Інстытут беларускай гісторыі і культуры

1948 год: убийство в Минске

Mihoels13 января 1948 года в Минске был убит Соломон Михоэлс – руководитель Государственного еврейского театра СССР. Обстоятельства его смерти теперь известны, хотя официального расследования до сих пор не было.

От театра – к политике

Шлойме Вовси родился 16 марта 1890 года в Двинске (ныне Даугавпилс в Латвии) в семье мелкого торговца древесиной. Отец вскоре разорился, после чего семья переехала в Ригу.

В 1905 году 15-летний Шлёма, ученик реального училища, впервые увидел спектакли профессионального театра – и русского, и еврейского. С этого момента у него возник огромный интерес к сценическому искусству, хотя отец и все родственники настойчиво советовали ему избрать более прибыльную профессию – адвоката. Однако путь к высшему образованию закрывала пресловутая «процентная норма», установленная царскими властями для евреев. Только в 1915 году 25-летнему Шлойме удалось поступить на юридический факультет Петроградского университета.

И все же юристом он не стал. В 1919 году Шломе узнал, что в холодном и голодном Петрограде режиссер А. Грановский создает еврейскую театральную студию. Вскоре он стал ее учеником. А в 1921 году петроградцы объединились с москвичами и открыли в Москве еврейский камерный театр. Стены здания расписал витебский художник Марк Шагал – будущая мировая знаменитость. В 1925 году этот театр стал государственным.

/* Алексей Михайлович Грановский (Авраам Азар; 1890—1937) поставил в Петрограде (Ленинграде) ряд спектаклей по произведениям еврейских писателей. В 1928 году эмигрировал в Западную Европу.

Марк Шагал (1887—1985) жил и работал в Витебске, эмигрировал во Францию в 1922 году. Автор многочисленных картин, рисунков, витражей. Его произведения изображают сцены из жизни еврейских местечек и библейские сюжеты./

В 1927 году Шлойме Вовси, взявший себе псевдоним Соломон Михоэлс, добился триумфального успеха, исполнив главную роль в спектакле «Путешествие Вениамина Третьего». Спустя два года он стал художественным руководителем Государственного еврейского театра СССР.

Июнь 1941 года застал Михоэлса в Москве. Здесь он возглавил Еврейский антифашистский комитет (ЕАК), созданный в апреле 1942 года. ЕАК немало способствовал упрочению союза между СССР и США против гитлеровской Германии. В 1943 года Сталин послал Соломона Михоэлса и поэта Ицека Фефера в зарубежную командировку. За 7 месяцев они объехали много городов США, Канады, Мексики и Великобритании. Цель поездки заключалась в сборе денежных средств в пользу Советского Союза. Михоэлс и Фефер не подвели. Например, послушать их выступление на стадионе в Нью-Йорке пришли 48 тысяч человек! И каждый пожертвовал какую-то сумму.

/* Сообщение об учреждении ЕАК и его воззвание к «евреям во всём мире» за 47 подписями было опубликовано в советской печати 7 апреля 1942 г. Основной задачей ЕАК стал организация политической и материальной поддержки борьбы СССР против Германии.

В ЕАК вошли Соломон Лозовский (директор Совинформбюро) и Михаил Бородин (главный редактор Совинформбюро), писатели Илья Эренбург и Давид Бергельсон, поэты Самуил Маршак, Перец Маркиш, Лев Квитко, Ицек Фефер, кинорежиссёр Сергей Эйзенштейн, музыканты Давид Ойстрах и Эмиль Гилельс, актёр Вениамин Зускин, генералы Яков Крейзер и Арон Кац, командир подводной лодки Израиль Фисанович, академики Александр Фрумкин, Лина Штерн и более 30 других лиц. Соломон Михоэлс был избран председателем ЕАК, Александр Эпштейн – секретарем. Газета ЕАК «Эйникайт» («Единство») на идише распространялась по всему миру. – Прим. ред./

В Америке Михоэлс и Фефер встречались со знаменитым физиком Альбертом Эйнштейном, писателями Теодором Драйзером и Эптоном Синклером, киноактером Чарли Чаплиным, певцом Полем Робсоном, другими известными деятелями культуры*. И если в США нашлись деньги, чтобы отправлять караваны судов с оружием, техникой и продовольствием в Мурманск, Архангельск, Владивосток, то в этом была немалая заслуга как самого Михоэлса, так и всего ЕАК.

