Інстытут беларускай гісторыі і культуры

Балтские фамилии беларусов

Balty - 4Фамилии — как передаваемое в наследство название рода — по историческим меркам появились не так давно. В «Википедии» по этому поводу сказано:

«Возникновение фамилий в современном понимании произошло поздно и было связано, очевидно, с расширяющимися экономическими связями и необходимостью регулирования института наследования. Очевидно, что впервые они появились в экономически развитых областях Северной Италии в Х-ХІ вв. В дальнейшем процесс активного становления фамилий начался и на юго-востоке Франции, в Пьемонте, и постепенно охватил всю Францию. В Англии процесс становления фамилий начался после её завоевания норманнами в 1066 и закончился к XV веку, хотя в Уэльсе и Шотландии формирование фамилий шло и в XVIII веке. Похожая ситуация сложилась и на территории Германии, где формирование фамилий немецких крестьян шло еще и в XIX веке. На рубеже ХV-ХVІ вв. фамилии достигли Дании. В 1526 году король приказал всем датским дворянам обзавестись фамилиями. Из Дании и Германии фамилии перешли к шведам».

Но не только к шведам. Уже через два года у всех наших дворян (шляхтичей) были фамилии, что зафиксировано в Переписи войска ВКЛ 1528 года.

Вообще говоря, первая перепись населения Беларуси состоялась 504 года назад. Согласно с постановлением Виленского сейма 1507 года «паны, княжата, земяне, вдовы и вся шляхта обязаны были переписать людей в своих имениях и под присягой представить списки господарю».

То есть наша шляхта сама переписала себя, свои семьи, своих слуг и крестьян и под присягой передала эти сведения писарям, отвечавшим за перепись. Однако в те времена фамилии больше походили на современное отчество и не передавались по наследству. Например, дети и внуки Альгерда именовались Альгердовичами, но при этом его сын Ягайло дал род польским королям, которые носили «фамилию» уже не Альгердовичей (хотя вполне могли), а Ягайловичей (Ягеллонов).

Практически все фамилии шляхты в Переписи войска BKЛ 1528 года были производными от имен (а не от профессий и иных качеств) — и все имели форму на «-ович»: Григор Андреевич, Лаврин Михайлович, Миколай Койлевич, Миколай Якубович, Павел Виштартортович, Петр Вежевич, Римко Кгитовтович, Станислав Пикелевич, Станислав Радивилович, Стась Петкович, Шимко Миколаевич, Юц Пиктурнович, Юц Юрьевич, Юшко Моствилович — и т. д.[20]

Но откуда взялась сама форма на «-ович»?

В Беларуси абсолютное большинство гидронимов и топонимов — балтского происхождения, отнюдь не славянские. Аналогично обстоит дело с беларускими фамилиями и древними языческими именами.

В очерке Максима Петрова «Литвины и жамойты», опубликованном в книге «Предыстория беларусов с древнейших времен до ХIII века» (с. 258 – 440) приведено много фактов, доказывающих балтское происхождение абсолютного большинства современных беларуских фамилий. Так, из минского телефонного справочника были выписаны 1133 фамилии беларусов на А. Б. Д и К. Среди них имеют балтский корень — 824 (72,7 %), славянский — 50 (4,4 %), корни имеют перевод в обоих языках — 259 (22,9 % ). Сделан вывод:

«Как видим, фамилии с балтскими корнями резко преобладают (95,6 %). То же самое мы видели на примере гидронимов и топонимов. Комментарии излишни… Главный след истинной истории — язык этноса. Поскольку 80 – 90 % беларуских слов имеют балтский корень, постольку вывод может быть лишь один: нашими предками были балты».

И тут мы подходим к самому интересному вопросу: форманту «-ович» / «-евич». С какой стати лингвисты его считают «славянским», если он употреблялся только у западных балтов? На мой взгляд, автор очерка Максим Петров не вполне прав, когда пишет:

 «Рассмотрим более детально процесс образования фамилий литвинов. Как сказано выше, обычно они происходили от имени предка, к которому добавлялся формант «-ович» или «-евич». В связи с этим уместны вопросы:

1) у кого еще есть фамилии с такими формантами;

2) когда они появились в ВКЛ?

На первый вопрос ответ однозначный: фамилии с формантами «-ович», «-евич» относятся к славянским языкам. Такие фамилии встречаются у сербов, хорватов, словенцев, македонцев, поляков, русских».

