Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Беларусь и соседи: территориальные вопросы – кто, кому и сколько должен?

В последнее время в информационном пространстве, в первую очередь – средствами массовой информации т.н. «западно-руссистов», в т.ч. интернет-сайтами, была развернута пропагандистская дискуссия о якобы незаконной передачи в состав БССР «исконно русских территорий» Витебской и Могилевской областей, подобная той, которая ведется в отношении «незаконной» передачи в состав Украины Крыма и т.н. Новороссии.

mapa Belaruskih miezhauВ частности, в ходе общественных слушаний на тему «Нужна ли правовая оценка закона 1954 года о передаче Крымской обасти из состава РСФСР в состав УССР?», инициировавший данные слушания директор Института стран СНГ и член Общественной палаты Российской Федерации Константин Затулин, заявил, что «никто не запретит никому возвращаться к событиям прошлого». И далее: «Что касается планов использовать прецедент отмены решения 1954-го с другими странами СНГ, с Казахстаном и так далее. Таких планов не существует на данный момент. Ручаться за все, что произойдет в будущем, никоим образом не могу, никто не может. Но планов таких нет. При этом хочу заметить: от нас зависит, появятся такие планы или не появятся». Таким образом, кремлевское руководство дало понять руководителям соседних стран – бывших республик СССР, что не исключена возможность отмены каких-либо территориальных решений советского руководства, тем более, что со многим, как и с Украиной, нет заключенных договоров о границах.

Однако насколько обоснованы территориальные притязания «западно-руссистов» на «исконно русские» земли Беларуси?

Оставим пока в стороне пограничные акты Московского государства и Великого княжества Литовского, на наследие которого нынешнее руководство Беларуси пока не претендует, а также документы трех разделов Речи Посполитой, вследствие которых территория нынешней Беларуси оказалась расчленена Российской империей и Прусским королевством, хотя правительство Советской России 29 августа 1918 г. признало все договора о разделе Речи Посполитой недействительными, поэтому как создатели БССР, которая трансформировалась после развала СССР в Республику Беларусь, так и основатели БНР имели полное право требовать от руководства Советской России признания беларуской республики в границах до 1772 г.

Однако в принятой 25 марта 1918 г. Радой БНР Третьей уставной грамоте указывалось, что «Беларуская Народная Республики должна объять [только] все земли, где живет и имеет численное преобладание беларуский народ, а именно: Могилёвщину, беларуские части Менщины, Гродненщины (с Гродно, Белостоком и др.), Виленщины, Витебщины, Смоленщины, Черниговщины и смежных частей соседних губерний, заселенных беларусами». Эти положения основывались на исследовании академика Е.Ф.Карского «К вопросу об этнографической карте белорусского племени», опубликованном им в 1902 г. в типографии Императорской Академии Наук в Санкт-Петербурге и составленной на основе этого исследования «Карте расселения белорусского племени», изданной Российской Академией Наук в 1917 г.

Задача по описанию границ БНР была поручена Комиссии международных дел и Стратегической комиссии, созданной при Народном Секретариате иностранных дел. Карту БНР планировалось разработать в 1918 г., но она была издана только в 1919 г. в оккупированном поляками Гродно в качестве приложения к брошюре профессора М.В.Довнар-Запольскаго «Асновы Дзержаўнасьці Беларусі». Напечатанная на русском, польском, английском, немецком и французском языках карта была представлена беларуской делегацией на мирной Конференции в Париже.

Согласно этой карты, граница БНР должна была быть установлена следующим образом:

1. С Россией: станция Корсовка железной дороги Петроград – Варшава (около 40 верстах севернее Режицы Витебской губернии); почти прямая линия до Великих Лук по территории Псковской губернии южнее Опочки и Великих Лук на 5 верст; далее – 5-10 верст южнее железной дороги Великие Луки – Ржев, по территории Смоленской губернии, где поворачивает на север по границе губернии; у местечка Рожня линия границы переходит на территорию Тверской губернии; по линии верст на 30-40 от границы губернии в направлении Ржева; в 10 верстах от Ржева граница круто сворачивает на юг, к верховью Днепра; по течению Днепра до пересечения его железной дорогой Смоленск – Вязьма; далее – широкой дугой, выпуклой к востоку, до пересечения железной дороги Смоленск – Сухиничи с границей Калужской губернии; по границе губернии до реки Десна; по течению реки до станции Городец, что в 25 верстах северо-западнее Брянска; далее – на юг, до реки Десна; по течению реки 80 верст до пересечения границы Украины, совпадающую с восточной границей Черниговской губернии.

Такое прохождение границы аргументировалось тем, что хотя Смоленские и Брянские земли в разное время были как в составе Великого княжества Литовского, так и в составе Московского государства, однако почти на всех картах XIX – начала XX в. этническая граница беларусов охватывала Смоленщину и западные районы Брянщины. Так, в «Списке населенных мест по сведениям с 1859 г.» указывалось, что среди населения Смоленской губернии беларусы преобладают по всей губернии, «особенно же беларусы распространены в уездах: Рославском, Смоленском, Краснинском, Дорогобужском, Ельнинском, Поречском и Духовщинском». Другие российские подобные издания также свидетельствовали, что «половина населения Смоленской губернии, действительно, относится к беларускому племени… и по общему своему естественному типу большая часть Смоленской губернии ничем не отличается от самых типических частей Белоруссии, с которой имеет больше сходства, чем с соседними губерниями».

2. С Украиной: от пересечения Десной границы Черниговской губернии по течению Десны 10 верст; далее – на запад до Днепра, в 30 верстах ниже впадения в него реки Сож у сел Любечь и Лушиво; по Днепру до границы Киевской губернии; по границе губернии до границы Волынской губернии; по границе губернии до ее стыка с границей Гродненской губернии; по границе этой губернии к Влодаве на реке Западный Буг – стыку границ Беларуси, Польши и Украины.

Профессор Е.Ф.Карский, немецкие и украинские специалисты считали, что граница, разделяющая территорию проживания беларуского и украинского народов, проходит по границе Волынской губернии до села Скородное, от которого – прямо на север к Мозырю Минской губернии, от Мозыря – по реке Припяти, затем – по ее притоку речке Бобрику, от верховьев которой к озеру Выгоновскому, а от озера ломаной линией через города Береза и Пружаны и севернее городов Каменец и Высоко-Литовск до д. Мельники, которая является стыком границ Украины, Беларуси и Польши.