/* Альберт Эйнштейн (1879—1955) – лауреат Нобелевской премии 1921 года по физике. Теодор Драйзер (1871—1945) – автор многих романов, в том числе трилогии «Финансист», написанной в 1912—15 гг. Эптон Синклер (1878—1968) прославился серией так называемых «социологических» романов, опубликованных в период с 1905 по 1927 гг. Чарли Чаплин (1889—1977) – всемирно знаменитый актер и режиссер комедийных фильмов периода «немого» кино. Поль Робсон (1898—1976) – негритянский певец, актёр театра и кино.

Mihoels 1ЕАК собрал 16 млн долларов в США, 15 млн в Англии и Канаде, 1 млн в Мексике, 750 тыс. в британской Палестине, а также другую помощь: медицинское оборудование, санитарные машины, одежду, продукты питания. Например, 16 июля 1943 газета «Правда» сообщила: «Соломон Михоэлс и Ицик Фефер получили сообщение из Чикаго, что специальная конференция Джойнт начала кампанию, чтобы финансировать тысячу санитарных машин для потребностей Красной Армии». – Прим. ред./

Но после «великой победы» Сталин приступил к кардинальным изменениям в национальной политике, в частности, он становился все большим антисемитом.

12 октября 1946 года Министр госбезопасности СССР В.С. Абакумов направил в ЦК ВКП(б) и Совет министров СССР записку «О националистических проявлениях некоторых работников Еврейского антифашистского комитета»*. Вскоре после этого отдел внешней политики ЦК ВКП(б) устроил «проверку» деятельности ЕАК.

/* Виктор Абакумов (1894—1954) с 1941 по 1943 год заместитель наркома внутренних дел СССР, с 1943 по март 1946 начальник военной контрразведки СМЕРШ (Смерть шпионам!). В октябре 1946 возглавил только что созданное Министерство госбезопасности (МГБ). В августе 1951 был арестован по приказу Сталина. Берия освободил Абакумова сразу после смерти Сталина (5 марта 1953 г.), но после ареста Берии (26 июня 1953 г.) его снова арестовали и в начале декабря 1954 расстреляли. В качестве главного преступления ему вменили фабрикацию так называемого «ленинградского дела». – Прим. ред./

В заключении по итогам проверки было сказано, что члены ЕАК вступают в контакты с буржуазными деятелями и организациями на основе еврейского национализма – забывая о классовом подходе, и что они, рассказывая в буржуазных СМИ о жизни советских евреев, преувеличивают их вклад в достижения СССР, что является проявлением еврейского национализма.

В заключении подчеркивалось, что ЕАК внутри страны присваивает себе функции главного уполномоченного по делам еврейского населения и посредника между этим населением и органами партийно-советской власти.

На основе этого был сделан вывод о том, что деятельность комитета вышла за пределы его компетенции, является политически вредной и нетерпимой. ЕАК следует ликвидировать.

Через 13 месяцев – 26 ноября 1947 года – записку аналогичного содержания направил И.В. Сталину секретарь ЦК КПСС М.А. Суслов*.

/* Михаил Суслов (1902—1982) в 1939—44 был 1-м секретарем Ставропольского крайкома партии. Член ЦК с 1941. В 1944—46 председатель Бюро ЦК по Литовской ССР. С 1947 секретарь ЦК. В 1949—50 редактор газеты «Правда». С 1955 и до смерти член Политбюро (Президиума) ЦК КПСС. – Прим. ред./

Однако в тот момент Сталин еще не санкционировал разгром Еврейского антифашистского комитета. Прошло еще пять месяцев. И вот 26 марта 1948 года МГБ СССР подало в ЦК ВКП(б) и Совмин СССР новую записку «О Еврейском антифашистском комитете». В ней говорилось, что руководители ЕАК являются активными националистами и ведут антисоветскую работу, а также что С.М. Михоэлс и И.С. Фефер в 1943 году в США вошли в контакт с лицами, якобы связанными с американской разведкой. 20 ноября 1948 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло секретное постановление:

«Утвердить следующее решение Бюро Совета Министров СССР.

