгимонт настоял на приглашении европейских светил медицины. Барбара тяжело страдала, её тело покрылось кровоточащими язвами, распространявшими ужасное зловоние. Даже сиделки не выдерживали нахождения в покоях несчастной. Вот здесь-то и проявилась настоящая любовь короля. Он проводил с любимой Басенькой многие часы, ухаживал за ней, как мог и поддерживал её.

Но триумф и счастье влюблённой королевской четы длились недолго – 8 мая 1551 г., Барбара неожиданно умерла в Вавельском замке, и причину её смерти лекари того времени определить не смогли. Считается, что её отравила королева-мать Бона Сфорца, итальянка из рода Сфорца (sforzzare с итальянского – принуждать, навязывать свою волю, вот уж действительно знаковая фамилия!). Это очень даже правдоподобно, учитывая историю истошной ненависти Боны к Барбаре и её неистовую борьбу с женой своего сына. Скоропостижная смерть молодой, крепкой и здоровой королевы выглядит тем более подозрительно на фоне того, что Бона Сфорца происходит из знатной итальянской семьи, широко известной в связи с глубокими познаниями в области ядов и снадобий, секреты о которых передавались в семье Сфорца из поколение в поколение. Далёкая родственница Боны, тоже итальянка, жена французского короля Катерина де Медичи, и её наследница, королева Мария де Медичи, тоже имели широкие знания о ядах. Более того, старинная итальянская династия Сфорца известна за способность к злобным интригам и за несколько удачно проведённых государственных переворотов, среди обстоятельств которых подозревается и применение яда. «Есть яд – нет проблемы!» – таков мог бы быть девиз этих родов. Кстати сказать, Бона Сфорца получила прозвище «коронованная змея»..

Барбара к этому моменту из цветущей красавицы уже превратилась в смертельно больную женщину, покрытую дурно пахнущими язвами. Во время коронации она сказала: «К другой короне меня небесный король зовет. Просите, чтобы этот земной скипетр он на пальму небесную заменил, а милого моего мужа после смерти моей в отчаянии и горе приласкал»..

Аптекарь Монти свое дело знал хорошо.

8 мая 1551 года в страшных мучениях королева Барбара умерла.

Chornaya Panna Niasvizha - 5

Сигизмунд Август две недели провел у ее гроба, молясь и плача.

Конечно, Барбара Радзивилл умерла отнюдь не потому, что ее красота кому-то не нравилась. Искушенная в дворцовых интригах королева-мать Бона Сфорца не захотела допустить на польский трон Радзивиллов — и своего добилась. Между прочим, ее сын Сигизмунд Август так и остался бездетным. Именно на нем прервалась династия Ягеллонов.

Радзивиллы хотели, чтобы ее похоронили рядом с другими королевами в Кафедральном соборе Святых Станислава и Вацлава на Вавеле, но король сказал: «Не пристало ее и мертвую оставлять там, где эти люди были неблагодарны к ней живой».
Отчаяние и горе короля были безмерными. Согласно последней воле Барбары, гроб с её телом повезли в Вильно. Неутешный король всю дорогу от Кракова до Вильно шёл за гробом пешком. Похоронили Барбару в Кафедральном соборе на площади Гедимина. Саркофаг с её останками находится там и в наши дни.

Изменения, которые произошли в нём с тех пор, как он встретил Барбару, сохранились. Король остался мужественным, твёрдым и волевым человеком, и мать-королева так и не смогла вернуть себе контроль над ним. Потеряв и расположение, и доверие двора, она была вынуждена уехать из Польши в Италию, где скрылась в одном из монастырей, где сама умерла от яда в 1557 г… Это ещё один аргумент в пользу того, что она отравила Барбару.

Chornaya Panna Niasvizha - 6

Король после смерти любимой так тосковал, что решил с помощью алхимиков вызвать её душу. Как свидетельствуют историки, сделать это взялись Твардовский и Мнишек. Алхимик Твардовский — реальное историческое лицо. По преданию, он продал душу дьяволу с условием, что тот заберет ее, если Твардовский умрет в Риме. Естественно, посещать вечный город алхимик не собирался до скончания века. Смерть настигла пана Твардовского в корчме, которая, конечно, называлась «Рим». 0б этом написано у Адама Мицкевича. Второй алхимик, Мнишек, возможно, относится к роду, который тоже оставил свой след в российско-польской истории.

В полутемном зале было всё подготовлено, чтобы с помощью зеркал, на одном из которых была выгравирована Барбара во весь рост в белой одежде, любимой королём, разыграть сцену встречи короля и души Барбары. Короля посадили в кресло и хотели привязать руки к подколотникам, чтобы он нечаянно не прикоснулся к приведению. Сигизмунд дал слово, что будет сидеть спокойно и только на расстоянии спросит у любимой, как ему жить дальше. Но, когда появилось привидение, он от волнения забыл свою клятву, вскочил с кресла, кинулся к приведению со словами: «Басенька моя!» – и хотел её обнять.

Chornaya Panna Niasvizha - 7

Раздался взрыв, по залу распространился трупный запах, и призрак, мгновенно почернев, с громким стоном растворился в воздухе..

Видно такова была сила любви короля, что дух его любимой остался на земле. Призрачная Барбара поселившись в Несвижском замке Радзивиллов, дожидаясь смерти мужа. Он должен был приехать туда в последний свой час, чтобы после смерти влюбленные могли воссоединиться. Но Сигизмунд II Август умер неожиданно 7 июля 1572 г., в отдалённом замке Книшин, окружённый шарлатанами, магами, астрологами и ведьмами, в комнате, задрапированной чёрным в память о Барбаре Радзивилл и в Несвиж не приехал..