Профессор Е.Ф.Карский, составляя свою карту, использовал строго лингвистический подход и все спорные моменты решал не в пользу беларусов. Так, юго-западные районы (Полесские территории), в которых преобладали украинские языковые особенности, он исключил из этнической территории Беларуси. Беларуский историк, участник национального движения М.В.Довнар-Запольский при составлении своей карты использовал все факторы – от языковых до историко-этнических, поэтому на его карте южная граница расселения беларусов проходит практически так, как в настоящее время проходит беларуско-украинская государственная граница.

gering-christian_belarus_2004-103. С Польшей: от Влодавы по течению р. Западный Буг до ее притока – р.Нурец, по ней до Брянска, далее – к Суражу на р.Нарев, по ее течению до впадения в нее р.Бобр, по ней – до Августовского канала, далее по каналу и в 10 верстах от Августова граница сворачивает на Друскеники на р. Неман – стыку границ Беларуси, Польши и Литвы.

Такое прохождение границы с Польшей подтверждалось Кревской и Люблинской униями между Великим княжеством Литовским и Польским королевством. Однако в XIX в., после разделов Речи Посполитой часть местных жителей католического вероисповедания, называвших себя литвинами, не желая поддаваться русификации, стала называть себя поляками. Другая часть католиков продолжала считать себя литвинами или называла себя «тутэйшими». Тем не менее, согласно данных переписи 1897 г., большинство населения Гродненской губернии считали себя беларусами, за исключением Белостокского уезда, где среди городского населения преобладали поляки, но среди сельского населения соотношение беларусов и поляков было одинаковое.

Однако после образования независимого польского государства, его руководство пыталось отогнуть западные территорий Беларуси, аргументируя это тем, что поляки составляют здесь этническое большинство, так как при определении нации польские политики руководствовались религиозным критерием: католик – значит поляк, православный – беларус.

4. С Литвой: от Друскеники по линии южнее Оран к Воронову (30 верстах севернее Лиды), далее – широкой дугой, захватывающей Вильню и Новые Троки, через Ольненич – Клечи – Высокий Двор – Клейтовишки – Мусники – Шировинты – Дубинки до Свентян; от Свентян через ж.д. ст. Годушинки, г. Видзы и озеро Дрисвяты – к м. Турмонты Ново-Александровского уезда Ковенской губернии – стык границ Литвы, Беларуси и Курляндии.

Такое прохождение этой границы объяснялось тем, что бóльшая часть территории нынешней Литвы, включая Виленщину, на всех западноевропейских и российских этнографических картах конца XIX – начала XX в. обозначалась как беларуская этническая территория, население которой называло себя литвинами, говорило на беларуском языке и считало себя славянами. Также по данным переписи населения Виленской губернии 1897 г., большинство ее населения, за исключением Трокского уезда составляли беларусы, на втором месте были литовцы, на третьем – поляки.

5. С Курляндией: от Турмонтов северо-восточнее Ново-Александровска через Иллуксть до р. Западная Двина у имения Ликсно, что в 14 верстах по течению ниже Двинска.

6. С Лифляндией: от имения Ликсно, огибая Двинск и включая его в территорию БНР, по Западной Двине до Друи, от Друи под прямым углом поворачивает на север и по линии Дагда – Люцинь – Ясновь до станции Корсовка железной дороги Петроград – Варшава. (В настоящее время северо-западная часть этой беларуской этнографической территории – бывшие уезды Двинский, Люцынский и Режицкий – находится в составе Латвии).

Впоследствии правительство БНР неоднократно пыталось добиться международного признания этих границ Беларуси. Так, в апреле 1918 г. делегаты БНР А. Цвикевич, профессор М. Довнар-Запольский и доктор П. Тремкович в письме к германскому послу при Украинской Раде писали: «Вместе с тем, мы настойчиво просим сохранения Беларуси в ее естественных исторических, этнографических и экономических границах. Конкретно, мы настаиваем на сохранении за Беларусью Гродненщины, течения Припяти и г. Вильно. … Относительно Вильно, мы должны напомнить, что это духовный центр Беларуси, который наиболее живо представляет идею беларуской государственности». На межсоюзническом совещании в Яссах в ноябре 1918 г. делегации правительства БНР для ознакомления союзников с положением беларуского вопроса и стремлением беларуского народа к независимости, предоставила меморандум об историческом развитии беларуского народа и карту этнографических границ Беларуси. Не позднее октября 1918 г. правительством БНР было направлена просьба к правительству Австрийской империи с просьбой о признании Беларуси самостоятельной республикой, окончательно отделившейся от России, в которой также говорилось о сохранении Беларуси в естественных исторических, этнографических и экономических границах: «Мы будем настоятельно просить оказать нам поддержку в удержании за Беларусией территории Гродненской губернии, за исключением, быть может, южной части Брестского уезда, всей южной части Минской губернии, т. е. течение реки Припять и бассейна реки Сож с северными уездами Черниговской губернии. На западе мы стоим за охрану всей территории Беларуси с городом Вильно – нашей древней столицей, а оттуда на восток к Динабургу. При этом мы считаем нужным напомнить, что Вильно было не только нашей столицей, но и воинственным центром и центром беларуского движения». Также неоднократно направлялись заявления и мемориалы Рады БНР правительству Украины с просьбами признать независимость и нераздельность Беларуси в ее историческо-этнографических границах. В частности, 10 октября 1918 г. делегацией БНР была представлена нота министру иностранных дел Украины об официальном признании БНР и установлении государственной границы между ней и Украиной.

В связи с провозглашением БНР руководство Советской России было вынуждено приступить к решению  национального вопроса беларусов. В этой связи Декретом СНК РСФСР от 31 января 1918 г. в Западной области, образованной  в марте 1917 г. решением Всероссийского совещания Советов в составе Минской, Могилевской, Витебской и не оккупированной части Виленской губерний, был создан  находившийся при Народном комиссариате по делам национальностей СНК РСФСР беларуский национальный комиссариат, призванный информировать СНК РФСФР о нуждах беларуского народа, извещать беларуских трудящихся о мероприятиях, проводимых советской властью, бороться с проявлениями национализма и шовинизма, содействовать национально-государственному и культурному строительству, пропагандировать идеи Советской власти и т.д. Представитель комиссариата был обязан присутствовать на всех заседаниях СНК РСФСР, на которых рассматривались вопросы, затрагивающие интересы беларуского народа.