Бюро Совета Министров СССР поручает Министерству государственной безопасности СССР немедля распустить «Еврейский антифашистский комитет», так как, как это показывают факты, этот комитет является центром антисоветской пропаганды и регулярно поставляет антисоветскую информацию органам иностранной разведки.

В соответствии с этим органы печати этого комитета закрыть, дела комитета забрать. Пока никого не арестовывать».

Но существовала одна «маленькая проблема» – председатель ЕАК Михоэлс, народный артист СССР (с 1939 г.), награжденный орденом Ленина, лауреат Сталинской премии 1946 года, широко известный не только среди евреев всего мира, но и в правительственных кругах западных союзников. Несомненно, он отверг бы любые обвинения в адрес возглавляемого им комитета. Эту проблему требовалось устранить.

Как это было

Тайну гибели Михоэлса раскрыл Л.П. Берия, занявший после смерти Сталина пост министра внутренних дел СССР. Берия, стремившийся к вершинам власти в стране, счел выгодным для себя прекратить наиболее одиозные дела МГБ, в том числе «дело ЕАК» и «дело врачей». К тому же по делу ЕАК была арестована и приговорена к ссылке Полина Жемчужина, жена В.М. Молотова, так что у Берии появился шанс сделать Молотова своим союзником посредством реабилитации его супруги.

Обстоятельства убийства Берия изложил в небольшой записке от 2 апреля 1953 года, направленной в Президиум ЦК КПСС*. В ней он писал, что в ходе проверки «дела врачей» выяснилось, что Михоэлс стал жертвой убийства, а не дорожного происшествия.

/* В 1952 году, на своем XIX съезде, ВКП(б) сменила название на КПСС. – Прим. ред./

По словам Берии, Сталин считал Михоэлса руководителем «антисоветской еврейской националистической организации», однако МГБ не располагал конкретными данными о его «антисоветской» или «шпионской» деятельности, несмотря на то, что много лет Михоэлс находился под агентурным наблюдением.

Берия сообщал в записке, что по делу об этом убийстве допрошен бывший министр госбезопасности СССР В.С. Абакумов, арестованный еще в 1951 году, затребованы объяснения от С.И. Огольцова, Л.Ф. Цанавы и других участников секретной операции*.

/* Сергей Огольцов до августа 1951 являлся заместителем министра госбезопасности СССР, с августа по декабрь – министром.

Лаврентий Фомич Цанава (Джанджагава; 1900—1955) – с июня 1943 по октябрь 1951 нарком (с 1946 министр) госбезопасности БССР. Был женат на сестре Л.П. Берии. В 1951—52 зам. министра госбезопасности СССР. С марта 1952 в запасе. Арестован 4 апреля 1953. – Прим. ред./

Абакумов сообщил, что Сталин в конце 1947 года дал ему задание организовать ликвидацию Михоэлса. Когда стало известно, что Михоэлс планирует поездку в Минск, Абакумов решил расправиться с ним именно там, инсценировав несчастный случай. Проведение операции он поручил своему заместителю С.И. Огольцову, начальнику отдела 2-го главного управления (внутренней разведки) МГБ СССР Ф.Г. Шубнякову и министру госбезопасности БССР Л.Ф. Цанаве.

Как объяснял Огольцов, рассматривались несколько вариантов ликвидации. От автомобильной катастрофы отказались, так как в ней могли серьезно пострадать задействованные сотрудники МГБ. Решили инсценировать автомобильный наезд, хотя и в этом случае ради глубокой конспирации приходилось жертвовать агентом госбезопасности Голубовым, сопровождавшим Михоэлса в Минск.