А Барбара все ждет… С момента смерти любимого она является в черных одеяниях, как знак траура по загубленной своей жизни и любви.

Теперь душа Барбары обречена вечно скитаться по земле, и ходит она среди людей. На глаза перед живыми всегда появлялась в чёрном одеянии в знак траура по своей загубленной любви..

Романтическая история любви и яркая фигура Барбары Радзивилл послужила материалом нескольких прозаических, стихотворных, музыкальных и драматических произведений на разных языках.

Барбаре Радзивилл посвящены драмы польских драматургов Францишека Венжика (1811) и Алоиза Фелинского (1823), литовских драматургов Йонаса Гринюса (1948), Юозаса Грушаса (1971). О жизни, любви и смерти Барбары Радзивилл рассказывается в драматической поэме «Чорная панна Нясвіжа» (1998) белорусского драматурга Алексея Дударева.

Белорусской поэтессой и либреттистом Татьяной Мушинской создано либретто исторического балета «Барбара Радзивилл».

Высказывалось предположение, что чудотворный образ Матери Божией Остробрамской на самом деле является портретом Барбары Радзивилл.

Chornaya Panna Niasvizha - 8

Знаменитая икона Богородицы Остробрамской, которая сейчас хранится в Вильнюсе, была написана именно по заказу короля Жыгимонта Августа. Разумеется, с его любимой Басеньки. В пользу этой версии говорит и тот факт, что это едва ли не единственная известная икона Богородицы, где она – одна, без Спасителя. И это справедливо, ведь у Барбары Радзивилл не было детей…

Chornaya Panna Niasvizha - 9

А призрак Барбары и теперь предрекает несчастья.

Chornaya Panna Niasvizha - 10
Например, его видели в 2002 году, перед пожаром в замке.

Некоторые экскурсанты утверждают, что своими глазами наблюдали, как Черная Дама проплывает по замковым коридорам.

Автор: Al.

Источник: http://panal.blog.tut.by

8 thoughts on “Черная Дама Несвижского замка

  1. volk_liut

    “Родители дали ей блестящее образование, она свободно говорила и писала на старобелорусском языке (самом распространенном тогда языке Великого княжества Литовского, на котором составлялись государственные документы, деловые бумаги, договора, завещания, и т.п.) и на литовском, свободно владела латынью, знала греческий и немецкий.”
    Что имеется в виду под словом литовский? жмудинский язык или литвинский язык?

    1. Al

      Я считаю, что тут имеется в виду жмудский язык.
      Ну а то, что язык литвинов назывался чаще всего литовским , то чешский теолог Герамин Пражский, побывавший при Витовте миссионером папского престола, писал Папе римскому, что в государстве этом “«мова народа ёсць славянская», а паводле назвы дзяржавы яе называюць «літоўскаю»”

      1. volk_liut

        Не совсем понятно зачем ей было знать язык жмудский… )))))

      2. Dimont

        Жмудь была колонией Литвы. Князья ВКЛ не говорили на жмудском языке. Руководители в Жмуди были в основном литвины и не учили жмудский язык. Жмуды создали свой алфавит и издали первую книгу только в 1547 году. По каким книгам училась жмудскому Барбара Радзивилл (Годы жизни 1522-1551)? Ей было нечего больше делать как учить язык жмудов?
        Скорее всего она знала язык литовский язык литвинов.
        Вот что пишет про язык литвинов Вадим ростов:
        “Как писал Ян Длугош у литвинов язык более-менее понятен полякам, так как изначально «латинский язык» литвинов из-за широких контактов с соседями «приобрел особенности славянской мовы». В отличие от жемойтского языка. Об этом писали и другие авторы, например, другой польский хронист Мацей Мяховский в своем «Описании сарматов азиатских и европейских». О том, что литвинский и жемойтский языки являются абсолютно разными языками – масса свидетельств. Тот же Длугаш в 11-ой книге своих хроник писал о назначении епископа для Жемойтии: «На первого епископа кафедры в Медниках был предложен Матей, по происхождению Немец, который, однако, родился в Вильне. Он хорошо знал мовы литовскую [литвинскую] и жемойтскую». И даже в царской России жемойтский язык не называли «литовским»…”

  2. Graf_D

    Черная дама…
    История любви – это безусловно романтично, хорошо и т.д. Но вот что могло быть, не женись Ягеллон на ней. Возможно династия продолжалась бы гораздо дольше!
    Факт: оба мужа Барбары Радзивилл были последними из своих родов, на ком прервалась династия. И у Ягелоннов, и у Гаштольдов.

    1. Al

      Ну тут как сказать.. Станислав Гаштольд ко времени брака с Барбарой Радзивилл уже был в возрасте, и тут могли еще сказаться простуды в походах..
      И если бы королева-мать Бона Сфорц с благосклонностью отнеслась бы к Барбаре Радзивилл, то все могло бы быть иначе..

  3. андрей

    Не слышал о замке Несвижских Радзивилов в 16в в Слуцке.

  4. boni_gata

    Ну и старобеларуского она не знала. Потому что это выдумка нашего времени.
    А Может литовский [язык литвинов] это и есть язык статусов, документации и и.д?

Пакінуць адказ

Ваш адрас электроннай пошты не будзе апублікаваны. Неабходныя палі пазначаны як *

Гэты сайт выкарыстоўвае Akismet для барацьбы са спамам. Даведайцеся пра тое, яе апрацоўваюцца вашы дадзеныя.