В апреле 1918 г. по инициативе беларуского национального комиссариата Облискомзап и Наркомат внутренних дел (НКВД) РСФСР приняли совместное постановление об увеличении территории Западной области путем передачи в ее состав Смоленской губернии из состава Московской области.

После освобождением немцами территорий Беларуси и Литвы и установлением там советской власти, 8 декабря 1918 г. большевиками было провозглашено образование Социалистической Советской Республики Литвы (ССРЛ), в состав которой должны были войти почти все беларуские этнические земли. Однако в середине декабря Центральный комитет (ЦК) Российской коммунистической партии (большевиков) (РКП(б)) на своем заседании рассмотрел проект о создании уже двух советских республик – литовской и беларуской.

Тем не менее, 21-23 декабря 1918 г. в Москве прошла I конференция беларуских секций РКП(б), которая приняла решение о необходимости образования на территории Западной коммуны, в которую была преобразована Западная область в сентябре 1918 г., беларуского советского правительства, что полностью соответствовало политике ЦК РКП(б) относительно национально-государственного строительства освобождаемых западных районов. В этой связи, хотя 22 декабря РСФСР официально признала независимость ССРЛ, 23 декабря Постановлением ВЦИК в состав Западной коммуны была включена Гродненская губерния, которая ранее была объявлена в составе ССРЛ, а 24 декабря 1918 г. ЦК РКП(б) принял решение о создании Советской Социалистической Республики Белоруссии (ССРБ) и директивой Наркома по делам национальностей РСФСР от 27 декабря 1918 г. «О практических мероприятиях образования ССРБ» был определен численный состав правительства республики и его структура, а также ее территория: «В состав республики входят губернии: Гродненская, Минская, Могилевская, Витебская и Смоленская. Последняя является спорной, по усмотрению местных товарищей».

На фоне этих событий 30 декабря 1918 г. в Смоленске начала работу VI Северо-Западная областная конференция РКП (б), в работе которой приняли участие 203 делегата от 17771 большевиков Витебской, Смоленской, Минской, Могилевской и Черниговской губерний. В первый день работы конференции с докладом «О текущем моменте» выступил председатель Северо-Западного областного комитета РКП(б) А.Ф. Мясников, который предложил обсудить вопрос о провозглашении ССРБ и делегаты единодушно поддержали это предложение, приняв резолюцию: «считать необходимым провозгласить самостоятельную Социалистическую Республику Белоруссию из территорий Минской, Гродненской, Могилевской, Витебской и Смоленской губерний». Одновременно VI Северо-Западная областная конференция была переименована в I съезд Коммунистической партии (большевиков) Беларуси (КП(б)Б), который тут же принял Постановление «О границах белорусской советской социалистической республики» (в документе именно так), в котором указывалось:

«1. Основным ядром белорусской республики считаются губернии: Минская, Смоленская, Могилевская, Витебская и Гродненская с частями прилегающих к ним местностей соседних губерний, населенных по преимуществу белорусами. Таковыми признать: часть Ковенской губернии Ново-Александровского уезда, Вилейский уезд, часть Свентянского и Ошмянского уездов Виленской губернии, Августовский уезд бывшей Сувалковской губернии, Суражский, Мглинский, Стародубский и Новозыбковский уезды Черниговской губернии. Из состава Смоленской губернии могут быть исключены уезды: Гжатский, Сычевский, Вяземский и Юхновский, а из Витебской губернии части уездов Двинского, Режицкого и Люцинского.

2. Во всех местах, где граница, проходя по частям Витебской и Виленской губерний, носит спорный характер, вследствие населенности в одинаковой степени несколькими народностями, граница должна быть установлена особыми комиссиями, выделяемыми правительствами заинтересованных советских республик».

Таким образом, границы Советской Беларуси практически совпадали с границами БНР, лишь в районе Брянска граница должна была проходить ближе к границе Могилевской губернии, в районе Режицы – западнее границы БНР, в Виленской губернии – ближе к Сморгони и Ошмянам, также отличались участки границы с Польшей в районе Бельска и с Украиной в районе Новозыбкова.

На следующий день, 31 декабря 1918 г., в Смоленске было создано Временное революционное рабоче-крестьянское правительство ССРБ, которое 1 января 1919 г. по радио обнародовало Манифест, провозгласив создание ССРБ в составе Витебской, Гродненской, Минской и Могилевской губерний и беларуских уездов Виленской, Ковенской и Смоленской губерний.

Планировалось, что легитимность Постановлению съезда и Манифесту должен был придать Всебеларуский съезд Советов, который бы принял Конституцию ССРБ, утвердил ее герб и флаг, избрал ЦИК. Однако в период подготовки к съезду, 16 января 1919 г. ЦК РКП(б) принял решение о присоединении к РСФСР Витебской, Могилевской и Смоленской губерний.

22 января 1919 г. вопрос о границах ССРБ обсуждался на заседании Центрального Бюро КП(б)Б, но после продолжительных споров оно было вынуждено согласиться с решением ЦК РКП(б), оговорив себе право просить его о пересмотре данного решения. Свое соглашательство члены Центрального Бюро КП(б)Б оправдывали тем, что исключение из состава ССРБ трех губерний не приведет к нарушению суверенитета только что провозглашенной республики.

I Всебеларуский съезд Советов открылся в Минске 2 февраля 1919 г. За время своей работы 2-4 февраля, он принял «Декларацию прав трудящихся и эксплуатируемых» – Конституцию ССРБ, в которой территория Беларуси была определена только в составе Минской и Гродненской губерний.

Однако 3 февраля на съезде выступил Председатель Всероссийского ЦИК Я.М.Свердлов, который огласил Постановление Президиума ВЦИК от 31 января 1919 г. «О признании независимости Социалистической Советской Республики Белоруссии», после чего предложил принять Декларацию «Об объединении советских социалистических республик Литвы и Белоруссии». Беларуские большевики были вынуждены одобрить это предложение, а 15 февраля и Съезд советов ССРЛ, также по указанию руководства Советской России, высказалась за объединение ССРЛ и ССРБ в единую Социалистическую Советскую Республику Литвы и Беларуси (ССРЛБ, ЛитБел), которая должна была стать буферным государством между Польшей и Советской Россией, что исключило бы открытое военное противоборство между ними. Таким образом, национально-государственное создание Беларуси было принесено в жертву интересам мировой пролетарской революции.