Из воспоминаний заслуженной артистки БССР Юдифи Арончик:

«Соломон Михайлович просидел у нас до половины восьмого утра. Говорили, говорили, говорили. От усталости ли, от горького ли какого-то предчувствия при прощании, он вдруг подавленно вымолвил: «Я, наверное, скоро умру…» Я стала растерянно укорять его за эти слова. Хотя в самой что-то дрогнуло. Попрощались мы только до вечера. Кто мог подумать, что это прощание было навсегда!»

Согласно версии, обнародованной после его гибели, Михоэлс в ночь с 12 на 13 января 1948 года, во время поездки в Минск, был вместе с его приятелем, критиком В.И. Голубовым случайно сбит грузовиком и умер. Михоэлсу устроили государственные похороны, выпустили сборник статей о нем и его творчестве. Еврейскому театру присвоили имя Михоэлса (в начале 1949 года имя было снято).

Но в начале апреля 1953, после ареста В.С. Абакумова, министра Госбезопасности СССР, по инициативе Л.П. Берии было проведено расследование, в ходе которого обстоятельно показано, что Михоэлс (а также его спутник, тайный осведомитель МГБ) был умышленно убит группой офицеров МГБ под руководством генерал-лейтенантов С.И. Огольцова и Л.Ф. Цанавы и полковника Ф. Г. Шубнякова, согласно показаниям Абакумова, по прямому личному указанию Сталина.

Подробности осуществления этой акции рассказал Цанава:

«Примерно в 10 часов вечера Михоэлса и Голубова завезли во двор дачи /он имел в виду свою дачу на окраине Минска/. Они немедленно с машины были сняты и раздавлены грузовой автомашиной. Примерно в 12 часов ночи, когда по Минску движение публики сокращается, трупы Михоэлса и Голубова были погружены на грузовую машину, отвезены и брошены на одной из глухих улиц города /речь шла об улице Белорусской напротив стадиона «Динамо»/. Утром они были обнаружены рабочими, которые об этом сообщили в милицию».

Сталин распорядился наградить убийц боевыми орденами! 30 апреля 1948 года Абакумов направил Сталину список чекистов, представленных к награждению: орденами Красного Знамени – генерал-лейтенанта Огольцова С.И. и генерал-лейтенанта Цанаву Л.Ф.; орденами Отечественной войны 1-й степени – полковника Шубнякова Ф.Г. и старшего лейтенанта Круглова Б.А.; орденами Красной Звезды – майора Косырева А.Х. и майора Повзуна Н.Ф.

Сталин принял решение не сразу, но в конце концов подписал представление Абакумова. Фамилии «героев» были включены в два указа Президиума Верховного Совета ССР о награждении – от 28 и 29 октября 1948 года.

Президиум ЦК КПСС рассмотрел записку Берии и постановил: Огольцова и Цанаву арестовать, ордена у всех награжденных отобрать, что и было сделано. Однако после ареста Берии в июне того же года Президиум ЦК КПСС принял решение об освобождении Огольцова. А вот Цанава остался в тюрьме, но уже как участник «банды Берии». 5 августа 1953 года он отправил слезное письмо К.Е. Ворошилову с просьбой об освобождении. В этом письме Цанава отрицал свою причастность к убийству Михоэлса и Голубова:

«К убийству этих людей я отношения не имею. Всю операцию проводили Абакумов и Огольцов. Абакумов руководил из Москвы, Огольцов на месте, в Минске, с большой группой полковников и подполковников, приехавших из Москвы, из МГБ СССР, провели всю операцию. Я же не виноват, что ввиду стечения обстоятельств операция была проведена в Минске, где я тогда был, к несчастью, министром госбезопасности».

Никакой реакции на письмо Цанавы не последовало. 12 октября 1955 года он, по одной версии, покончил с собой в Бутырской тюрьме, по другой – умер там от болезни.