Не согласен. Форманты «-ович», «-евич» противоречат нормам всех славянских языков. Ни в одном славянском языке нет формы ответа на вопрос «чей?» или «какой?» с использованием «-ович». Мы по-славянски не говорим в отношении арбузной корки, что она «арбузович корка», а про соседского ребенка, что это «соседич ребенок». Но именно так звучало в языке западных балтов!

Архаичный язык западных балтов имел у прилагательных форму на «-ич», полностью аналогичную форме латинских прилагательных на «-is». Обе эти формы — вариации единой некогда индоевропейской формы. Наши предки западные балты (ятвяги, дайновы, кривичи — позже называвшиеся литвинами) использовали архаичное «-ич» вместо юного славянского «-ий»: не «стеклянный стакан», а «стекляныч стакан»; не «младший сын», а «младшич сын» и т.д..

Разница в формах западнобалтской «-ич» и славянской «-ий» кажется вроде бы небольшой, так как звук «ч» на конце слова вполне закономерно исчез в рамках языкового упрощения при формировании славянского «койне». Но именно это упрощение породило две главные разновидности дворянских фамилий: западнобалтские на «-ич» и славянские на «-ский» (Дубрович — Дубровский; Янович — Яновский).

Фамилии на «-ович», «-евич» встречаются только у потомков западных балтов. Кроме беларусов, это еще мазуры Мазовы (у ляхов Кракова в XVI веке таких фамилий не было, только славянские на «-ов» и «-ский»). А также это лужицкие сербы и потомки их переселенцев на Балканы — народы бывшей Югославии[21]. У всех (как и у нас, беларусов) преобладают в именах и фамилиях, в гидронимах и топонимах балтские корни. А не славянские.

Поэтому формы «-ович», «-евич» являются реалией западнобалтского языка и полностью аналогичны формам восточнобалтского языка «-ойтис» и «-айтис». (Аналогичны и наши топонимы на «-овичи», «-евичи»: их нет у славян).

Убедительным доказательством тому являются уже не фамилии, а имена литвинов из Переписи войска ВКЛ 1528 года, где,напомню, все фамилии шляхтичей образованы от имен с формантом «-ович» / «-евич», а не от названия профессии или личных качеств. А вот «-евич», а не от названия профессии или личных качеств. А вот языческие имена простолюдинов как раз отражали эти качества. Многие из них имели форму прилагательного, причем уже славянскую на «-ий»: Высокий, Голый и др. Но большинство таких «прилагательных» имен еще сохраняли западнобалтскую форму на «-ович» или «-ич» вместо славянского на «-ий» / «-ый»: Арбузович, Блудкииич, Волосович, Завидич, Клекачевич, Носович, Претич, Прикупович, Твердятич и т. п..

Повторяю: это не фамилии, а ИМЕНА. Не присвоенные при рождении, а полученные в виде прозвищ. Аналогично славянским формам «Высокий», «Голый» наши предки давали названия «Волосович» (то есть «Волосатый») или «Носович» («Носатый»).

От западнобалтских прилагательных на «-ич» образовывались в языке литвинов и существительные тоже на «-ич». Славянский язык унаследовал их как целый класс существительных на «-ец» / «-иц». Например: слово «гостинец» — измененное «гостинич». Таким же способом менялись фамилии на «-ич» у немцев при онемечивании лужицких сербов: «Булевич» стало звучать как «Булевиц», «Рускевич» как «Рускевиц», отсюда и Штирлиц. Придумавший эту фамилию писатель Юлиан Семенов вряд ли мог знать, что она показывает онемеченную западнобалтскую фамилию «Штирлич» — скорее всего, лужицкую.

Имена литвинов на «-ец» / «-иц» являются как бы переходной формой от имен чисто западнобалтских на «-ич» к славянским на «-ий»: Глазоемец, Гостилец, Душилец, Зубец, Зуболомец, Слепец. «Слепец», к примеру, в языке литвинов было «Слепич», в славянском «Слепой», а в данном случае — это переходная форма от одних языковых норм к другим.

В западнобалтском языке форма «-ич» была окончанием прилагательных (аналогично «-is» в латинском языке). Новую славянскую форму «-ий» (которую навязывали нам ляхи, варяги, русины Киева) литвины и мазуры долго не принимали. Вместо нее в подвергавшемся славянизации языке населения ВКЛ-Беларуси и Северной Польши (мазуров) стали использовать вообще усеченное «-и». Согласно законам лингвистики, при переходе с западнобалтского на славянский язык наши предки упрощали его формы. При замене западнобалтского «лисич хвост» на «лисий хвост» стали говорить упрощенное «лиси хвост», но равно в свой новый язык они внесли альтернативную «смешанную» форму «лисичий хвост» — нелепую для норм славянского языка. Это фактически попытка смешать вместе балтийский и славянский форманты.