На основании решений этих двух съездов советов, 27 февраля 1919 г. в Вильне состоялось объединенное заседание ЦИК ССРЛ и ЦИК ССРБ, принявшее решение о создании ССРЛБ со столицей в Вильне. В состав республики вошли территории Виленской, Минской, Гродненской, Ковенской и части Сувалской губерний с населением более 6 млн. человек.

16 февраля 1919 г. ЦИК ЛитБел обратился к польскому правительству с предложением решить вопрос о границах. Но, как и на предложение ВЦИК от 10 февраля об установлении границ, ответа от Польши не последовало, т.к. фактический руководитель Польши Ю. Пилсудский, был одержим идеей восстановления Речи Посполитой в составе Польши, Литвы, Беларусии и Украины в границах 1772 г.  Программой-максимум Ю.Пилсудского было создание ряда национальных государств на территории европейской части бывшей Российской империи, которые находились бы под влиянием Польши, что, по его мнению, позволило бы Польше стать великой державой, заменив в Восточной Европе Россию.

Однако на открывшейся 18 января 1919 г. в Париже мирной конференции была создана специальная комиссия по польским делам во главе с бывшим послом Франции в Германии Ж.Камбоном. При подготовке решения вопроса о польско-русской границе эта комиссия исходила из решения делегаций главных союзных держав включить в состав Польши только этнически польские территории. На основе этого решения Территориальная комиссия конференции предложила установить восточную границу Польши по линии Гродно – Валовка – Немиров – Брест-Литовск – Дорогуск – Устилуг – восточное Грубешова – Крылов – западнее Равы-Русской – восточнее Перемышля до Карпат. Эта линия границы была принята союзными державами уже после заключения Версальского мирного договора и опубликована в «Декларации Верховного совета союзных и объединившихся держав по поводу временной восточной границы Польши» от 8 декабря 1919 г. за подписью председателя Верховного совета Ж. Клемансо.

Несмотря на такое решение союзных держав, Ю.Пилсудский отдал приказ о наступлении и 2 марта 1919 г. польские войска атаковали части РККА, вышедшие вслед за отступающими германскими войсками, практически на линию восточной границы Польши,  определенной союзными державами.

В ходе советско-польской войны, к исходу 10 сентября 1919 г. польские войска вышли на линию Динабург (Двинск) – Полоцк – Лепель – Борисов – Боруйск – р. Птичь, в результате чего практически вся территория ЛитБел ССР оказалась оккупированной и республика де-факто прекратила существование.

Военные успехи Польши вынудили большевиков искать возможность заключения с ней мирного договора любой ценой и В.И. Ленин даже предлагал Ю. Пилсудскому мир «с вечной границей на Двине, Улле и Березине», а затем это предложение еще не раз повторялось на переговорах в Микашевичах. Таким образом, фактически полякам предлагалась вся Беларусь в обмен на прекращение военных действий.

В декабре 1919 г. польские войска возобновили общее наступление, заняв 3 января 1920 г. Двинск (Даугавпилс), который был затем передан Латвии. Таким образом, фронт установился по линии: Дисна – Полоцк – р. Ула – ж.д. ст. Крупки – Бобруйск – Мозырь, на которой продержался до весны 1920 г.

После возобновления боевых действий, к июлю 1920 г. войска РККА, прорвав фронт вышли к этническим границам Польши и 10 июля польский премьер выступил с заявлением о согласии признать восточной границей Польши линию, определенную в «Декларации Верховного совета союзных и объединившихся держав по поводу временной восточной границы Польши» и подтвержденную в июле 1920 г. на конференцией союзных держав в Спа.

В этой связи 12 июля 1920 г. британский министр иностранных дел лорд Керзон направил правительству РСФСР ноту, в которой потребовал прекратить наступление РККА на этой линии. На размышления РСФСР давалось 7 дней и сообщалось, что Польша согласна на эти условия. Так, благодаря ноте лорда Керзона линия восточной границы Польши получила название «линия Керзона».

Однако, опьяненное успехами на фронте, большевитское руководство Советской России отвергло эти предложения. Кроме того, с целью обеспечения нейтралитета уже независимой Литвы и даже ее возможной конфронтации с Польшей из-за территориальных споров, 12 июля 1920 г. с Литвой был заключен мирный договор, по которому признавалась ее независимость «в этнографических границах» – очевидно, рассчитывая на скорое установление в Литве советской власти, руководство Советской России пошло на значительные территориальные уступки, включив без согласия белорусов в состав Литвы значительную часть беларуской территории, занятой на то время польскими войсками, а именно: Ковенскую, Сувалсковскую и Гродненскую губернии с городами Гродно, Щучин, Сморгонь, Ошмяны, Молодечно, Браслав и другими. Виленский край с Вильна также был признан составной частью Литвы.

Подписание этого договора означало фактическое прекращение существования ЛитБел и 31 июля 1920 г. в Минске Военно-революционный комитет издал «Декларацию о провозглашении независимости Советской Социалистической Республики Белоруссии», т.е. о восстановлении ССРБ, провозглашенной 1 января 1919 г.

В этой Декларации было и описание границ республики: «западная граница определяется по этнографической границе между Белоруссией и примыкающими к ней буржуазными государствами», а граница с Россией и Украиной «определяется свободным выражением воли белорусского народа на уездных и губернских съездах Советов в полном согласии с правительствами РСФСР и ССРУ[краины]». Однако реально ССРБ была восстановлена только в составе Минской губернии, но без Речицкого уезда, и беларуских уездов Гродненской и Виленской губерний.

14 августа польская армия перешла в контрнаступление под Варшавой, а 16 августа – по всему фронту, в результате чего, как впоследствии писал Л.Д.Троцкий, «десятки тысяч людей попали в плен, остатки войск были морально сломлены».

В этой ситуации, 19 августа на заседании Политбюро ЦК РКП(б) было принято решение «принять усиленные меры к общей мобилизации белорусов» и после окончания заседания В.И. Ленин направил И.Т. Смилге телеграмму: «Необходимо налечь изо всех сил, чтобы белорусские рабочие и крестьяне, хотя бы в лаптях и купальных костюмах, но с немедленной и революционной быстротой дали Вам пополнение в тройном и четверном количестве»…

Советско-польская война закончилась подписанием 18 марта 1921 г. в Риге мирного договора РСФСР и ССР Украины с Польшей – унизительного для Советской России. По его условиям в состав Польши вошли этнические беларуские земли общей площадью более 112 000 кв. км с населением более 4 млн человек, из которых около 3 млн были беларусы: Гродненская, почти половина Минской и большая часть Виленской губерний, т.е. территории Белосточчины, Виленщины и нынешних Брестской, Гродненской и частично Минской и Витебской областей Республики Беларусь.