Писал Цанава правду или нет – трудно сказать. Во всяком случае, он знал, что 5 января 1948 на заседании Комитета по Сталинским премиям было решено, что Михоэлс (член этого органа) должен съездить в Минск и ознакомиться с театральными произведениями, представленными на соискание премии. Речь шла о спектакле «Константин Заслонов» в театре имени Янки Купалы и «Алеся» в Государственном театре оперы и балета БСССР.

Важные детали убийства Михоэлса сообщил в своей книге «Спецоперации. Лубянка и Кремль. 1930—1950 годы» П.А. Судоплатов*. Он утверждал, что непосредственным исполнителем являлся полковник Лебедев. Михоэлсу и Голубову сначала сделали инъекцию яда, а затем уже их переехала машина. Аналогичным способом были совершены и некоторые другие убийства, например, инженера Самета в Ульяновске в июне 1946 года. Его вывезли за город, сделали укол яда, переехали грузовиком и оставили лежать на шоссе. В этом деле участвовали полковник МГБ Лебедев и старший лейтенант Круглов – те же чекисты, что позже убили Михоэлса.

/* Павел Анатольевич Судоплатов (1907—1996) – видный деятель советской разведки и контрразведки. В 1938 в Роттердаме он убил Евгения Коновальца, одного из лидеров ОУН. В 1940 организовал в Мексике убийство Л.Д. Троцкого. В 1941—43 был начальником Управления спецопераций НКВД СССР, в 1943—53 начальник управления «С» в НКГБ (МГБ) СССР. Имел звание генерал-лейтенанта.

Арестован в августе 1953. В 1954—58 находился в психиатрической клинике, симулируя сумасшествие, чтобы избежать смертной казни. В 1958—68 отбывал заключение в тюрьме. В 1962 реабилитирован. – Прим. ред./

Дело ЕАК

Далеко не все поверили официальной версии о несчастном случае. На похоронах Михоэлса в Москве Полина Жемчужина спросила у нового руководителя Еврейского театра Беньямина Зускина: «Вы думаете, что здесь было – несчастный случай или преступление?» Когда Зускин сказал о трагической случайности, Жемчужина отметила: «Нет, это не так, тут далеко не все так гладко, как кажется».

Разговор состоялся при свидетелях, после него пошли слухи об убийстве. Об этом доложили Сталину и в январе 1949 года Жемчужину арестовали*.

/* Настоящие имя и фамилия П.С. Жемчужиной (1897—1970) – Перл Карповская. Она стала женой В.М. Молотова в 1921 году./

Убийство Михоэлса стало началом кампании по борьбе с «безродными космополитами», занявшейся свыше пяти лет. Ее конечная цель заключалась в том, чтобы представить евреев, проживавших в Советском Союзе, новой «пятой колонной», «агентурой мирового империализма» и подвергнуть массовым репрессиям. Был разработан план, согласно которому всех евреев следовало выселить в удаленные районы Сибири, с обязательным привлечением к тяжелому физическому труду. То есть – обречь на вымирание.

Первым этапом в этой кампании стал разгром Еврейского антифашистского комитета. 20 ноября 1948 года ЕАК был распущен решением Бюро Совета Министров СССР «как центр антисоветской пропаганды». В декабре 1948 года были арестованы новый председатель ЕАК Ицик Фефер и новый директор Еврейского театра в Москве Вениамин Зускин. В начале 1949 года арестовали почти всех членов ЕАК. Их обвинили в еврейском национализме и в плане создания еврейской республики в Крыму, чтобы служить американским интересам.

В январе 1949 советские СМИ начали пропагандистскую кампанию против «космополитов», реально нацеленную против евреев в СССР.

12 августа 1952 года были казнены 13 бывших членов ЕАК: Д. Бергельсон, М. Бородин (Грузенберг), Д. Гофштейн, В. Зускин, Л. Квитко, С. Лозовский (Дридзо), П. Маркиш, И. Фефер и еще 5 человек. Один из обвиняемых умер до суда. Всего по делу ЕАК было репрессировано 110 человек.