И равно упростили фамилии на «-ский» до формы «-ски». Если у ляхов Кракова было «Дубровский», то в ВКЛ, в Мазовии, и у лужичан это стало «Дубровски». Потому что не «дубовый лес», а «дубовы», не «местячковый», а «местячковы». Это объяснимо: при навязываемом переходе образования прилагательных с «-ич» на «-ий» неизбежно выбирается усредненный вариант, ибо так проще говорить.

Более сложная форма «-ович» включает уже качество принадлежности (аналогична летувисской «-ойтис»). Славянский койне в рамках языкового упрощения потерял «-ич» (подобно языку готов) и оставил только «-ов», что в готском звучало как «-оу» или «-он» с носовым «н».

Славянский койне — вдвойне «испорченный индоевропейский», так как он стал смешением языка готов (у которых индоевропейский был существенно упрощен) с западными балтами. В рамках такого двойного упрощения были выброшены формы балтских/латинских прилагательных на «-is» / «-ич», без чего «-ович» стало упрощено в «-ов» по норме готского «-оу» / «-он». Ведь готский язык когда-то ранее тоже сам утратил эти «-is» / «-ич».

В итоге древнее индоевропейское и балтское «Мамович»/«Мамойтис» (от «Мама») было усечено и стало звучать у германцев как «Мамон», у славян «Мамин». Славянское «-ин» / «-ен» в фамилиях произошло именно от готского «-он».

В основе форм образования фамилий «славян» — два главных форманта. Один — это готский. Фамилии Джексон и Ленин — равно образованы по этому германскому (готскому) форманту с «-он» / «-ин». Второй — упрощение западнобалтской реалии, где «-ович» упрошено до «-ов», «-ков», или «-ко» в Украине, «-ку» в Румынии.

Ретроспективно в основе всех этих германских и славянских фамилий лежат западнобалтские фамилии. Беларусы старше на тысячи лет и германских народов, и всех славяноязычных. Наши балтские фамилии и имена на «-ич» и «-ович» отражают как реликт древний общий индоевропейский язык, из которого появились потом и латынь, и все языки нынешней Европы.

* * *

Тема балтского субстрата беларусов касается многих сторон нашей жизни: от научных трактовок древних источников и исследований генофонда беларусов до «эпопеи» о том, как в СССР идеологи КПСС душили саму идею балтского субстрата беларусов, выдвигавшийся учеными, — ради сохранения московской басни о «древнерусской народности».

Это тема напрямую связана с самосознанием нации и самой сутью нашего государства. Ришард Радик, польский социолог из университета имени Марии Кюри-Складовской в Люблине, писал в очерке «Поляки – беларусы: взаимные стереотипы в ХІХ-ХХ вв».

«В 30-е годы в беларуской историографии закрепилась «модернизированная великорусская концепция, соединенная с большевистскими догмами» (…). Беларусь стала закрытой для внешнего мира, в том числе для ближайшего на Западе, а на других она начала смотреть чужими, российскими глазами».

Почему чужими глазами? Именно потому, что нам очень долго навязывали ложные представления о нашем происхождении и истории. Давно пора сломать эти стереотипы, навязанные в период колониального господства России.

Автор: Вадим Деружинский, книга “Забытая Беларусь”

One thought on “Балтские фамилии беларусов

  1. Зьміцер

    Сучасная тапаніміка в. Руген (Нямеччына). Як вядома, немцы даволе кансерватыўны народ, таму тапаніміка Палаб’я амаль ня зведала перамен. Тапонімы на -вітц (віч), – тітц (-тіч), -ітя (іч) выключная адметнасць выспы Руген. У працэнтных адносінах такія тапонімы складаюць ня меньш за 60 % усіх тамтэйшых . Плюс, ёсць выхад і на узбярэжжа Мекленбургіі (Палаб’я, ГДР).
    Менавіта там гучаць на розныя галасы такія прозвішчы як Бялевіч, Лабкевіч, Радевіч, Любвіч, Бубвіч, Юркевіч, Журкевіч…

    http://76.r.photoshare.ru/00768/0075317ca7fe0cc0471bd86e25ab3ff9ab745b55.jpg