Так как Витебская губерния, кроме переданных, по подписанному 11 августа 1920 г. мирному договору РСФСР с Латвией, в ее состав Режицкого и Дриссенского уездов, а также Могилевская и Смоленская оставались в составе РСФСР, то территориально ССРБ составили только шесть уездов Минской губернии: Бобруйский, Борисовский, Игуменский (с 1923 г. – Червеньский), Мозырский, Минский и Слуцкий – общей площадью 52 300 кв. км с населением численностью в 1,5 млн человек.

Впоследствии руководство Советской Беларуси неоднократно поднимало вопрос об увеличении ее территории. В частности, летом 1921 г., когда в правительстве РСФСР обсуждался вопрос о создании единого экономического района в составе Витебской, Гомельской, Смоленской и Брянской губерний РСФСР и ССРБ с центром в Смоленске, правительство ССРБ предложило свой проект создания единого экономического района путем включения в состав республики территорий с преобладающим беларуским населением.

В 1923 г. советские и партийные органы Советской Беларуси вновь обратились к руководству РСФСР с просьбой вернуть в ее состав этнические беларуские территории – уезды, в которых большинство населения составляли белорусы. Однако, когда на повестку дня стал вопрос о возвращении Беларуси этнических беларуских территорий Витебской губернии, Мстиславского и Горецкого поветов Смоленской губернии и большинства поветов созданной в 1921 г. в составе РСФСР из частей Минской, Могилевской и Черниговской губерний Гомельской губернии, как «родных ей в бытовом, этнографическом и хозяйственно-экономическом отношениях», то Витебский губисполком, в составе которого беларусов практически не было, высказался против этого, аргументируя свое решение тем, что население Витебской губернии потеряло бытовые беларуские черты и беларуский язык незнаком большинству населения, хотя при переписи 1920 г. большинство населения Витебской губернии назвало себя беларусами.

Тем не менее, 3 марта 1924 г. ВЦИК все же принял постановление о передаче БССР территории с преобладающим беларуским населением – 16 уездов Витебской, Гомельской и Смоленской губерний. 7 марта 1924 г. это постановление было утверждено Президиумом ЦИК СССР и в состав Беларуси были возвращены Витебский, Полоцкий, Сенненский, Суражский, Городокский, Дриссенский, Лепельский и Оршанский уезды Витебской губернии (Велижский, Невельский и Себежский уезды остались в составе РСФСР), Климовичский, Рогачевский, Быховский, Могилевский, Чериковский и Чаусский уезды Гомельской губернии (в составе РСФСР остались Гомельский и Речицкий уезды), а также 18 волостей Горецкого и Мстиславльского уездов Смоленской губернии. В результате этого, т.н. первого, укрупнения БССР, ее территория увеличилась более чем в два раза и составила 110 500 кв. км, а численность населения увеличилось почти втрое – до 4,2 млн человек.

Незначительное изменение территории БССР произошло в 1926 г., когда 19 марта, на основании решения Политбюро КЦ ВКП(б) Постановлением Президиума ЦИК СССР «Об урегулировании границ Украинской Социалистической Советской Республики с Российской Социалистической Федеративной Советской Республикой и Белорусской Социалистической Советской Республикой» от 16 октября 1925 г., из состава БССР в состав УССР было передано 20 населенных пунктов южной части Каролинского района Мозырского округа, а из состава УССР в состав БССР – северные части Олевского, Словечненского и Овручского районов.

Очередное, т.н. второе, укрупнение БССР произошло 28 декабря 1926 г., когда на основании постановления Политбюро ЦК ВКП(б) от 18 ноября 1926 г. постановлением Пезидиума ВЦИК от 6 декабря 1926 г. в ее состав были переданы Гомельский и Речицкий уезды Гомельской губернии. В результате этого территория БССР стала 125 854 кв. км, а численность населения достигло почти 5 млн человек.

Кроме того, в 1924-1926 гг. ожидалось возвращение в состав БССР из состава РСФСР и остальных этнических территорий – почти всей Смоленщины и бóльшей части Брянщины. Но после начала первой волны террора в отношении национальной элиты вопрос о возвращении в состав БССР восточных этнических беларуских территорий уже не поднимался.

Последняя корректировка границ БССР в этот период была осуществлена в 1929 г., когда по просьбе жителей д. Васильевка 2-я Хотимского района Мозырского округа постановлением Президиума ВЦИК от 20 октября 16 хозяйств этой деревни были включены в состав РСФСР.

Значительное же увеличение территории Беларуси произошло после т.н. освободительного похода РККА в Западную Беларусь, начавшегося 17 сентября 1939 г.

1 октября 1939 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло «Программу советизации Западной Украины и Западной Белоруссии», согласно которой 28 октября в Белостоке начало работу Народное собрание Западной Беларуси, принявшее 30 октября постановление с просьбой к Верховным Советам СССР и БССР «…принять Западную Белоруссию в состав Советского Союза и Белорусской Советской Социалистической Республики, воссоединить белорусский народ в единое государство и положить тем самым конец разобщению белорусского народа».

31 октября в Москве открылась V (внеочередная) сессия ВС СССР, которая 2 ноября удовлетворила эту просьбу, приняв Закон «О включении Западной Белоруссии в состав Союза Советских Социалистических Республик и воссоединении ее с Белорусской Советской Социалистической Республикой». Во исполнение Закона 12 ноября 1939 г. III (внеочередная) сессия ВС БССР приняла закон о включении Западной Беларуси в состав БССР, в результате чего ее территория увеличилась с 125 600 кв. км до 225 600 кв. км, а численность населения – с 5,562 млн чел. до 10,239 млн чел.