А 13 января 1953 года агентство ТАСС сообщило об аресте в Москве группы «врачей-вредителей». С этого момента стало разворачиваться пресловутое «дело врачей». Процесс над «убийцами в белых халатах» должен завершиться инсценированным линчеванием их толпой или, по другому варианту (об этом писал Солженицын в «Архипелаге ГУЛаг»), их повешением и инсценированным погромом, вслед за чем должна была начаться массовая депортация евреев в Сибирь. Но 5 марта умер И.В. Сталин, в верхах развернулась ожесточенная борьба за власть, и высшее партийное руководство утратило интерес к «еврейской карте».

22 ноября 1955 года Военная коллегия Верховного Суда СССР отменила приговор в отношении членов ЕАК ввиду отсутствия в их действиях состава преступления.

29 декабря 1988 года Комиссия Политбюро ЦК КПСС рассмотрела материалы, связанные с реабилитацией в судебном и партийном порядке лиц, проходивших по «делу Еврейского антифашистского комитета». Комиссия отметила, что проверкой установлено, что дело является сфабрикованным, а признания обвиняемых на следствии получены незаконным путем.

Ныне установлено, что прямую ответственность за репрессии в отношении членов ЕАК несет Г.М. Маленков, курировавший следствие и судебное разбирательство. Так, 13 января 1949 года он вызвал к себе С.А. Лозовского и в ходе длительной беседы, на которой присутствовал М.Ф. Шкирятов, председатель Комитета партийного контроля при ЦК ВКП(б), требовал от Лозовского признания в «преступной деятельности».

В качестве главного «компромата» при этом фигурировало письмо, направленное И.В. Сталину пять лет назад – 15 февраля 1944 года. Его написал И.С. Фефер, а отредактировал С.А. Лозовский. Письмо содержало предложение о создании в Крыму Еврейской автономной республики.

Главную роль в репрессиях против ЕАК сыграло 2-е Главное управление МГБ, которое возглавлял генерал-майор Е. Питовранов. Тем не менее, Сталин решил, что МГБ слабо борется с «еврейскими националистами», и в октябре 1951 года приказал арестовать ряд руководителей министерства, в том числе В. Абакумова и Е. Питовранова.

Питовранов 23 апреля 1952 года обратился из тюрьмы с письмом к вождю. В нем он высказал ряд предложений о том, как перестроить работу органов госбезопасности, в том числе и по «еврейскому вопросу»:

«Все, что делалось по борьбе против еврейских националистов, которые представляют сейчас не меньшую, если не большую опасность, чем немецкая колония в СССР перед войной с Германией, сводилось к спорадическим усилиям против одиночек и локальных групп.

Для того, чтобы сделать эту борьбу успешной, следовало бы МГБ СССР смело применить тот метод, о котором Вы упомянули, принимая нас, работников МГБ, летом 1951 года, а именно: создать в Москве, Ленинграде, Украине (особенно в Одессе, Львове, Черновцах), в Белоруссии, Узбекистане, Молдавии, Литве и Латвии националистические группы из чекистской агентуры, легендируя в ряде случаев связь этих групп с зарубежными сионистскими кругами. Если не допускать шаблона и не спешить с арестами, то через эти группы можно основательно выявить еврейских националистов и в нужный момент нанести по ним удар».

Это письмо сыграло свою роль: в конце 1952 года по распоряжению Сталина генерала Питовранова освободили из тюрьмы и назначили на руководящую должность в МГБ. После ликвидации МГБ Е. Питовранов продолжил службу в КГБ в звании генерал-лейтенанта. Он вышел на пенсию и умер естественной смертью.

ххх

Во времена хрущевской «оттепели» в Политбюро решили поставить крест на деле об убийстве Михоэлса и никого из исполнителей не наказывать. Вcе же хочется узнать, почему документы по делу об убийстве Михоэлса даже сейчас, через 62 года после совершения преступления, продолжают сохранять гриф «секретно»?!

Автор: Максим Петров

Источник: альманах “Деды”, выпуск 5.