Однако, часть территории Западной Беларуси едва не была включена в состав УССР, т.к. в ЦК ВКП(б) первым секретарем ЦК КП(б)У Н.С.Хрущевым были внесены предложения о границе между западными областями УССР и БССР, согласно которым она должна была пройти севернее линии Брест – Пружаны – Столин – Пинск – Лунинец – Кобрин. На совещании у И.В.Сталина руководство КП(б)Б высказалось категорически против такого разделения, что стало причиной ожесточенного спора между Н.С.Хрущевым и первым секретарем ЦК КП(б)Б П.К.Пономаренко. Точку в этом споре поставил И.В. Сталин – 4 декабря 1939 г. Политбюро ЦК ВКП(б) утвердило проект Указа Президиума Верховного Сонета СССР о разграничении между УССР и БССР, в котором за основу было взято предложение руководства Беларуси. А вскоре Верховного Совет СССР утвердил совместное представление Президиумов Верховного Сонета УССР и БССР о границе между Волынской и Ровенской областями УССР и Брестской и Пинской областями БССР.

Однако воссоединение Западной Беларуси с БССР вызвало резкую негативную реакцию у польского правительства в эмиграции. Так, 21 октября 1939 г. оно выразило протест СССР, оспаривая правовую силу результатов выборов в народные собрания Западной Беларуси и Западной Украины. Впоследствии, 4 марта 1940 г., министр М. Сейды направил в дипломатические представительства Польши инструкцию по вопросу печатной кампании, которая требовала «бороться против концепции так называемой «линии Керзона» и «усиленно подчеркивать, что Польша на протяжении нескольких сот лет прививала на этих землях христианскую и западную цивилизацию, достижения которой сейчас хотят уничтожить большевики». Также в принятых 15 августа 1940 г. программных тезисах внешней политики польского правительства утверждалось, что «настоящие границы советской оккупации не имеют этнографических оснований и, якобы, освободительных, а исключительно империалистические».

Несомненно, что воссоединение Западной Беларуси с БССР было актом исторической справедливости, положившем конец разделу нашей Родины и восстановившем ее территориальную целостность, объединив в единое целое беларуский народ.

Но 10 октября 1939 г. между СССР и Литовской Республикой был заключен Договор о передаче ей из состава БССР Вильни и части Виленской области – Виленеко-Трокского уезда и части Свентянекого и Браславского уездов, общей площадью 6739 кв км с почти 457 тыс человек населения. Одновременно был заключен Пакт о взаимопомощи, в соответствии с которым СССР разместил на территории Литвы войска РККА численностью в 20 тыс. человек. Представители БССР ни в обсуждении условий Договора, ни в переговорах с литовцами, ни в подписании Договора участия не принимали.

Однако передача этих этнических беларуских территорий в состав Литвы не удовлетворило территориальные претензии литовского руководства к СССР, т.к. территория самого Вильно и полоса вдоль прежней железной дороги Петербург – Варшава составляли лишь около 25% территории, занятой в 1920 г. польскими войсками генерала Желиговского, которая, по мнению литовского руководства, была частью этнических литовских земель, незаконно включенных в состав БССР. В этой связи, «аппетиты» литовского руководства простирались на Свентянскую, Друскеникскую и Марцинканскую волости, а также на некоторые населенные пункты на границе с Беларусью общей площадью 20 561 кв. км. Кроме того, некоторыми литовскими политиками высказывались территориальные претензии даже в отношении Гродно, Новогрудка, Лиды и еще пяти городов Беларуси. Но пока Литва оставалась самостоятельным государством, на эти претензии советское руководство не обращало внимания. Ситуация изменилась после провозглашения 21 июля 1940 г. в Литве советской власти и принятием 3 августа VII чрезвычайной сессией Верховного Совета СССР Закона о принятии уже Литовской ССР в состав Советского Союза. На этой же сессии было принято и решение о передаче в состав Литовской ССР части территории БССР с городами Свенцяны (Швенчёнис), Солечники (Шальчининкай), Девянишки (Девянишкес) и Друскеники (Друскининкай). Весьма примечательно, что литовские делегаты первоначально просили передать в состав Литовской ССР только Свенцянский (Швенчёнский) район, но находившийся в составе делегации многолетний председатель Союза писателей Литвы Людас Гира «ещё напомнил о литовских селениях Марцинконис, Девянишкес, о курорте Друскининкай».

Новая белорусско-литовская административная граница была утверждена 6 ноября 1940 г. Указом Верховного Совета СССР «Об установлении границы между Белорусской ССР и Литовской ССР», содержавший детальное ее описание.

Таким образом от Беларуси были отторгнуты почти весь Свентянский район Вилейской области (за исключением Лынтунского, Масляникского и Рымкянского сельсоветов, которые были включены в состав Поставского района Виленского области) и бóльшая часть Гадутишковского района (Комайский, Магунский. Новоселковский, Онковичский, Полесский, Радутский и Старчукский сельсоветы также были включены в состав ІІоставского района) общей площадью 2 646 кв км с населением 76 тыс. человек. После этого площадь БССР стала 223 000 кв км, на которой проживало 10,2 млн человек.

Очередное «урезание» Беларуси произошло после окончания Великой Отечественной войны, на сей раз – в пользу Польши.

Еще в июле 1941 г. в Лондоне на переговорах между премьером польского эмигрантского правительства В. Сикорским и советским послом И. Майским выявились серьезные расхождения в вопросе о советско-польской границе, так как В. Сикорский требовал восстановления ее по условиям Рижского мирного договора 1921 г., а И. Майский настаивал на установлении границы на основе этнографического критерия. В результате подписанный 30 июля 1941 г. советско-польский договор восстанавливал дипломатические отношения и признавал утратившими силу соглашения между СССР и Германией, касающиеся территориальных изменений в Польше, но в нем отсутствовали обязательства возрождения границ, существовавших до сентября 1939 г.

Затем 7 ноября 1942 г. польское правительство приняло постановление, в котором излагалась возможность в обмен на возрождение восточных границ Польши отказаться от Вроцлава, Щецина и выхода к Одеру, а польско-советская граница провозглашалась восточной границей христианской цивилизации. После этого последовали обращения В.Сикорского к У.Черчиллю и Ф.Рузвельту с просьбой оказать давление на И.В.Сталина по вопросу восстановления польско-советской границы 1921 г. Однако на Тегеранской конференции руководителей СССР, США и Великобритании (28 ноября – 1 декабря 1943 г.) за основу будущей советско-польской границы участниками переговоров была принята «линия Керзона», а передача Польши беларуской Белосточчины была компенсирована передачей СССР северной части Восточной Пруссии.

О будущей советско-польской границе шли переговоры и с созданным из польских коммунистов Польским Комитетом Национального Освобождения (ПКНО). Предложенная в июле 1944 г. И.В.Сталиным граница оставляла СССР всю Беловежскую пущу и значительную часть Сувалщины. Однако, исходя из этнографического принципа, в пользу ПКНО были сделаны уступки в отношении Сувалок и Августова. Одновременно, основываясь на заявлении правительства СССР от 11 января 1944 г., которое предусматривало изменение «линии Керзона» в пользу Польши, ПКНО добивался наивыгоднейшего изменения границы. В частности ПКНО просил уступить часть Беловежской пущи, расположенной восточнее «линии Керзона», мотивируя это тем, что Польша в ходе войны утратила много леса, а Беловежская пуща являлась сырьевой базой промышленности г. Гайнувки и польским национальным парком. Как убеждал И.В.Сталина руководитель ПКНО Э. Осубка-Моравский: «В случае Беловежской пущи нет национальных проблем, поскольку зубры и другие звери национальной принадлежности не имеют». В результате И.В. Сталин принял решение, опять-таки без учета мнения даже большевистского руководства Севетской Беларуси, передать в состав Польши 17 районов Белостокской и три района Брестской области, в т.ч. населенные пункты Немиров, Гайновку, Яловку и Беловеж с частью пущи.

Советско-польское соглашение, определявшее границу между двумя государствами, было подписано 27 июля 1944 г. и стало основой окончательного установления границы между Польшей и СССР.

Официальное соглашение о советско-польской границе было принято главами СССР, США и Великобритании на Ялтинской конференции 1945 г. В соответствии с ним западная граница СССР должна были пройти вдоль «линии Керзона» с отступлением от нее в некоторых районах от 5 до 8 км в пользу Польши.

Во исполнение решений Крымской и Берлинской конференций союзных держав 16 августа 1945 г. в Москве премьер-министр польского Временного Правительства Национального Единства Э. Осубка-Моравским и Наркоминдел СССР В. М. Молотовым подписали Договор о советско-польской государственной границе. В соответствии с его статьей 1 государственная граница между СССР и Польшей устанавливалась вдоль «линии Керзона», но с отступлением от нее в пользу Польши в некоторых районах. В частности, в пользу Польши из состава Беларуси изымалась часть территории, расположенной к востоку от «линии Керзона» до реки Западный Буг, а также часть территории Беловежской Пущи, включая Немиров, Гайновку, Беловеж и Яловку, с отклонением в пользу Польши максимально на 17 км. Таким образом, В.М.Молотов от имени Советского Союза подарил Польше исконно беларуские земли – почти всю Белостокскую область, кроме Берестовицкого, Волковысского, Гродненского, Сапоцкинского, Свислочского и Скидельского района, которые были включены в состав Гродненской области, а также Клещельский и Гайновский районы создаваемой Гродненской области с частью Беловежской пущи. Польская сторона передавала БССР лишь 15 деревень, населенных преимущественно белорусами. В общей сложности Польше было передано из состава БССР 14 300 кв км с населением около 638 тыс человек.

Однако на этом «обрезание» Беларуси не закончилось. В ходе работы Смешанной демаркационной советско-польской комиссии, польская сторона продолжала добиваться изменения прохождения линии границы в свою пользу и в некоторых случаях такие вопросы выносились на решение И.В. Сталина. В частности по настойчивым просьбам польского правительства в сентябре 1946 г. в состав Польши из состава БССР была передана д.Залешаны, в которой проживало 499 человек. Всего же за время демаркационных работ на местности поляки внесли 22 предложения об изменении линии границы в свое пользу, хотя многие из них были отклонены. В итоге, к Беларуси отошло 24 населенных пункта с населением 3606 человек, а к Польше – 44 населенных пункта с населением 7143 человека.

«Уточнения» советско-польской границы продолжалась еще до 1955 г., в ходе которых Польше из состава БССР было передано еще несколько участков территории и населенных пунктов. Так, в марте 1949 г. в результате первого «уточнения» из Сопоцкинского района Гродненской обрласти в состав Польши было передано 19 деревень и 4 хутора с населением 5367 человек. В марте 1950 г., в ходе второго «уточнения», из состава Гродненской области в состав Польши было передано 7 деревень и 4 хутора Сопоцкинского района, 7 деревень Гродненского района и 12 деревень Берестовицкого района, взамен из состава Польши в состав Брестской области было передано 13 деревень и 4 хутора. 8 марта 1955 г. в результате третьего «уточнения» беларуского участка советско-польской границы из состава Сопоцкинского района в состав Польши было передано 2 деревни и 4 хутора с населением 1835 человек, а спустя несколько месяцев из состава Гродненской области в состав Польши было передано еще 26 деревень и 4 хутора.

В начале 1960-х гг. «уточнялась» и граница БССР с РСФСР. Так, в 1961 г. и 1964 г., в результате требований местного смоленского беларуского населения, к БССР были присоединены небольшие территории Смоленской области.

Окончательно же границы БССР были установлены в 1964 г., когда Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 ноября 1964 г. были утверждены указы Президиума Верховного Совета РСФСР «О передаче некоторых населенных пунктов Монастырщинского сельского района Смоленской области в состав Мстиславского сельского района Могилевской области БССР» и Президиума Верховного Совета БССР от 8 октября 1964 г., согласно которым территория общей площадью 2256 га с деревнями Браги, Каськово, Конюхово, Ослянка, Новая Шматовка, Старая Шматовка и Северное Белищино из состава РСФСР была передана БССР.

Однако и после этого в составе РСФСР еще оставались значительные беларуские этнические территории.

Таким образом, история беспристрастно свидетельствует, что территория Беларуси не раз была «разменной монетой» в большой политике и беларуские этнические территории без ведома и мнения  беларусов, неоднократно, без каких-либо компенсаций Беларуси, передавались в состав соседних государств, в том числе и России. Кроме того, передача в состав Польши беларуской Белосточчины, что было компенсировано передачей в состав СССР северной части Восточной Пруссии, которая в настоящее время является Калининградской областью Российской Федерации, дает полное основание руководству Республики Беларусь поднимать вопрос об исторической справедливости – либо о передаче Калининградской области в состав Беларуси либо о передачи ее в состав Польши и возврат в состав Беларуси Беласточчины.

Леонид Спаткай

13 thoughts on “Беларусь и соседи: территориальные вопросы – кто, кому и сколько должен?

  1. Алег

    Канцоука выдатна, але ци згадзяцца сучасныя жыхары Смаленщчыны ци Падляшша “вярнуцца” у безнацыянальна-калгасна-сауковую РБ, якой яна зара зьяуляецца.

  2. ladzia

    дзякую, вельмі неабходная і цікавая праца.

  3. Алесь

    > территория Беларуси не раз была «разменной монетой» в большой политике и беларуские этнические территории без ведома и мнения беларусов, неоднократно, без каких-либо компенсаций Беларуси, передавались в состав соседних государств/

    Вот-вот, без согласия жителей Витебщины, Могилёвщины и Гомельщины их земли передали из состава РСФСР в состав БССР

    1. Леанід Спаткай

      Ніколі жыхары Віцебшчыны, Магілёўшчыны, Гомельшчыны, а таксама Смаленьшчыны і часткова Пскоўшчыны ды Браншчыны рускімі не былі! Гэта нават імперская акупацыйная ўлада прызнавала, бо нават губерніі Віцебская, Магілёўская ды Смаленская “именовались” Беларускімі! А наогул – гэта крывічы, якія маюць адметныя рысы нават ад літвінаў, хаця зара – гэта адзіны народ – БЕЛАРУСЫ!
      Дадатак: http://inbelhist.org/belarus-i-sosedi-territorialnye-voprosy-kto-komu-i-skolko-dolzhen/

  4. volk_liut

    Больше всех должна нам Россия. Мало того, что наши земли себе забрала, так еще и летувисам, полякам и украинцам раздала!

  5. volk_liut

    Больше всех должна нам Россия. Мало того, что наши земли себе забрала, так еще и летувисам, полякам, украинцам и латышам раздала!

  6. Виктор

    Никто ничего Беларуси не должен, так же как и Беларусь никому ничего не должна. Границы должны проходить там, где они проходят теперь. Любая попытка пересмотра границ неизбежно приведёт в войне. А нам это надо???

    1. Raus

      Тогда сиди и молчи в красно-зеленую тряпочку, твоя хата с краю.
      А с восточным соседом еще все поменяется, когда этот сосед сам развалится…

      1. Виктор

        Raus. Ну тогда будь готов к тому, что и Литва может потребовать от Беларуси вернуть свои “исторические земли”. А это приграничная полоса шириной от 10 до 50 километров. Возьми карту современной Белорусии и посмотри названия приграничных населенных пунктов с Литвой. Лынтупы – по литовски – Lentupis – Lenta (доска) – upe (река); Ажубали –Azubalis – Azu (за) balos (болотом); Ажукални – Azukalnis -Azu (за), kalnas (гора, за горой), Смилгини – Smilginiai – smilga-(тонкая трава), Жвирблини -Zvirbliniai – zvirblis (воробей), Ошмяны – Akmena (каменное место) или Asmenai (лезвии) , Жусины – Zusinai – zusis (гусь), Бастуны – Bastunai (те которые– шляються), Жамойтуки – Zamaitukai zemaiciai ( жамойты в ласковом выражении), Кемелишки- Kiemeliskes – (дворики), Киемели – Kiemeliai- (дворики), Мажули – Mazuliai (малыши), Болтуп – Baltupis (белая река –balta – белая upe – река), Падваришки – Padvariskes (при дворе), Мишкуцы – Miskuciai (лесики, маленкие леса), Шунелишки – Suneliskes – Sunys (собаки), Рамучы – Ramuciai (усмеренные), Лоукеники – Laukininkai (laukas -поле, люди работающие на полях), Дайнова-Dainava – Daina (песня), Правожа –Pravaza (проезд), Лида–Lyda ( расплавленный материл, скорее всего железная руда) , и др… Или может вы можете объяснить, что перечисленные названия означают на белорусском языке? Также пожалуста обьясните, как на территории Белорусь появилось столько местностей с литовскими названиями?

        1. Alex

          Слово «Литва» относится к западнобалтскому, а не восточнобалтскому языку, а летописные литвины вместе с прусами, ятвягами, надровами и куршами входят в группу западных, а не восточных балтов, разделение которых произошло в 7 в. до н. э. В современном летувисском языке слово «Литва» отсутствует. Вместо него используется слово «Летува».
          Восточные балты, в том числе аукштайты и жемайты, были некомплиментарными этносами по отношению, как к славянам, так и западным балтам. Поэтому положительные этнические взаимодействия между восточными балтами с одной стороны, славянами и западными балтами с другой стороны отсутствовали.

          На территории ВКЛ, в том числе и в современной Летуве, все названия населенных пунктов имели белорусскую транскрипцию. Образование независимого летувисского государства в начале XX в. характеризовалось изменением транскрипции, как названий населенных пунктов, так и гидронимов, что говорит о приходе к власти титульного этноса данного государства.
          Летописные литвины были близкородственны племенам западных балтов: прусам, ятвягам, надровам и др. Последние пересялялись на территорию современной Беларуси, в Литву, во времена захвата их территорий Тевтонским орденом. Переселение западных балтов на территорию так называемых восточнолитовских курганов, где по утверждениям ученых проживали летописные литвины, отсутствовало

        2. Alex

          В Великом Княжестве Литовском при расселении различных этносов использовался принцип их комплементарности. Западные балты поселялись на террриториях, где проживали летописные литвины. Но на этих территориях, считают ученые, проживали понеманские и побугские ятвяги. Значит, летописные литвины и понеманско-побугские ятвяги – один и тот же этнос
          .Беларусы потомки Ятвягов
          Ятвяги Сувалкии (Судавии) и ятвяги Понеманья и Среднего Побужья – разные этносы. Ятвяги Верхнего Понеманья, Среднего Побужья, Нальшан и Дяволтвы не кто иной, как литвины летописной Литвы. В связи с тем, что захоронения ятвягов и летописных литвинов были подобны, учеными была допущена ошибка в идентификации летописных литвинов.

  7. Licvin

    Вільня! У гістарычных кніжках і мапах нідзе і ніколі не ўпамінаецца ”Вільнюс”, такасама няма ў тых кніжках ”Даўгапілса”, ”Каўнуса”, а ёсьць ”Двінск” і ”Коўна”.

    1. Виктор

      Даугавпилс в разные периоды своей истории назывался Динабургом (1275), Борисоглебском (1656-1667), Двинском (1893-1920), и с 1920г. Даугавпилсом.